home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава VIII

Володька шутит

В зале все мигало, сверкало и переливалось. Под потолком крутилось несколько зеркальных шаров. За музыкальным пультом выпендривался диджей.

– Добрый вечер-вечерок тем, кто любит клевый рок! – кричал он в микрофон. – Леди и джентльмены! Дамы и господа! Братцы!! Сейчас перед вами выступит монстр рок-н-ролла Орган Себастьянович Бах! Недавно он выпустил свой десятый сольник и получил за него стольник! Встречайте, пипл!!

Зал одобрительно засвистел и зааплодировал. Грянула ритмичная музыка. На сцену выбежала стильная девчонка чуть постарше меня. На ней были кожаные сапоги до самых бедер, кожаные перчатки до локтей, кожаная куртка с блестящими заклепками и кожаная юбка с разрезами. Короче, она вся была упакована в кожу.

Девчонка поднесла к губам бесшнурный микрофон и запела в рэповом стиле:

Мой кофе – остыл!

Мой поезд – ушел!

Моя цифра – шесть!

Мои мысли – сор!

Моя история – чушь!

Вам ее не понять!

Моя птица – ворона!

Мне на все – пле-вать!!

Пошло долгое соло электрогитары. Потом девчонка снова вскинула микрофончик к губам и продолжила:

Мой цвет – зеленый!

Моя птица – ворона!

Мои мысли – сор!

Мой кофе – остыл!

Мой поезд – ушел!!

Зал буквально на ушах стоял от этой песенки. «Давай! Давай! Давай!» – орал диджей, заводя и без того заведенную публику. А меня вдруг в жар бросило. Затем в холод. После опять в жар.

– Володька, – схватила я танцующего Воробья. – Мой поезд ушел!

– А твой кофе остыл?! – со смехом спросил он.

– Да подожди ты! – остановила я танцующего Воробья. – Мой поезд ушел в Питер!

Володька посмотрел на часы:

– Пока еще не ушел. Но вот-вот уйдет.

– Как же я так лопухнулась?! И Чмонин не предупредил! Дрыхнет, наверное, в машине!

– Да и фиг с этим поездом. Поедешь завтра на другом. Какая разница?!

– Ты не понимаешь, я Чмонина подвела… Ой, ну как же я могла забыть про этот дурацкий поезд!

– Только без паники, – сказал Воробей. – У меня есть идея. Стой здесь. Я сейчас.

– Ты куда?..

Но он уже убежал.

Я протолкалась в коридор и села на скамейку. Может, и правда зря я паникую. Ничего не изменится, если я поеду в Питер дневным поездом. А Чмонин доложит начальству, что я уехала ночным…

Рядом со мной появился Володька:

– Порядок, Мухина. Поезд без тебя не уйдет.

– Кончай треп, Воробей. Куда ты бегал?

– К телефону-автомату. Я позвонил в милицию и сообщил, что в скорый поезд «Москва – Санкт-Петербург» заложена бомба.

– Хорош прикалываться.

– А я не прикалываюсь, – серьезно ответил Володька.

Я посмотрела ему в глаза. Похоже, он и правда не шутил.

– Ты сказал, что в поезде бомба?! – Воробей молча кивнул. – Ну ты даешь! Тебе что, коктейль «Удар по мозгам» по мозгам ударил?!

– Успокойся, Мухина! Не заводись по пустякам.

– Ничего себе «пустяки»! Ты представляешь, что сейчас творится на вокзале?! Здание оцеплено омоновцами, все пассажиры эвакуированы, саперы с собаками по вагонам рыщут… Зачем ты это сделал, Воробей?!

Володька вздохнул:

– Я хотел, чтобы ты не огорчалась, Эмма. – Он еще раз вздохнул. – Глупо как-то получилось.

– Да уж, отмочил ты номер.

Володька виновато опустил голову. А повинную голову, как известно, меч не сечет. Вернее, не секет.

– Ладно, Воробей, – сказала я. – В принципе, ничего страшного. Вот если бы ты действительно заложил в поезд бомбу, тогда другое дело. А так саперы поищут-поищут и успокоятся. А пассажиры потом с гордостью будут всем рассказывать, как сели в поезд, в котором могла оказаться бомба.

– Ты думаешь? – приободрился Володька.

– Уверена. Пошли еще попрыгаем. Мне теперь спешить некуда. Поезд как минимум через час отправят. Пока вагоны обыщут, да пока все снова сядут…

Мы еще немного потанцевали и вышли на улицу. Начинало светать. У заднего колеса «Лендровера», свернувшись калачиком, дрых Гафчик, а на заднем сиденье джипа, тоже свернувшись калачиком, дрых капитан Чмонин.

Володька растолкал Гафча, а я – Чмонина.

Когда капитан узнал, сколько уже времени, он чуть не спятил.

– И зачем я вас только послушался, Эмма! У меня же был приказ! Вы понимаете – приказ!..

– Спокойно, – сказала я. – Все будет о'кей. Едем на вокзал.

Я на прощание чмокнула теплый нос Воробья, затем холодный нос Гафчика, и мы с Чмониным погнали на вокзал. Всю дорогу капитан доставал меня своими упреками.

На вокзале, как ни странно, было тихо: ни тебе омоновцев, ни тебе оцепления… Может, и мой поезд давным-давно ушел?..

Только я так подумала, как раздался женский голос из динамиков:

– Поезд номер девять «Москва – Санкт-Петербург» отправляется от третьей платформы.

– До скорого, капитан! – Я рванула на платформу.

Состав уже отходил. Проводница пятнадцатого вагона, в который у меня был билет, закрывала дверь.

Я на ходу запрыгнула в тамбур.

– Девочка, ты кто? – обалдела проводница.

– Эмма Мухина, – представилась я. – Ваша пассажирка.

– Гаф-гаф-гаф!! – раздался с платформы знакомый лай. За уходящим поездом несся… Гафчик. Видно, маленькому Гафчу очень понравилось целоваться и он решил ехать со мной в Питер.

Догнав пятнадцатый вагон, Гафчик прыгнул прямо в мои подставленные руки. Я прижала к груди лохматый комок, чувствуя, как торопливо бьется Гафчиково сердце.

– А это еще что за собака? – вновь обалдела проводница.

– Тоже ваша пассажирка, – сказала я. – Вернее, пассажир.


Глава VII Царапина на плече | Тайна одноглазой «Джоконды» | Глава IX Поездка в Питер