home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

Бен Оттон сидел в конторе и мрачно глядел перед собой. Банк закрылся час назад, но он все еще не уходил. Он был голоден и зол. Новости повергли его в уныние. Пэджин все еще находился в городе, чтобы передать Блайну завещание. Лично.

Двадцать написанных от руки объявлений уже сорвали со стен по приказу Неверов, но это ничего не меняло — новость распространилась по долине с неимоверной быстротой. Форбес вместе с наборщиком забаррикадировался в редакции.

Мэри Блэйк вернулась в город и рассказала о перестрелке у брода. Ринк Виттер ходил с повязкой на лице, прикрывающей сломанный нос — память о крепком кулаке Юты Блайна. Это обстоятельство наглядно демонстрировало, что Блайн жив и успокаиваться еще рано. Охотники не добились успеха. Да, след привел их к «Сорок шестому», но вместо Юты они нашли на ранчо тело Лада Фуллера.

Клел Миллер… Лад Фуллер… Том Келси… Тим… И еще многие другие. Сколько их? И конца этому не видно.

В то утро Неверс и Фокс явились в банк и предъявили Оттону ультиматум — он и, так слишком долго держит нейтралитет, и пора положить этому конец: либо он принимает их сторону, либо он становится их врагом.

Доля Оттону предлагалась весьма крупная — более трехсот тысяч акров на богатом травой и водой ранчо и множество скота. Над этим стоило задуматься. Неверс и Фокс надеялись, что, если удача им улыбнется, они завладеют двумя самыми большими ранчо в округе и станут богатыми людьми. Двое из претендентов на эту землю были мертвы. Оставшиеся надеялись на Оттона: если он войдет в долю, их будет трое. В таком случае он мог рассчитывать на сто тысяч акров — это в четыре раза больше того, что у него есть! Помешать им мог только один человек… Если убить Блайна, препятствий больше не будет. Наследников у него нет, и закон будет в данном случае бессилен. Мэри Блэйк можно пообещать все что угодно, а потом незаметно избавиться от нее, не заплатив ничего или дав мизерную сумму, в которой она к тому времени наверняка будет нуждаться. Он знал, что у нее в банке нет и трехсот долларов. Оставался Форбес… Да, он, пожалуй, может попытаться что-то сделать, но когда уже не будет Блайна, Ринку Виттеру не составит особого труда убрать Форбеса с дороги. И тогда кусок будет готов к дележу — большой сочный кусок…

Бен Оттон нервно потер подбородок, понимая, что должен принять очень ответственное решение и что, дав согласие, он не сможет пойти на попятную. Он втайне побаивался Ли Факса. Этот дикий и опасный человек внушал ему почти мистический страх. «Но любой человек смертен, — думал Бен. — Почему бы ему не умереть невзначай, да и Неверсу тоже?».

Он резко выпрямился: «Что ж, это мысль!» И нервно облизнул пересохшие губы, представив, что, если Неверс и Фокс будут мертвы, он один получит все! «Каким же образом они могут умереть? Конечно, в стычке с Блайном. Чего уж проще… У Блайна с ними свои счеты, скорее всего он сам выйдет на них. Блайн убил Фуллера, хотя сам был тяжело ранен. Но вдруг он не справится с ними? — Оттон вспомнил холодные, безжалостные глаза Ринка Виттера. — За деньги… За большие деньги… Эти парни не знают, что такое сострадание».

Бен Оттон встал и принялся расхаживать по комнате, стараясь привести в порядок свои мысли. «Остается Рип Кокер, но он скорее всего не выживет. Да, теперь самое время вступить в игру, но очень осторожно, Бен, — сказал он себе, — будь предельно осторожен!»

Проходя в очередной раз мимо двери, он вдруг вспомнил мимолетный взгляд, но такой, что он не мог его забыть. Ему навсегда врезался в память взгляд холодных зеленых глаз Юты Блайна. Бен почувствовал неукротимую волю этого человека, видел его мужество. Он вспомнил, как Рип Кокер, несмотря на тяжелую рану, продолжал отстреливаться под градом пуль и с поразительным упорством цеплялся за жизнь.

Что особенного было в этих людях, что заставляло их никогда не отступать? Да, Кокер опасен, но самым худшим для Бена было появление человека по имени Юта Блайн.

Когда он взялся за ручку двери, в темноте ему померещились суровые зеленые глаза, и он вздрогнул от страха. Ему показалось, что он наступил на собственную могилу.

Поборов страх, он вышел на пустую вечернюю улицу. Свет из окон салуна образовал прямоугольники на темном тротуаре. Он взглянул на здание редакции, где Форбес забаррикадировался вместе с наборщиком и ждал новостей. Форбеса нельзя сбрасывать со счетов. О чем он напишет в следующий раз? Решительность этого человека, выпустившего листок, столь взбесивший Фокса и Неверов, вызвала у Бена восхищение.

Оттон покачал головой и толкнул дверь салуна. Какой-то человек стоял у стойки. Он обернулся, и Бен узнал Хинкельшана, владельца местного магазина. Когда Оттон подошел к стойке, Хинк спросил:

— Бен, что ты обо всем этом думаешь? Как все обернется? Не могу понять, кто из них прав во всей этой истории.

— Да, — отозвался Оттон. — Я и сам думал об этом. — Он заказал виски. — Я знаю Неверса очень давно. У нас с ним всегда были нормальные отношения.

— Это верно, — неохотно согласился Хинк.

— Он всегда платил по счетам. Думаю, что очень обидно видеть, как появляется человек со стороны… Приходит откуда ни возьмись и захватывает самое богатое ранчо. Хотя, — прибавил он, — Блайн, может быть, и прав, если только он и этот приезжий — не сообщники. Ринк убил Нела, и кто его может наказать за это?

— Он работает на Неверса, — предположил Хинк.

— Верно, — подтвердил банкир. — Но никогда не знаешь, чего ждать от таких людей. Пообещаешь им деньги, и… Иногда я удивлялся их упорству в охоте на Блайна. Странно, что один человек может доставлять столько хлопот.

Они поговорили еще немного, потом Бен ушел. Выйдя на улицу, он остановился. «Итак, начало положено. Есть ли еще время повернуть назад?» — думал он, но в глубине души уже понимал, что обратной дороги нет. Его время вышло…

Анджи ворочалась с боку на бок, глядя в темноту широко открытыми глазами. То и дело в ее воображении возникали картины… Где-то далеко ее возлюбленный едет по ночной дороге, истекая кровью. Один…

«Возлюбленный? Да».

Вглядываясь в темноту, она повторяла себе это много раз. Он останется ее возлюбленным, что бы с ним ни случилось — он может умереть в горах, его могут убить на жаркой пыльной улице, он может найти себе другую женщину… Это ничего не изменит. Для нее Юта навсегда останется самым дорогим и единственным. Она осознала это давно — когда они впервые беседовали под сикоморами.

Анджи поняла, что не сможет уснуть, встала, зажгла свет и надела тапочки. Она развела огонь в плите и сварила кофе. «Где он сейчас?» — мучилась она. Где, по каким дорогам скитается человек, которого она любит? Новости в стране скотоводов распространяются быстро, и девушка знала столько же, сколько и все. Она знала об убийстве Лада Фуллера, о том, как Блайн, отстреливаясь, прорвался сквозь толпу преследователей, возглавляемую Ринком Виттером. Она знала о сломанном носе Виттера и о том, как взбешенный Ринк описывал будущую смерть Блайна, когда они его наконец настигнут. Анджи также слышала, что Юта ранен. Они выследили его по кровавому следу на дороге; но ему удалось ускользнуть. Знай она, где он сейчас, она бы немедленно отправилась к нему. Но потом Анджи подумала, что ей лучше оставаться дома: ведь Юта может прийти в любой момент…

Анджи пообещала себе, что утром она побывает на «Сорок шестом» и приведет оттуда мышастого жеребца. Она будет заботиться об этом красивом, сильном животном, пока Блайн не явится за ним.

Наконец она уснула. Ночью разразилась гроза. Казалось, гром гремел прямо над головой и отдавался эхом в каньонах и ущельях.

Весь следующий день Анджи провела в трудах. Она подмела пол, вытерла пыль, перемыла посуду, которая и без того была чистой, — словом, вылизала весь дом от пола до чердака. Она собиралась сесть за шитье, но мысли не давали ей покоя, а именно их она хотела избежать.

Она приготовила обед, сварила кофе и поставила еду там, где Юта сможет ее легко найти, когда придет. И потушила огонь. После этого Анджи оседлала свою лошадь и отправилась на «Сорок шестое» за жеребцом. Она оставила на столе коротенькую записку, указав в ней Лишь что где лежит.

Дождь лил как из ведра. До «Сорок шестого» оставалось совсем немного, но дорогу размыло, лошадь скользила по грязи, и Анджи пришлось спешиться и вести ее в поводу. Вода стекала с полей шляпы. Шкура лошади намокла и потемнела. С каждого холма Анджи внимательно осматривала окрестности. Низкие серые облака закрыли вершины гор плотной густой пеленой. Везде было мокро и скользко — ей приходилось выбирать наиболее безопасный путь. Подъехав к «Сорок шестому», она удивилась и испугалась, увидев во дворе оседланную лошадь. Анджи остановилась. Человек в непромокаемом плаще вышел из конюшни, взял лошадь за повод и завел ее внутрь. На таком расстоянии она не могла различить черты лица и понять, кто это. Ее сердце учащенно забилось… Мгновение она колебалась. Никто не знал об их отношениях с Блайном и о ее намерении взять его коня к себе.

Оставаясь под прикрытием леса, Анджи смотрела в сторону конюшни, гадая, кто оттуда появится. Судя по всему, человек должен был вот-вот выйти и пойти к дому. Она представляла себе очень отчетливо, как он расседлывает и растирает лошадь. «Теперь уже скоро, совсем скоро…» — думала она.

Она встала под огромное старое дерево, которое хоть чуть-чуть защищало ее от ливня. Сверкнула молния, раскаты грома отдались эхом в каньонах где-то за Белой скалой.

Она смотрела на конюшни, вдыхая запах леса и ощущая удары капель по полям шляпы и по плечам.

Некоторое время ничего не было видно. Но вот она заметила, как из конюшни вышел человек и направился к дому, стараясь не оставлять следов. Анджи не могла понять, кто это, но было ясно одно: это не Юта — раненый человек не мог двигаться так быстро и уверенно.

Мышастый стоял вместе с другими лошадьми в корале, опустив голову, время от времени отряхиваясь от дождя и поводя ушами. Анджи понимала, что ей надо остаться незамеченной и как можно тише вывести коня из кораля и забрать его с собой. Анджи надеялась, что Блайн придет к ней. Ей хотелось, чтобы к его приходу жеребец был уже у нее.

Человек внимательно осматривал окрестности. Анджи подъехала к коралю, стараясь держаться под прикрытием деревьев.

Оставив кобылу, девушка скользнула в тень брошенного фургона, затем подобралась к задней стене конюшни. Заглянув в окошко, она увидела высокую серую лошадь, но не смогла вспомнить, чья она.

Ворота кораля находились прямо напротив дома. Было бессмысленно и опасно пытаться забрать жеребца у всех на виду. «Если бы убрать ограду!» — подумала Анджи. Прутья ограды были связаны крепкими, как железо, полосками сыромятной кожи. Она порылась в кармане в поисках ножа, потом ласково окликнула жеребца. Мышастый поднял голову и навострил уши. Затем он с любопытством посмотрел на нее; Анджи ласково заговорила с ним, и жеребец подошел поближе. Когда она протянула руку, он пугливо покосился. Она видела, как Блайн кормил его хлебом, и припасла кусок, надеясь с помощью этого лакомства подружиться с животным. Она достала хлеб и дала ему. Жеребец жадно съел предложенное угощение и отпрянул назад. Она ласково погладила его по мокрой шее и собралась уже перерезать сыромятные ремни…

— На вашем месте я бы не стал этого делать, — послышался вкрадчивый голос прямо за ее спиной. Она резко повернулась, удивлённая и испуганная. Перед ней с револьвером в руках стоял Ли Фокс. Когда он узнал Анджи, безумные глаза вспыхнули любопытством.


Глава 14 | Юта Блайн | Глава 16