home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Часть 3.

Проспала я до полудня. Даже странно, что никто не будит, никто не ругается и не матерится под ухом. Все-таки королевой быть неплохо. Хоть высплюсь.

Колдуна я нашла у озера. Он мирно щипал молоденькую травку и запивал озерной водой. Увидев меня, он хмуро поприветствовал, а затем начал без предисловий:

— Ну и что там произошло?

— А тебе Борак не рассказывал? — поинтересовалась я.

— Нет. Он бросил, что вроде ты стала королевой тьмы, и улетел.

— Ну, стала. А дальше что? У меня выбора, между прочим, не было. А так хоть подданные помогут добраться до цели.

— Попрошу объясниться — заявил конь.

— А ты кто такой? — возмутилась я — объясняться еще буду. Ну, ты даешь!

— Вообще то я гораздо старше тебя и попрошу относиться ко мне с должным уважением — задрал нос конь. Я тихо хмыкнула.

— Да уважаю я, уважаю. Да только и ты не забывай, что знакомы мы без году неделя. Кстати, а сколько тебе лет? — перевела тему я.

— По меркам людей много, а по меркам колдовского мира, я сущий подросток, хотя долго и не проживу.

— Ну а поконкретней? — не сдавалась я.

— Сто два.

— Ого! Да ты пень старый, оказывается! — вырвалось у меня, но тут же извинилась.

— Знай, что проживу я только до ста двадцати. Больше мало какому колдуну удавалось. Организм то человеческий. А ты как ведьма, нечисть и королева в одном флаконе проживешь и до полторы тысячи.

— А… О… — только и смогла выдавить я.

— У… — подсказал конь. — Не бойся. При осторожной жизни можно протянуть и до двух тысяч.

— Обрадовал! А на кой мне это надо? — обалдела я.

— Ты что? — вскинулся колдун. Но тут же поправился — Хотя я слышал краем уха, что королевы бессмертны. — Я скривилась, и Колден это заметил. — Ну, относительно бессмертны. Убить можно каждого, нужно только знать как. К сожалению, про Королев Тьмы известно мало. А что тебя не устраивает в бессмертии? — поинтересовался он.

— В принципе все устраивает, — пожала плечами я. — Особенно если я не буду стареть. Но ты знаешь в бессмертии много подвохов. Можно, например, быть абсолютно бессмертным, но все же стареть и, в конце концов, превратиться в прах, оставаясь в то же время живым. А если не стареть, то тебя доконает банальная скука. А возможности умереть нет, и не будет. Скука, она знаешь болезнь одна из самых жестоких. С каждым днем она все больше поедает человека, превращая жизнь в сплошной поиск неизведанного, неощутимого прежде, в надежде хоть на миг избавиться от гложущей тоски о тех временах, когда любое действие или новое место вызывало живейший интерес. Так что хочу ли я абсолютного бессмертия? Нет и нет. Я не желаю себе такой участи.

— Странный у тебя взгляд на жизнь, — задумчиво произнес учитель. Я пожала плечами:

— Какой есть. Интересно, как ты справил свое столетие?

Колдена передернуло. По-моему он даже позеленел:

— Я не хочу говорить об этом — с трудом сглотнул он.

— Хорошо видимо выпили — понимающе усмехнулась я.

— Не то слово, — вздохнул он. — Ладно, замнем эту тему. Лучше расскажи мне о бале. Что там все-таки произошло?

— А ничего, кроме прокола моего языка. Представилась именем королевы (кто ж знал?!). А назвался груздем, полезай в кузов. Притащили корону. Я уже с жизнью простилась. А корона видать прониклась моей проблемой и оставила меня королевой. Потом клятвы верности были, всякую дрянь пить заставляли — желудок от воспоминания болезненно сжался. — Скорефанилась с вампирюгой и заручившись помощью, свалила спать. Если хочешь детали, спроси у Луна. Тем более вон он летит.

И не давая колдуну опомниться, я быстро скинула одежду и пошла смывать с себя легкий запах мертвечины, оставшийся после башни. А на берегу Колден приступил к допросу вампира. И тот кратко, но емко обрисовал произошедшее. Я даже позавидовала, но в тихую радовалась, что отдуваться приходиться не мне. Правда, взгляд Борака, мельком брошенный на меня, слегка попахивал обещанием мести.

Удовлетворив свое любопытство, конь, заявив, что ему надо подумать, завалился у костра. Вскоре послышался храп.

— Мыслитель, — усмехнулся вампир, подходя ближе ко мне, однако, не открывая глаз. Я оделась в обычную одежду (то бишь в джинсы и кофту с вырезом на спине).

— Дракулиа будем здесь ждать? — поинтересовалась я, встряхивая крыльями. Капли воды красиво блеснули на солнце.

— Спасибо за душ, — проворчал вампир. — Подождем здесь, тем более спящего красавца сейчас не добудишься. — И он указал на коня.

— А почему ты говоришь «спасибо»? Ты, кажется, говорил, что оно вам неприятно.

— Скажем лучше не упоминать это слово при правителях или на официальных приемах. Считается нарушением этикета. А так, мне это совершенно безопасно и абсолютно не вызывает раздражения. — Он присел на расстеленное мною одеяло. — Подвинься! — Я недовольно потеснилась.

— А как с направлением путешествия? — зевнув от скуки, спросила я.

— Это уже зависит от сведений Дракулиа. Раз наследный принц в башне, то придется топать в одну из четырех стихийных.

— А в темном лесу есть какая-нибудь из этих четырех? — поинтересовалась я. — Я уверена, что «Неизвестный» там.

— С чего ты взяла? — глянул на меня Лун. Подом с уже видимым омерзением поглядел на надоевшие полоски вяленого мяса. Встреченная за день до нашего приезда к озеру деревня пополнила наши продовольственные припасы, но, к сожалению, слишком однообразно.

— А название злодейское. Судя по голосочку этого колдуна, он склонен к дешевым эффектам. Соответственно и башня у него в злодейском месте с таким же имечком.

— Вынужден тебя разочаровать, но ни одна из стихийных башен не находиться в темном лесу.

— Посмотрим — хмыкнула я. Вампир же поднялся и, преобразовавшись, улетел в маленькую фруктовую рощу, расположенную на другом конце острова. Вернулся он уже пешком с полным плащом яблок, груш и еще таких маленьких желто-фиолетовых шариков.

Я не стала пробовать последних, зато с наслаждением лопала первые. Вампир не замедлил ко мне присоединиться, впившись крепкими зубами в сочную мякоть яблочка.

Съев почти половину фруктов, я огляделась по сторонам. Чем бы заняться? Но наткнулась на веселый взгляд Луна.

— И что ты такое увидел во мне смешное? — недовольно начала я.

— А ты так и будешь с короной ходить? — задал встречный вопрос Борак.

— Оба на! Я что, с этим фирменным костром весь день хожу?

И я пощупала голову. Точно. Руки наткнулись на металл, а пальцы ощутили ласковое прикосновение язычков пламени.

— Ой! — я отдернула руку, но осознала что жара не почувствовала и ожогов на руке не было. Я вновь прикоснулась к короне. Как ни странно я не чувствую ее присутствие. Тяжести металла совершенно не ощущалось. Неудивительно, что я про нее забыла.

Я попробовала снять. Не вышло. Я попробовала еще, прилагая все большие усилия. Тот же результат. Корона словно приросла к моей голове.

— Лун — жалобно позвала я — сними ее с меня.

Тот со смехом протянул руку к моей голове. Но едва его ладонь приблизилась к металлу, как языки пламени взметнулись и сердито зашипели. Борак ойкнул и отдернул руку, тряся обожженными пальцами.

— Ну, хоть не украдут — с горькой усмешкой сказал он.

— Да уж — уныло подтвердила я, оставляя бесполезные попытки снять украшение власти. — Теперь у меня уже две отличительные черты: крылья и корона. Хоть сейчас на плакат: "Разыскивается!".

Лун, видя, что я в подавленном состоянии, предложил:

— Может в догонялки по воздуху?

Самоотверженный поступок. Лун ненавидит игры. Я вскочила, чмокнула его в щеку и, расправив крылья, взмыла в воздух. После минутного колебания Борак обратился в громадную мышь и полетел ко мне.

Где-то с часик мы играли просто, по воздуху. Затем мне захотелось среди деревьев во фруктовой роще. Не знаю, что тогда стукнуло мне в голову, но после я б этом пожалела.

Лун согласился с неохотой. Мы на полной скорости понеслись туда. По пути я тронула вампира за тоненькое, пушистое ухо. Он недовольно развернул клыкастую морду ко мне. Не понимаю, как он видит при свете в этом обличии? Я думала, что мыши определяют препятствия по звуку или вибрациям. Видимо на вампирскую крылатку это не распространялось.

— Догоняй! — и я со смехом понеслась среди ветвей, на удивление высоких плодовых деревьев. Лун за мной, что-то недовольно ворча. Однако по едва заметным ноткам, я определила, что ему понравилось так беззаботно носиться. Зря…

Я летела на высокой скорости и на лету обернулась, чтобы глянуть, где Лун. Лучше не стоило.

Хрясь!

Едва повернув голову, я впечаталась лбом в широкую яблоневую ветку и кулем рухнула вниз.

Бамс!

В ту же ветку влетел преследующий меня вампир. Борак, уже в человеческом облике хряпнулся рядом. Что ж, я хоть не одна в своем горе!…

Некоторое время слышался сдвоенный мат ведьмы и вампира поднимающихся с земли. Зря старались. С дерева на нас посыпались потревоженные плоды и забарабанили по голове, вновь опрокидывая на траву.

— Мать твою! — взвыла я, получив по макушке, однако следующие несколько десятков созревших яблок заставили меня на время прикусить язык.

Когда водопад фруктов иссяк, Лун молча, со злобным выражением лица, поднял здоровенное яблоко и запустил в меня.

— Ой! — я едва успела увернуться. Фрукт просвистел в миллиметре от уха. — На тебе! — И я запустила ответный снаряд.

В общем, в лагерь мы вернулись только к вечеру. Проснувшийся конь застал весьма комичную картину: двое с шишками и синяками, держась одной рукой за многострадальный лоб, а другой придерживая с десяток яблок. Колдун свалился на землю от хохота.

Мы с Бораком обменялись мрачными взглядами, не сулящими колдуну ничего хорошего и, не сговариваясь, запустили оставшиеся фрукты в коня.

Один удачный бросок вампира залепил яблоко прямо в рот Колдена и протяжный смех прервался.

После часа кутерьмы, смеха и холодных примочек, мы приступили к приготовлению ужина. Перед нами тут же выросла небольшая проблема — спички, припасенные мной из дома, кончились. Как разжечь огонь? Мы с Бораком переглянулись и слаженно произнесли:

— Колден!

— И не подумаю, — взъерепенился конь — я образованный колдун со спецификацией включающей в себя множество различных спектров…

— Угу! Мы поняли. Но костер то разжечь сможешь?

— Это слишком унизительно для такого сильного колдуна,… да и к тому же у меня нет пальцев.

— Вот мы и подошли к корню проблемы, — вздохнула я. — И что нам делать? Может я смогу?

— Нет — уверенно заявил колдун и закатил глаза. — Судя по твоему филигранному магическому…

— Попроще! — рявкнула я. Выражаться научно я люблю, но то я!

— Ты можешь колдовать только когда злишься.

— Да ну, фигня какая-то.

— А ты попробуй — ехидно предложил конь.

Я сосредоточилась, представляя, как появляется маленький язычок пламени и начинает поглощать дерево. Ничего.

— Не получилось — признала я. Колден только насмешливо фыркнул. Я вошла в азарт и начала снова и снова пробовать. Ничего.

Хватит! Я разозлилась!

— Опс! Вот значит, как? — невинно полюбопытствовала я, глядя на кучку пепла, оставшуюся от хвороста и на закоптившиеся лицо и морду друзей.

Невозмутимый прежде вампир зарычал.

— Спокойно, спокойно! — опасливо отступала я. — Нервные клетки не восстанавливаются!…

Конь некоторое время наблюдал за попытками вампира догнать меня и задушить, потом глубокомысленно прокомментировал:

— Резвится молодежь.

— Резвится? — прокричала я на ходу, уворачиваясь от толстого сука. — Если ты это не остановишь, то можешь остаться без ученицы.

Вот, что значит: попроси и получишь… на свою голову. Ноги приросли к земле, и я по инерции рухнула на землю. Судя по звукам, вампиру тоже не сладко пришлось.

— Что…тьфу…это было? — спросила я, выплевывая попавшие в рот травинки.

— Сама попросила, — невозмутимо сказал колдун, внимательно разглядывая свой серебристый хвост. — Я остановил.

Злиться уже не было сил, и я совершила набег на сухие кусты, наламывая веток для огня, одновременно подбирая те, что Лун кидал в меня. Скоро в руках у меня была уже громадная охапка хвороста. Подойдя к стоянке, я половину кинула в середину, а половину оставила на потом.

Колден что-то тихо фыркнул, пристукнул копытом, и взметнувшиеся искры запалили костер, ярко осветивший ночную округу. Мы с Бораком возмущенно засопели.

— А что? — невинно спросил хитрый колдун. — Я сказал, что у меня нет пальцев, но не говорил, что не смогу разжечь. Кстати, столб огня у ворот Шелтерана — моя работа.

Наше коноубийство прервал шум крыльев. Первым его услышал Лун. Подняв руку, он призвал нас к тишине.

Вскоре к стоянке плавно вышел главный вампир и его четверо сопровождающих. Они вежливо поприветствовали нас и коротко поклонились мне.

— Я узнал все, что вы просили, — сказал Дракулиа и мельком взглянул на Борака. Тот был хмурым.

— Присоединяйтесь — махнула рукой я, и ночные гости расселись вокруг огня.

— Что-то случилось? — спросил Дракулиа, указав рукой на мой синяк, расплывшийся на лбу. Практически такой же украшал и чело Луна.

— Ничего особенного — недовольно сказала я, вспомнив о своей дурости.

— Хотите, я залечу?

— Не стоит. Пусть некоторое время напоминает мне о выученном уроке.

— И в чем же он состоит? — полюбопытствовал главный. Его сопровождающие так же с интересом прислушались.

— Не стоит оборачиваться на лету, особенно среди деревьев — мрачно ответила я.

Борак не выдержал и расхохотался. Дракулиа же сопоставив наши с Луном синяки и мои слова, догадался и его звонкий смех присоединился к смеху моего спутника. Вскоре на полянке смеялись все без исключения. Даже я, не сдержавшись, весело фыркнула.

— Забавно, — успокоившись, сказал повелитель вампиров. Я протянула ему мешок с душистыми яблоками. Он взял и с наслаждением надкусил. Остальные вампиры не преминули последовать его примеру. — А вы яблоки не любите? — с удивлением спросил он, посмотрев на нас с Бораком.

— Уже нет! — синхронно ответили мы, машинально дотронувшись до макушек. Дракулиа понимающе кивнул, а в его синих глазах вновь вспыхнули смешинки. Кто-то из вампиров не выдержал и хихикнул.

— Вернемся к делу — посерьезнел главный. Предо мной опять сидел холодный и расчетливый повелитель. — Ваш друг находится у главного приспешника Тьмы. Его башня в темном лесу (я победно посмотрела на Луна, мол, что я говорила). Большего я сказать не могу. Ничего о самом колдуне узнать не удалось.

— Ну, главвамп, нам и этого хватит — радостно сказала я. Дракулиа усмехнулся на мое обращение, но не стал возражать против него. — А я считала, что таких магических башен всего пять.

— Мы тоже так считали, но вышло иначе.

— Ладно. Направление есть, а там мы его сами найдем. Фора заберем, а колдуна отправим в учебно-исправительное учреждение для буйно помешанных.

— А такое есть? — искренне полюбопытствовал один из свиты.

— Построим! — уверенно сказала я. — Для него мне никаких средств не жалко.

Мои глаза блеснули нехорошим огнем.

— Прошу вас принять к сведению, что вам будет противостоять немалое число нечисти, верной черному колдуну. Так что будьте осторожны. Королева у нас одна. Если нужна будет помощь, он знает, как связаться — и Дракулиа кивнул на Луна. Тот слегка наклонил голову, выражая согласие.

Я поблагодарила от всей души. Вампиры поднялись и двинулись с поляны. Дракулиа позвал за собой Борака. Тот не хотя встал и подошел к повелителю. Что ему говорил главвамп, я не расслышала, но по беглому взгляду, брошенному на меня, стало ясно, о ком шла речь.

Когда вампиры улетели, а Лун вернулся на место, я пристала к нему с целью выпытать тайну. Тот только глянул на меня и промолчал.

Я всерьез заинтересовалась, что же такое сказал ему Дракулиа, что в темно-карих, почти черных глазах вампира отразилось некоторое смущение и радость.

Поев, мы завалились спать. "Это уже вошло в привычку — укладываться на рассвете" — уже засыпая, подумала я.

Разбудил нас наш интеллигент. "Чтоб его…" но я тут же остановила полет злобной мысли, прекрасно понимая, что могу нечаянно навредить Колдену. Лучше быть поосторожнее с проклятиями.

Видимо Колден понял, о чем я думаю, так как одобрительно кивнул.

— Мне придется многому тебя научить.

— От одних учителей едва избавилась, так другие тут как тут. Эх, жизнь моя жестянка.

Потом махнула рукой и села на коня, спереди вампира. Борак памятуя прошлый переезд по броду, сразу обхватил меня одной рукой, а другой взялся за поводья. Седло было мало удобно для двоих, но я покорно терпела. Кстати с седлом и прочей сбруей у нас с Колденом часто возникали споры. Ему не хотелось быть оседланным, в то время как я логично возражала, что в седле намного удобнее ездить. Иначе я могу просто выпасть при быстрой скачке. Колдун поворчал, но примирился. Тем более что Лун согласился каждый вечер ухаживать за колдуном, снимая седло и протирая спину. Что он за это получит от Колдена — неизвестно, но по довольному виду вампира понятно, что стрясет он немало.

Отъехав немного подальше от озера, вампир спрыгнул с коня и, обратившись в мышь, занял привычное место у меня на плече.

Скакали долго. Все устали неимоверно. Привал не устраивали ни разу, стремясь как можно дальше отъехать от башни. Клятва клятвою, но кто их знает. Когда мы проезжали деревню, где три дня назад закупили припасы, на нас как-то странно косились. К чему бы? Я недоуменно подумала о довольно странном месте выбора деревни. Так близко к нечисти. Проезжая те, что у столицы, вроде деревеньки Резана, я постоянно замечала, что чем дальше на восток, тем малолюднее становилось. А тут такая большая деревня.

Немного подумав, я махнула на это рукой.

Через некоторое время вампир исчез, а затем появился значительно освеженный и повеселевший. Я подозрительно покосилась на него, но не стала ничего спрашивать, и видимо Лун был за это мне благодарен.

К вечеру я запросила пощады. Хоть я и имела навыки езды, но ехать весь день, не слезая, никакая задница не выдержит. Поэтому на привале я рухнула и уснула как убитая на одеяле, распластавшись на животе и укрывшись крыльями.

Проснулась я от какого-то шума. Опять вампир с колдуном спорят? Надоели! Я приподнялась с намерением высказать им все, что о них думаю. Но, повернувшись, я проглотила все рвавшиеся наружу слова, кроме двух:

— Твою мать!!!

Какие-то мужики, мускулистого строения, одетые в черные костюмы, поймали в сети вампира и судорожно бежали с ним к другой, более многочисленной группе. Еще двое отбивались от разъяренного коня.

— Наших бьют! — с этим воплем я вскочила и побежала к Колдену. Почему не за Луном? А я че дура бежать на своих двоих за теми тренированными мужиками, вооруженными до зубов. Нет уж, увольте. Конный имеет преимущество перед пешим противником. У похитителей наверняка есть кони, но пока их не видно.

В это время я уже подбежала к учителю. Одного наш лихой непарнокопытный колдун уже пристукнул копытом по башке. Если живой, то уж наверняка будет сотрясение мозга. Хотя было бы чему там сотрясаться… А если по делу, то я с размаху споткнулась об корень (и откуда он только взялся? Ближайшее дерево рядом со второй группой доморощенных ниндзя) и эффектно рухнула на второго противники, протаранив его головой.

Мама родная! Не знаю, кто из нас ругался больше: разбойник (или кто там еще) или я. Короче и этого конь успокоил, хорошенько приложив копытом.

Я уже собиралась кинуться за вампиром, когда конь остановил меня и укоризненно сказал:

— Ты хоть вещи собери.

Я со скоростью курьерского поезда носилась по стоянке и закидывала вещи в рюкзак, мысленно благодаря того, кто одарил меня ночным зрением. Затем подвесила все сумки к седлу.

Едва я села, конь рванул вперед.

— Предупреждать же надо! — возмутилась я. — Я чуть не упала!

— Держаться крепче надо, — проворчал конь. — Вот прыгает на меня как на диван и еще возмущается.

— Ой, извини. Я не думала… — покаялась я.

— А надо бы, хоть изредка.

Конь еще поворчал, а затем успокоился.

— Колден — позвала я — а кто его похитил?

— Охотники на вампиров.

— Это с какой радости? — оторопела я. — Чегой-то они к нам прицепились? Ну, понимаю вампир, но откуда дровишки?

— Какие дрова? — нахмурился конь.

— Э… Ну как бы пояснить. Кто навел на Луна?

— Так эти, из деревни — хмыкнул колдун. — Ты помнишь, как на нас смотрели? Летучую мышь трудно не заметить.

Я подумала и признала его правоту:

— Ну, мы и лопухнулись. Ну, блин. И долго еще скакать?

— А вон они…

Ага! Вижу. Ну, братцы кролики, вы попали. Только почему-то они об этом не знали и поперли на нас, обнажив оружие. Знакомые лица! Деревенские парни, только обученные не по статусу.

Ну, Лун! Ты у меня в долгу!

Мы с конем врезались в гущу потных, немытых тел.

Ай-яй! Волосы не троньте. Я кого-то пинанула, кому-то дала по тыкве ногой, вдетой в железное стремя, затем кубарем скатилась с коня, сдернутая расторопным малым, увернувшимся от кулака.

Ё моё! Колено ушибла! Я взвыла, а потом, уже не церемонясь, выдернула меч из ножен. Холодное, синее пламя мгновенно осветило всех. Вокруг меня быстро образовался круг пустоты. Тишина стояла-а!

Хотя я бы, наверное, посмеялась. Представьте картину: я, в джинсах и легкой кофте, с встрепанными волосами и распахнутыми крыльями, хищно ощерившимися тонкими черными иглами по самому низу и острыми когтями вверху, с мечом и короной! Вот уж дикое сочетанье.

Я быстро осмотрела обстановку. У дерева лежал Лун, опутанный какой-то блестящей сетью и обвешанный с ног до головы чесноком. Колден замер на полпути копытом к чьему-то заду.

Люди зашевелились. В итоге у коня осталось трое противников, а остальные… на меня!!! На бедную и несчастную меня! Что за беспредел?

— Эй, девчонка! — ухмыляясь, начал самый здоровый и самый вонючий мужик. На его черном поясе висела серебряная пряжка, выдавая главаря этих охотничков. Вот деревня… — Я вообще-то девок не бью, но раз ты в штанах…

Договорить он не успел, я рукоятью двинула ему по зубам. Вряд ли больше двух осталось. "Серебряная пряжка" заорал от боли, а остальные чуть замешкавшись, двинулись ко мне. Ну, я же говорю — деревня! Кто так нападает? Надо по двое, ну максимум по трое чтобы отвлечь внимание противника. Или сразу накинуть сеть, как на Борака, а потом зарубить. А эти всем скопом, больше мешая друг другу, чем мне.

Вот и уроки Фора пригодились. Эх, и раз и два. Размахнусь — улочка, отмахнусь — переулочек. А теперь бегом.

Погоняв «нинзя» несколько минут по кругу, я заняла выгодную позицию и остановилась.

Как бы странно это не звучало, но как только я взялась за рукоять меча, от почувствовала его симпатию, а затем ледяное спокойствие и ярость передавшиеся мне. К тому же он будто помогал мне, убыстряя удар или добавляя в него силы. Я уж не говорю о том, что я не смогла бы отбить тот удар сбоку, но меч словно дернулся в руке и защитил меня.

Как бы я ни была зла — убивать не входило в мои намерения. Что бы то ни было, я не убийца, хотя если вспомнить того некроманта… Но Лун сказал, что он давно мертв. Это уже не человек, а что-то созданное его смертельной магией. Говорят, это был эксперимент, и он удался. Маг должен был умереть лет двести назад, а этот живет и радуется… вернее жил.

Скользящий удар по голове вернул меня к действительности. Меч в руке недовольно загудел, словно говоря "Не отвлекайся!".

Вот правду молвят: "Человек предполагает, а Судьба располагает".

В тот момент, когда я отбила сразу два выпада, третий мужик ударил исподтишка, в спину. Меч дернулся, и немыслимо изогнув мою руку, с шипением вошел в тело охотника.

Я вздрогнула. Вот и не убий. Меч же мелко завибрировал, явно довольный пролившейся кровью.

"Ну и что? — успокаивала я себя, машинально отбиваясь и ударяя плоской стороной клинка самого наглого. — Ну, убила. Если не я, так меня". Довод убедительный. Только легче от этого не становилось.

Когда я вновь сосредоточилась на противниках, их осталось уже четверо. С ними я быстро справилась, просто приставив меч к горлу переднего. Словно чувствуя мое состояние, меч присмирел и поумерил пламя. Теперь клинок лишь едва светился.

Мелкий охотник задрожал и бухнулся на колени. За ним последовали остальные.

— Ну-с! — грозно начала я. — Будем перевоспитывать. Пошли отсюда и чтобы завтра явились, выучив закон о нарушении личного пространства каждого человека, вампира или другого существа.

Неудавшиеся убийцы вампиров быстро закивали головами и синхронно дунули в темноту. Вскоре послышалось конское ржание и мерный, удаляющийся топот копыт.

Я устало обрезала сети, спутывающие вампира, а тот, вскочив, быстро сбросил с себя ее остатки. Я молчала. Внутри было пусто.

"Нарушила одну из самых главных заповедей, а заодно и самый главный принцип своей жизни, — уныло промелькнула мысль. — Рая я точно теперь не дождусь. Хотя какой рай для Королевы Тьмы?"

Невеселая, кривая усмешка прорезала мое лицо.

Я взглянула на меч — на нем ни капли крови! А ведь это он!

Я с ужасом отбросила ледяное оружие. Колден подошел и положил морду мне на плечо. Затем сказал мягким голосом:

— Ну-ну девочка моя ты ведь не хотела. Но все бывает в первый раз. Смирись и не казни себя.

Вампир достал откуда-то маленькую кожаную фляжку и протянул мне. Я машинально взяла, глотнула и поперхнулась:

— Ну и гадость! Это что???

Вампир весело пожал плечами и отобрал напиток. Затем и сам хорошо приложился к горлышку.

Я вновь задумалась. Кстати от напитка по телу прошла горячая волна, снимая усталость и убирая боль в натруженных с непривычки мышцах.

"Ну вот, Мила, думай. Ты в другом мире, где все решается с позиции силы. Кто сильнее, тот и прав. Действует лишь одно правило для сохранения жизни: ухайдакай противника первым и двигай дальше. Если не сумеешь, то грохнут тебя. Кстати такой закон действует во всех мирах, вот только оружие везде разное. Выживает сильнейший, а сентиментальность остается до времени, когда ты старенький, с внуками сидишь у камина и греешь свои кости. Но чтобы дожить до такого времени, нужно не миндальничать, а бить первым и лучше на поражение".

Проведя подобную психотерапию, я повеселела и подняла меч с земли. Затем провела ладонью по нему. Меня коснулось легкое чувство обиды, переданное клинком. Прости родной. Ты спас меня сегодня. Если бы не твоя реакция… Прости.

Я повесила меч на пояс, а потеплевшая рукоять ласково ткнулась мне в ладонь, принимая извинения. Бодрой походкой я приблизилась к Луну и хитро улыбнулась:

— Я бы обняла тебя на радостях, спасли ведь, но запах чеснока вынуждает меня держаться подальше.

Мои спутники недоуменно молчали. Что ж понимаю. Ну-ну погадайте, а я пока пойду, прогуляюсь.

Едва я отошла, Колден и Борак переглянулись.

— Вот что творят мои убеждения — глубокомысленно изрек колдун.

К утру нового дня запах от Борака еще не утих.

— Какого черта люди думают, что мы боимся чеснока? — поморщился Лун.

— Ну не знаю как вы, а я точно шарахаюсь — хихикнула я.

Вампир бросил на меня яростный взгляд. Я снова рассмеялась, но уже более благоразумно — про себя.

Тут я заметила тонкий шрам, как от ожога, на лице вампира. Похожий повторялся на руке и на шее.

— Что это? — встревожено спросила я. Лун поморщился, но ответил:

— Эти идиоты притащили сеть из лунного серебра. — Я вспомнила странный металлический отлив и кивнула. — Это практически единственное, что опасно для вампира. По крайней мере, из оружия. Обычное серебро может доставить неприятные ощущения, но оно не убивает, а лунное… Интересно, где они раздобыли столько денег на эту сеть? Лунное серебро — это один из самых дорогих и редких металлов. Да и гномы не каждому продают изделия из него.

— Это заживет? — продолжала выпытывать я, осторожно проведя по тонкой полоске шрама на его кисти.

— До завтра всё исчезнет — усмехнулся Лун.

Едва мы набрели на более ли менее глубокое озеро, как Борак, не раздеваясь, сиганул в воду. Его сопровождал дружный смех друзей.

Я тоже решила искупаться. В общем, застряли мы у этого озера надолго. Я постирала свои вещи и развешала их у огня сушиться. Борак же поймал пару рыбин и занялся их приготовлением. Соскучившись, я утащила у него плащ, а потом с визгом убегала от разъяренного вампира. Конь со смеху чуть не подавился сочной травкой, глядя на наши перепрыгивания через все препятствия, будь то рюкзак, костер или сам колдун.

Этот смех послужил разрядкой для всех нас. Вчерашний вечер начал забываться. Мы с новыми силами (и с новыми запахами) устремились на север к горам.

— Дойдем до гор, а там двинем на запад вдоль них. Постараемся найти приемлемый для нас проход, — пояснял как-то для меня Борак. — Дорога до гор займет примерно месяц.

Несколько дней пролетели незаметно. Мы уверено продвигались вперед, стараясь огибать большие поселения, предпочитая закупать провизию в маленьких, неопасных деревушках. Не стоит забывать, что нас еще ищут все силы Корвии. Не думаю, что Стелл так просто отступит.

Ничего примечательно за эти дни, когда мы отдалились от более населенной части государства и продвигались к полупустому северу, не происходило. За исключением, правда, наших перепалок с Луном, когда Колден успокаивал нас ледяным душем.

Интересное началось, когда на горизонте появился старинный мрачный замок (на мой современный взгляд он смахивает на типичный замок злодея). Колден некоторое время смотрел на это архитектурное сооружение, а затем, изумленно фыркнув, повернулся к нам:

— Его здесь не было!

— Кого? — сонно спросила я. В последнее время я мало высыпалась. Вредный вампир поднимал меня ни свет, ни заря и, впихав порцию завтрака, заставлял садиться на колдуна.

— Замка, кого же еще! — взорвался конь. — Его не было тут полгода назад, а я сомневаюсь, что такое старинное сооружение построили за столь короткий срок. Это невозможно!

— И что из этого следует? — зевнула я. Меня проблемы замка совершенно не интересовали. Не было, стал. Какая разница? Маги и не то могут.

— Из этого следует, что замок перенесен сюда магией — терпеливо, как последней дуре, пояснил Колден.

— Гениально! — я саркастически похлопала в ладоши. Потревоженный Лун, сидящий на моем плече, прошипел что-то нецензурное. — Кто бы мог подумать?

Конь насупился.

— Вечно тебе шуточки — пробурчал он — а я в сомнении. Вряд ли нас здесь встретят хорошо.

— А я не сомневаюсь. Я уверена, что тут злодеи. Ну и что? Главное мягкая постель и горячий ужин, а с вредным хозяином мы как-нибудь разберемся, — заявила я и направила недовольно ворчавшего колдуна внутрь замка, через гостеприимно распахнутые ворота.

Двор был пуст. В самом замке аналогично. Ни одного слуги, собаки иди другой живности. Пусто. Правда, в одной из спален мы обнаружили полностью накрытый стол с аппетитными зажаренными гусями, салатами и строго выдержанным вином.

— Ну ладно — вздохнула я, с ногами заваливаясь на диван. — Если никого нет, то никто и не запретит здесь переночевать.

— Эх, я бы поостерегся, — пробормотал колдун, стоя вместе с нами в комнате, благо высокие двери позволяли ему пройти куда угодно.

Лун взглянул на мое измученное лицо и сжалился.

— Мы остаемся.

Поспать на кровати такое счастье. Если раньше я об этом не задумывалась, то, поспав с недельку-другую на твердой холодной земле, завернувшись в один плащ и укрывшись тонким одеялом, я это поняла.

— Зачем ты ходишь, все время с крыльями? — внезапно спросил Колден.

— А я разве могу их снять? — удивилась я, с аппетитом уплетая горячее мясо и прихлебывая замечательным красным вином.

— Нет, но можешь обратить в нормальный плащ.

Я попробовала. Получилось! Вместо крыльев на спине висел черный кожаный плащ, тонкий и легкий. Правда, на спине он словно прирос к тому месту, откуда в обычное время росли крылья. Но даже так стало намного легче. Я поблагодарила учителя и завалилась спать, приняв предварительно горячую ванну, заботливо приготовленную кем-то. Намокший было плащ, высох мгновенно.

Мы спали в одной комнате из соображений личной безопасности. Колден спал, стоя у кровати, а я и Лун расположились на широкой кровати, взяв себе по отдельному покрывалу.

Громкий звон разбудил нас.

— Это часы! — воскликнул колдун.

— И они пробили двенадцать, — задумчиво добавил вампир.

— Значит, сейчас что-то будет, — сказала я.

— С чего ты взяла? — удивился учитель.

— А в сказках так всегда, — отмахнулась я.

— Да ну.

Я оказалась права. Едва утих гул ударов, по замку разнеслось зловещее хихиканье. В этом нечеловеческом звуке слились воедино и крики ужаса и вопли боли.

Наша разношерстная компания напряженно вскочила, сжимая в руках оружие (или тренируя копыта).

Переливчатый хохот замер, а потом прокатился с удвоенной силой.

— Фу ты блин! — вздохнула я, убирая прядь волос с вспотевшего лба. — Что за дерьмовый замок с приведениями?

— Хм, — конь оттеснил меня и крикнул в пустоту темного потолка. — Глубокоуважаемый хозяин, не соизволите ли вы проявить вежливость и показаться?

В ответ хохот, но уже с насмешливыми нотками.

— Короче, хозяин, тащи свою задницу сюда! Да поживее!! - не выдержал колдун и перешел на мой язык. Мы с Бораком недоуменно переглянулись и синхронно пожали плечами.

В углу нашей спальни вспыхнул столб пламени. Когда он утих, на его месте оказался высокий чувак, одетый в ярко красный костюм и плащ, подбитый мехом. Ну и конечно в атрибутах красные глаза и острые зубы. Множество цепочек с кулонами, амулетами, куриными лапками и мини черепами обильно украшали тощую грудь, обернутую в алый шелк.

— А стены тебе не жалко? — хихикнула я, указывая на почерневшую бордовую обивку и обгоревшую картину. — Не малых денег видать стоит.

Хозяин небрежно махнул рукой, и стены вернулись в первоначальное состояние.

— Клево! — восхитилась я. — Мне бы так ремонт в комнате сделали! А то самой возиться дня три придется. И то с помощью рабочих. Мужчина, не согласитесь поработать строителем? За определенную плату конечно.

Тот недовольно покосился на меня и начал свою речь:

— Я — Великий и Ужасный, Могучий и Всесильный, Премудрый и Всезнающий,… - и так далее, полчаса перечисления личностных качеств, совершенных подвигов и полученных наград. — … И вы погибнете, презренные, в муках ада.

Я раздраженно зевнула и покосилась на спящего колдуна. Лун посмотрел на меня и, кивком указав на хозяина замка, демонстративно покрутил пальцем у виска. Я согласно кивнула и прокомментировала:

— Долго видимо речь готовил. Интересно как он бедненький ее учил?

Новоприбывший и Надоевший во все глаза уставился на нас, типа, почему мы не дрожим и не молим о пощаде после такой тирады. Борак с сочувствием покачал головой и повернулся ко мне:

— Твоя очередь, а я пока посплю.

Я соскочила с кровати (предварительно завернувшись в покрывало — устраивать стриптиз я сейчас не намерена) и прошагала к углу, занятому хозяином, путаясь в длинном «подоле». Заметив его недоуменный и кровожадный взгляд, я не выдержала:

— Слушай, чего вылупился? Зенки прикрой, фраер несчастный. Какого фига спать не даешь? Мы тут неместные, поспать негде… Так это не отсюда… Короче мы устали с дальней дороги, а ты, вешалка для бижутерии, хохочешь тут. К психиатру давно не заглядывал? Оно и видно… Тебя в детстве, наверное, роняли. И не раз… — и тоже на полчаса.

Похоже, хозяин узнал много нового о своей семье, предках и о себе лично. После моей проповеди и о вреде завышенной самооценки он надолго задумался о своем поведении, а уж после небольшого митинга, призывающего оставить тьму и рваться сделать светлое будущее, мы с Бораком могли, наконец, уснуть в полнейшей тишине и покое.

Опасаться было нечего. Прекрасный и Хитрейший сидел на полу и раскачивался из стороны в сторону.

— Мил — позвал меня вампир, когда мы повторно укладывались в кровать, — прекращай, а?

— Чего прекращать? — опешила я, взбивая подушку и как можно удобнее укладывая ее под голову.

— Прекращай наши достопримечательности сводить с ума. Чем мы гордиться будем?

Поглядев на его серьезную физиономию, я несколько растерялась. Но затем вампир расхохотался, а я, облегченно вздохнув, стукнула его по голове так тщательно уложенной подушкой. Борак поднял руки в знак примирения и с наслаждением растянулся на своей половине, накрытый только легеньким покрывалом. Я задула прикроватную свечку и, пробормотав пожелание спокойной ночи, уснула.

Проснулись мы от криков очнувшегося хонорика.

— Как вы смеете так обращаться с Великим и Ужасным, Могу…

— Короче, Гудвин — спросонья пробурчала я. — Дай поспать, будь человеком, войди в наше положение.

Последующий мат заставил нас троих серьезно взяться за оружие. Даже спокойный было вампир, раздраженно рычал. Видимо и он не любит, когда его будят до рассвета. Так то. А то меня поднимать, так все горазды. Правда, друзьям я это прощаю, а недругам…

— Быстро прикончим, или помучаем? — заинтересованно спросил колдун, перестукивая от нетерпения копытами. — Я бы лично отдавил ему что-нибудь, а потом заставил бы это проглотить. Конечно, не мешало бы прочитать ему мою научную лекцию…

— Фи — поморщилась я. — И откуда в тебе столько садизма? Лекцию… кошмар! После нее даже черт попросит политического убежища в раю. Мы всего лишь отрежем ему язык и руки, чтобы не будил мирных людей почем зря…

— Ничего себе мирная девочка — присвистнул вампир. — В следующий раз хорошо подумаю, прежде чем будить тебя…

— Молчать!!!! - не выдержал нашего трепа хозяин замка.

Угу! Наивный. Нас заткнуть невозможно.

— Хам! Быдло! Мужичье с базара и то проявляет больше уважения к девушке, — взвилась я. — Тоже мне аристократ. Или ты так, поддельный?

— Почему это? — обиделся "Гудвин". — Я потомственный аристократ. Мое родовое древо считается одним из самых длинных в Корвии.

— Угу! А тебе наследственность предков видимо не передалась — съязвила я. — Ты умудрился запоганить всю свою семью. Может ты мутант? Генетический урод? Или подкидыш? Наверное, твои родители просто не сумели отогнать аиста, принесшего тебя, от замка. Вот и пришлось им бедным мучиться. Я бы этих птиц перестреляла. И откуда они таких детей берут?

Пока противник переваривал полученную информацию и подготавливал достойный ответ, я быстренько под покрывалом натянула на себя одежду. Остальные вещи уже одетый Лун затолкал в рюкзак.

— А ты то, какого рода? — поинтересовался, наконец, хозяин. — Я граф Миллерант.

— Позвольте представиться — я слегка наклонила голову, изображая вежливый поклон — Милена. Путешественница и ученица колдуна. В прошлом ученица средней школы, а в настоящем — Королева Тьмы.

Могучий и Храбрейший побледнел, а потом мерзко заговорил:

— Вот тебя то мне и надо. Взять ее!!!

Наша троица мгновенно выскочила из спальни и дала деру. Спустившись на первый этаж, мы оказались в громадном холле с множеством не сочетаемых с общим стилем колонн.

Выбежавший на лестницу граф взмахнул рукой, и от дальней стены отделились десятки темных теней с огромными горящими глазами.

Внимательно приглядевшись, я опешила. А чё за глаза? Красные с белым кружочком зрачков. Я фигею! Как бабушкины трусы.

Услышав мое мнение, Миллерант окончательно осатанел. Брызжа слюной, он проорал какие-то слова, а затем коротко приказал:

— Убить!

Твари встрепенулись и, потянув носами, радостно оскалились. Ну и зубки! Каждый клычок размером с четверть руки. Немного «поулыбавшись», они прыгнули на нас.

Я чуть не заорала от ужаса. Смех смехом, но если перед вами приземлились жуткие твари с вас ростом, и с набором впечатляющих зубов в придачу (не говоря уж об острых когтях)… И чего он так смотрит?

— Я не завтрак! — заорала я, вовсю улепетывая от зубов и когтей. — И не обед и не ужин, если вы не поняли до сих пор.

Спрятавшись за колонной, я наткнулась спиной на кого-то. С криком, развернувшись, я занесла руку…

— Фу, Борак, мать твою, чтоб тебе подавиться при следующем завтраке. Зачем пугать-то так?

— Кто кого испугал — проворчал вампир, потирая плечо. — Надо отсюда выбираться.

— Полностью с вами согласен, о достойный представитель расы вампиров. — Послышался голос колдуна, пробирающегося к нам. — Они разорвут нас и не почешутся.

Я вынула меч… и со страхом отпрыгнула в сторону. Мимо меня, чудом не задев, пронеслась одна из зубастых зараз. Меч в руке вздрогнул и прошил тварь в полете. На меня полилась горячая, зеленоватая дрянь.

— Фу ты черт! — я поскользнулась на чем-то длинном, покрытом слизью. Внутренности? Беееееее.

— Вперед — крикнул Лун и первым начал пробираться к выходу. В его руке тускло блеснул меч. Откуда? А, фиг, потом разберемся.

И я, отбросив лишние мысли, сосредоточилась на врагах. За вампиром идти было удобно — оставалась такая просека… Правда она тут же заполнялась новыми тварями. До выхода не так далеко, но и эти несчастные двадцать метров нужно пройти. Тем более что нас окружили.

Самое обидное — огонь их не брал! Я на пару с Колденом пробовала сжечь тварей, но безрезультатно. Огонь гас, едва касался влажных шкур зубастиков. Приходилось мечом, который, кстати, убивал с одного удара. Вот уж не знаю, как так, но если я прорезала шкуру, то тварюга валилась с копыт и больше не дергалась. Может яд, какой? Не важно, главное действует.

Угу! Чтобы порезать, нужно еще подобраться поближе к беззащитному животу (там шкура тоньше и нет шипов), а для этого в свою очередь надо миновать когти и клыки. Короче легче не стало.

Мы стояли спина к спине и рубили супостатов вот уже четверть часа. Да сколько их? Штампует кто что ли? Руки едва-едва двигались, и только помощь меча не давала тварям вонзится в мою шею. Да и реакция Луна, умудряющегося парировать и некоторые удары, предназначенные мне. Ноги скользили на противной жидкости, чем еще больше усложняли дело. Хотя, вот одна зверюга поскользнулась и пролетела мимо. Мазила!

Когда я уже отчаялась выбраться, впереди блеснул свет. Выход в паре тройке метров от нас! С воинственным кличем медведя я рванула туда. По стуку копыт и ругани Борака я поняла, что они следуют за мной.

— Вам не уйти! — послышался злорадный голос.

Мы резко затормозили и вновь ощерились клинками (копытами). Вход перегораживала зверюга-мутант. Самая большая из тех, что я видела в этом зале. Интересно, чем их так кормят? Смесью вискаса и педигри? А может доза радиационного излучения?

— Я исполню приказ! — радостно проинформировала нас тварь. И по интонации я догадалась, что это хозяин замка.

— Слушай, пудель переросток! Пошел вон, мразь поганая! Рано радуешься, как бы не пришлось плакать! — оскалилась я и вскидывая руки. Злость, что переполняла меня, оформилась в здоровый сгусток синего огня, который сорвался с меча и полетел по направлению к графу. Сметя все на своем коротком пути, он врезался в перепуганного хозяина и оглушительно взорвался. Наша троица была снесена взрывной волной, но осталась цела, в отличие от Миллеранта.

Перешагнув через горящие останки, я зажмурилась от резкой вони горелого мяса. Слезы не замедлили выступить на глазах. Зажав нос, я помчалась прочь. За мной из замка вымелись и вампир с конем. Мы выбежали за ворота и, вырулив на север, припустили во весь дух. Подальше отсюда!

Когда в боку противно закололо, я остановилась и обернулась.

Замок пылал, стены рушились с немыслимым грохотом. К нему примешивался вой оставшихся в этом аду тварей.

С минуту, понаблюдав за разрушением, я удовлетворенно произнесла:

— М-да! Вовремя мы смылись.

— М-да! — вторил мне Лун, потрясенно смотря на дымящиеся руины замка. — Тебе надо на руки кандалы надевать! Такой замок разрушила! Знаешь сколько ему столетий? О-хо-хо…

Я уселась на землю и с наслаждением вытянула гудящие ноги. Плащ мягко стелился вокруг, но я странно как-то чувствовала его. Как часть тела, но малоиспользуемую. Крылья, что с них взять. Особенно полученные магией.

Колден подошел ко мне и замер рядом. Его глаза смотрели на меня с глубочайшим неудовольствием, смешанным с легким восхищением. Так смотрят на ребенка, что умудрился сломать здоровенную игрушку.

Я опустила глаза, состряпав виноватую рожу. Правда это плохо у меня получается. Уж что-что, а виноватой я быть не умею. Обычно перевожу стрелки.

— Каюсь, виновата. Ну, разрушила, подумаешь трагедия! Еще отстроят. Помню, Помпею тоже сожгли, правда, природные стихии. Но ничего! Пережили. Тем более что претензий мне никто не может представить, за неимением живого пострадавшего. Улик тоже нет. За чем же дело господа?

И в том духе. Мои оправдания встретили дружным смехом и насмешливыми комментариями. Я насупилась.

— Ладно, прощаем. Постарайся больше ничего не рушить.

— Угу! Я попробую. Не жечь огнем, — пробурчала я, а Лун кивнул:

— Ловлю на слове.

Я хмыкнула. Ну, лови, правда это мало, что тебе даст. Жечь можно не только огнем. Да и разрушать тоже, если на то пошло…

Мы сидели на холме, восстанавливая потраченные силы. За спиной тлевший замок, точнее то, что от него осталось, а впереди на север под холмом лежала деревня. Она была окружена высоким частоколом. Неудивительно, с таким-то соседом.

Я передохнула и уговорила остальных заехать. Получив согласие, радостно вскрикнула:

— Урра! Хоть запасы купим.

Я посмотрела на утреннее небо и вздохнула. Спать хочется — это раз. Жрать хочется — это два. Настроение ни к черту.

Спустившись, мы прошли через открытые ворота.

— Так, ну и где тут можно остановиться уставшим путникам? — потерла руки я.

Мне никто не ответил.

— Эй! — я тронула Луна за локоть. — Вы чего? Язык проглотили?

— Тише — шикнул он на меня.

Колден беспокойно озирался вокруг, что-то неразборчиво бубня себе под нос.

— Да что тут происходит? — не выдержав, завопила я.

— Ты ничего не замечаешь вокруг? — тихо откликнулся Борак.

— Нет.

— Вот в том-то и дело…

Я резко крутанула головой. Вот что имел в виду вампир. На улицах, с аккуратно построенными домиками не было ни души. И это в шесть утра!

Кто был в настоящих деревнях, тот меня поймет. В это время там кишмя кишит народу. Кто коров ведет на выпас, кто торопится на поле, кто еще какой ерундой занимается. Но всегда кто-нибудь есть.

А тут ничего! Абсолютная тишина! Подойдя к колодцу, я осмотрелась и, найдя ведро, спустила его вниз. Лун помог поднять, и мы напились чистой воды. Затем, настороженно глядя по сторонам, прошли в центр деревушки. Деревянные домики были одноэтажными. Аккуратные садики, с заботливо прополотыми грядками. Красивые цветы. Кто все это бросил? И сравнительно недавно.

Подойдя к самому большому дому (он единственный был двухэтажным), я нерешительно постучала в толстую дверь. Без ответа. Я постучала уже громче и отошла немного назад. Опять ноль реакции.

Когда я собиралась уже повернуться к друзьям, дверь отворилась. Не поняли? Дверь отворилась. Сама. Ее никто не открывал, а, учитывая толщину этой двери, могу с уверенностью сказать — никакой сквозняк не сможет ее открыть.

У меня мурашки прошли по спине. Не нравится мне что-то в этой деревне. Мертвая какая-то. Но ноги…

Я повернулась к друзьям. Наша сумасшедшая компания переглянулась и молча зашла внутрь. Раз приглашают — невежливо отказывать.

Похоже на таверну. Удачно! Я даже не думала, что в такой деревеньке она будет. Видимо строилось для самих жителей, чтобы попить пивка после трудного дня в хорошей компании.

Позвав для приличия хозяина, я пошла к лестнице.

— Куда? — в один голос вскрикнули вампир и конь.

— Туда, — лаконично ответила я. — Если вы и против, то я все равно останусь здесь. Поспать и поесть мне не помешает сейчас. Да и эту гадость смыть надо — я с омерзением поглядела на залитую чужой кровью одежду, руки, лицо. Кожу неприятно стягивало и пощипывало. — Все равно на халяву, раз хозяина нет.

— А куда он делся?!

— Ну, мало ли — пожала плечами я. — Может у них сенокос.

— Какой сенокос? — взвыл Колден. — Какой трактирщик оставит свое хозяйство?

— Самый тупой! — сказала я и, открыв первую попавшуюся дверь, зашла в пустую комнату. В коридоре потоптались, но через некоторое время послышался звук открываемых дверей.

Натаскав с колодца воду, я прогрела ее на огне, разведенном в камине внизу, и приняла ванную, смывая всю грязь с измученного тела. Затем переоделась в чистое, а грязные вещи постирала, не откладывая на потом, прекрасно зная, что после будет лень.

Я спустилась вниз в общий зал, прихватив рюкзак. У самой стены, подальше от столиков, стоял высокий диван. Я удобно устроилась на нем.

Так! Осмотрим боевые ранения. Царапины глубокие — две штуки. Мелкие — шесть штук. Синяки лучше не считать. Всех двадцати пальцев не хватит. Достав из рюкзака чудом уцелевшую аптечку, захваченную мною из дома, я принялась промывать царапины и заклеивать их пластырем. Материлась…

За этим занятием меня и застали вампир и чудом не застрявший в проеме конь.

— Что это? — спросил Лун.

— Аптечка.

— И?

— А что, и? Аптечка она и в Африке аптечка. У тебя раны есть?

Борак отмахнулся, но я узрела на рукаве его рубашки длинный разрез. Усадив сопротивляющегося вампира на кровать, я достала одеколон (мама всегда предпочитала держать его в аптечке) и промыла глубокий порез.

— Я вампир! — воскликнул пациент. — Скоро все само заживет!

— Царапина, да — ехидно согласилась я. — Но кровь ты явно попортишь. Коготки у этих тварей не образец чистоты.

Борак сдался и дал закончить процедуру. Потом настала очередь коня. Тот разумно не стал спорить со мной, но наотрез отказался от пластыря, заявив, что черный конь в наклейках — это позор. Я, тихо хохоча, согласилась и просто обеззаразила мелкие царапинки.

Затем все занялись починкой одежды, благо в доме у трактирщика нашлась корзина для шитья.

Закончив, я выглянула в окно. Солнце уже вовсю светило, прогревая землю. Жарковато. Я решила прогуляться и размять крылья. От долгого ничегонеделания они начинали затекать. Так ничего не чувствовалось, однако стоило обратить плащ в первоначальное состояние, как мелкие иголочки закололи мою спину и крылья.

— Плохая идея — ответили спутники, глядя, как я вылезаю в окно. Я отмахнулась, заявив, что немного полетаю и все. Что может случиться в небе? — Многое.

Ну почему я никогда не слушаю умных советов?!

"Хм, хм!" — насмешливо ответил голос, не стремясь даже облечь свои интонации в слова. И так понятно.

Через два часа я предстала перед друзьями вся взлохмаченная и поцарапанная. Произошла встреча с четырьмя гарпиями, закончившаяся со счетом четыре — ноль в мою пользу.

— Ну что за мир? — возмущалась я, протирая и так чистый клинок. Грязь к нему не приставала, но эти размеренные движения меня успокаивали. — Даже полетать не дают. Нападение средь бела дня!!!

— Мы же предупреждали — меланхолично прокомментировал Колден, жуя травинку.

— Ну, нет, чтобы остановить? — вознегодовала я. — Раз такие умные, могли бы, и отговорить бедную девушку. А?

— Мы что, похожи на самоубийц? — ответил вопросом на вопрос Лун.

Я фыркнула, но потом рассмеялась.

Сбегав на кухню и в подвал, я быстренько сгребла все что нашла и смогла дотащить. Еда была холодной, но не будем привередничать. Забив рюкзак и сумки до отказа, остальное я выложила на стол.

Мы с Бораком перекусили копченым окороком, а за овсом для Колдена пришлось сбегать в ближайшую конюшню. Коней там, кстати, не было. И ни одного намека на других животных. Странно! Даже собак нет.

И тут я вспомнила:

— Борак! Откуда у тебя меч?

Тот вздохнул и, видя, что я не отстану, вынул из воздуха черный клинок.

Я офигела:

— Эт как?

— Долго объяснять — поморщился вампир. — У каждого аристократа-вампира есть такой меч. Он служит только одному хозяину, как твой, и появляется на его зов.

— Это еще вопрос кто у кого хозяин. Я все чаще замечаю, что он саам помогает мне отбивать удары.

— Вполне возможно, — пожал плечами Лун. — Но пробудила-то его ты и только у тебя он сияет, проявляя свои истинные способности. И не бойся — это оружие не подчиняет себе тело носителя. Не тот характер. Надеюсь…

— Успокоил — проворчала я.

Все вещи собрали заранее, зная на собственном опыте, что потом будет некогда.

Почти весь день я провела с Колденом. Он устроил мне внеклассный урок колдовства, заставляя наизусть заучивать разные заклинания и правила их использования. Почему-то правил я учила гораздо больше. На вопрос: на хрен мне это надо, колдун заметил, что пользоваться силой воображения все время я не могу. А только когда разозлюсь. Заклинания же действуют всегда, только если знаешь, как их использовать и какие ингредиенты или атрибуты для этого нужны. К моему сожалению, почти все заклинания Колдена были только на применение боевой магии. На мою просьбу дать что-нибудь из бытовой, он, поморщившись, ответил, что я полжизни буду заучивать, а потом еще столько же учиться выговаривать.

В общем, к вечеру, когда еще только начало темнеть, я остекленела. Башка была забита информацией, которая с непривычки перепуталась и постепенно забывалась. Пытаясь хоть как-то уложить все в моей бедной памяти, я совершенно не реагировала на оклик Луна, что у нас проблемы. А когда их не было?

Только после активного встряхивания, когда я думала, что голова не выдержит и оторвется, я, наконец, немного пришла в себя и полюбопытствовала:

— А что за проблема?

— С десяток челов, направляющихся к нам с самым агрессивным видом.

— И только-то? — я развалилась на диване, рядом, на спинку пристроил голову Колден. Лун подошел ко мне и с недоумением наблюдал, как я прикрываю глаза. — Стукни их по тыкве, а особо шустрых прибей…

— Притом, что они уже мертвы — саркастически прибавил Борак.

— Что???

Я открыла глаза и подлетела к окну. К таверне со всех сторон приближались… зомби! Самые натуральные! С окровавленными головами, руками, телами. Видимо свеженькие. Жуткий рев казался неестественно громким для привыкших к тишине ушей.

— Лун! У нас проблема…

— Сам знаю — огрызнулся вампир, одевая плащ.

— Я не о том. Она у нас была, но теперь она большая…

— Ты о чем? — не понял Колден. Он уже давно с усмешкой прислушивался к нашей с Бораком перепалкой.

— Их не десяток… сотня-другая…

— Что???

Теперь уже вампир на полных парах спешил к оконному проему. Потеснив меня, он выглянул наружу. Туда же и высунул голову конь, незнамо как, сумев ее пропихнуть.

— Что будем делать? Проблему надо как-то решать. — С философским спокойствием спросила я.

Если честно, я просто не верила, что могу погибнуть. Это слишком… не знаю, как сказать. Ну не верила и все. Как Станиславский. Усталый мозг на время повернул рубильник, отвечающий за страх, в сторону выключения.

Закинув вещи на ворчавшего что-то про свой радикулит колдуна, мы спорым шагом вышли из таверны. Вокруг, перекрыв все отходы из деревни, стояла толпа свеженьких (и не очень) жмуриков.

Все как один плотоядно облизывались и щелкали зубами. От этого звука у меня по спине пробежали неприятные мурашки. Наверное, это и заставило меня выскочить вперед с криком:

— Не убивайте! Парламентер!

Зомби удивленно замерли. Я приободрилась:

— Кто тут у вас главный? Выйди, не боись не укушу. Я сегодня добрая.

Своеобразный юмор у этих зомби. Через секунду после моих слов они ржали, а я непонимающе смотрела на их тупые рожи.

— Ой, ну ей Богу, не злите меня! По-хорошему прошу, потом по-плохому буду…

"А хохот пуще". Я разъярилась.

— Сами напросились.

Я уже вскинула было руки, как из толпы гогочущих мертвецов протолкался высокий мужик, в остатках темной одежды. Хихикнув еще раз, он успокоился:

— Так! О чем вы желали побеседовать, пар… парал…

— Парламентер — подсказала я.

— Вот именно — кивнул старейшина деревни.

— В общем — я начала загибать пальцы. — Первое — вы нас отпускаете. Второе — мы вам платим за еду, чтобы все было по-честному. Третье — вы приносите свои извинения и убираетесь с дороги.

— Что-нибудь еще? — насмешливо осведомился зомби, сложив руки на груди.

— Ага! В футбол давайте поиграем — ляпнула я.

— Что это такое? — удивился "вожак".

— Ну, игра такая — и я принялась живописно рассказывать игру, попутно придумывая половину новых правил, поскольку старые я очень плохо знала.

— Что ж — выслушав, трупик неприятно усмехнулся, показывая пеньки сгнивших зубов. Я невольно поморщилась. — Предлагаю пари. Играем в игру: выигрываете вы — уходите, мы — вы умрете.

— Мне нужно посовещаться — важно откликнулась я. Зомби согласно махнул рукой, и я присоединилась к моим друзьям, с интересом прислушивающихся к моим россказням. — Колден, их можно сжечь?

— Нет! — качнул головой колдун. — Даже горя, они продолжают двигаться. Не забывай — они мертвы и боли не чувствуют.

— Что ж. Значит, сыграем! — и я зловеще усмехнулась, блеснув клыками.

Скоро я выстроила ворота из зомби женского рода, а мужиков выстроила в ряды перед собой. Один принес уголь, и я жирно намалевала на их телах порядковые номера. Затем вынула меч, который, повинуясь моему желанию, перестал светиться и теперь напоминал совершенно обычный клинок. Приказав «воротам» не двигаться с места, что бы ни случилось, я приготовилась и крикнула?

— Первый!

Когда он подошел, я легким взмахом отрубила ему голову и запузырила ее заранее занявшему выгодную позицию вампиру. Он принял пас и одним изящным движением забил его в ворота противников.

— Гол! — завопила я и подпрыгнула от радости. Пока все шло хорошо.

Не успели трупы еще прийти в себя от такой наглости, как я уже отправила Луну еще шесть "мячей".

— Это не по правилам! — закричал вратарь, в лице старейшины деревни.

— Откуда ты знаешь, раз никогда не играл? — резонно заметила я, пыхтя от напряжения и двигаясь по заранее отработанному в голове механизму: шаг вперед, взмах мечом, пинок ногой, шаг вперед, взмах мечом,… Уже десяток голов покоились в воротах противника. Колден тоже принял участие в «игре». Оттеснив вратаря, он давил мощными копытами снаряды.

Тела обезглавленных зомби ползали вокруг в поисках потерянной конечности. Их мерзкие бока то и дело задевали мои ноги, заставляя морщиться от омерзения и сглатывать противную слюну. Я с трудом удерживала свой обед в желудке.

Наконец ряды передо мной истаяли. Я устало было опустила руки, но тут же пришлось вернуть их в боевое положение. Перед лицом вырос разъяренный старейшина:

— Ты за это ответишь! — прошипел он.

— Да ну! — нахально ответствовала я и от души рубанула. Меч без малейшего сопротивления прошел через гниющую плоть. — Эх, ма… лето не зима… — и я изо всех сил пнула "мяч".

— Гол!!!!

— Победа!!!

Борак подошел ко мне и улыбнулся:

— Хорошая игра. Мне понравилось. Интересно, а какие у нее правила на самом деле?

— А черт их знает, — честно ответила я, продолжая ликовать. За радостным возбуждением я не заметила, как вампир начал потихоньку отступать назад.

— Мили, — тихо позвал он.

— Чего надо?! - отмахнулась я, продолжая любоваться "игровым полем".

— Милен, — не отставал вредный вампир, по-прежнему не повышая голоса.

— Да че пристал? Отстань, противный… — протянула я и осеклась.

У-упс! Вот что хотел сказать дружелюбный кровосос. Толпа "пеших без головы" и с головой перли на нас. В плечо мне ткнулось что-то теплое, заставляя подпрыгнуть от неожиданности и вынуть в прыжке меч.

— Ну, ты и нервная-а — протянул Колден, скосив глаза на острие меча, упирающееся ему в лоб. — Лечиться надо. Садись быстрее.

Я вспрыгнула ему на спину, доехала до таверны и повернулась к врагам,… когда они со своей черепашьей скоростью, сталкиваясь друг с другом, дошли до нас, я уже пару раз выиграла у Луна в крестики и нолики на щелбаны, затем с десяток раз проиграла. С горя поела, затем полежала на травке и к подходу мертвяков стояла отдохнувшая, сытая по горло и играми и едой. Лоб немного побаливал от затрещин вампира, хотя он и так, похоже, сдерживал силу. Короче хорошего настроения мне сей факт не прибавил.

Меч, вытащенный из ножен за спиной, наконец, радостно засиял, предвкушая новую битву. От этого холодного синего пламени зомби замерли.

— Да вы что издеваетесь? — взвыла я. — Мне полагается удирать. Так если я умотаю, вы же и за год не догоните! Надоело!

И я скорым шагом направилась к трупикам в лохмотьях одежды. Рядом темной полосой мелькнул меч Борака, который после моих слов беззвучно ржал, обнимая оружие. Успокоившись, он догнал меня, и мы совместно врубились в ряды противников. Слава Богу, оба прекрасно видели в темноте. Мы прошили толпу как раскаленный нож масло. Обезглавленные еще некоторое время пытались сориентироваться. Мы с вампиром, не долго думая, воспользовались этим преимуществом и покрошили первый ряд на кусочки. Колден воспользовался свободным проходом и протолкался к нам, наступая на отрубленные части.

Вампир с нечеловеческой скоростью орудовал клинком. В его руках он порхал как перышко, хотя я представляла сколько это «перышко» весит. Не для моей ручки. Мой синий меч был очень легким, хотя и слегка длинноватым для моей руки. С другой стороны это давало некоторые преимущества. Вот, например, сейчас, стараясь не отвлекаться на виртуозно работающего копытами колдуна, я ткнула острием в район сердца одного из зомби. Тот, удивленно булькнув, рассыпался пеплом, обдав меня и заставив чихнуть пару раз.

— Ого! — оглядев дело своих рук, я поплевала на ладони, взялась за рукоять и с удвоенной скоростью начала тыкать во все стороны, стараясь попасть в сердце. Получалось раза с третьего. Зомби догадались, в чем дело и стремились увильнуть от пылающего клинка. — Выходила на берег Катюша-а-а — затянула я, стараясь отвлечь себя от мыслей о численности противника.

Через несколько минут я стояла уже спина к спине с Луном. Вокруг валялись обрубки тел, присыпанные пеплом. Затем мы с вампиром принялись работать в паре: Борак отбивает все удары, направленные на меня и попутно отрубает руки зомби, а я в свою очередь, протыкаю сердце и испепеляю мертвяков.

— Все! — шумно выдохнула я. — Я больше не могу!

— Должна! — крикнул вампир. Он едва успевал парировать удары, сыплющиеся со всех сторон. Кстати, а откуда у зомби оружие? — Они не устанут, уж поверь!

— Да верю, верю… — пробормотала я.

В этот момент чья-то рука с оружием вонзила острие ржавого меча в мое плечо. Резкая боль показала, что не всегда мне будет везти. Я перекинула меч в левую ладонь и неуклюже продолжала отбиваться, стараясь избавиться от полосы железа в плече. Борак, зарычав, отрубил тянущуюся ко мне конечность и вырвал меч из руки. Я вскрикнула от боли и поглядела на струйки крови. Моей крови! Так, спокойно! Никакого обморока! Тут и что похуже есть…

Мы отступили к стене дома и прижались к ней, обезопасив тылы. Вампир встал передо мной, закрыв от нападавших. Я слегка шевельнула правой рукой и сжала зубы от боли. Злость постепенно поднималась во мне удушливой волной. Да что такое! И чего они к нам прицепились?!

Вбросив меч в наспинные ножны (как ни странно с первого раза попала) я вскинула руки. Поскольку заклинание способное помочь в данное время Колден мне не говорил (а если и говорил, то я все равно не помню), то придется обходиться импровизацией сложенной из обширного воображения и злости, открывающей доступ к силе.

Словно почувствовав что-то, Лун оглянулся и красивым пируэтом ушел в сторону, предоставляя мне свободу действия. Правильно, когда я злая со мной лучше не встречаться!

Закрыв глаза, я полностью отдалась полету фантазии, стремясь четко выразить, чего именно я желаю. Глаза распахнулись и загорелись зеленым огнем. Сила кружила вокруг меня спиралью, оставляя в теле приятную истому. Какое прекрасное чувство! Ты словно всемогуща!… Поглядев на зомби, я мстительно улыбнулась, и от моей улыбки противники шарахнулись кто куда.

Врешь, не уйдешь!…

Вскинув руки, я почувствовала, как нечто пронеслось между ладонями и брызнуло в разные стороны. Зеленые молнии прошивали зомби как бумагу, оставляя лишь пепел на земле. Пролетая сквозь одного, электрические разряды раздваивались, уничтожая все больше врагов.

— Так вам! Твари… — злорадно прошептала я и потеряла сознание.


* * * | Медальон | * * *