home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава одиннадцатая,

в которой Эмка просыпается, Терминатор возвращается, а сеттер Петрофф попадает за решетку

Бабушка трясла его за плечо так настойчиво, что спать дальше было никак не возможно.

Эмка проснулся.

— Ну ты и перепугал меня, внучек! Как уснул у своих книжек — так только сейчас и добудилась.

Он растерянно моргнул:

— Я еще во вчера или уже в сегодня?

— Ты еще не в завтра, — улыбнулась в ответ бабушка. Что у нее за улыбка Эмке всегда становилось теплее и уютнее, когда он ее видел!

— Ну я и проголодался! — сообщил он, сладко потягиваясь.

— То-то я решила пирожков испечь, — бабушка лукаво прищурилась и погладила внучка по голове. — Идем, накормлю тебя.

— Да я только перехвачу чего-нибудь, — дел у Эмки невпроворот, столько книжек еще нужно спасти!

Он решил обязательно отыскать «Маугли» и стереть тот рисунок, на котором мальчику из джунглей пририсован костюм, а сзади изображены (Эмкой, кем же еще!) клетки.

Но шум на улице отвлек. Казалось, в дачном поселке одновременно лают все собаки, мяукают коты, кудахчут куры… Да так оно и было!

Едва прожевав порцию пирожков, Эмка рванул на улицу. Он совершенно позабыл о том, что видел во сне — да и про книги забыл тоже.

— Теть Фрось, что за шум, а драки нет? — спросил у соседки, выглянувшей, как и он, разузнать, в чем дело.

— Да вот, — досадливо пожала она плечами, — кто-то вызвал к нам «собачник». Ездят теперь, всех собак ловят, какие только под руку попадаются.

— Как так?

— Да вот так. Не каждый ведь для дачи породистую псину заведет, многим и дворняги достаточно. А эти-то как раз на дворняг и охотятся!

— Так надо их остановить! Объяснить!..

— Остановишь их! Здоровые лбы, им что дворняга, что песионер — никакой разницы. Посадят в клетку с собаками — и на мыло!

У Эмки по спине побежали мурашки.

— Ну это вы, тетя Фрося, преувеличиваете, — неуверенно протянул он.

— Может, и преувеличиваю. — согласилась она. — А может, и нет. Только проверять что-то не хочется. С такими мордоворотами и просто рядом стоять страшно, а уж спорить… Кто их знает, чего у них на уме. Если у них он вообще есть…

С этими словами тетя Фрося развернулась и пошла к себе на участок.

"Не люблю "собачников", — подумал Эмка. — А вот собак люблю. Надо что-то делать".

И мальчик побежал туда, где раздавался яростный лай.

Оттуда же, кстати, доносился и жалобный скулеж.

Свернув на ближайшем перекрестке налево, Эмка столкнулся с… Терминатором. Не с настоящим, конечно, не с тем, что из кино. Но с очень похожим на того.

— Пацан, где тут у вас еще бешеные псы есть? — «ласково» проворчал Терминатор.

От неожиданности Эмка только рот раскрыл.

— Больной, что ли? — забормотал себе под нос ловец дворняжек. — Да ты не бойся, пацан, дядя добрый. Хочешь конфетку?

— Н-нету у нас собак бешеных!

— Тьфу ты, он, оказывается, просто тормоз. Пацан, я ведь не из милиции, расследование проводить не собираюсь. У меня, понимаешь, так: есть сигнал — я на него реагирую, нету — плюю в потолок.

"Наверное, с ним редко разговаривают. Вот он и болтает. Объясняет мне все".

Вслух же Эмка произнес:

— Дядь, а кто звонил-то?

— Странный ты! Да разве ж я знаю? Говорю ведь: я не милиция! Есть сигнал…

— Дядь, а если собака укусит?

— Кого? — удивился Терминатор. По выражению его лица Эмка понял, что сморозил глупость. От такого «дяди» не только люди, но и любой зверь поспешит схорониться.

— Ну… Вдруг бультерьер попадется… — нашелся мальчик.

— Пле-евал я на бультерьера! А уж когда я плюю… — Терминатор мечтательно зажмурился. — Когда я плюю, то под плевок не попадайся — будь ты хоть негр преклонных годов! Ха-ха-ха!

"Дядя" от собственной шутки заржал так — деревья задрожали!

— Ну че ржешь тут? — послышался еще один «ласковый» голос. — Открывай машину. Глянь, какого красавца поймал!

Терминатор повернулся, а Эмка тихонечко выглянул из-за его широченной спины. К машине, которую мальчик сперва не заметил (был слишком поглощен видом "дяди"), шагал другой, не менее здоровый мужик, волоча за собой сетку. В сетке, лая и отчаянно пытаясь вырваться, пребывал самый что ни на есть породистый пес!

— Эй! — крикнул Эмка. — Это ж не дворняга, это — сеттер Петрофф!

— Да хоть Гагарина с Пушкиным! Я на него столько нервов и сил потратил, что теперь все равно — хоть чья собака, а на мыло я ее пущу! Из нее хорошее, импортное получится.

— Да это кличка у него такая, — поправил «собачника» Эмка. — А хозяина его зовут Егор. Он хиппи, вот и кличку дал собаке странную. У них, неформалов, такое в порядке вещей.

— Я б из этого хиппи-неформала тоже хороший брусок хозяйственного мыла сделал!

"Мама, садист какой-то!"

— Может, все-таки отпустите собаку? Она ведь не дворовая.

Сеттер жалобно заскулил.

"Собачник" зло зарычал.

Эмка задрожал.

Терминатор повел плечами:

— Отпустим, отпустим. В клетке.

А его напарник уже подошел к машине — секундой раньше там оказался Терминатор.

— На раз-два-три открывай! — скомандовал «собачник». Было видно, что Терминатор его побаивается.

— Раз! Два! Три!

Сеттер Петрофф полетел в клетку.

От несправедливости происходящего и собственной беспомощности у Эмки подогнулись коленки.

Терминатор улыбнулся:

— Ты, пацан, так не переживай. Будь у этого пса хозяин, он бы уже стоял здесь и брызгал на нас слюной, угрожая судебными разбирательствми. А пока никого нету. Видишь?

Он оглянулся и насмешливо приставил ко рту руки воронкой:

— Ау! Хозяин!

Склонил голову, прислушался:

— Ни души.

И развел руками, мол, что я говорил.

— Так ведь сегодня — рабочий день, — промямлил Эмка. — Все в городе.

— Ну и мы в город скоро поедем.

— Вот только еще штучек пять для круглого счета отловим.

— Дяденьки! — взмолился Эмка. — Отпустите собак! У них у всех хозяева есть! Честно! Дяденьки!

Из глаз мальчишки брызнули слезы.

— Хороший хозяин в такую погоду собаку за дверь не выгонит, — сурово отрезал Терминатор, поглядев на небо.

На небе собирались тучи — вот-вот начнется дождь.

— Слышь, пацан? Иди умойся. Только с мылом. Ха-ха-ха!

"Собачники" ржали, словно кони.

Эмка заскрипел зубами.

— Ну что? Проедем еще пару дворов? — предложил Терминатор.

— Проедем, — откликнулся напарник.

Они сели в свой «газик», протряслись метров двадцать и остановились. Вывалились из машины и, держа в руках сети, разбрелись.

Эмка побежал к «собачатне». В его голове созрел план.

Псы притихли. Смотрели на мальчика и дрожали.

— Сейчас, Шарики. Сейчас, — бормотал он.

Всех собак в дачном поселке звали Шариками. Их хозяев не особо заботило, какую кличку давать псине, живущей во дворе. Один лишь Егор-хиппи отличился, назвав своего сеттера Петроффым. И то, наверное, только потому, что Петрофф был собакой породистой.

— Сейчас, Шарики.

Эмка наклонился у переднего колеса и, надавив на нипель, спустил шину. Что делать дальше, пока не придумал.

"Посмотрим по обстоятельствам".

Через несколько минут явились «собачники». Каждый из них волок по дворняге.

В клетке на двух пленников стало больше.

— Ну, поехали дальше, — зевнул Терминатор.

— Опа! — напарник в сердцах ударил кулаком по дверце — та чуть прогнулась. — Шина спустила! Запаска есть?

— Нету.

— Как нету?

— А так! Где ее, по-твоему, брать?

— В гараже!

— В гараже подшипника лишнего не допросишься!

Кусты, в которых предусмотрительно залег Эмка, тряслись от голосов ссорящихся "собачников".

— Ладно. Придется идти по домам. Может, у кого шина завалялась.

— Дадут они тебе шину, жди.

— Но попробовать надо. Пообещаем любимую собачку вернуть.

Мужики пошли вдоль улицы, заглядывая через заборы во дворы.

Вдруг дорогу им перебежала черная курица.

— Стой! — заорал на весь поселок Терминатор. — Черная курица!

— Ну ты и суеверный! Это ж не кот, болван!

И они зашагали дальше.

Эмка выскочил из кустов, забрался в кабину машины и стал рыться в инструментах. Нашел что-то вроде ломика.

…Замок на клетке практически поддался, когда пространство вокруг начало вязнуть.

Эмка поднажал из последних сил и, теряя сознание, почувствовал, что дверь распахнулась.


Глава десятая, | Книгоед | Глава двенадцатая,