home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Джьянни прекрасно понимал, что к этому времени описание его машины разослано повсюду, и поэтому первым делом оставил ее на долгосрочной стоянке в аэропорту Кеннеди и взял напрокат у фирмы Хертца неприметный серенький “форд”. Он воспользовался при этом одной из кредитных карточек, данных ему Доном Донатти. Карточка была выдана на имя Джейсона Фокса из Ричмонда, штат Виргиния, и прошла через компьютер без проблем.

Вторым делом Джьянни вновь попытался связаться по телефону с Мэри Чан Янг. На этот раз ему ответил живой человеческий голос, и Джьянни испытал большое облегчение. Стало быть, они до нее еще не добрались.

– Хэрриет? – спросил он.

– Здесь нет никаких Хэрриет. Какой номер вы набрали?

Голос был приятный, веселый, без всякого акцента. Ну а чего, собственно, он ожидал? Что ему отзовется современный дракон в юбке?

Джьянни назвал ее номер, изменив одну цифру.

– Вы ошиблись номером, – сказала она.

Он извинился и повесил трубку.


Ему понадобилось сорок минут, чтобы доехать до Гринвича, и еще пятнадцать, чтобы отыскать дом, выстроенный из кедра в стиле ранчо и расположенный фасадом в сторону пролива Лонг-Айленд. На подъездной дорожке не было ни одной машины, в нескольких комнатах горел свет.

Из осторожности он проехал мимо дома, остановился от него примерно в ста ярдах, потом съехал с дороги и укрыл машину за каким-то кустом. Вернулся к дому пешком, пригнулся пониже за живой изгородью и из-за угла заглянул в окно гостиной.

Джьянни испытал в эту минуту нечто странное: вид читающей при свете настольной лампы красивой и чужой ему незнакомки, которой угрожала такая же смертельная опасность, как и ему, вызвал у него нервное потрясение.

Мэри Чан Янг была неподвижна и оттого напоминала фотографию. Потом, словно бы почувствовав присутствие Джьянни, она посмотрела на то окно, под которым он затаился. Она его не видела, но у него возникло ощущение, будто на него попал луч света. Она снова принялась читать, а Джьянни решил заглянуть в окна других освещенных комнат – в кухню, кабинет и спальню. Всюду было пусто.

Он вернулся ко входу и позвонил.

За дверью вспыхнул свет, и Мэри Янг отворила, даже не спросив, кто там. Это, очевидно, привычка, а не беспечность или бравада.

Она увидела перед собой сильно избитого незнакомца – и никаких следов машины на дорожке.

– Господи! – Она прижала руку ко рту. – Вы попали в аварию.

Джьянни с трудом сложил губы в некое подобие болезненной улыбки.

– Это произошло прошлой ночью, мисс Янг. Но не в результате аварии.

Ему казалось, что он все еще улыбается, но на самом деле то была мучительная гримаса.

– Мое имя Джьянни Гарецки, – сказал он. – Я старый друг Витторио Баттальи.

Мэри Янг стояла и смотрела на него.

– Конечно. Вы художник. Я видела репродукцию с вашей картины в утреннем номере “Таймс”. Витторио много о вас говорил. – Она замолчала, собираясь с мыслями. – Но что же…

– Я должен поговорить с вами. Это важно. Можно войти?

– Пожалуйста, – кивнула она.

В ярко освещенной гостиной Джьянни почувствовал себя совершенно беззащитным. Те, другие, могли явиться в любую минуту, он боялся, что его застанут врасплох. За окнами было темным-темно.

– Я понимаю, что это звучит нелепо, – заговорил он, – но вы здесь в серьезной опасности. Прошлой ночью меня избили до полусмерти, потому что два вооруженных пистолетами человека непременно хотели узнать от меня, где находится Витторио, а я не мог им этого сообщить. Полагаю, что вы следующая в их списке.

Она смотрела на него, полуоткрыв рот. Лампа освещала ее лоб, но остальная часть лица оставалась в тени. Женщина напоминала классическую статуэтку.

– Кто были эти люди? – спросила она наконец.

– Они назвали себя агентами ФБР.

– Агенты ФБР в наше время выслеживают и избивают до полусмерти известных художников?

Джьянни передернул плечами. Он не имел представления о том, каковы ее чувства, однако ее внешнее спокойствие впечатляло.

– Я не думаю, что они на самом деле были агентами ФБР, но уверен, что они не оставили бы меня в живых: ведь я мог рассказать кому-то об их визите.

– Я не видела Витторио много лет. Почему вы считаете, что я следующая в их списке?

Джьянни показал Мэри ее фотоснимок вместе с Витторио, а также биографическую распечатку. Она рассмотрела то и другое – необычная женщина в бледно-лиловых тонах, женщина со скрытой душой.

– Они дали это вам? – спросила она.

– Они ничего не давали мне, мисс Янг.

– Витторио говорил, что вы были практичны. Даже в детстве.

На эти слова он не ответил.

– Что же нам делать, мистер Гарецки?

– Прежде всего нам надо все обсудить. Но не в этой комнате и не при свете.

Они перешли в примыкающий к гостиной кабинет, прихватив бутылку “Наполеона”. Молчание и тьма окружили их. Все было черно, лишь полоска лунного света посеребрила пол.

– Вы знаете, где теперь Витторио? – спросил Джьянни.

– Нет.

– Когда вы в последний раз видели его?

– Примерно девять лет назад.

– Именно тогда вы и расстались?

– Пожалуй что так.

– Что произошло между вами?

Она подняла сужающийся кверху бокал и вдохнула запах коньяка.

– Нечто вполне тривиальное. Влечение остывает, и все становится слишком привычным. Потом один из вас встречает кого-то нового.

– Кто же из вас его встретил?

– Витторио.

Джьянни трудно было себе это представить.

– И кто была она?

– Я этого так и не узнала.

Мэри Янг встала и отошла к стене. Казалось, она опирается о тень.

– Вы знаменитый художник, – сказала она. – Вы не какая-нибудь мелкая сошка. Почему бы вам не обратиться в полицию?

– И что я рассказал бы им? Что два типа, назвавших себя федеральными агентами, избили меня, потом хотели пытать и убить, а вместо этого я убил их?

То, что он впервые облек это в слова, видимо, подействовало на нее. Она начала ходить по комнате. Перед ним в лунном свете мелькали то длинные красивые ноги, то изгиб бедра, то совершенная по форме грудь, то лицо фарфоровой куклы под иссиня-черной челкой. Как мог Витторио бросить ее!

– Значит, мы должны провести остаток жизни, прячась в темных комнатах?

– Вряд ли. – Он различил на овальном лице ее глубоко посаженные глаза. – Но мы ничего не добьемся, пока не выясним, почему вдруг Витторио понадобился этим двум людям до такой степени, что они таким вот образом явились за мной.

– А как же нам следует действовать?

– Постепенно, шаг за шагом. Прежде всего схватить тех, кто прибудет сюда за вами, и допросить их. Но это моя работа. Вам же следует немедленно упаковать вещи, перебраться в ближайший мотель и ждать моего звонка.

Она смотрела на него сквозь тьму.

– А что, если вас убьют и вы не позвоните? Куда мне податься в этом случае?

– Я не собираюсь быть убитым.

– Вот как? То есть вы ничего такого не предусматриваете в вашем плане под кодовым названием “Шаг за шагом”? – Мэри Янг подошла и села напротив Джьянни. – Отлично, а теперь вот вам то, чего я не собираюсь делать. Я не собираюсь отсиживаться где бы то ни было в то время, когда некие незнакомцы намерены ворваться в мой дом. Я буду только здесь, вместе с вами. Я отнюдь не та хрупкая прелестная девочка, которая только и умеет, что хлопать ресницами. У меня имеется огнестрельное оружие и оформлена лицензия на него. Я умею им пользоваться, и мне приходилось сиживать за одним столом с очень плохими мальчиками. И поскольку благодаря Витторио наши с вами дорожки пересеклись, я полагаю, во мне вы встретили достойного партнера.

Джьянни не стал спорить. Возможно, ее помощь очень пригодится.


Надо было многое обдумать и обсудить. Сколько их явится? Станут ли они вести игру в открытую и позвонят в дверь или взломают замок и ворвутся силой? Если они позвонят в звонок, должна ли Мэри Янг просто открыть дверь или подождать, пока они взломают ее, а потом появиться и таким образом преподнести им сюрприз?

Они обсуждали все как двое равных, жизнь каждого из них имела один вес на неких невидимых весах. Спокойствие Мэри не было чисто внешним, решил Джьянни. Она невозмутима в самой своей основе.

Она показала Джьянни свой револьвер, короткоствольный, никелированный, тридцать восьмого калибра; в ее руке он выглядел так, словно Ральф Лорен изготовил его специально для нее. Джьянни никогда не встречал женщину, которая умело владела бы оружием. Жена ненавидела оружие и страшилась одного его вида. Она презирала насилие. Для нее была священна всякая жизнь – даже мухи. Вначале он ее поддразнивал этим, но вскоре перестал, потому что она воспринимала это слишком всерьез.

– Зачем вам револьвер? – спросил Джьянни.

– Затем, что я живу и путешествую одна, а кругом полно психопатов.

– Вам приходилось стрелять в кого-то?

– До этого пока не доходило.

– Но по мишеням вы стреляли?

– Да.

– И хорошо вы стреляете?

– Вполне могу попасть в цель.

– Но это совсем не то, что стрелять в человека.

– Я в этом уверена, – согласилась она. – Но то, что я должна сделать, я сделаю.

Джьянни ей поверил.


В два часа ночи они пили кофе, гасили сигареты в керамических пепельницах и слушали звуки ночи. Джьянни устал, но при этом ощущал какую-то непривычную легкость. Теперь оставалось только ждать. Но то могли быть минуты, часы или даже дни.

Они установили дежурство.

Когда она уснула в кресле, у нее вдруг сделалось мягкое, детское лицо. Но вот оно снова переменилось и стало жестким, умным лицом женщины, которой есть что предложить на продажу. Эта маска в свою очередь исчезла, и перед Джьянни возникла восемнадцатилетняя китаянка с гладким лицом, невинная девушка в ожидании будущего счастья. Но тут она медленно открыла глаза.

– Это нечестно, – сказала она. – Наблюдать за женщиной, когда она спит, – куда интимнее, чем глазеть на нее голую. Теперь вы знаете все мои секреты.

Джьянни ощущал в воздухе исходивший от нее аромат. И это дразнило воспоминания против его воли.

– Но я тоже знаю все о вас, – продолжала Мэри Янг. – Год за годом я подолгу рассматривала ваши картины. Вам ничего не утаить.

– Ну и что?

– Всегда лучше иметь что-то в запасе.

– Я пишу картины не ради собственной безопасности.


Незадолго до рассвета Мэри Янг снова начала ходить по комнате, а Джьянни наблюдал, как ее силуэт пересекает то одно окно, то другое.

– Может, они и не явятся, – сказала она.

– Явятся, будьте уверены. Но теперь уже светло, и они не станут взламывать дверь. Просто позвонят у главного входа. Мы должны готовиться именно к этому. Вы четко все помните?

– Да.

На завтрак она подала апельсиновый сок, тосты и кофе. Джьянни съел четыре тоста. Оказалось, он голоднее, чем думал.

В разговоре они теперь обращались друг к другу просто как Мэри Янг и Джьянни.

После еды они продолжали ждать.


Глава 6 | Заложники обмана | Глава 8