home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



41. БЕСПОКОЙСТВО

– Луиза, вы видите солдат?

– Где?

– Вон там, они несутся галопом…

– Да, теперь я их вижу! Ах, Изабелла, только бы они не догнали кареты. О боже!

– Теперь самое время уповать на бога! Во всяком случае, я надеюсь, что солдаты их не догонят. Раз карету не остановили у ворот, она должна быть уже далеко… Успокойтесь, моя дорогая, и поверьте, что они сумеют избежать опасности.

Разговор этот происходил под звон колоколов и пальбу пушек. Молодые женщины переговаривались, сидя на асотее дома дона Игнацио, куда они взошли тотчас по приходе домой.

С биноклями в руках они следили за происходившим на дороге. Карета, завернув за Койоакан, исчезла, они видели затем лишь солдат, несшихся в погоню. Это были гусары. Вскоре все пропало в столбе пыли, поднятой лошадьми.

Затем прекратились выстрелы и звон колоколов. Все затихло, и город успокоился. Только Луиза Вальверде и ее подруга были охвачены волнением.

Они переживали как за участь беглецов, так и за свою собственную. Они начали думать о последствиях своего участия в побеге арестантов. Чем же это кончится, если экипаж и беглецы будут настигнуты?

Как объяснить, почему в экипаже оказались спрятанными кинжалы, пистолеты и, в особенности, пила и мужские плащи?

Для чего понадобились они молодым женщинам, выехавшим на прогулку? Они не боялись измены кучера, но опасались, что если все вещи будут найдены, судьба их решена…

Беспокойство сильно подействовало на молодых женщин, которым не с кем было даже посоветоваться. Дон Игнацио, узнав о случившемся, пришел в ярость: его экипаж, лошади – все пропало! Что сказал бы он, если бы знал, что и пистолеты его подверглись той же участи?

Между тем, подругам было не с кем посоветоваться, как быть. Признаться дону Игнацио? Положиться на его доброту? Луиза и Изабелла просидели долгое время, не зная, на что решиться. Спасти их мог лишь дон Игнацио. Он может сказать властям, что собирался в этот вечер с дочерью и графиней в дачное поместье. Таким образом, присутствие в экипаже оружия не возбудило бы ничьего подозрения. Что же касается теплых плащей, то и они могли пригодиться прохладным вечером в неблизкой дороге.

Кроме пилы, наличие которой было бы невозможно объяснить, подруг могли выдать чувства, питаемые ими к беглецам.

Несколько часов, проведенных вдвоем, немного успокоили девушек. Наконец, пришли первые вести. Хосе вернулся вместе с экипажем и лошадьми. Но это все! Не было ни оружия, ни пилы, ни плащей, ни беглецов!.. Это рассказала Пепита, прибежавшая сообщить новость своей госпоже. Девушки хотели немедленно видеть Хосе, но он в это время отвечал на вопросы дона Игнацио, который с разгневанным видом смотрел на изрезанную сбрую и загнанных лошадей.

Когда дона Игнацио вызвали во дворец, Хосе поспешил к молодым сеньоритам. Они сначала так закидали его вопросами, что он едва успевал отвечать, но мало-помалу они успокоились, хотя и продолжали прерывать его ежеминутно.

Он рассказал им все вплоть до того, что беглецы беспрепятственно достигли Педрегаля.

– Да будет благословенна Святая Дева! – восклицают радостно подруги. – Какое счастье! – прибавляет графиня. – Руперто Ривасу так же хорошо знакомы все тропинки в Педрегале, как аллеи в Аламеде.

Луиза, встав на колени перед образом святой Гваделупы, вознесла к ней горячие молитвы благодарности.

Хосе, окончив рассказ, продолжал стоять, хотя вовсе не ждал обещанного вознаграждения, в чем он наивно и сознался. Но графиня помнила свое обещание.

– Отважный и преданный слуга, – сказала она, – возьмите это. Вы их вполне заслужили.

Говоря это, графиня сняла с себя цепочку с часами и протянула Хосе.

– Возьми также и это, – прибавила Луиза, сняв с пальца бриллиантовое кольцо и подавая его Хосе.

– Я не приму ни того, ни другого, сеньориты, я достаточно вознагражден тем, что мог услужить вам…

– Но, Хосе, разве вы забыли наше условие? Я настаиваю, чтобы вы приняли наши подарки.

– Хорошо, но не ранее, чем мы будем уверены в спасении беглецов. До тех пор я прошу считать графиню своим кредитором.

– В таком случае я заплачу ему! – воскликнула Пепита и, бросившись ему на шею, громко поцеловала. – Впрочем, – прибавила она, – за что я целую этого человека? Ведь он только исполнил свой долг… Ха-ха-ха! Смех Пепиты не смутил Хосе: поцелуй, так давно желанный, подавал ему надежду стать, наконец, счастливым супругом Пепиты.


40. ВЕРНЫЙ ДВОРЕЦКИЙ | Американские партизаны | 42. СВЯТАЯ ОБИТЕЛЬ