home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

Взяв кружку, я подошел к кофейнику и налил кофе. Мои глаза зацепились за кусок глины возле очага, все еще мокрой. Я внезапно напрягся, когда увидел ее.

Глина? Где тут поблизости есть глина? Я посмотрел через дверь на желоб с водой. Он оказался далеко не переполненным, а земля вокруг него — совершенно сухой.

Выпрямившись, я отхлебнул кофе и осторожно глянул мимо кружки на сапоги Денни Рольфа.

Глина.

Опустившись на стул по другую сторону стола, я снова выглянул за дверь. Его конь стоял привязанным в дальней части загона, что само по себе казалось странным. Вроде бы он хотел подобраться к хижине незамеченным, хотя и не настолько, чтобы прошмыгнуть в нее.

— Повезло сегодня?

— Что? — Денни, чем-то явно обеспокоенный, вздрогнул. — Повезло? Да нет. Нашел несколько голов, но они сбежали. Теперь их трудно сгонять — слишком часто с ними это делали.

Он посмотрел на мою шляпу.

— Такая хорошая шляпа и совсем испорчена. Тебе надо купить новую.

— Я и сам думал, но туда, где я смог бы достать новую, слишком долго ехать. Не так уж много таких мест в эту сторону от Сан-Антонио.

Денни как-то странно посмотрел на меня.

— Сан-Антонио? Совсем не то направление. Почему там? Есть места и к северу от нас… По-моему, не так уж далеко.

Мы оба говорили мало, каждый был занят собственными мыслями. Одежда Денни, кроме сапог, была пыльной. Он работал или где-то ездил… Но где?

— Денни, — начал я, — нам пора угомониться и оставить в покое хозяйство Бэлча и Сэддлера.

— Что ты хочешь сказать? — Он посмотрел на меня прямым, мрачным взглядом.

— Они тоже недосчитались скота. Возможно, нашелся человек, который хочет развязать войну между нами, чтобы потом забрать себе то, что останется.

— Да не верю я в это, — усмехнулся Денни. — Для чего же они тогда наняли охранников? Ты, черт возьми, хорошо знаешь, с каким напором действует Бэлч. А что до его сыночка…

— Успокойся. У нас нет никаких доказательств, чтобы предъявить обвинение. Только взаимная неприязнь и подозрительность.

— Ты здесь недолго. Подожди немного и сам увидишь. — Он помолчал. — Ты работал к югу отсюда?

— Немного… но в основном — к востоку.

— Джо Хинг сказал, что ты нужен на плоскогорье с другой стороны. Он хочет отделить наш скот от скота Бэлча и Сэддлера. Если ты и в самом деле неплохо обращаешься с оружием, то это как раз для тебя.

— Ни к чему доводить дело до стрельбы.

Он не спеша, внимательно оглядел меня.

— А этот Ингерман… он выглядит очень опасным. И Джори Бентон… Я слышал, он грозился подстрелить тебя.

Похоже, Денни старался вывести меня из себя, однако я только улыбнулся в ответ:

— Ингерман крутой мужик… Не знаю, как насчёт Бентона, а Ингерман умеет драться. Это жестокий и опасный тип, и если ты собрался выйти с ним на ковер, то лучше настроиться на битву до последнего. Ему платят жалованье охранника, и он собирается отрабатывать его.

— Испугался?

— Нет, Денни. Я не испугался — просто осторожен. Я никогда не бросаю дело на полпути. Когда человек наводит оружие на другого, ему лучше иметь на это причину, и, черт возьми, достаточно вескую. Оружие не игрушка. Оно не для того, чтобы его выставлять напоказ или повсюду размахивать им. Когда берешься за оружие, то можешь и сам погибнуть.

— Ты рассуждаешь так, словно боишься?

— Нет. Я говорю как осмотрительный человек, который не желает убивать другого, если только того не потребуют обстоятельства. Когда кто-то берет в руки оружие, он вместе с тем принимает на себя ответственность. Оружие опасно, с ним необходимо соблюдать спокойствие и благоразумие.

— Не понимаю, о чем ты.

— Нужно быть справедливым. Тот другой, который носит оружие, тоже имеет семью, дом, у него есть надежда, мечты и свои амбиции. И если ты порядочный человек, то должен помнить об этом. Никто, находясь в здравом уме, не отбирает так запросто человеческую жизнь.

Денни встал, слегка потягиваясь. Глина на его сапогах подсохла. Он подцепил ее где-то неподалеку отсюда, но где? Есть тут и другие водоемы… ключи, которые Фуэнтес показал мне, и еще пару мы нашли вместе — но все они восточнее. Ну и конечно, есть еще ручей там…

— Не встречал Старого Бриндла? — неожиданно спросил я.

— Бриндла? Нет. И надеюсь, что никогда не повстречаю.

— Ты лучше не приближайся к ручью, — как бы невзначай заметил я. — Именно там я видел его в последний раз.

— К какому ручью? — воинственно вскинулся он. — Кто тебе сказал, что я был у ручья? — Денни с подозрением уставился на меня, его лицо пылало и выглядело виноватым.

— Никто, Денни. Я только сказал, что там Бриндл. Джо Хинг не хочет, чтобы он поднял на рога кого-нибудь из нас.

Денни направился к двери.

— Ну, мне пора возвращаться. — Однако он медлил, словно хотел что-то сказать, потом решился. — Насчет той девушки, чью коробку ты купил. Ты в нее влюблен?

— В Лизу? Нет. Просто она показалась мне совсем одинокой, а потом, я никого там особенно не знал, поэтому и торговался за ее коробку.

— Ты много заплатил, — тоном обвинителя произнес Денни. — Откуда у тебя столько денег?

— Скопил. Я не пьяница, Денни, и бережливо обращаюсь с долларом. Я люблю хорошо одеваться, люблю лошадей, вот и придерживаю деньги, чтобы потратить их для души.

— Ты ухаживал за ней и, мне кажется, навлек на нее неприятности.

— Сомневаюсь, но если так, то я не нарочно.

Денни все еще маячил в дверях.

— А где она живет?

— Она мне не говорила.

Он решил, что я лгу. Я видел это по его глазам, и у меня внезапно возникло подозрение, что Денни сам подумывает о ней. Энн Тимберли ему не ровня, как и Хина Бенн. Барби-Энн мечтала только о Роджере Бэлче, а Денни был молод, и в его голове бродили собственные мечты, а тут появилась девушка, которая могла полностью соответствовать им. И если у него возникла неприязнь ко мне — что вполне возможно, — то причиной могла стать Лиза.

— Раз уж она не сказала мне, то, значит, не хотела, чтобы я знал. Думается, что она не хотела, чтобы вообще кто-нибудь знал. Наверное, у нее есть серьезные основания оставаться неизвестной.

— Ты подозреваешь, что она во что-то замешана? — Он уставился на меня тяжелым взглядом, явно настроенный развивать тему и дальше.

— Да нет, Денни. Похоже, она милая девушка, только чего-то боится. Она сказала, что никто не знает о том, что она поехала на вечеринку, и что ей надо возвращаться.

Мы поговорили еще немного кое о чем, потом Денни вышел и уехал. А я пошел туда, где была привязана его лошадь. Там валялось несколько комков засохшей глины, отвалившейся с ее копыт.

Если бы он приехал издалека, то эта глина отвалилась бы раньше. Значит, он влез в нее где-то неподалеку… Но где?

Я ворошил огонь, собираясь заняться стряпней, когда появился Фуэнтес. Расседлав коня, он заметил оставленные Денни следы и посмотрел в сторону хижины.

Появившись в дверях, я сказал:

— Это Денни. У него что-то на уме, но он так и не раскололся. Сказал, что видел Хинга. Он хочет, чтобы мы приехали. Собирается поработать на западе, на плоскогорье. Боится, что могут возникнуть неприятности. — Помолчав, я добавил: — Не верю, что они возникнут. Бэлч не станет вмешиваться.

— А Роджер?

Да, а Роджер? Я вспомнил о Роджере, о его двух револьверах и желании доказать, что он значительнее, чем есть на самом деле. От случая к случаю мне приходилось ездить с несколькими малорослыми мужчинами, и некоторые из них оказались прекрасными работниками… Хорошие ребята. Нет, Роджеру не давал покоя не только его небольшой рост. В нем жила какая-то внутренняя червоточина, что-то опасное. Оно и управляло им.

Фуэнтес сменил тему:

— Нарвался сегодня на нескольких бешеных. Нам нужно проверять каждую голову, которую пригоняем.

— Денни хочет поработать на этих пастбищах.

Фуэнтес развернулся ко мне.

— Он не сказал почему?

— Нет, но я полагаю, из-за Лизы. Той девушки, с благотворительного вечера.

Фуэнтес ухмыльнулся:

— Почему бы и нет? Он молод, а она хорошенькая.

Вполне правдоподобно, но эта мысль почему-то беспокоила меня. Денни был молод и впечатлителен, а она напугана тем, что сделала. Чтобы прийти на вечеринку, она ускользнула тайком. Значит, кто-то у нее дома не хотел, чтобы она туда ходила.

Мать? Отец? Или кто-нибудь еще? По какой причине?

Чтобы семья долго жила в округе, оставаясь совершенно неизвестной, противоречило всякой логике. Тогда… что вероятнее, они тут совсем недавно. Поселились где-нибудь в стороне от наезженных дорог, что не такая уж и редкость. В этих краях люди вообще живут достаточно далеко друг от друга.

Однако здесь хватает народу, который разъезжает повсюду. Я подумал о ее одежде. Она выглядела довольно хорошо, хотя была простой и слегка поношенной, но чистой и выглаженной чей-то умелой рукой.

Даже если Лиза жила здесь недавно, совершенно очевидно, она боялась, что узнают, где обосновалась ее семья. По каким-то личным мотивам? Или из-за того, кто не хотел, чтобы она уезжала из дому?

— Тони, — я запнулся, — мне не хочется уезжать отсюда.

Он пожал плечами.

— Мы нужны Джо. Он ждет неприятностей от Бэлча.

— Их не будет.

— Ты считаешь, амиго, что после вашего разговора он оставит нас в покое?

— Да… Но Бог его знает, может, я и ошибаюсь.

Мы упаковали всю свою поклажу, оседлали свежих коней, но я жалел, что нам приходится уезжать. Чего мне хотелось, так это выкроить время, чтобы съездить подальше на юг и подальше на восток. Там, на плато Эдвардса, было много каньонов — много мест, где можно спрятать скот.

Внезапно меня разобрало любопытство. А сколько всего украдено голов? Я спросил об этом у Фуэнтеса.

— Пятьсот… А то и в два раза больше. Похоже, вор берет дань со всех трех хозяйств и делает это уже года три.

— Тогда ему пора подумать об индейцах.

— Si, но, может, и не пора, амиго. А вдруг они друзья — как ты считаешь?

— Или он нашел какое-то укромное местечко, куда они не станут заглядывать.

Фуэнтес покачал головой.

— Апачи не станут заглядывать? Апачи заглянут даже через врата ада, амиго. Так же, как кайова или команчи.

Дальше мы ехали молча. Делить скот заранее — что-то новенькое для этих мест. Обычно двое-трое соседей собирают животных и потом отгоняют. Добираясь до конечного пункта, они продают пригнанный скот, получая деньги за всех животных с клеймом своей местности, а когда возвращаются, то рассчитываются друг с другом.

Молодняк без клейма обычно получает тавро матери — если она окажется поблизости. И если ранчеро честен. В противном случае отбившееся от стада животное получает его собственное клеймо. Зачастую попадается довольно много скота вовсе без клейма… «мэверики»… Те, кто клеймят скот, или тот, кто за это отвечает, ставят на таких животных то тавро, какое им заблагорассудится.

Много лет назад в Восточном Техасе человек по имени Мэверик, сбывая свой скот стадами, никогда не утруждал себя тем, чтобы пересчитать или заклеймить его. И когда на пастбище попадался неклейменый теленок, кто-нибудь обязательно говорил: «Ага, вот один из бычков Мэверика!» Отсюда и пошло название для неклейменого скота.

Когда мы приехали на ранчо, там царил покой. Мы пригнали мало скота, поскольку намеревались сразу же двинуться дальше.

В бараке оказался Джо Хинг. Не скрывая удивления, он воззрился на нас:

— Не ожидал вас, ребята. Что случилось?

— Разве ты не говорил Денни, чтобы мы приехали? Он передал, что ты готов двинуть на запад за скотом.

— Ну… пока только собирался. Но я не посылал Денни за вами — да и никого другого. Я планировал в начале той недели…

Вот так. Я посмотрел на Фуэнтеса, а он на меня.

— Денни сказал, что мы тебе нужны, — пояснил Фуэнтес. — Может быть, он тебя не понял?

Вошел Бен Ропер.

— Ну как, поддался вам Старый Бриндл?

— Он где-то там. Если хочешь, займись им. Наш приятель как раз собрал по кустам небольшую банду таких же зловредных и необузданных быков, как и сам.

Раздраженный, я отошел к дверям. Что затеял Денни? Я слышал, как Фуэнтес что-то сказал по этому поводу Хингу, но мои мысли грызли меня, как собака кость. Он дал нам… или мне это показалось… дезинформацию и таким образом получил все поле в свое распоряжение. А я мечтал побыть там еще несколько дней. Я даже выругался, вспомнив о своих планах съездить на восток и на юг. Мне хотелось отыскать пропавший скот, и у меня на сей счет имелись кое-какие предположения. А теперь пройдут дни, а то и недели, прежде чем я снова попаду туда.

— В чем дело? — спросил Бен Ропер, скручивая сигарету.

Я рассказал ему.

— Не похоже на Денни, — удивился он. — Очень хороший малый. Отличный работник… А может, ты и прав насчет девушки. После танцев он только и говорил о ней. — Бен усмехнулся. — Трудно предположить, что выкинет молодой бычок, если ему что-то взбрело в голову.

Он прикурил.

— Ладно. Зато поешь как следует. Барби-Энн расстроена, а когда она не в себе, то стряпает отлично.

Бен посмотрел на убегающие вдаль холмы.

— Тут приезжал Роджер Бэлч… Пробыл немного в доме. С тех пор она еще больше не в себе.

— Сколько отсюда до Сан-Антонио? — спросил я, меняя тему разговора.

— Никогда не ездил отсюда, — в раздумье произнес он. — Наверное, миль сто. А то и больше. — Бен перевел взгляд на меня. — Хочешь задать деру? Черт побери, приятель, ты нам нужен!

— Просто размышляю.

Присев на корточки, я поднял осколок камня и начертил на песке грубый контур плоскогорья, как я его представлял… к западу от нас.

Ближайший крупный город — Сан-Антонио, но до него далеко… несколько дней пути.

Между нами и Сан-Антонио простиралась обширная пересеченная местность, поросшие травой равнины сменялись покатыми холмами, где всегда можно было найти ручьи, чтобы обеспечить себя питьевой водой, даже если не известны большие водоемы. Но чтобы гнать телят по этому пути… особенно таких молодых… нет, вряд ли. Тогда вору нужно примириться с потерей по той или иной причине половины скота.

Угнанный скот находился где-то здесь, между нами и Сан-Антонио, и я готов поспорить, что не дальше чем в двадцати милях — где-то тут, в стране кайова. Понадобится вода… Молодняк очень много пьет, пока растет… И кто-нибудь, чтобы приглядывать за телятами… если только в распоряжении скотокрада нет большого количества воды и очень богатого пастбища.

Я посмотрел на свой рисунок. Он мне мало о чем говорил. Оставалось несколько белых пятен, которые необходимо заполнить. Нужно поговорить с кем-нибудь, кто знает эту местность и кто не станет интересоваться, зачем мне это надо. А еще лучше, чтобы тот, у кого я буду выспрашивать, даже не заподозрил, что его выспрашивают.

Выпрямившись, я подтянул ремень с кобурой, когда с крыльца дома кого-то позвали.

— Похоже, ты понадобился, — сказал Бен.

На ступеньках стояла Барби-Энн, и я направился к ней. Бен вернулся в хижину.

Барби-Энн выглядела бледной и напряженной. Ее глаза неестественно блестели, а руки слегка дрожали.

— Тэлон, — произнесла она, — хотите заработать пятьсот долларов?

Пораженный, я уставился на нее.

— Я назвала сумму — пятьсот долларов, — повторила она. — Это больше, чем вы можете заработать за год, даже если вам заплатят как охраннику у Бэлча и Сэддлера.

— Большие деньги, — согласился я. — И как же я их заработаю?

Сжав губы, Барби-Энн уставилась на меня. В этот момент ее можно было назвать какой угодно, но только не красивой.

— Вы убьете человека… Вы убьете Роджера Бэлча.



Глава 14 | Человек с разрушенных холмов | Глава 16