home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава VII

Царапина на плече

Наверху, у черного креста, меня ждал капитан Чмонин.

– Мне приказано доставить вас на вокзал, – сказал он.

Возле дыры, в которую я пролезла на кладбище, стоял «Лендровер».. Мы сели в джип и погнали по ночной Москве.

По дороге Чмонин подробно расспросил меня, с кем я общаюсь в классе; как отвечаю на уроках; во что одеваюсь, идя в школу…

Когда мы были уже на полпути к вокзалу, меня вдруг как током дернуло. Блин! Володька же в Дансинг-холле ждет!.. С этими кладбищенскими заморочками все начисто из головы вылетело.

Я повернулась к Чмонину.

– Слушайте, капитан, надо заскочить в одно место.

– В какое еще место? – нахмурился Чмонин. – Мне приказано доставить вас на вокзал.

– Да здесь недалеко. В Дансинг-холл. Понимаете, я должна там встретиться с одним парнем. С Володькой Воробьевым. Если я сейчас не приду, он же завтра на вас наезжать станет: где была, почему не пришла?..

Капитан Чмонин начал напряженно соображать. Я прямо слышала, как у него в голове шарики о ролики терлись.

– Нет, – наконец сказал он. – Мне приказано доставить вас на вокзал. Я не могу нарушить приказ.

– Вы его и не нарушите. Мы просто заскочим в клуб минут на двадцать. А после поедем на вокзал. – Я глянула на часы. – Тем более что до отхода поезда еще целый час.

Чмонин тоже посмотрел на свой будильник.

– Не час, а пятьдесят пять минут.

«М-да… – подумала я, – тяжелый случай».

– Послушайте, капитан, – вновь принялась я ему втолковывать. – У вас есть приказ отвезти меня на вокзал. Так?.. Но у вас нет приказа не заезжать в Дансинг-холл. Понимаете?

Чмонин опять начал напряженно соображать. Тяжело ему это дело давалось. У него даже капельки пота на лбу выступили.

– Мне приказано доставить вас на вокзал, – скрипнув зубами, сказал он.

– Правильно. А не заезжать в Дансинг-холл у вас был приказ?

– Такого приказа я не получал.

– Вот видите. Раз не получали, значит, можно заехать. Что не запрещено, то разрешено. Верно?!

Чмонин ничего не ответил. По-моему, он не врубился в мою последнюю фразу.

– Давайте, капитан, рулите налево. Во-он в тот переулочек.

Через пару минут мы подкатили к Дансинг-холлу. Раньше это был Дом культуры то ли Маркса, то ли Энгельса, то ли обоих сразу. А теперь здесь тусовались все кому не лень: рокеры, рэйверы, панки-поганки… Короче, заведение было на самый широкий вкус.

У входа торчал Гафчик. Как преданный пес, он всюду сопровождал своего хозяина.

– Привет, Гафч, – потрепала я его рыжую голову.

– Гаф, – ответил Гафчик.

– Вы только долго не задерживайтесь! – открыв дверцу, крикнул Чмонин. – А то мне приказано…

– Знаю, знаю! Вам приказано доставить меня на вокзал!..

Я вошла в холл.

Вечеринка была в полном разгаре. Мигали разноцветные огни. Гремела музыка.

Воробья я нашла в баре, на втором этаже. Он сидел за столиком и изображал из себя крутого парня. Небрежная поза, в руке высокий стакан с коктейлем «Удар по мозгам».

Я взяла свой любимый персиковый сок и подсела к Володьке. В баре было душно, и я сняла куртку, оставшись в одной маечке.

– Привет, Воробей, – сказала я. Володька сунул мне под нос часы.

– Смотри, сколько времени, Мухина! Ты где так долго пропадала?

– На кладбище.

– На каком еще кладбище?!

– На Ваганьковском.

– На Ваганьковском кладбище в час ночи?! Ты что, меня за дурака принимаешь?!

– Ага, за дурака, – решила я немного подразнить Воробья.

Но Воробей на провокацию не поддался.

– И что ты там делала? – спросил он.

Я схватила его за горло и угрожающе прорычала:

– Мертвецов ела! Я пожирательница мертвецов!..

– Хватит дурачиться, Мухина, – убрал он мои руки. – Я серьезно спрашиваю.

Покосившись на бармена с официанткой, болтавших у стойки, я зашептала:

– Воробей, сейчас я тебе кое-что расскажу. Только, чур, никому.

– Могила, Мухина, – тоже шепотом ответил Володька. – Небось опять влипла?!

– Да еще как! Ты даже представить себе не можешь, в какую передрягу я попала на этот раз.

И я все-все-все Володьке выложила. Конечно, я дала слово Иван Сергеичу никому ничего не рассказывать. Но слово-то мое. Хочу даю – хочу назад забираю.

Воробей слушал, не перебивая. И чем дальше я рассказывала, тем больше он хмурился.

Когда я закончила, Володька сидел мрачнее тучи.

– Да, Мухина, – сказал он, – только с тобой могла произойти такая несусветная чушь.

И замолчал. Я знала, что Воробей не просто молчит. Он думает.

Пока он думал, я вдруг обнаружила, что сижу напротив зеркальной стены. Я тут же начала с удовольствием разглядывать свое отражение. Физиономия у меня была очень даже ничего. Да и фигурка тоже. Я бы вполне могла принять участие в конкурсе фотомоделей. Как Синичкина. Но вот ведь какая фишка: Эльку приглашают в Питер на конкурс «Супермодель России», а меня отправляют в тот же Питер совершить убийство.

Да, каждому свое.

– Что-то здесь не то, – сказал наконец Володька.

– Что не то? По-моему, все то.

Воробей залпом осушил свой стакан.

– А ты, Мухина, пошевели мозгами, если, конечно, они у тебя имеются. Секретная служба посылает тебя в Петербург убить киллера Муму. Но ведь спецслужбы уголовниками не занимаются. Уголовниками занимается Уголовный розыск. Скажешь, не так?!

Я тоже залпом допила сок.

– Так, не так – какая мне разница? Это их проблемы. Лично я не собираюсь искать Муму, а уж тем более его убивать. Просто прокачусь в Питер, оттянусь там, «Джоконду» в Эрмитаже погляжу…

– «Джоконда», Мухина, в Лувре, а не в Эрмитаже…

– Воробей, не дави на меня эрудицией. Я без тебя знаю, где висит «Джоконда». Газеты надо читать. Вчера ее привезли из Парижа в Петербург, на выставку одной картины. Ну а секретная служба…

Я замолчала, потому что к столику подошла официантка.

– Еще будем заказывать, молодые люди? – спросила она и протянула руку забрать пустые стаканы.

– Ай! – дернулась я.

– Извини, девочка, я нечаянно.

Я посмотрела на свое голое плечо. На плече появилась ярко-красная царапина. Официантка оцарапала меня своими наручными часиками. Точнее, ремешком от этих часиков. Я заметила, что ремешок у нее был какой-то странный – весь утыканный маленькими острыми шипами.

– Ничего, пустяк, – сказала я, надев куртку. – Воробей, идем попрыгаем.

И мы пошли в танцевальный зал.


Глава VI Секретное задание | Тайна одноглазой «Джоконды» | Глава VIII Володька шутит