home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



СОНОРСКАЯ НЕСГОВОРЧИВОСТЬ

Пелон оказался прав: Вахель был мертв. В тишине, последовавшей за выстрелом, Бен Колл медленно поднялся на ноги. Он не выпускал из рук винчестера с того времени, как оказался в лагере бандитов. Теперь взведенное ружье висело в темной от загара руке, на указательном пальце.

— Амиго, — тихо сказал он, обращаясь к Пелону, — пришло время.

И все. Было непонятно, о каком именно времени он говорит. Но предводителю бандитов, видимо, все стало ясно.

— Бенито, — произнес он, — ты шутишь?..

— Ни в коем случае, можешь поверить.

— Хорошо. — Кольт все еще висел в опустившейся руке Пелона. — Верю.

Колл очень осторожно и очень медленно кивнул.

— Я ухожу, — сказал он. — Потому что запас доверия иссяк. Под этим серапе и для меня может отыскаться пуля. Ждать ее мне не хочется.

Казалось, Пелон глубоко оскорблен.

— Но что я мог поделать, Бенито? — пожаловался он. — Ведь мне выпало всеми руководить!..

— Но не мной, — откликнулся Колл. — Я ухожу.

Пелон изучал обстановку. С такого расстояния Колл мог вдребезги разворотить ему живот. Маккенна не был вооружен. А Дэплен был. Пелон спиной чувствовал, что за ней стоят двое апачей, держа наготове нож и томагавк. Но для кого они заготовлены? Вот вопрос. Пелон мог лишь надеяться, что индейцы на его стороне. Так по крайней мере его заверил воин чирикауа. А апачи обычно держат слово. Правда, только чистокровки. Но в подобной дерьмовой ситуации ни на кого нельзя было полагаться. Ведь Колл пользовался у индейцев особым доверием. И Пелон знал, что Беш уважительно относится к Маккенне. А тут еще этот идиотизм на ранчо Стэнтонов… Да, убийства не принесли ему популярности; молодой апач пришел в ярость. Пелон колебался, ибо не знал, что делать: похоже он оказался в тупике.

— Что ж, Бенито, — сказал он, пожав плечами. — Иди. Ты пришел по собственной воле. По собственной воле и уйдешь.

Бен Колл тряхнул головой и ласково улыбнулся.

— Нет, — сказал он, — я уйду не совсем так, как пришел. Со мной двинутся белая девушка и Маккенна. Дэплен может оставаться или уходить с нами, это уж как ему заблагорассудится. Я за него не решаю.

— Бенито, — произнес бандит грустно, — ты предаешь нашу дружбу. Кто такой Вахель? Оборванец, крыса — больше ничего. Дворняжка, кусавшая руку, которая ее кормила. Не мужчина.

— Ты убил его просто так. И заметь, у себя в гостях. Следующим станет Дэплен. Я — третьим. Тебе доверять нельзя. Маккенне ничего не грозит, потому что ему одному известен путь до Сно-та-эй. Девушка тоже в безопасности, потому что если с ней что-нибудь случится, Маккенна взбунтуется. Бен Колл в порядке, потому что направил винчестер Пелону в брюхо. Ты подколол Вахеля, теперь «подкалывайся» сам. Я тебе не «обезьяна».

— Это мне известно. Бенито, убери оружие. Давай поговорим.

— А мы что делаем?

— Нет, вначале убери ружье.

— Конечно, уберу, — сказал Колл, — только когда окажусь в лагере кавалеристов.

— И ты думаешь, я позволю тебе уйти?

— А что тебе остается?

— И отпущу Маккенну и девчонку?

— А почему нет?

Пелон оглядел людей у костра. Он пока не пустил в игру припрятанную карту, но знал, что она терпеливо дожидается своей минуты. Беш и Хачита стояли абсолютно неподвижно. Когда Пелон осматривался, они не подали ему никакого знака, не кивнули, не покачали головами. Но Пелон думал не о них, а о женщинах: старой Маль-и-пай и Салли. Обе скво сидели по-турецки на камнях, заменявших стулья, в полутьме, несколько дальше от костра, чем все остальные. Обе спасались от надвигающейся ночной прохлады, кутаясь в одеяла. Когда Пелон взглянул на них, обе едва заметно кивнули. Лопес, улыбаясь, повернулся к Коллу. Сердце Маккенны упало.

— Спрашиваешь, почему? — бросил полукровка. — Я объясню: припас, видишь ли, парочку соображений на этот счет. Мухерес, покажите…

Услышав приказ, женщины слегка повели плечами, и одеяла полетели на землю. Из-под них показались дула двух старых винчестеров (модель '73), которые все это время, оказывается, были направлены на белых. И теперь стальные немигающие глаза побитых, но отлично смазанных ружей, не моргая, смотрели прямо на Бена Колла. Высокий белый мужчина замер с поднятым ружьем. Даже улыбка его застыла.

Пелон, как бы извиняясь, пожал плечами.

— Ничего не могу сказать об этих двух апачах, — он показал левой рукой на Хачиту и Беша, — зато многое знаю о других. — Он показал пальцем на Салли и Маль-и-пай. — Одна из них — моя сестра, другая — мать, и они по первому знаку убьют тебя, что так же верно, как и то, что мы сейчас друг другу улыбаемся.

Колл посмотрел на апачских женщин.

— Йа ло крео. — Он кивнул и улыбка его угасла. — Верю.

— Можешь поверить и другому, — сказал Пелон. — У меня на самом деле есть веская причина разделить наши силы, чтобы всем проскочить мимо черномазых солдат. А уж выйдет что-нибудь или нет — одному Богу известно. Но если мой план сработает, тогда кровопролития не будет и мы обведем кавалеристов вокруг пальца. Это ненаказуемо, а?

— Нет, — ответил Колл. — По крайней мере если каждый из нас проживет благодаря этому несколько лишних месяцев. Но за Вахеля, Пелон, можно поплатиться головой. То, что ты с ним сделал, называется убийством.

— Да знаю, знаю, — успокаивающе махнул рукой полукровка. — Но согласись: от Вахеля были одни неприятности. Как и от Манки. Если я застрелил своего человека, то почему бы мне было не сделать то же самое с твоим? Вожак я, в конце концов, или нет?

Колл взглянул на Маккенну и кивнул, шотландец принял это за сигнал и отвернулся. Сердце его снова ухнуло вниз. Но он был готов драться. Если Колл подготовился к стрельбе, он, Маккенна, не мог встать на его пути. Когда начнется перестрелка, шотландцу не остается ничего другого, как присоединиться к нему, и попытаться вместе вырваться из бандитского лагеря. Но как оказалось, он не правильно понял знак, который ему подал Колл.

— Пелон, — уступил Бен, — возможно, по-апачски ты и прав. Но дай мне по крайней мере переговорить с моими людьми и узнать их намерения.

Вожак шайки на мгновение нахмурился.

— Можешь посоветоваться с Маккенной, — сдался он. — Он у вас главный.

Маккенна, который за последние десять минут чувствовал себя кем угодно, только не главным, сильно покраснел. При нем зверски угрохали двоих, а он не вмешался, даже слова не сказал… даже не выразил недовольства… Только тупо стоял и смотрел на происходящее, неуклюже стараясь взять девушку под свою несуществующую защиту — и все. И теперь, зная, что она вместе с остальными наблюдает за ним, запоздало кивнул и сказал Пелону:

— Спасибо, но у нас главный Колл.

Морщина на лбу Пелона стала резче.

— Что такое, Маккенна? — спросил он. — Я ведь сказал, что в белой партии главный ты… Бенито твой второй номер, как у меня Санчес. Только так и не иначе, разве не ясно?

— Конечно, конечно, — тихо произнес Бен Колл. — С чего бы мне с ним говорить, если не он у нас главный?

— Хорошо, — нетерпеливо дернул головой Пелон. — Можете совещаться. Но недолго. Помните: мои скво держат вас на прицеле.

— Это да, — улыбнулся Колл. — Но и ты не забудь: мой винчестер направлен в твое брюхо. Да и за твоими женщинами я присмотрю. Квиты?

— Да, черт побери! — рявкнул бандит. — Совещайтесь!

Колл, не опуская ружья, сделал несколько шагов назад, отойдя к тому месту, где стояли Маккенна с девушкой.

— Что ты думаешь? — спросил он тихо. — Судя по всему, мексиканцы не очень рады нашему появлению и собираются подставить.

Маккенна ссутулил плечи и выпятил вперед нижнюю челюсть.

— Мне неловко в этом признаваться, друг, — сказал он Коллу, — но до данного момента у меня в голове не было ни единой мысли.

Высокий, внимательный человек пристально посмотрел на шотландца. Его настороженный взгляд не осуждал и не обвинял. Обычное благорасположение не исчезло из глаз Бена. Внезапно Маккенна понял, что призвание Колла — ни во что не вмешиваться и быть посередине. Но если он и играл на две стороны, то в его последующих словах это никак не отразилось.

— Ты считаешь, что пришла пора сразиться, так, Маккенна? — спросил он.

Мысли, как дикие ослы, бесились в голове бородатого старателя; он нахмурился.

— Нет, — наконец произнес он, — сейчас не время. Даже в самом лучшем случае только одному из нас удастся уйти невредимым, по мисс Стэнтон тогда останется в руках этих дьяволов. Это не пройдет, Колл. Я так не смогу.

Словно не замечая мексиканцев, девушка двинулась вперед и встала между Маккенной и Коллом.

— Мисс Стэнтон зовут Фрэнчи, — объявила она с легкой улыбкой. — Уменьшительное от Франчели.

Колл с Маккенной переглянулись.

— Приятно, — начал Бен Колл, — что леди, обладающая таким запасом мужества, находится среди нас, мэм. Мы польщены. Трудно выразить, как мы благодарны вам за то, что вы держали ротик на замочке и не отвлекали нас по пустякам.

— Знаете, мистер Колл, я наверное, похожа на мистера Маккенну. Смелости у меня не очень много; я не могла ни о чем думать, а рот не раскрывала от страха.

— Да, мэм, — согласился Колл. — Я тоже знаю, как это бывает.

Они быстро переговорили с Маккенной. И также быстро решили, что биться сейчас не просто бесполезно, а более, чем бесполезно. Если кому-нибудь из них удастся выбраться из этой переделки живым и невредимым, это и так будет чудом. И не стоит искушать судьбу и доказывать свое бесстрашие, подставляя лоб под пули апачских скво, веса которых вполне может хватить на три аккуратных надгробия.

Конечно, никто не сомневался, что Бен Колл сможет убить обеих женщин, прежде чем бандиты снимут его, но спорить с такой математикой вовсе не хотелось.

Колл решил было блефануть: попытаться вырваться из бандитского лагеря, и присоединиться к кавалерийскому отряду. Вместе с солдатами, он мог идти по пятам Лопеса и в удобный момент попробовать освободить девушку и Маккенну. Теперь эта идея была так же бесполезна, как мертвый Вахель.

Колл решил, что они должны пойти на сделку с Пелоном, которая хотя бы немного укрепила и без того шаткий статус кво. По его — колдовскому — разумению они должны были обязательно согласиться с пелоновским планом ухода от кавалерии, даже под страхом того, что станут соучастниками преступления, караемого законами Соединенных Штатов. Но если у Глена Маккенны есть соображения по поводу того, как достойнее и безопаснее выбраться из создавшегося положения, а также покинуть «Нежданный Привал», то сейчас было самое время их обнародовать.

— Так что ты скажешь? — спросил он шотландца, и теплое озеро улыбки внезапно покрылось налетом льда. — Хочешь, я сообщу Лопесу, что мы подчиняемся?

Маккенна хотел было сказать «да». Но заметив напряженное лицо Фрэнчи Стэнтон, изменил свое решение. Стройная молодая женщина не видела Колла, но Маккенна наблюдал за ним краем глаза. В решающий момент побелевшие губы стали для него сигналом, а сила неотразимых серых глаз заставила старателя поверить в то, что на много миль вокруг он единственный мужчина, а бандиты, сидевшие с кружками кофе у потухающего костра, — никто и ничто.

Маккенна покачал головой и встал.

— Нет, — тихо сказал он Коллу. — Я сам скажу.


ДЫМОК ОТ КОЛЬТА | Золото Маккены | ОТХОД ВЕНУСТИАНО САНЧЕСА