home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 87

Генри Дарнинг попался на глаза Мэри Янг, когда выходил из здания аэропорта, и она мгновенно поняла, что он ей во многом небезразличен.

Какая ужасная потеря, подумала она, и была тронута.

Она видела, как он занял место у окна в первом из ожидавших делегацию автобусов, и обнаружила, что вспоминает о таких вещах, о которых именно сейчас не стоило бы помнить.

Она сказала Джьянни, что выстрелит в Дарнинга, если до этого дойдет, – и знала, что выстрелит. Но в глубине души надеялась, что стрелять не придется. Ведь были минуты, когда она чувствовала, что от него исходит гораздо более искренняя нежность, нежели от любого из мужчин, каких ей довелось знать.

А теперь?

А теперь я, его единственная настоящая любовь и его наследница, шпионю за ним с намерением предать, заманить в ловушку, а если понадобится, то и убить.

Вскоре Мэри Янг увидела, что двери всех четырех автобусов закрылись, и первая машина потихоньку тронулась с места.

Дав им время выиграть некоторую дистанцию, Мэри сняла трубку и позвонила Джьянни.

– Они только что отъехали от аэровокзала, – сказала она.

– Ты видела, как Дарнинг садился в автобус?

– Он в первой машине, третий ряд спереди, справа у окна.

– Хорошо. Теперь перед тобой задача не упустить – разумеется, не обнаруживая себя, – если он, не доезжая до Сорренто, пересядет в машину, которая будет его ждать.

– Ну а ты? – спросила Мэри. – Ты возле отеля?

– Припарковался в сотне ярдов от входа, в проулке. Мне отсюда видно всех, кто входит или выходит.

– Я уезжаю отсюда. Позвоню позже, – сказала Мэри.

Возглавляемая двумя полицейскими машинами колонна из четырех автобусов медленно катилась по дороге, ведущей из аэропорта. Следом ехали еще одна машина с надписью “Полиция” и два никак не помеченных седана. Дорога за ними была свободна. Когда автобусы и сопровождающие машины отъехали примерно на полмили, Мэри двинулась следом.

Она то и дело проверяла, не едет ли кто за ней, но ничего не замечала. Сделала несколько круговых движений головой, чтобы ослабить напряжение в плечах и шее.

Ей понадобилось почти десять минут, чтобы занять желаемую позицию на шоссе. Когда она наконец добилась этого, то оказалась в трехстах ярдах от последней машины конвоя; в промежутке находились в качестве буфера какой-то пикап и фургончик. Позади по-прежнему не было ничего внушающего опасения.

Внезапно ощутив необходимость снова позвонить Джьянни, она подняла трубку.

– Скажи мне что-нибудь приятное, – попросила она.

– Зачем?

Мэри немного подумала.

– Ну хотя бы затем, что в ближайшие несколько часов один из нас может отдать концы.

– Бодрая, однако, мысль на сегодняшний день, – заметил Джьянни. – Или ты просто стараешься укрепить мое доверие?

– Было бы приятно, если бы ты мог сказать, что любишь меня.

Джьянни Гарецки промолчал.

– Ну что ужасного, если бы ты это сказал? – мягко спросила Мэри. – Или ты боишься нарушить божественный план, который Господь приберег для нас?

– Ты считаешь, что сейчас самое подходящее время для подобных разговоров?

– А когда наступит лучшее? Когда мы умрем?

Джьянни вздохнул.

– Не смей вздыхать! Мы даже не женаты.

Он рассмеялся.

– Хочешь услышать, что сказал мне Генри Дарнинг, когда мы в последний раз были вместе?

– Нет.

– А я все равно скажу. Он говорил, что, проживи я до ста лет, мне не встретить человека, который бы любил меня больше, чем он.

Для ответа Джьянни понадобилось некоторое время. Когда он заговорил, голос у него звучал спокойно, без прежней язвительности:

– Это весьма милая и трогательная мысль. Ты считаешь, что это правда?

– Да.

– Тогда почему же ты здесь со мной?

– Потому что дело не в том, как я отношусь к нему. А в том, как я отношусь к тебе.

Молчание на другом конце провода. Мэри все еще ждала ответа Джьянни, когда вдруг осознала, что происходит вокруг нее.

– Джьянни! – невольно вскрикнула она.

– Что?

– Я в опасности!

Мэри удивилась собственному спокойствию. Замедленной реакции.

– В чем дело? – Джьянни почти кричал.

– Меня засекли.

– Кто? Как?

– Человек в обыкновенной, без всяких надписей машине. Он машет мне, чтобы я свернула на обочину.

– У него есть оружие?

Мэри заметила это лишь теперь – опять как во сне, замедленно. Водитель использовал автоматический пистолет, указывая им на обочину, как бы удлиняя руку.

– Да. Оружие у него есть.

– Черт бы их побрал! – яростно выругался Джьянни.

– Кто это?

– Скорее всего, кто-нибудь из сицилийцев Донатти.

– Джьянни, если это и вправду за мной, берегись. Уезжай скорее оттуда.

Секундой позже она услышала, как он снова выругался:

– Сукины дети! Ты права. Кто-то подъезжает…

Мэри услыхала резкий треск помех, словно бы Джьянни уронил трубку или по ней что-то ударило.

– Джьянни!

Ответа не последовало. Только треск помех. Он становился все громче.

Человек, который показывал ей пистолетом на обочину, что-то кричал, чего она не слышала, не хотела слышать и даже не обратила бы на это внимания, если бы и услышала. Она была вне себя от гнева и боли.

Вонючие убийцы, твердила она про себя, представляя изрешеченное пулями, окровавленное тело Джьянни, повалившееся на рулевое колесо машины.

Потом ею снова овладело спокойствие.

Ледяное спокойствие – так она его ощущала… как ощутила внезапно тяжесть пистолета у себя в руке.

Наступила некая отстраненность чувств, и Мэри как бы видела себя со стороны: вот она опускает окно, целится в человека, который мчится в машине рядом с ней, и старательно делает выстрел, потом второй.

Первая пуля ударила водителя в голову, но он не выпустил руль. Вторая пуля не попала ни во что, потому что машина резко развернулась и всем корпусом на скорости сто километров в час врезалась в машину Мэри.

Она почувствовала удар.

Почувствовала, что куда-то летит.

Почувствовала, что один раз перевернулась, прежде чем машины слетели с дороги в кювет.

До того, как она упала, глаза ее были широко раскрыты и смотрели, ничего не видя, в пространство за тысячу миль отсюда.


Джьянни Гарецки успел услышать худшее, прежде чем телефонная трубка сорвалась и со стуком упала на пол: выстрелы и первые звуки автомобильной катастрофы. Но еще более ужасным было наступившее вслед за тем мертвое молчание.

Даже теперь, когда он рвался вперед по ухабистой грязной дороге с машиной преследователей на хвосте.

Как это могло произойти?

Они словно знали все заранее… полет, машины напрокат, покупка оружия, то, что они разделились, чтобы одновременно держать под наблюдением аэропорт и отель. Они следовали за ним и Мэри неотступно, шаг за шагом. Но почему они так долго ждали, прежде чем напасть?

Идиотский вопрос.

Все это ничего теперь не значило.

Остались только Дарнинг и Донатти, которые где-то смеялись, полная машина мафиози, которые уничтожат его, и мертвая Мэри.

Мэри.

Она могла находиться в безопасности на Капри. Не должна была делать этого. Но сделала.

– Я люблю тебя, – сказал он ей тихонько. – Не переставал любить. Не мог.

Великолепно.

Только она уже не услышит.

Поставив на этом точку, Джьянни сосредоточился на тех, кто гнался за ним.

Ладно. Вам это дорого обойдется.

Он все еще опережал их на четверть мили и теперь взялся за дело спокойно, без паники и спешки. Хотя бы этому он научился у Витторио.

Холщовая сумка лежала рядом с ним на сиденье. Он достал из нее все, что нужно, и тщательно продумал свои действия.

Повторить то, о чем рассказывал Батталья.

Условия почти те же. Машина, преследующая его по ухабистой узкой дороге, густые заросли, подступающие с обеих сторон. В случае удачи сработает как надо… ну а в случае неудачи кончится полной катастрофой.

Ну и дьявол с ним! Сделай это!

Джьянни убавил газ и снизил скорость, не нажимая на тормоз и не включая красных предупреждающих огней.

Посмотрел в зеркало и увидел, как машина приближается в облаке поднятой им пыли.

На расстоянии примерно в тридцать ярдов он подготовил гранату к броску и сосчитал до шести. Высунулся из окна и швырнул гранату по высокой дуге. Граната ударилась о нависающую ветку, отскочила под углом и упала в кусты.

Джьянни ругнулся и стал ждать взрыва. Его не последовало.

Не вышло. Купил бракованную дрянь.

Увеличив скорость, он подготовил вторую гранату и сделал новую попытку, убедившись, что низких ветвей нет.

На этот раз граната разорвалась над машиной с грохотом и вспышкой оранжевого пламени. Пыль, дым и летящие обломки заслонили свет солнца.

Джьянни затормозил и вышел из машины. Подготовил третью, последнюю, гранату, спокойно сосчитал до десяти и швырнул гранату в полыхающий огонь.

– Это вам за нее, – сказал он и бросился ничком в кусты за секунду до того, как сквозь листву у него над головой со свистом полетели осколки.

Джьянни лежал до тех пор, пока не перестали падать обломки. Потом вытащил из-за пояса пистолет, освободил предохранитель и медленно побрел назад в клубах дыма.

Среди останков машины лежали двое; оба казались мертвыми.

Джьянни Гарецки стоял и смотрел на одного из них. Он уже не чувствовал гнева. Можно ли гневаться на покойника?

Покойник открыл глаза. Поглядел на Джьянни без всякого выражения, поднял пистолет, который держал в руке, и выстрелил.

Джьянни ощутил знакомую тишину падения.

Ощущение не было неприятным.

Это было почти все равно что пыль.

И это был покой.


Глава 86 | Заложники обмана | Глава 88