home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 72

Джьянни Гарецки пробудился на бугристой гостиничной кровати, проспав меньше трех часов.

У него была сильная головная боль, отдающая в глаза, и каждый нерв трепетал от непрерывных сигналов тревоги. Всюду таились засады, и даже вдыхаемый воздух приносил в легкие угасающее тепло только что загубленной жизни.

Он видел Витторио – вытянувшегося, повисшего, как цыпленок, на своих внутривенных трубках.

Ему чудился Поли – широко раскрытые глаза мальчика смотрели в небо из недавно выкопанной отверстой могилы.

Он слышал слабые вскрики Пегги – это Генри Дарнинг покончил со своими параноидальными страхами.

А я что делаю тем временем?

И что я могу сделать?

Витторио ему подсказал.

Если тебе понадобится помощь, причем любая, позвони этому человеку и скажи, что ты от Чарли.

Джьянни, как и велел Витторио, запомнил имя – Том Кортланд, а также прямой номер телефона Кортланда в американском посольстве в Брюсселе.

В Вашингтоне часы показывали четыре двадцать две утра, в Брюсселе теперь десять двадцать две. Джьянни немного подождал и набрал номер.

Не могу поверить, что я это делаю.

– Кортланд слушает, – отозвался по-английски мужской голос.

Готовый немедленно повесить трубку, Джьянни вместо этого сделал глубокий вдох и заговорил:

– Вы меня не знаете, мистер Кортланд, но человек по имени Чарли советовал позвонить вам, если мне понадобится помощь.

Несколько секунд прошли в молчании.

– Какие у вас проблемы?

– Спасти Чарли и его семью от уничтожения.

– Где Чарли сейчас?

– В больнице на Сицилии. С двумя огнестрельными ранами.

– Кто вы такой?

– Старый друг.

– Ваше имя?

– Джьянни Гарецки.

– Художник?

– Да, – со вздохом ответил Джьянни.

– Как зовут членов семьи Чарли?

– Жену зовут Пегги. Сына – Полом.

– Сколько лет мальчику?

– Около восьми.

– Откуда вы звоните?

– Из номера гостиницы возле Национального аэропорта в Вашингтоне.

Последовала долгая пауза.

– Хорошо, Джьянни. Я бы хотел, чтобы вы поступили следующим образом. Как только повесите трубку, отправляйтесь в аэропорт и позвоните мне оттуда по телефону-автомату. Цифры номера те же, но последние четыре набирайте в обратном порядке, как они читаются справа налево. Вам ясно?

– Да.

– Тогда выполняйте, – сказал Кортланд, и связь прекратилась.

Через двадцать минут Джьянни снова говорил из аэропорта с резидентом ЦРУ в Брюсселе.

– Ну так в чем же дело, Гарецки?

– Боюсь, вам будет трудно поверить.

Кортланд молча ждал продолжения.

– Речь идет о Генри Дарнинге, – сказал Джьянни.

– Полагаю, вы имеете в виду министра юстиции, – почти тотчас отозвался Кортланд.

– Именно. Он собирается убить Пегги Уолтерс.

– Вы правы, – спокойно проговорил Кортланд. – Мне в это трудно поверить. Но принимая во внимание, кто вы такой и от чьего имени звоните, я не могу отнестись к сказанному вами как к чепухе. Но вы пока еще ничего мне толком не рассказали.

Джьянни смотрел на предрассветное безлюдье терминала и молчал.

– Ну так? – поторопил его Кортланд.

– Это такая скверная история.

– Кажется, я только такие и привык выслушивать.

– Ну ладно, – произнес Джьянни и вдруг почувствовал, как ему сейчас необходимо держать в ладонях высокий бокал бренди, чтобы смачивать глотку по мере повествования.

И начал излагать темную, разъедающую душу повесть человеку, который находился на расстоянии четырех тысяч миль от него и которого он никогда не видел.

Томми Кортланд слушал без вопросов и комментариев. Когда Джьянни кончил, молчание на другом конце провода настолько затянулось, что художник засомневался, все ли еще на проводе его абонент. Тот был на проводе.

– Вы уже дважды оказались правы, – сказал Кортланд. – Это и в самом деле скверная история. Почти слишком скверная, чтобы не быть правдивой.

Джьянни снова возжаждал бренди.

– Но прежде чем мы с вами пойдем дальше, – заговорил резидент, – вам следует кое-что узнать. У нас ограниченные полномочия. Вне нашей компетенции случаи уголовной юрисдикции или внутренней безопасности на любом уровне. Они касаются только полицейских властей или ФБР. Официально мы имеем дело с тем, что угрожает национальной безопасности извне. Со стороны иностранных правительств, личностей и тому подобное.

– А неофициально?

– Такого не существует. – Кортланд помолчал. – Впрочем, нас постоянно обвиняли в том, что мы поступаем по собственному разумению, не принимая во внимание такие мелочи, как законы, полномочия и так далее. Когда нашим людям или их семьям угрожает опасность, мы не остаемся индифферентными.

– Что это значит?

– Это значит, что мы поступаем так, как считаем правильным и нужным, и черти бы побрали все остальное. Итак, поскольку мы покончили со всякой чепухой, давайте перейдем к делу. Какого рода помощь вам нужна?

Джьянни ощутил внезапный прилив тепла по отношению к человеку, лица которого он даже не мог себе представить. К человеку в далеком Брюсселе.

– Прежде всего, – начал он, – надо позаботиться о Витторио. То есть я хотел сказать о Чарли. Я вынужден был оставить его в больнице одного и беспомощного. Меня это очень тревожит. Рано или поздно они до него доберутся.

– Какая больница?

– Муниципальная больница в Монреале. Около тридцати километров к юго-востоку от Палермо.

– Под каким именем он там зарегистрирован?

– Франко Деничи.

– Кто его врач?

– Елена Курчи.

– Ей известна правда о нем?

– До определенной степени. Ей известно, что его преследует мафия, не более того.

– Я пошлю к нему людей, – пообещал Кортланд. – Что еще?

– Генри Дарнинг вылетает в Неаполь на правительственном самолете сегодня вечером по вашингтонскому времени. Мне нужно точно знать час вылета и время прибытия на место, а также где он там остановится.

– По этому поводу я свяжусь с вами через пять часов. Как насчет передвижений Дарнинга в Неаполе?

– Это, конечно, тоже нужно.

– Я полагаю, вам нужна такая же информация о Карло Донатти.

– Вы и это можете?

– Джьянни, мы можем ходить по воде.

Художник был наполовину готов ему поверить.


Через пять с половиной часов Джьянни находился у того же телефона в аэропорту и набирал тот же номер. Дай Бог удачи… Все время до этого звонка он провел в комнате мотеля. Думал, дремал и глазел в потолок. Теперь терминал не был пустынен и жил в своем обычном неровном ритме.

– Кортланд слушает, – раздалось в трубке.

– Это Гарецки.

– Вот что мне удалось узнать, – сказал Кортланд. – Во-первых, Чарли уже нет в больнице в Монреале.

У Джьянни перед глазами полыхнула яркая вспышка света.

– Что вы имеете в виду? Где же он?

– Кажется, никто этого не знает. Но местного гангстера обнаружили застреленным под кроватью у Чарли.

– А что с его врачом, Еленой Курчи? Они добрались и до нее?

– Ее и женщину, которая живет вместе с ней, прилично обработали. И тем не менее ничего от них не узнали.

Джьянни прижался лбом к холодной поверхности телефонного аппарата, но это его ни на секунду не успокоило.

– Им очень скверно?

– Не слишком. Они счастливо отделались. Так, синяки и царапины. Я велел приставить к ним охрану на случай появления Чарли или гангстеров.

Джьянни молчал.

– Теперь остальное. Дарнинг улетает из аэропорта Даллес в девять вечера по вашему времени. Прибывает в Неаполь завтра утром в десять тридцать по местному времени. Он и члены его делегации остановятся в отеле “Аморетто” в Сорренто. Составлено расписание встреч на последующие четыре дня.

– А Донатти?

– Один из реактивных лайнеров его компании “Галатея” вылетает из аэропорта Кеннеди на несколько часов раньше, чем самолет Дарнинга.

Несколько секунд оба молчали.

– Какие у вас планы? – спросил наконец Кортланд.

– Пока никаких определенных. Пока я только выслушал информацию, но не переварил. Я вам очень признателен за то, что вы сделали.

– Если вы мне позволите, я сделал бы и больше.

Слушая, Джьянни рассеянно наблюдал за тем, как люди в аэропорту обнимают друг друга, целуются на прощанье и спешат к самолетам.

– Как? – спросил он.

– Я дал бы вам номер, по которому со мной можно связаться в любое время суток. Только держите меня в курсе, и тогда я смогу оказать вам поддержку или дать нужную информацию скорее, чем вы себе представляете.

– В самом деле?

– Разумеется.

– Принимаю. Диктуйте номер.

Кортланд сообщил ему номер, и Джьянни записал его на клочке бумаги и спрятал в карман, до того времени как перечитает и запомнит.

– Это отлично, что вы будете на связи, – продолжал разведчик. – У меня вполне могут появиться сведения о Чарли или его сыне. Но предупреждаю: будьте осторожны. Я люблю вашу живопись. Удачи.

Джьянни поблагодарил его еще раз, повесил трубку и пошел изучать расписание вылетов на Неаполь.

Нашелся пятичасовой дневной рейс “Алиталии” с вылетом из аэропорта Даллес; этим рейсом Джьянни добрался бы до Неаполя по крайней мере на три, а то и на четыре часа раньше Дарнинга. Он взял билет на этот рейс.

Потом отправился в гостиницу, чтобы подготовиться к еще одному посещению Италии.

Витторио, только не умирай без меня. Я уже близко. Мне нужно еще немного времени.


Глава 71 | Заложники обмана | Глава 73