home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 60

Реактивный самолет, принадлежащий корпорации “Галатея”, поднялся в воздух из аэропорта Кеннеди в семь восемнадцать пополудни. На борту, кроме летного экипажа из четырех человек, находились только Дон Карло Донатти и два его личных охранника. В оборудовании пассажирского салона роскошь сочеталась с удобством, и Донатти имел возможность все восемь часов перелета спать в собственной отдельной спальне на кровати нормального размера. И потому, когда он вышел из самолета в гражданском аэропорту Палермо, вид у него был свежий, отдохнувший и ухоженный, чему Донатти придавал серьезное значение.

В Палермо было девять тридцать пять утра.

Дон Майкл Сорбино ждал Донатти на гудронированной дороге возле трех черных, низкой посадки, бронированных седанов и в окружении полудюжины своих людей. Два босса обнялись и обменялись любезностями. Немного погодя кортеж из трех машин покинул аэропорт и взял направление на Партинико.


Часом позже Сорбино и Карло Донатти вошли в здание белой виллы классического стиля только вдвоем. Остальные либо топтались у машин, либо прохаживались по двору.

Один из числа внутренней охраны Сорбино вручил Донатти большой медный ключ, и дон в одиночестве поднялся по лестнице и отпер ключом высокие створки двойных дверей. Он закрыл дверь за собой и предстал перед женой Витторио Баттальи, стройной, темноволосой женщиной, которая сидела у окна с открытой книгой на коленях.

Так вот она какая, подумал он и почувствовал короткую вспышку возбуждения, на которое давно уже не считал себя способным. Ничего сексуального, хотя она, безусловно, была привлекательна как женщина. Возбуждение было связано с осознанием того, кем и чем она была и причиной каких событий послужила. А самое главное – с тем, чего он от нее ожидал в дальнейшем.

– Я Карло Донатти, – представился он.

Заговорил он по-английски и ждал от нее ответа. Но ответа не последовало. Она просто сидела и смотрела на него.

– Вы не знаете, кто я такой? – спросил он.

– Откуда мне знать?

Голос равнодушный, лицо безразличное.

– Витторио никогда не упоминал обо мне?

Пегги покачала головой.

Донатти пододвинул себе стул и сел к ней лицом. Он был поражен тем, что Витторио Батталья не нарушил клятву молчания. И это после всего, что было. Это обрадовало Дона Карло Донатти.

– У вас есть достаточные причины узнать мое имя, – сказал он. – Десять лет назад именно я дал задание Витторио убить вас.

– Вы были его боссом? – не пошевельнувшись, спросила Пегги.

– Да, я был им. А также тем, кто спас вашу жизнь вчера.

– Как же вы это сделали?

– Не позволив застрелить вас. Вопреки тому, что было мне приказано.

– И кто вам приказал?

– Вы должны были бы уже знать, кто желает вам смерти.

Пегги промолчала.

– Генри Дарнинг, – сказал он.

– Не понимаю. – Пегги сдвинула брови.

– Я должен был устроить так, чтобы выследили, откуда вы во второй раз станете звонить Дарнингу, и застрелили вас. Вместо этого я велел доставить вас сюда.

– А что вы сказали Генри?

– Что вы наконец-то мертвы. На этот раз по-настоящему.

– Понятно, – проговорила она, все так же глядя на Донатти. – Теперь расскажите мне о главных вещах.

– О каких же это?

– О которых вы умолчали.

– О чем я, по-вашему, умолчал? – Донатти улыбнулся.

– О двух вещах. Во-первых, с какой стати человек, подобный вам, получает приказания от Генри Дарнинга. А во-вторых, почему это вы столь заинтересованы в сохранении моей жизни.

– Вы, должно быть, очень хороший юрист, миссис Батталья.

Впервые кто-то обратился к ней как к миссис Батталья, и это произвело свое действие. За этим именем стояла целая жизнь, которой она даже не начинала жить.

– Я старалась как могла, мистер Донатти.

Карло Донатти надел очки и вгляделся в Пегги получше. Не упустил ли он чего-то существенного?

– Ответы на оба ваши вопроса почти умилительно просты. Генри Дарнинг отдает мне приказы потому, что в руках у него свидетельства против меня, грозящие полным уничтожением. А в спасении вашей жизни я заинтересован потому, что наконец-то перестал быть олухом и понял, насколько вы можете быть мне полезны.

Пегги молчала.

– Я был дураком, – продолжал Донатти. – Ведь Дарнинг сам сообщил мне, что хочет вашей смерти, потому что вы способны уничтожить его в любой момент по вашему выбору. Это было несколько недель назад. А мне только теперь пришло в голову, что я могу использовать вас. Конечно, и вы в свою очередь можете использовать меня.

Пегги застыла. Она боялась дышать. Это могло что-то изменить. А ей ни в коем случае не хотелось изменений.

– Я вам не враг, миссис Батталья. И никогда им не был. Не в моих правилах воевать с женщинами и детьми. Я послал Витторио прикончить вас десять лет назад только потому, что Генри Дарнинг в качестве окружного прокурора предложил мне сделку, от которой я не мог отказаться. Ваша жизнь в обмен на аннулирование обвинения в убийстве против меня. Но через десять лет вы вдруг оказались живой, и все вернулось на круги своя.

Они немного посидели молча. Со двора доносились неясные голоса мужчин, которые оставались возле машин.

– Вы могущественный человек, Дон Донатти, – заговорила Пегги. – Если он долго был для вас угрозой и продолжает ею быть, то почему он до сих пор жив?

– Потому что он не идиот. Он дал мне понять, что как только он погибнет, доказательства против меня попадут из его хранилища прямиком к окружному прокурору.

– Понятно. – Пегги кивнула. – А теперь хотелось бы послушать, чего вы хотите от меня.

– Это ясно. Я хотел бы получить от вас зацепку, при помощи которой сброшу Генри со своего загривка.

– В обмен на что?

– В обмен на свободу для вас и для вашего мальчика.

Пегги посмотрела на книгу у себя на коленях. Она не хотела, чтобы Карло Донатти увидел сейчас выражение ее глаз.

– Я знаю, где вы держите меня, – сказала она. – А где находится Поли?

– Давайте подниматься по лестнице, не перескакивая сразу через две ступени, миссис Батталья.

– И какая же ступенька следующая?

– Причина, по которой Генри хочет вашей смерти.

Пегги откашлялась – звук сухой, как шорох зимнего листа.

– Я видела, как он убил двоих. Мужчину и его жену.

Карло Донатти оцепенел.

– Вы присутствовали при этом? Были свидетельницей?

– Да.

– Когда и где это произошло?

– Десять лет назад. В Коннектикуте. В доме у супружеской четы, с которой мы познакомились в тот же вечер. Я была единственной свидетельницей.

– Выходит, убийство непредумышленное?

– Да. – Пегги смотрела куда-то в пространство. – Во всяком случае, первое. Я бы определила его как непредумышленное. Даже как убийство в порядке самозащиты. Совершенное при помощи обыкновенной кочерги. Но для второго было пущено в ход ружье, и это убийство имело целью скрыть первое.

– А что было потом?

– Генри инсценировал ограбление со взломом, изнасилование и убийство. Местная полиция купилась на это.

Донатти начал мерить комнату шагами; Пегги взглядом следовала за ним.

– Вы были любовниками?

– Да.

– Вы когда-нибудь угрожали обратиться в полицию? Заложить его?

– Никогда. Я была слишком напугана и слишком зависела от него. Ему просто не давала жить сама мысль о том, что я все знаю.

– Чисто процессуально это было бы ваше слово против его. Чем бы вы доказали, что все произошло именно так?

Пегги задумалась, наблюдая, как Донатти темным силуэтом мечется перед окном то в одну, то в другую сторону. Наконец собрала свои соображения воедино.

– Генри закопал поблизости ружье и некоторые драгоценности. Я уверена, что сумела бы помочь вам отыскать их. Баллистики сопоставят ружье и пулю, извлеченную из тела женщины.

Карло Донатти медленно сел на место.

– Этого было бы достаточно. Во всяком случае, для того, чтобы угрожать ему.

Он надолго замолчал, а Пегги следила за ним, как следят за чайником, который никак не закипит. Наконец она не выдержала:

– Мой сын. Когда мы поговорим о нем?

Донатти посмотрел на нее так, словно забыл о том, кто она такая и что здесь делает.

– Скоро.

– Что это значит?

– Проявите терпение, миссис Батталья, вы юрист. Я уверен, вы понимаете тонкости, которые необходимо уладить в таком сложном деле.

Ах и тут сложности! В последний раз она услышала это словечко по телефону от Генри Дарнинга. И через несколько секунд попала в руки полиции. Она чувствовала себя чем-то вроде скрипки, на которой могущественный босс всех боссов и министр юстиции Соединенных Штатов хотят исполнить каждый свою мелодию.

– Могу я получить ваше слово, как человека чести, что моему сыну не причинят вреда? – спросила она.

– Даю вам слово.

Пегги со страхом задала следующий вопрос:

– А мой муж? Что произошло с ним?

– Одному Богу ведомо. Я ничего не знаю. Могу лишь сообщить последнее, что я слышал: он и Джьянни Гарецки уничтожили одиннадцать человек наших лучших сицилийских боевиков, пытаясь отобрать вашего сына.

Донатти встал. Улыбнулся, хотя улыбка вышла невеселая.

– Видите ли, миссис Батталья, я настолько же озабочен тем, чтобы вернуть вам сына, как и вы тем, чтобы получить его. Нет ничего хорошего для нас в том, где он находится. Пожалуйста, будьте моей союзницей. Мы с вами неплохо продвинулись сегодня утром. Я обнадежен нашими перспективами насчет Дарнинга. Думаю, вам не придется долго ждать.


Глава 59 | Заложники обмана | Глава 61