home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 19

Бен Оттон приехал на «Биг-Эн» и рассказал Неверсу новости.

— Так он вернется на «Сорок шестое», верно? — задумчиво произнес Неверс. — Что же, там ему приготовят сюрприз.

Бена Оттона мучили дурные предчувствия. Он показал Блайну свой документ об увольнении с работы, но ни словом не обмолвился об этом Неверсу. Единственное, что могло его спасти, — смерть Юты Блайна. Ощущение фатальной неизбежности происходящего нависло над ним как дамоклов меч. Уверенный тон Неверов немного ободрил его.

— Кто сейчас на «Сорок шестом»?

— Турлей. Ринк и Хорнер у девчонки.

Оттон тут же вскочил со стула.

— Плохо! Люди не простят, если кто-нибудь причинит вред девушке, и ты знаешь это, Неверс. Я бы собственными руками убил любого, кто вздумал бы обойтись с ней грубо.

— Пока там Ринк, с ней ничего не случится. Он очень вежлив с женщинами, пожалуй, даже слишком. Но; — он взглянул на банкира, и глаза его сверкнули, — я собираюсь поехать туда сам. С ней надо обращаться построже. Она сама на это напрашивается.

— Оставь девушку в покое. — Голос Оттона дрожал от бешенства. — Говорю тебе, люди этого так не оставят!

— Когда мы возьмемся за дело, никто не сможет нам помешать. А потом вся вина ляжет на Блайна, и только на Него.

Было совершенно ясно, что Неверс не собирается оставлять Анджи в живых, ибо только на молчание мертвых можно полагаться вполне. Это привело Бена в состояние шока. Он изумленно уставился на Неверов, как будто видел его впервые. «Как далеко зашел этот человек! Несколько недель назад он покушался только на землю „Сорок шестого“. Потом — убийство Гида Блэйка, затем попытка убить Нела. Чья это была идея? Отчасти Неверов, отчасти Миллера… Но есть большая разница между убийством мужчины и убийством женщины». Его прошиб пот.

Неверс вышел и захлопнул за собой дверь. Бен посмотрел на дробовик у стены. Может, рискнуть? У Ортмана тоже был дробовик… Заколебался, вспомнив, что в окне барака горел свет. Он даже не понял, почему он собирается убить Неверса. Чтобы защитить Анджи? Или чтобы оправдаться перед Блайном?

У него пересохло во рту. Он залпом осушил кружку воды и направился к пристройке. Пожилой человек с недовольным выражением лица сидел на койке и читал. Другой спал на раскладной кровати. На трех других койках не было одеял.

Оттон внимательно смотрел на них.

— А остальные что, ушли?

— Да. Трое забрали свои вещи, и правильно сделали.

— Почему?

— Ранчо Неверса больше нет. — В голосе старого ковбоя звучала покорность. — Когда Неверс взялся за Блайна, всем стало ясно: Неверсу конец.

— Но Блайн же один!

— Да, но он, пожалуй, стоит десятерых, да и вас всех, вместе взятых. Миллер мертв, Фуллер, Вардлоу и еще двое или трое тоже мертвы. Теперь он убил Тода и Пиблеса, а они были парни не промах, верьте мне. А Блайн до сих пор жив.

— Ему везло…

— Это не везение, а здравый смысл. Может быть, удача тоже имеет значение, но не слишком большое. Он мыслит и действует гораздо быстрее вас. Кроме того, законы когда-нибудь начнут соблюдать и здесь, и тогда вам придется совсем туго.

Правда этих слов нисколько не обрадовала Оттона. Он резко отвернулся: теперь Неверса бросали его же люди. Он подошел к своей лошади и остановился, погруженный в мрачное раздумье.

Снова пришла на ум мысль о Неверсе и Анджи: «Боже! Какая женщина!» Он вспомнил легкость ее движений, изгиб бедер, груди… Оттон вскочил в седло, развернулся и пришпорил мерина.

Он успеет опередить Неверса. Он остановит Ринка. Он убьет Ринка или Неверса. Он убьет Неверса, да, убьет. Сам. И затем… затем…

Оттон снова вонзил шпоры в бока лошади, выехал на дорогу и помчался к домику Анджи. Он выбрал дорогу, которая вела через Блади-Бэйзин, и приедет раньше Неверса. Бен продолжал пришпоривать лошадь. Он понимал, что так может загнать коня, но это его мало беспокоило.

Ралстон Форбес сидел в кафе напротив Мэри Блэйк. Последние дни они много времени провели вместе. Форбес беспокоился. В городе и в долине напряженно ждали развязки. Ситуация походила на бочонок с порохом, который вот-вот должен взорваться. Люди были возбуждены и вооружались кто чем мог.

— Оттон уехал из города, — сказала Мэри.

— Он с ними. У меня есть список этой банды. Лад Фуллер был у них главарем, а Оттон знался с ним и до убийства твоего отца, и после. А сейчас он пытается доказать, что у него чистые руки и что он ни в чем не виноват.

— Папа всегда считал Оттона своим другом.

— Оттон очень жаден. Деньги превратились для нега в навязчивую идею.

— Как же это случилось, Ралс?

Форбес пожал плечами.

— Иногда мне кажется, что все с ума посходили. Казалось бы, большая и богатая страна — это должно побуждать людей работать, а не грабить, убивать и потворствовать злу, забывая все законы — божеские и человеческие. К счастью, многие из нас все-таки честные люди.

Вошел Пэджин, поклонился Мэри, затем пододвинул стул и сел.

— Ко мне обратились, — сказал он, — шестеро жителей города с просьбой помочь им в предстоящих выборах. Они хотят избрать мэра, шерифа и городской совет.

— Я — за. — Форбес хлопнул ладонью по столу. — Давно пора было это сделать.

— Кого выбрать шерифом? — спросил Пэджин. — Я предложил Блайна, но они не согласились.

— И не согласятся, не надейтесь. Но это не единственная кандидатура. Я предлагаю Роки Уайта.

— Ковбоя с «Биг-Эн»?

— Он работал у Нела, Неверса и Оттона. Но Роки хороший парень, к тому же он относится к работе очень серьезно. И он ненавидит убийства.

— Отлично.

— Что теперь будет, Ралс? Юте что-нибудь угрожает?

— Да, даже если он сам не будет ничего предпринимать.

Все молчали. Форбес смотрел в свою тарелку, его лицо было мрачно. Мэри с беспокойством покачала головой.

— Что они сделают, Ралс? Арестуют Юту?

— Я не знаю. Все очень возбуждены. Что-то будет. Люди ничего не имеют против Блайна — они знают, что не он начинал эту войну и что «Сорок шестое» принадлежит ему по закону. Но его репутация говорит против него. В конце концов, он больше известен как наемный стрелок.

— Ты видел Рипа? — спросила Мэри.

— Ему немного лучше. Сегодня он открыл глаза и был в сознании, правда, недолго. Потом уснул.

Мэри поднялась.

— Ралс, я беспокоюсь за Анджи. Она сейчас у себя. Еще месяц назад я бы так не волновалась, но теперь многое изменилось и может случиться все что угодно.

Форбес кивнул.

— Да, мы с Пэджином говорили о ней.

Он встал и подошел к окну. Мэри стояла молча. Свою враждебность по отношению к Анджи она приписала временному помутнению рассудка, связанному со смертью отца. Мэри боялась за ранчо; ей нравился Юта, в котором ей хотелось видеть своего защитника.

Сейчас, когда она проводила столько времени в обществе Ралса, он неожиданно ей понравился. Форбес был сродни таким людям, как Блайн, но чем-то выделялся. Он не был таким сильным, как Блайн, и не так хорошо умел обращаться с револьвером, но у него была своя цель.

— Нужно собрать вооруженный отряд, Пэджин, — внезапно обернувшись, сказал Форбес. — Мы должны ехать туда.

— Подожди немного. Нет смысла выезжать, не подготовившись. Я пошлю за Роки Уайтом.

В комнате воцарилось молчание. Подошел официант и снова налил кофе. Форбес помрачнел и глубоко задумался. Через несколько минут вошел Кент, владелец магазина. Его сопровождали Дэн Корбит, кузнец, и Док Риен.

Вслед за ними появился Роки Уайт, высокий и худой молодой человек с серьезным выражением лица и длинными сильными руками.

— Это правда? — Роки оглядел присутствующих. -Вы хотите выбрать меня шерифом?

— Да, — ответил Форбес. — Мы посоветовались и решили, что ты подходишь для этой работы. Никаких перестрелок. Только защита жизни и имущества граждан.

— Что происходит в долине?

— Анджи Киньон у себя в хижине. Это небезопасно. Мы собираемся поехать туда и привезти ее в город. Если мы наткнемся на перестрелку, то арестуем всех, кто в ней участвует.

Уайт кивнул.

— Мой отец некоторое время был шерифом. Я знаю, что должен выполнять свои обязанности, но поймите меня правильно. Я не стану стрелять, если можно этого избежать, но если это окажется невозможно, вы поддержите меня?

— Обязательно! — взволнованно воскликнул Кент. — Пора наконец навести здесь порядок и обеспечить соблюдение законов.

Форбес и остальные поддержали его. Роки Уайт обвел взглядом собрание.

—И еще… Как насчет Блайна?

— А что?

— Он, кажется, в дружеских отношениях с тобой Ралс и Пэджин является законным представителем его интересов. Но фаворитов быть не должно. Если возникнет необходимость, я его арестую.

— Это правильно, — кивнул Форбес.

Уайт переминался с ноги на ногу.

— Поймите меня. Я не ссорился с Блайном. Я оставил работу на «Биг-Эн», потому что считал, что он прав. Я и сейчас так думаю. Они не должны были захватывать это ранчо, ведь Блайн имеет полное право на него. Но тем не менее если мы хотим установить мир, то не должны проявлять к нему снисхождения.

— Верно, — подтвердил чей-то голос.

Роки Уайт отошел от стола.

— Тогда поехали.

Турлей приготовил еду, поел, затем пошарил вокруг в поисках бутылки виски. Налив себе стакан, он вышел на веранду, откуда можно было видеть дорогу в обоих направлениях. Турлей находился на ранчо уже несколько часов и начал нервничать.

Он сидел на крыльце, потягивал виски и курил, пристально глядя на дорогу. Тысяча долларов за голову Блайна — это больше, чем у него было за всю его жизнь. А Блайн может вернуться сюда в любой момент.

Зайдя на кухню, он взял бутылку и отправился обратно на веранду. Его взгляд рассеянно скользил по дороге. И вдруг… «Что там такое, уж не пыль ли? — подумал Турлей. Он взял винтовку, спустился на ступеньку ниже и прислушался. Все было тихо. — Должно быть, это ветер. Как здесь тихо!» Тишина начинала его нервировать. Не выпуская из рук винтовку, он обвел взглядом широкий двор ранчо — ничего подозрительного.

«Черт! — громко выругался он. — Я становлюсь нервным, как женщина».

С винтовкой наперевес Турлей прошел через двор к коралю и бросил лошадям сена. Несколько минут он смотрел на них, потом повернулся и лениво направился к дому, уселся на выступающие корни огромного дерева, снова обвел взглядом край леса, углы построек, дорогу— никого.

Его выводила из себя эта тишина. Он пошел к дому. Какой-то шум заставил его обернуться — пустота. Только листья, шурша, перекатывались по земле. Окончательно разозлившись, Турлей поднялся на крыльцо, широко распахнул дверь и уселся под навесом. Он снова налил себе виски. Спиртное согрело его, он почувствовал себя лучше. Намного лучше. Почему, черт побери, они не оставили с ним кого-нибудь еще? От этой кладбищенской тишины можно сойти с ума. Даже птицы и те замолчали, цикады затихли и не стрекочут, как обычно. В корале переступали и фыркали лошади. Турлей провел рукой по лицу: оно было мокрым от пота. Как жарко! Он еще раз наполнил стакан. Его взгляд остановился на кронах деревьев. Тишина. Хоть бы один лист шелохнулся!

Наконец он услышал топот копыт — лошадь бежала легким галопом. Турлей поспешно поднялся и отошел к краю крыльца. Лошадь еще не была видна за деревьями. Стук копыт слышался все ближе, и вот уже всадник приблизился к конюшне, обогнул ее и въехал во двор. Турлей не мог разглядеть его лица, наполовину скрытого полями шляпы. Человек спрыгнул на землю и бросил поводья на шею лошади. Наконец он повернулся… Турлей вгляделся пристальнее… Это был Юта Блайн. Турлей удивился. Он до последней минуты не сомневался, что всадник — друг. «Никто другой, — думал он, — не стал бы въезжать во двор так открыто и неосторожно». Но факт оставался фактом — это был Блайн. Турлей мечтал о голове Блайна, о тысяче долларов, обещанной за нее. И вот предмет его мечтаний -перед ним: бери, если сможешь. Вот этот человек, в его руках револьвер, которым он убил человек двадцать, а то и больше.

— Ты Турлей?

Турлею потребовалось сделать большое усилие над собой, чтобы не потерять дар речи. Горло пересохло. Наконец он выдавил из себя:

— Да, я Турлей.

— Двое твоих приятелей, Тод и Пиблес, отдали черту душу во время перестрелки в Ред-Крике.

— Убиты? — Голос Турлея внезапно охрип. Ему вдруг захотелось оказаться за тысячу миль отсюда. Солнце нещадно пекло. Зачем он пил это чертово виски? Человек не может хорошо владеть собой, если он пьян. — Ты убил их?

— Только Тода. Пиблес пытался убить меня, но ему помешали. У Ортмана был дробовик, и он тут же застрелил этого подонка.

— Зачем ты мне все это рассказываешь? — Турлей попытался взять себя в руки и поднять винтовку. Но успеет ли он?

— Я думаю, тебе интересно будет кое-что узнать, Турлей. Это сохранит тебе жизнь. Видишь ли, Ортман стоит за твоей спиной, а в руках у него тот самый дробовик.

Турлей вздрогнул, услышав за спиной голос Ортмана:

— Это правда, приятель. Ну так как, бросишь винтовку или рискнешь? Выбирай!

Турлей боялся пошевелиться. Вдруг они подумают, что он хочет рискнуть? Он не хотел умирать. Жизнь вдруг показалась ему невероятно привлекательной. Он с трудом проглотил слюну.

— Я не играю, когда положение безнадежно. Я сдаюсь.

Он выпустил из рук винтовку, потом отстегнул кобуру и кинул ее на землю. После этого он посмотрел на Блайна, ожидая, что будет дальше.

— Иди возьми свою лошадь, Турлей, — приказал Блайн. — И убирайся отсюда. Если ты еще раз здесь появишься, я тебя повешу.

Турлей был поражен.

— Вы… вы… меня отпускаете?

— Да, но уезжай побыстрее, пока мы не передумали.

Спотыкаясь, Турлей бросился к коню. Пайн… Это там, где… Он доедет до Пайна… Потом на юго-восток, до Силвер-Сити. Куда угодно, лишь бы подальше отсюда.


Глава 18 | Юта Блайн | Глава 20