home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ВРЕМЯ ПРОРОЧЕСТВ

Чем была вызвана задержка строительства Иерусалимского Храма тем, что царь Давид пролил слишком много крови в войнах и междоусобных стычках, или это был всего лишь предлог, скрывавший более вескую причину?

Довольно странно, что время, прошедшее от повторного заключения завета с Авраамом (а также и с Исааком) на горе Мориа до начала строительства Храма составляет ровно тысячу лет. Это странно вдвойне, потому что ссылка Мардука тоже продолжалась тысячу лет. Такое совпадение вряд ли можно отнести к случайным.

В Библии прямо говорится, что время строительства Храма было определено самим Богом; несмотря на то что все детали архитектурного плана и макет были уже готовы, именно Бог через пророка Нафана сообщил, что приступить к строительству должен не Давид, а следующий царь, Соломон. Совершенно очевидно также, что вовсе не Мардук определял время окончания своей ссылки. Ведь он в отчаянии восклицал: «Доколе?» — и это значит, что срок наказания был ему неизвестен Все находилось в руках Судьбы — или верховного Бога, которого иудеи называли Иегова.

Обычно представление о том, что тысячелетие — это не простое календарная дата и что с ним связаны апокалипсические события, ассоциируется с видением из 20 главы Откровения Иоанна, где предрекалось, что «дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана», низвергнут в бездну и скуют его там на тысячу лет, «дабы не прельщал уже народы, доколе не окончится тысяча лет». После этого Гог и Магог развяжут мировую войну, случится первое воскрешение из мёртвых, и на землю придёт Мессия.

Эти образные слова, вводившие в христианство понятие (и ожидание) апокалипсического конца тысячелетия, были написаны в первом веке нашей эры. Поэтому несмотря на то, что в книге апостола Иоанна «империей зла» называется Вавилон, теологи предполагают, что автор Откровения имел в виду Рим.

Но даже с учётом этого обстоятельства следует отметить один важный момент — слова Откровения совпадают с видением пророка Иезекииля (шестой век до нашей эры), который говорил о воскрешении из мёртвых (глава 37) и о войне с Гогом и Магогом (главы 38 и 39). Случится это, говорит Иезекииль, «в конце лет». Бог предсказывал эти события ещё «в древние дни чрез рабов Моих, пророков Израилевых, которые пророчествовали в те времена».

Пророчество было сделано за много веков до Иезекииля, и подтверждение этого можно найти в самой Библии:

Ибо пред очами Твоими

тысяча лет,

как день вчерашний.

Это утверждение, звучащее в Псалтире, приписывается теологами самому Моисею. Таким образом, представление о тысячелетии как о божественной единице времени появилось ещё во времена Исхода. И действительно, во Второзаконии (7:9) говорится о том, что Господь будет хранить Завет с Израилем «до тысячу родов», а в Псалме Давида, сочинённом после того, как Ковчег Завета был перенесён в город Давида (1 Книга Паралипоме-нон, 16:15), «тысяча родов» упоминается ещё раз. В других псалмах постоянно повторяется слово тысяча, относящееся к Богу и его чудесам; в псалме 68 тысяча используется как единица измерения количества Колесниц Божьих.

Древнееврейское слово «тысяча» — элеф — записывается тремя буквами: алеф («А»), ламед («Л») и пе («П» или «Ф»), — и может читаться как «алеф». первая буква алфавита, имеющая числовое значение «1». Сума числовых значений всех трёх букв равняется 111 (1 + 30 + 80), что можно интерпретировать как тройное подтверждение единства Иеговы и монотеизма, поскольку слово «один» является кодовым словом для понятия «Бог». Не случайно, что эти же три буквы, поставленные в обратном порядке, образуют слово «пелех» — чудо из чудес, эпитет для дела рук божьих, тайн неба и земли, недоступных человеческому пониманию. Эти чудеса из чудес обычно имеют отношение к тому, что было создано и предсказано в далёком прошлом, и о них же спрашивает пророк Даниил (12:6), желая знать, что произойдёт «в конце дней».

Похоже, в строфах, где упоминается тысячелетний период, мы имеем дело с многозначностью смысла и многоступенчатой кодировкой: это не просто последовательный отсчёт времени, но также указание на продолжительность Завета, зашифрованное восхваление монотеизма и пророчество относительно окончания тысячелетия и «последних дней».

Библия даёт ясно понять, что тысяча лет, отсчёт которых начинается со строительства Храма, совпадает с периодом, идентифицируемым нами как первое тысячелетие до нашей эры, которое было временем пророчеств.

Чтобы осознать смысл событий и пророчеств этой эпохи, нужно перевести часы назад, в предыдущее тысячелетие, к моменту ядерной катастрофы и признания верховной власти Мардука.

Так называемые «плачи», описывающие опустошение и смерть, принесённые в Шумер и Аккад накрывшим Месопотамию смертоносным радиоактивным облаком, дают представление о том, как при приближении «злого ветра» боги поспешно покидали свои «культовые центры». Одни прятались в горах, другие бежали на «дальние равнины». Инанна, бросив все своё имущество, отплыла в Африку на подводном судне, супруга Энки Нинки «птицей» улетела в Абзу на юге Африки, а сам Энки нашёл безопасное убежище на севере. Энлиль и Нин-лиль ушли в неизвестном направлении — как и незамужняя Нинхурсаг. В Лагаше богиня Бау осталась одна, потому что после ядерного взрыва от Нинурты не было никаких вестей; она медлила с отъездом, «горько оплакивая священный храм и город». Задержка стоила ей жизни — смертоносная буря настигла богиню, как простых смертных.

В число многочисленных богов и богинь, спасавшихся бегством, входят и покровители Ура. Мы уже рассказывали о том, как Нанна/Син отказывался верить, что судьба его города предрешена. В Плаче, написанном впоследствии его супругой Нингаль, она описывает, что они не покидали город, несмотря на ужасающий смрад от разлагающихся трупов, которыми были усеяны улицы Ура. Всю следующую ночь они провели в подземном убежище своего зиккурата, но утром, осознав, что город обречён, тоже ушли.

Радиоактивное облако, которое ветры сносили на юг, пощадило Вавилон, и этот факт был воспринят как знамение, подтверждавшее верховную власть Мардука, символом которой стало наречение его пятьюдесятью именами. Первым делом Мардук принял предложение отца, чтобы аннунаки собственноручно построили ему в Вавилоне дом/храм Э.САГ.ИЛ («дом высокой главы»). На священной территории был также возведён второй храм, предназначавшийся для празднования Нового года и чтения переделанной поэмы «Энума элиш»; его название, Э.ТЕМЕНАН.КИ («дом основания небо-земля»), явно указывало на то, что он заменил ДУР.АН.КИ («связь небо-земля») Энлиля, который находился в центре Нип-пура в бытность города центром управления миссией.

Учёные практически не занимались анализом математических аспектов Библии, оставив без внимания одну загадку: почему Еврейская Библия полностью перешла на десятеричную систему, хотя Авраам по происхождению был «ибри» — шумером из Ниппура, — а все тексты Книги Бытия основаны на шумерских источниках? Почему шумерская шестидесятеричная (с основанием 60) система не нашла отражения в библейской нумерологии?

Вполне возможно, к этому был причастен Мардук. Переход к нему верховной власти он отметил провозглашением Нового Века (Овна), реформировав календарь и построив новые Врата Богов. В этих его действиях можно усмотреть связь с новой математикой — переход от шестидесятеричной к десятеричной системе счисления.

Средоточием всех перемен стал храм-зиккурат Мардука, который по предложению Энки построили сами аннунаки. Археологические находки, сделанные на его развалинах (он несколько раз перестраивался), а также информация из глиняных табличек с точными архитектурными данными, позволяют реконструировать его облик. Зиккурат состоял из семи ступеней, верхняя из которых служила домом Мардука. Это сооружение, спроектированное самим Мардуком (он хвастался этим) в соответствии с «письменами верхнего неба», в плане представляло собой квадрат. Длина каждой стороны нижней ступени составляла 15 гар (около 300 футов), а высота 5,5 гара (примерно 110 футов). На первой ступени была построена вторая, меньшая по размерам — и так далее, вплоть до седьмой; высота всего храма достигала 300 футов. В результате получилась фигура, вписанная в куб с длиной ребра 60 гар При возведении в квадрат (60 х 60) получалось небесное число 3600, а при возведении в куб (60 х 60 х 60) — число 216 000, которое указывало на неявный переход к десятичной системе, поскольку представляло собой зодиакальное число 2160, умноженное на 100.

Четыре угла зиккурата были ориентированы по четырём сторонам света. Исследования археоастрономов показали, что высота каждой ступени была тщательно рассчитана, чтобы обеспечить удобство астрономических наблюдений на этой географической широте. Таким образом, новый зиккурат должен был не только затмить Экур Энлиля, но и отобрать у Ниппура астрономические/календарные функции.

На практике эта цель была достигнута при помощи реформы календаря, что стало вопросом теологического престижа, а также необходимостью — зодиакальный сдвиг (от созвездия Тельца к созвездию Овна) требовал смещения начала отсчёта, чтобы месяц ниссан оставался первым месяцем года и месяцем весеннего равноденствия. Для этого Мардук приказал, чтобы в текущем году удвоился последний месяц годового цикла аддар. (Приём удвоения месяца аддар семь раз в течение девятнадцатилетнего цикла был позаимствован иудейским календарём как средство периодической синхронизации солнечного и лунного года.)

Реформа календаря прошла не только в Месопотамии, но и в Египте. Здесь её провёл бог Тот, чей «тайный номер» равнялся 52 — год был поделён на 52 недели по 7 дней в каждой, в результате чего длительность солнечного года составила только 364 дня (на это обстоятельство указывает Книга Еноха). Мардук (Ра) предпочёл в качестве делителя использовать число 10: у него год состоял из 36 «деканов» по 10 дней, а к получившимся 360 дням в конце года добавлялись пять особых дней, что доводило общую продолжительность года до 365 дней.

Провозглашённый Мардуком Новый Век не был веком монотеизма. Мардук не объявил себя единственным богом, потому что нуждался в других богах, которые почитали бы его и восхваляли как верховного. Для этой цели он построил на священной территории вавилонского зиккурата небольшие храмы и дома для других главных богов и пригласил их поселиться там. В древних текстах нет упоминаний о том, что кто-то принял это приглашение. К тому времени когда приблизительно в 1890 году до нашей эры в Вавилоне была основана царская династия, о которой мечтал Мардук, рассеянные по всей Земле боги начали создавать новые царства вокруг Месопотамии.

Среди них выделялся Элам со столицей Сузы и Ни-нуртой как главным божеством — к востоку от Междуречья. На западе, на берегу Евфрата, расцвело царство со столицей Мари (от слова «амурру», или «западный»); его великолепные дворцы были украшены фресками с изображением Иштар, которая вручает атрибуты власти царю (рис. 84), что свидетельствует о влиянии этой богини. В горах земли хеттов, где местное население уже давно поклонялось младшему сыну Энлиля Ададу (под именем Тешуб, или «Бог бурь»), начинала формироваться настоящая империя, сильная и амбициозная. Между землями хеттов и Вавилоном возникло совсем новое царство Ассирия — с таким же пантеоном богов, как в Шумере и Аккаде, за исключением главного бога, который носил имя Ашшур («Тот, кто видит»). Он объединил в себе власть и личности Энлиля и Ану и изображался он внутри круглого объекта с крыльями, повсеместно присутствующего на ассирийских памятниках (рис. 85).

А в далёкой Африке существовал Египет, царство на берегах Нила. Однако здесь наступила эпоха раздроблённости и хаоса, названная историками Вторым переходным периодом, в результате чего страна перестала играть заметную роль на международной арене вплоть до образования Нового Царства приблизительно в 1650 году до нашей эры.

Учёные не могут найти объяснения, почему именно в этот период на Ближнем Востоке было неспокойно. Новую, Семнадцатую, египетскую династию охватила имперская лихорадка, и вступивший на престол фараон предпринимал походы в Нубию на юге, Ливию на западе и земли средиземноморского побережья на востоке. Вторгнувшись в царство хеттов, фараон послал свои войска через горы Загрос, а также вдоль побережья Средиземного моря; его наследник покорил Мари. В самом Вавилоне появившиеся как будто из ниоткуда касситы (на самом деле с северо-востока, из граничащих с Каспийским морем земель) напали на город и свергли династию, основанную ещё Хаммурапи.


Космический код

Рис. 84.


Космический код

Рис. 85.


Каждый народ утверждал, что ведёт войну во имя и по указанию своего бога, и поэтому множившиеся военные конфликты отражали соперничество между самими богами. В пользу этого вывода может свидетельствовать замена имён Ра и Амона, использовавшихся в качестве приставок к именам фараонов, на имя бога Тота. Изменение это прослеживается с Тутмоса I (1525 год до нашей эры), правление которого также отмечено гонениями на израильтян. Причина притеснений, приведённая фараоном, показательна: готовя военный поход на На-харин в верхнем течении Евфрата, он опасался, что израильтяне превратятся в «пятую колонну». Почему? На-харин располагался неподалёку от Харрана, где жили потомки родственников библейских патриархов.

Без объяснения остаётся вопрос, зачем египтянам — теперь они поклонялись Тоту — посылать армию для покорения далёкого Харрана. Эта загадка не даёт нам покоя.

Военные походы и гонения на израильтян, кульминацией которых стал приказ убить всех еврейских младенцев, достигли наивысшей точки в период правления Тутмоса III, что вынудило Моисея спасаться бегством после того, как он вступился за свой народ. Вернуться в Египет из Синайской пустыни он смог лишь в 1450 году после смерти Тутмоса III. Через семнадцать лет после мночисленных требований и обвинений, предъявленных Иеговой «Египту и его богам» израильтян выпустили из Египта, и начался Исход.

Два случая, о которых рассказывается в Библии, и серьёзные перемены в Египте указывали на сдвиги в религиозных воззрениях других народов, ставшие результатом чудес, якобы совершенных Иеговой, чтобы помочь своему избранному народу.

В 18 главе Исхода говорится, что когда «услышал Иофор, священник Мадиамский, тесть Моисеев, о всём, что сделал Бог для Моисея и для Израиля, народа Своего», то пришёл в стан израильтян и, выслушав подробный рассказ Моисея, заявил: «…Ныне узнал я, что Господь велик паче всех богов», — а затем принёс жертвы Господу. Другой подобный инцидент (Числа, главы 22— 24) произошёл после того, как царь моавитян призвал волхва Валаама, чтобы он проклял приближающихся израильтян. Но Валаама посетило «божественное видение», в котором ему было сказано, что Господь благословил Дом Иакова и победить израильтян невозможно

Признание мадиамским священником и волхвом моавитян власти и превосходства Иеговы оказали неожиданно сильное влияние на царскую династию Египта. В 1379 году до нашей эры фараон взял себе новое имя (в честь бога Атона, который изображался в виде Крылатого Диска, рис. 86), перенёс столицу на новое место и стал поклоняться единому богу. Это был непродолжительный по времени эксперимент, конец которому положили жрецы Амона-Ра. Таким же недолговечным оказалось представление о вечном мире, который воцарился бы после установления веры в единого бога. В 1296 году египетская армия, уже направившаяся к Харрану, была разбита хеттским войском в битве при Кадете (на территории современного Ливана).


Космический код

Рис. 86.


Пока египтяне и хетты уничтожали друг друга, обозначилось усиление ассирийского царства. Серия походов буквально во всех направлениях завершилась взятием Вавилона ассирийским царём Тукулти-Нинуртой I теофорическое имя, указывающее на религиозные предпочтения, — и пленением вавилонского бога Мардука. Последующие события типичны для политеизма той эпохи: вместо того чтобы очернять низложенного бога, его привезли в ассирийскую столицу, и, когда пришло время для новогодних ритуалов, именно Мардуку, а не Ашшуру были посвящены древние церемонии. Такая — выражаясь современным языком — «унификация церквей» не смогла остановить упадка царств, некогда составлявших единую империю, и в течение нескольких последующих столетий восточные государства Месопотамии, подобно хеттам и египтянам, лишились всех покорённых земель.

Именно угасание имперских амбиций создало условия для появления богатых городов-государств на западе Азии — особенно вдоль средиземноморского побережья, в Малой Азии и даже на Аравийском полуострове. Приплывшие на судах завоеватели — «люди моря», как называли их египтяне, — попытались закрепиться на территории Египта и в конечном итоге осели в Ханаане. В Малой Азии греки направили сотни судов для покорения Трои. Народы, говорившие на языках индоевропейской семьи, проложили себе путь в Малую Азию и в низовья Евфрата. В Элам вторглись предки персов. В Аравии разбогатевшие на контроле торговых путей племена обратили свой взор на плодородные земли на севере.

В Ханаане, уставшем от постоянных войн между городами-государствами и местными вождями, израильтяне через своего первосвященника Самуила обратились к Господу, прося его сделать их сильным народом и дать им царя.

Первым царём израильтян стал Саул; ему унаследовал Давид, перенёсший столицу в Иерусалим.

Библия перечисляет «людей Божьих» этого периода и даже называет их пророками — в узком значении этого слова, то есть говорящими от имени Бога. Они передавали божественные послания, но всё ещё были больше похожи на жрецов-предсказателей, пользовавшихся известностью в древние времена.

И только после постройки Дома Господа пророческая деятельность — предсказание грядущих событий — достигла своего наивысшего расцвета. Во всём Древнем мире не было никого, кто мог бы сравниться е еврейскими пророками, которые сочетали проповедь справедливости и морали с предвидением будущего.

Период, который мы задним числом называем первым тысячелетием до нашей эры, в действительности был последним тысячелетием сорокавековой эпохи, которая началась с расцветом шумерской цивилизации. Поворотным моментом этой человеческой драмы, которую мы назвали «Хроники человечества», была ядерная катастрофа, уничтожение Шумера и Аккада и передача эстафеты цивилизации от шумеров к Аврааму и его потомкам. Этот перелом произошёл через две тысячи лет после начала новой эпохи. Теперь подходила к концу вторая половина периода, начавшегося с расцвета Шумера и посещения земли богом Ану примерно в 3760 году до нашей эры.

Именно эта нить соединяла великих библейских пророков того времени: цикл завершался, и то, что было предсказано «в начале дней», должно было исполниться «в конце дней».

Человечеству давалась возможность раскаяться, восстановить справедливость и мораль, признать, что на свете есть только один истинный Бог — даже среди эло-гим. Каждое слово, видение или поступок пророков передавали следующее послание: время уходит, и грядут великие события. Иегова не стремится истребить грешников — он ждёт их возвращения на путь праведности. Человек не может изменить Рок, но он в состоянии управлять Судьбой; простые люди, цари и народы должны выбрать, каким путём идти дальше. Но если зло победит, в человеческих отношениях будет править несправедливость, а народы не перестанут воевать друг с другом, то их ждёт Божий Суд и гибель.

Сама Библия признает, что это послание было предназначено отнюдь не для восприимчивой аудитории. От евреев, окружённых народами, которые представляли кому они поклоняются, требовали строгого соблюдения законов, провозглашённых богом, даже облик которого был неизвестен. Истинные пророки Иеговы были вынуждены противостоять «лжепророкам», которые тоже заявляли, что они говорят от имени Господа. Жертвоприношения и дары Храму искупят все грехи, утверждали лжепророки, а Исайя возражал им, что Богу угодны не жертвы, а праведная жизнь. Нет, отвечали лжепророки, скоро на земле наступит мир.

Для того чтобы люди им поверили, библейские пророки совершали чудеса — подобно Моисею, который по научению Господа творил чудеса сначала для того, чтобы фараон отпустил народ Израиля, а затем с целью убедить израильтян во всемогуществе Бога.

Библия подробно описывает трудности, с которыми столкнулся пророк Илия во времена правления Ахава (в северном Израильском царстве), супруга которого была родом из Финикии и принесла с собой культ ханаанского бога Ваала. Илия к тому времени был уже известен тем, что умножил муку и масло у приютившей его женщины, а также оживил умершего мальчика, столкнулся с самым трудным из выпавших на его долю испытаний — он должен был противостоять жрецам Ваала на горе Кармель. Перед многочисленной толпой, которую возглавлял сам царь, требовалось доказать, кто является «истинным пророком». Приготовили жертвенный костёр, но огонь не зажигали — он должен был сойти с небес. «Пророки Вааловы» призывали своего бога с утра до полудня, но в ответ не раздалось ни звука (3 Книга Царств, глава 18). Насмехаясь над ними, Илия сказал, что их Бог, наверное, спит, и посоветовал кричать громче. Затем Илия взял камни и восстановил разрушенный алтарь Иеговы, уложил на него дрова и жертвенного тельца, а затем попросил залить алтарь водой, чтобы все убедились, что там нет огня. После этого он призвал имя Господа, бога Авраама, Исаака и Израиля, «и ниспал огонь Господень и пожрал всесожжение, и дрова, и камни, и прах, и поглотил воду, которая во рве». Получив подтверждение превосходства Иеговы, люди схватили жрецов Ваала и убили их.

После того как Илия был вознесён на небо в огненной колеснице, его ученик и последователь Елисей тоже творил чудеса, чтобы доказать, что он истинный пророк Он превратил воду в кровь, оживил мёртвого мальчика, наполнил пустые сосуды каплей масла, накормил сто человек одним ломтём хлеба и заставил железо плавать в воде.

Должны ли мы верить во все эти чудеса? Из Библии — из рассказов о временах Иосифа, а затем и Исхода — и из египетских текстов, таких, как «Рассказы магов», нам известно, что при дворе фараона имелись свои маги и предсказатели. В Месопотамии были жрецы-предсказатели, прорицатели и волхвы, толкователи снов. Тем не менее, когда в девятнадцатом веке в моду вошла научная дисциплина под названием «критика Библии», эти рассказы о чудесах лишь укрепили убеждение, что всё, о чём говорится в Библии, должно найти подтверждение в независимых источниках. К счастью, среди первых археологических находок девятнадцатого века оказалась стела моавитского царя Месы с надписью, в которой не только подтверждались сведения об Иудее той эпохи, но и приводилось полное имя Иеговы — крайне редкий случай в небиблейских текстах (рис. 87). И хотя надпись нельзя считать прямым подтверждением самих чудес, эта находка — как и последующие — позволила установить подлинность библейских событий и персоналий.


Космический код

Рис. 87.


Найденные археологами тексты и артефакты не только подтверждали библейские истории, но и позволили пролить свет на разницу между библейскими пророками и предсказателями других народов. С самого начала еврейские «небиим» — этот термин обычно переводят как «пророк», но в буквальном переводе это «говорящий от имени Бога» — объясняли, что это не их чудеса и пророчества, а Бога. Чудеса творил Господь, а предсказанные события были лишь исполнением его воли. Более того, они никогда не выступали в качестве придворных предсказателей и часто критиковали и обличали власть имущих за творимое зло или неверные решения. Даже царь Давид подвергся осуждению за то, что соблазнил жену своего военачальника — хетта Урии.

По странному совпадению — если это действительно совпадение — в то же самое время Давид захватил Иерусалим и начал подготовку к возведению Дома Господа на священной платформе, а так называемая «старая Ассирия» окончательно пришла в упадок, и начался новый период в истории страны, который учёные называют неоассирийским. Как только был построен Иерусалимский Храм, город начал привлекать внимание правителей дальних стран. Прямым следствием этого процесса стало повышенное внимание пророков к другим государствам и народам, и они уже включали в свои пророчества предсказания, относящиеся ко всему миру, а не только к Иудее, отколовшемуся от Израиля северному царству. Широта охвата мировых событий и глубина их понимания просто удивительны — для пророков, которые до того, как их призвал Господь, были простыми земледельцами.

Такое знание дальних стран и народов, имён их царей (а в одном случае даже прозвища), торговли и торговых путей, армий и вооружений должно было производить сильное впечатление даже на царей Иудеи. Как минимум, в одном случае этому было дано объяснение. Пророк Анания (предупреждая иудейского царя, чтобы он не заключал мир с арамеями) пояснил царю, что тот должен опираться лишь на слово Божье, поскольку именно глаз Господа охватывает всю землю.

В Египте период раздроблённости также закончился, и новая Двадцать Вторая Династия, объединив страну, стала вновь играть активную роль в международных делах Первый фараон новой династии Шешонк стал первым из правителей одной из великих держав того времени, который силой захватил Иерусалим и его сокровища (правда, не разрушив и не осквернив Храм). Это событие, случившееся в 928 году до нашей эры и описанное в 14 главе 3 Книги Царств и в 12 главе 2 Книги Паралипоменон, было предсказано Господом заранее через пророка Самея, который рассказал о грядущем нашествии царю и вождям Иудеи. Кроме того, это один из немногих случаев, когда библейский рассказ подтверждается независимым источником — надписями, сделанными по приказу самого фараона на южной стене его храма в Карнаке.

Набеги ассирийцев на еврейские царства, точно зафиксированные в Библии, в первую очередь затронули северный Израиль. И в этом случае данные Библии полностью совпадают с анналами ассирийских царей; Сал-манасар III (858—824 год до нашей эры) даже изобразил склонившегося перед ним иудейского царя, причём над всей это сценой доминирует символ Нибиру в виде Крылатого Диска (рис. 88а). Через несколько десятилетий царь Израиля предотвратил военное столкновение, собрав дань для ассирийского царя Тилгат-Пилесера (745—727 годы до нашей эры). Но это лишь отсрочило события: в 722 году до нашей эры ассирийский царь Салма-насар V вторгся в северное царство, захватил его столицу Самарию (Шомрон, или «маленький Шумер», на древнееврейском языке), после чего отправил в изгнание царя и князей. Ещё через два года следующий царь Ассирии Саргон II (721—705 годы до нашей эры) выслал всё остальное население — отсюда загадка десяти потерянных колен Израиля, — положив конец независимому существованию Израильского царства.


Космический код

Рис. 88а.


Каждую запись о военном походе ассирийские цари начинали словами: «По повелению бога Ашшура…» — тем самым придавая войнам религиозный характер. Покорение Израиля было для Саргона настолько важным событием, что надписи на стенах его дворца, повествующие о военных победах, начинаются так: «Саргон, покоритель Самарии и всей земли Израильской». Похваставшись этим достижением, венчавшим все остальные его завоевания, он заключает: «Я объединил земли, принадлежащие Ашшуру, царю богов».


ПУП ЗЕМЛИ | Космический код | * * *