home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XLIV

Новое задание

Приехав в Москву, я первым делом легла спать. Чтобы как следует отоспаться после всех этих многочисленных приключений, которые, честно сказать, мне уже порядком надоели.

Ах, как было замечательно вернуться домой и плюхнуться на свою кровать!

Я продрыхла целые сутки. А когда проснулась, тут же побежала в книжный магазин и купила «Самоучитель испанского языка». Я решила выучить испанский, чтобы не ударить в грязь лицом перед жителями острова Форментера.

Да, еще я сходила на Ваганьковское кладбище. Но черного креста, под которым находилась штаб-квартира секретной службы, я не нашла.

А еще через пару дней позвонил президент фирмы «Эльдорадо» и попросил меня приехать в его офис. Он сказал, что хочет вручить мне приглашение на международный конкурс «Супермодель мира».

И я поехала по указанному адресу.

Как ни странно, офис располагался в далеком пригороде. Сначала я долго ехала на электричке. Потом тряслась в грязном автобусе по ухабистой дороге. А затем целый час пилила по тропинке через лес.

И наконец пришла… на кладбище.

На крылечке покосившейся развалюхи сидел какой-то тип и грыз семечки.

– Здрасьте, – поздоровалась я. – Вы не подскажете, как пройти к офису фирмы «Эльдорадо»? А то я, кажется, заблудилась.

– Дак вот он, офис-то, – показал тип на развалюху.

Тут только я заметила табличку с надписью:

ПОХОРОННАЯ КОНТОРА «ЭЛЬДОРАДО»

– Да нет, – сказала я. – Мне нужна не контора, а фирма. Мне звонил президент фирмы и…

– А-а, так ты Мухина, – перебил меня тип и почесал свою волосатую ногу (он был в шортах). – Это я тебе звонил.

– Вы?!

– Угу. Заходи, тебя уже ждут.

Я вошла в развалюху. И увидела… Сергея Иваныча с Иваном Сергеичем.

– Эмма! Наконец-то! – вскричал Иван Сергеич. – Ждем не дождемся. Присаживайтесь.

Я села за стол, на котором стояла банка с огурцами.

– Вот, пожалуйста, – подвинул ко мне банку Иван Сергеич. – Угощайтесь. Малосольные огурчики. Я сам солил.

Я машинально достала из банки огурец.

– Значит, вы теперь здесь находитесь?

– Да, здесь, – подтвердил Сергей Иваныч. – Мы поменяли место дислокации. Из конспиративных соображений. Кстати, ты проверила, 013, слежки за тобой нет?

– Ой, я и не посмотрела.

Сергей Иваныч нахмурился.

– Плохо, 013. Для агента твоего уровня это непростительная ошибка.

– Вы уж больно строгий, Сергей Иванович, – замахал руками Иван Сергеич. – Сразу журить начинаете. А ведь мы позвали Эмму, чтобы поздравить.

– Ах да, – сказал Сергей Иваныч. – Поздравляем тебя, 013. Ты не только блестяще выполнила задание, ты его блестяще перевыполнила. Директор питерской ФСБ прислал нам подробный отчет… Итак, – начал загибать пальцы Сергей Иваныч, – ты разоблачила опасного маньяка капитана Чмонина, который проник в нашу секретную службу, ликвидировала немого убийцу Муму, взяла банду Паштетова в канализации, разгромила питерский филиал РАКа, нашла катер с украденными из Смольного картинами… – Ему не хватило пальцев на одной руке, и он перешел на вторую: – вывела на чистую воду Косолапова-Однорукого, спасла жизнь пассажирам «Боинга»…

– Хэ, «пассажирам „Боинга“, – скептически повторил Иван Сергеич. – Уж если на то пошло, Эмма спасла жизнь всему человечеству. Не узнай она вовремя о вирусе, от людей на Земле осталось бы пустое место.

– А куда дели картину с вирусом? – спросила я.

– В космос отправили, – ответил Иван Сергеич. – Подальше от Земли.

– Короче, – заключил Сергей Иваныч, – ты с блеском подтвердила на практике теоретические выкладки компьютера. Теперь уже нет никаких сомнений. Ты, 013, – величайший суперагент всех времен и народов!

– Ой, да бросьте вы! Мне ведь так и не удалось выяснить, кто подложил бомбы в поезд и гостиницу.

Иван Сергеич и Сергей Иваныч дружно рассмеялись.

– А чего тут выяснять, – вытирал Иван Сергеич выступившие от смеха слезы. – Мы с Сергеем Ивановичем и подложили.

– Как – вы?!

– Ну, не лично мы, – уточнил Сергей Иваныч. – А по нашему приказу.

– Но зачем?! – не поняла я.

– А затем, Эмма, что нам надо было проверить – везет вам в жизни или не везет.

– Какими основными качествами должен обладать настоящий суперагент? – спросил Сергей Иваныч и сам же ответил: – Высочайшим профессионализмом, железной выдержкой и… удачливостью. Человек может иметь семь пядей во лбу, но если ему в жизни не везет – пиши пропало. Ничего у него не получится. А тебе, 013, не просто везет. Тебе фантастически везет!

– Хорошенькое дело! А если б мне не повезло?! Выходит, я бы тогда на воздух взлетела?!

– Еще как бы взлетела! – захихикал Иван Сергеич.

– Иван Сергеевич шутит, – сказал Сергей Иваныч, бросив сердитый взгляд в сторону Ивана Сергеича.

– Да, да. Я пошутил, – засуетился Иван Сергеич. – На самом деле, Эмма, мы подложили вам не обычные бомбы, а нейтринные. Знаете, как они действуют?

– Нет.

– Ну, есть нейтронные бомбы, при взрыве которых живые организмы погибают, а вещи остаются целыми. А есть нейтринные – при взрыве которых вещи разлетаются в щепки, а живым организмам хоть бы хны.

Сергей Иваныч запустил руку в банку и выловил самый большой огурец.

– В общем, так, 013. Родина ждет от тебя новых подвигов. Завтра ты отправляешься на Северный полюс.

– Куда я отправляюсь? – ошеломленно переспросила я.

– На Северный полюс, – захрустел огурцом Сергей Иваныч. – Для выполнения сверхсекретного задания.

– Но я же победила в конкурсе „Супермодель России“ и должна ехать в Испанию, на конкурс „Супермодель мира“!

Иван Сергеич и Сергей Иваныч опять дружно рассмеялись.

– Неужели вы до сих пор не поняли, Эмма, что конкурс „Супермодель России“ финансировался секретной службой? – мягко сказал Иван Сергеич. – И вообще, это был никакой не конкурс, а специальная операция под кодовым названием „Красотка“. Мы ее провели для того, чтобы все поверили, будто вы поедете в Испанию. А на самом деле вы отправитесь на Северный полюс.

Я даже слегка растерялась.

– Но ведь в газетах и по телевидению уже сообщили, что я еду на остров Форментера.

– Вы якобы туда едете, – втолковывал мне Иван Сергеич. – Якобы. Вместо вас поедет ваш двойник.

– Какой еще двойник?!

– Сейчас увидите. – Иван Сергеич приоткрыл створку окна и крикнул: – Капитан Сморчков, зайдите на минуту!

В комнату вошел тот самый тип, что лузгал семечки на крыльце.

– Капитан Сморчков по вашему заданию прибыл! – четко доложил он.

– Знакомься, 013, – кивнул на капитана Сергей Иваныч. – Твой двойник.

– Да как вы не понимаете! – воскликнула я. – Это же конкурс красоты! Там придется в купальнике по подиуму ходить!

Иван Сергеич беспечно махнул рукой.

– Ерунда. Сморчков походит. Верно, Сморчков?

– Так точно! – отрубил Сморчков.

– Да у него же ноги волосатые, – показала я на ноги капитана. – И брови лохматые!

– Ноги мы ему побреем, а брови – выщипаем, – невозмутимо произнес Сергей Иваныч. – Я же тебе уже говорил, 013, в прошлый раз: при современном развитии гримерного искусства загримировать одного человека под другого ничего не стоит.

– Вот именно, – прибавил Иван Сергеич. – Мы из Сморчкова такую девочку сделаем, родная мать не узнает! Он у нас еще первое место в Испании займет.

– А как же мои родители? – спросила я. – Они вот-вот должны вернуться из своих командировок. И наверняка захотят ехать со мной в Испанию.

– Не захотят, – уверенно отрезал Сергей Иваныч. – Мы их снова в командировки отправим. Еще вопросы есть, 013?

– Больше вопросов нет, – вздохнула я и подумала по-испански: „Сон козас де ла вида“. Что в переводе на русский означает: „Такова жизнь“.

Да, такова жизнь.

Я, конечно, огорчилась, но ненадолго. Еще в детском садике я поняла: что бы ни случилось, все к лучшему. Поэтому если светит солнце – радуйтесь, что светит солнце; а если идет дождь – радуйтесь, что идет дождь.

Короче говоря, живите и радуйтесь, что живете. Когда я вернулась домой, родители уже приехали.

После взаимных объятий и поцелуев папочка сказал:

– Представляешь, Эмма, начальство опять посылает меня в командировку. На сей раз в Крым.

– А мое начальство посылает меня в Нарым, – сказала мамочка.

– Ну надо же, – покачала я головой.

Судя по всему, родители не знали о моей победе на конкурсе „Супермодель России“. Но я им ничего не стала рассказывать. Зачем?.. Ведь на самом-то деле я не победила, раз конкурс был подстроен секретной службой.

В это время в прихожей раздался звонок. Пришли Володька с Гафчиком.

Увидев Гафча, маман нахмурилась.

– Опять эта глупая собака…

– Да что вы, Мария Ивановна! – с жаром воскликнул Володька. – Гафчик самый умный пес в мире! Я его учу говорить!..

– И как успехи, Владимир? – иронически поинтересовался папочка.

– Потрясающие, Игорь Владимирович! Мы с ним уже прошли весь алфавит. От А до Я.Не сегодня-завтра Гафч начнет разговаривать.

Папочка рассмеялся.

– Я смотрю, Володя, ты стал таким же фантазером, как и наша Эмма.

Тут из кухни появилась мамочка (она ходила туда включить кофеварку). В руках у маман была пустая трехлитровая банка.

Мы с Воробьем быстро переглянулись.

Дело в том, что, когда я вернулась из Питера, в доме было хоть шаром покати. В магазин бежать не хотелось, и поэтому я слопала полбанки клубничного варенья. А когда ко мне в гости пришли Володька с Гафчиком, они слопали и вторую половину. Только после этого я вспомнила, что мамочка строго-настрого запретила трогать эту банку.

– Эмма, куда делось клубничное варенье? – спросила маман. – Я же тебе строго-настрого запретила его трогать.

– К сожалению, варенье скисло, мама, – не моргнув глазом, ответила я. – Забродило и скисло. Пришлось выбросить.

– До нашего отъезда оно почему-то не бродило.

– А как вы уехали, так сразу и забродило.

Папочка хитро прищурился.

– А может, ты его слопала, Эмка? Признайся. Ты же такая сладкоежка.

– Ничего подобного, папа. Раз мама велела не трогать – значит, не трогать. Да вот и Володька с Гафчиком могут подтвердить. Варенье при них забродило.

– Ага, – с готовностью подтвердил Воробей. – Прямо как пошло бродить по всей квартире. – Мамочка с папочкой засмеялись.

– Ну вы и фантазеры, – сказал папочка. – Собака у вас говорит. Варенье бродит. А вот мы сейчас спросим у пса, забродило варенье или нет. Заодно проверим, как он разговаривает. – Папочка опустился на корточки перед Гафчем и спросил: – Отвечай, лопоухий, варенье правда забродило?

– Правда, – ответил Гафчик.


Глава XLIII Мисс супермодель | Тайна одноглазой «Джоконды» |