home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 51

Длинный серый бронированный автомобиль Дона Карло Донатти мягко и плавно катился по дороге номер семнадцать. Дон сидел на заднем сиденье в одиночестве, если не считать бутылки его любимого красного вина, и просматривал видеозапись, на которой зафиксировано было появление Генри Дарнинга в выпуске вчерашних вечерних новостей.

Этот эпизод Донатти смотрел уже в четвертый раз, но при каждом показе он открывал нечто новое для себя. “Знай своих врагов” – таков был наилучший совет, оставленный ему в наследство отцом, а Генри Дарнинг и есть то самое. Враг Карло Донатти.

И вот он снова увидел, как подъезжает Дарнинг к месту двойной трагедии, как он шагает, бледный и величественный, сквозь небольшую армию репортеров, фотографов и полицейских и входит в дом покойного директора ФБР и его жены.

В доме то одна камера, то другая следовали за ним, пока он шел через вестибюль, гостиную и кухню в спальню, где лежали тела Уэйнов. Тела, разумеется, на телеэкраны не попали. Лицо у Генри Дарнинга было вытянутое, в слезах и исполнено горя. Донатти нажал на кнопку и остановил кадр.

И даже в четвертый раз дон не переставал изумляться. Слезы и горе были искренними, непритворными. Сердечное чувство.

И это потрясало Карло Донатти дважды. Во-первых, тем, что такой жестокий и мерзкий негодяй, как Дарнинг, способен на подобные эмоции. А во-вторых, тем, что испытывая к своему долголетнему другу и его жене такого рода чувства, он был в состоянии убить их. Дон Донатти ни секунды не сомневался, что Уэйнов убил министр юстиции. Собственными руками.

Только вообразить, какую угрозу являет собой этот человек!


В девять вечера лимузин миновал старый городок Катскилл и спустя минут десять остановился перед хижиной Донатти. Собственно говоря, подумал Карло Донатти, назвать хижиной выстроенное отцом громадное сооружение из полукруглых бревен – это все равно что называть церковью храм Святого Петра в Риме.

Выйдя из лимузина и остановившись перед домом, Донатти вдруг почувствовал себя маленьким. Как будто снова стал мальчуганом, которого отец взял с собой на уик-энд порыбачить и поохотиться. Любимые поездки Карло – они вдвоем с отцом, ну и парочка особо доверенных мафиози. Отец все время смеется, чего с ним в обычное время не бывает. И никаких женщин. Даже матери с ними нет.

Шофер проводил Карло на крыльцо, освещенное электрифицированным старинным фонарем, и дальше – в огромную, обшитую деревом комнату с антресолями. На одном конце комнаты находился громадный камин из необработанных камней, на другом конце четверо мужчин играли в карты.

Мужчины побросали карты и встали в знак почтительного приветствия. Донатти махнул рукой, и трое сели. Четвертый, по имени Сол, мощно сложенный, с толстой шеей, подошел к дону и удостоился рукопожатия.

– Добро пожаловать, Дон Донатти. Все в порядке.

– Где вы их держите?

– В большой спальне. – Сол показал на одну из четырех дверей, выходящих на галерею антресолей, которая шла вдоль одной из стен.

– Что им известно?

– Ничего. Только то, что босс собирается с ними потолковать. И что во время встречи с вами на глазах у них будут повязки, а на руках – наручники.

– Какие-нибудь проблемы?

– Да так, чепуховые. Парень шибко ученый. Любитель поговорить. Но мы быстро научили его хорошему поведению. Леди в полном порядке. Очень перепугана.

– Ваших лиц они не видели?

– Ни в коем случае. Мы делали все, как вы сказали, Дон Донатти. При них всегда в масках. Они нас ни за что не узнают.

– Хорошо. Тогда пошли.

Дон Донатти последовал за молодым человеком на галерею. Подождал, пока Сол натянул маску, отпер дверь и вошел в комнату надеть пленникам повязки на глаза и наручники. Вернулся Сол через три минуты.

– Они к вашим услугам, крестный отец.

– Запри за мной дверь и отправляйся вниз к остальным, – приказал Донатти. – Мне не нужны ничьи большие уши у замочной скважины. Понял?

– Да, сэр.

Дон вошел в комнату, закрыл дверь и услышал, как ее запирают снаружи. Потом повернулся и посмотрел на Джона Хинки и Бонни Бикман. Вашингтонский юрист и его клиентка сидели рядышком на деревянных стульях с прямыми спинками. На глазах у обоих были повязки, руки скованы наручниками назади. Мужчина средних лет неприметной наружности и начинающая толстеть женщина, которая скорее всего не имела понятия, в какой переплет она попала.

Донатти уселся напротив них и достал из кармана маленькое квадратное приспособление. Поднес приспособление ко рту и заговорил:

– Мой голос покажется вам странным, потому что я пользуюсь электронным приспособлением, которое его изменяет. Делаю я так для того, чтобы впоследствии вы не могли меня опознать. Так что примиритесь с этим.

– Вы тот, кто велел доставить нас сюда? – спросил Хинки.

– Да.

– Я не понимаю, чего вы добиваетесь, – начал юрист, – но если вы воображаете… Дон прервал его:

– Мистер Хинки, вы ведь не дурак. Так перестаньте громыхать по-глупому и выслушайте меня.

Ноздри у Хинки раздулись, вбирая воздух, но он умолк.

– Начать с того, – сказал Донатти, – что вы оба еще живы только благодаря мне. Если бы я последовал данному мне приказу, вы были бы убиты в ту же ночь, когда вас похитили.

– Боже мой! – прошептала миссис Бикман и начала потихоньку всхлипывать.

– По чьему приказу? – спросил Хинки. – Директора ФБР?

– Нет. Уэйн сам оказался жертвой всего этого. Он и его жена вчера найдены мертвыми. Выглядит это как двойное самоубийство, но на деле является двойным убийством.

– Что за чертовщина! – Хинки теперь тоже был напуган. – Кто их убил?

– Более крупная шишка, чем Уэйн. Тот, кто опасался, что Уэйн расколется под нажимом. То самое лицо, которое поручило мне избавиться от вас и теперь полагает, что вы оба где-то похоронены.

Казалось, что в комнате открылись свежие могилы – настоящие и воображаемые. Хинки учуял удобный случай:

– Тогда почему мы до сих пор живы? Благодаря тому, что вы великий гуманист?

Донатти усмехнулся:

– И поэтому тоже, но главным образом потому, что для меня вы полезнее в качестве живых, а не мертвых.

Некоторое время в комнате не было слышно ничего, кроме всхлипов миссис Бикман.

– О’кей, – заговорил Хинки. – Что именно вы хотите, чтобы я сделал для вас?

– То, о чем мы оба, не пожалев на это немного времени, должны подумать и поговорить.

– Я не понимаю, что это значит.

– Это значит, что я считаю вас сообразительным человеком, к тому же смелым и знающим, как делаются дела в Вашингтоне. А если чего-то и не знаете, то не побоитесь выяснить.

– Например, где могут быть закопаны некоторые тела?

Донатти не ответил.

Бонни Бикман перестала плакать.

– Что с моим мужем? Пожалуйста! Можете ли вы хотя бы сказать мне, жив он или умер?

Дон обдумал ответ с двух точек зрения – своей собственной и этой женщины. И с обеих не нашел никакого положительного резона в том, чтобы сказать правду.

– Ваш муж жив, – ответил он. – Это все, что я могу сказать вам в настоящее время. Так что прошу вас больше ни о чем не спрашивать.

– Благодарю вас. – Она снова заплакала.

– И вот еще что, мистер Хинки, – обратился Донатти к адвокату. – Вам, может быть, приятно будет узнать, что два дня назад ваш сын выступил по национальному телевидению. Он пришел к заключению, что вы и миссис Бикман убиты, он выполнил ваши инструкции и публично рассказал обо всем, что вы узнали об убитых и пропавших без вести агентах. Он произвел сильное впечатление. Надо полагать, что эти разоблачения заставили людей поверить в самоубийство Уэйна и его жены.

Хинки кивнул, и его тело качнулось вместе с головой. Несмотря на повязку, стало видно, что щеки у него покраснели и сделались влажными.

– Ну а вы? – спросил он. – Вы же не верите, что Уэйн убил жену и себя? Вы считаете, что они оба и в самом деле убиты более высокопоставленным человеком, который не хотел быть замешанным?

– Я не просто считаю. Я в этом уверен.

– Согласен с вами. И знаю, кто он.

– Да?

– Генри Дарнинг, – спокойно произнес Хинки. – Больше некому.

– Почему?

– Потому что в мире не было человека более близкого Брайану Уэйну и его жене.

– Это не причина.

– Возможно, – сказал Хинки, – однако это точный ответ. Дайте мне время, и держу пари на миллион баксов, что я докопаюсь до причины.

Карло Донатти посмотрел на Хинки. Это было начало.


Глава 50 | Заложники обмана | Глава 52