home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Очнувшись, Нун обнаружил себя ссутулившимся на стуле. Было темно, однако в другой комнате, выходившей в холл, был виден свет. Там кто-то был. Нун встал, прислушался, потихоньку прошел в холл и, оказавшись в освещенной комнате, остановился у двери.

Судья сидел за столом и писал. Он поднял глаза:

— Садитесь. Еще Минутку, — произнес он.

Закончив писать и промокнув чернила, судья снял очки.

— Полагаю, вам интересно, в чем дело, — сказал он. — И какова моя роль.

— Да.

— Вы ведь назвались Джонасом Мандрином, что меня удивило. Но чуть поразмыслив, я понял, что удивляться тут можно только тому, что вы еще живы.

— Это ничего не объясняет.

— Тогда примите это как истину. Я отношусь к вам дружески и надеюсь впредь сохранить с вами хорошие отношения. Вместе с тем, должен сказать, я был близким другом Тома Девиджа.

— Тогда объясните мне, с какой стати Пег Кулейн натравила на меня свою компанию?

Теперь судья Найленд вроде бы удивился. Бросив острый взгляд на своего гостя, он продолжал:

— И вы еще спрашиваете. Пег жадна до денег. Ей нужны эти деньги. Она и уговорила Дина начать охоту за ними. Теперь же она и все эти люди предполагают, что вы их решили опередить.

— Деньги? Что еще за деньги? Это какая-то ошибка.

— Да, но даже если ошибка, все знают, что вас послали ликвидировать Бена Джениша… О да! Я-то знаю, кто вы! Вот почему я немного опешил, услышав от вас, что вы Мандрин.

— Полагали, я назову свое настоящее имя?

— Разумеется, нет. Но не мог понять, почему Нун назвался именно Джонасом Мандрином. Если не…

— Что?

— Если между Нуном и Мандрином нет никакой-либо связи.

Нун ничего не сказал. Он не имел понятия, кто такой Джонас Мандрин, но очень хотел бы выяснить, откуда судье известно, что он — Рабл Нун.

Судья Найленд был, очевидно, весьма состоятельным. Он обставил свой дом солидной мебелью, явно приобретенной на Востоке. Удовольствие дорогое, если учесть доставку по Миссисипи. Стенные шкафы были набиты книгами — и не только по юриспруденции.

— Я был адвокатом Тома Девиджа, — сказал судья, — и продолжаю вести дела его дочери. Я знаю, когда и почему он принялся ликвидировать свои Предприятия на Востоке. Я же составил его завещание и постарался сделать, что мог, чтобы устранить Джениша с его бандой. Увы, тут я не преуспел. А Том решил нанять вас, он считал нужным действовать жестоко и не тревожить закон. Впрочем, он не рассказывал мне, когда и как он с вами поладил, а лишь информировал, что нашел подходящего человека для выполнения неприятной работы. Он сделал бы все сам, если был бы моложе. К сожалению, Том поручил расплатиться с вами по завершении дела Дину Кулейну — в тех обстоятельствах человеку весьма ненадежному. Видите ли, Том не допускал и мысли, что кто-то в курсе его финансовых дел. Он даже не допускал, что кто-то хочет быть в курсе. Но Пег все узнала. Ей показалось, что она умнее всех. А поскольку вы, якобы, знаете, где припрятаны деньги, надо убить вас, пока вы их не присвоили.

— Значит, она рассказала Дженишу, кто я такой, и зачем приехал в Эль-Пасо?

— Нет, она поручила это брату. Дин внезапно после смерти Тома исчез и с тех пор его никто не видел. Только позавчера мы получили известие, что он умер.

— И что я его убил?

— Что-то в этом роде. — Найленд взглянул вопросительно. — Разве не так?

— Не так.

Нун хотел верить, что этого быть не могло. Но, в сущности, он не знал.

— Вас в этом обвиняют.

«Так поэтому собралась толпа на станции и люди обыскивали поезд?»

— Если вы еще не уловили смысл ситуации, — продолжил судья, — то пора это сделать. Фэн Девидж не знает, что на ее ранчо спрятаны полмиллиона долларов. Ей вообще неизвестно о существовании каких-либо денег. Знал это Дин Кулейн, но он мертв. Знает Пег, но, как я думаю, она не намерена никому ни о чем рассказывать, а хочет заполучить эти деньги сама. Пег не подозревает, что обо всем знаю я, хотя, может, и догадывается.

— Как же насчет Джениша?

— Хороший вопрос. — Судья откинулся в кресле и сложил кончики пальцев. — Если не вы убили Дина Кулейна, то кто? Бен Джениш? В таком случае он, вероятно, тоже знает о деньгах.

— Тогда, — заметил Рабл Нун, — выходит, Бен Джениш знает, знаю я, вы знаете, знает Пег…

Судья слегка улыбнулся.

— Похоже, следует побыстрее вывести из игры Бена Джениша.

— Мог ли Дин точно знать, где находятся деньги?

— Нет, — уверенно сказал судья. — Дин — человек из хорошей семьи, но, став адвокатом, связался с людьми, находящимися по ту сторону закона, взялся вести сомнительные дела, пользовался приемами, несовместимыми с нашей профессией. Девидж использовал Дина в роли посредника и для прикрытия. Однако никогда ему не доверялся. Но Дин, разумеется, знал, что у Тома есть деньги.

Нун слушал внимательно, не упуская мелочей.

— Девидж был практичным человеком, — продолжал судья Найленд. — Он многое потерял на Востоке, хотя и не все, что мог потерять. И он знал, что его след взяли волки. Все, что мог, он обратил в наличность и ценные бумаги. Ему нужен был человек, умеющий умно распорядиться бумагами в частных сделках и на бирже, но не влезающий слишком глубоко в его дела. — Судья опять улыбнулся. — И не кочующий файтер.

Нун пожал плечами.

— Существуют же «укрыватели», скупщики и прочие специалисты по подобным делам.

— Они берут огромные проценты с каждой сделки. Скажем, шестьдесят центов с доллара.

«Вот оно как. Разговор откровенный. Может, судья испытывает его?»

— Но остается Бен Джениш.

— Это ваша работа, и за нее вам уплачено.

— А как насчет дочери Девиджа?

— Она получает ранчо, причем без долгов. Это все, на что она может рассчитывать. — Судья Найленд вдруг потянулся. — Такие вот дела, мой друг. Пусть я уже не судья, но у меня сохранились связи. Могу устроить так, чтобы отпали все обвинения против вас. Ну, и как следует распорядиться бумагами.

— А я ликвидирую все препятствия? И позабочусь о Дженише?

— Да. Только вы один знаете, где спрятаны деньги. Мне невдомек, почему Том вам доверял, но это факт. Короче, мы с вами нужны друг другу.

Нун мог бы посмеяться над двусмысленностью положения, но в данный момент лицо его оставалось неподвижным. Оказывается, именно он когда-то знал, где спрятаны полмиллиона долларов! И потерял память! Попробовал бы он сейчас сказать об этом судье…

— Мне кажется, прежде всего надо заняться Беном Дженишем, — повторил он. — А что делать с Пег Кулейн?

Найленд взглянул в упор.

— Я думал о ней, — сказал он. — Она может стать проблемой… если будет жива.

Нун опустил глаза, чтоб скрыть закипавший в нем гнев. Каким же человеком он был, если Найленд предлагает ему убить женщину? И каким же судьей был Найленд?.. Когда он взглянул на отставного судью, лицо его оставалось спокойным.

— Всему свое время, — заметил Нун и больше не проронил ни слова.

Он был озадачен. Ему все это не нравилось.

Полмиллиона долларов… Таких денег он не мог себе даже представить. Допустим, у Фэн будет ранчо, если он в самом деле убьет Бена Джениша… Только и всего. Он прикончит Джениша, возьмет деньги, а у нее остается ранчо. Не станет Джениша — Фэн получает свободу и ранчо.

Но, предположим, Джениш убьет его? Что тогда? И что произошло в прошлый раз? Ведь Джениш стрелял в него из какой-то засады? Как это было организовано? Выходит, все подготовили. Бена предупредил, стало быть, Дин Кулейн.

По-видимому, тот Рабл Нун, который прежде стрелял в людей, как в оленей, существовал в иной жизни. Но теперь он убивать не Желает. Если когда-либо он знал, где находятся деньги Девиджа, то сейчас не знает.

Нун встал.

— Впереди долгий путь, — сказал он.

— Будьте осторожны. Учтите, Пег хитра как лиса… И хладнокровна. Она пустила парней по вашему следу.

— Что за люди? — спросил Рабл Нун.

— Кое-кто из городских, а несколько ребят с ближних ранчо, — ответил Найленд. — Они увиваются за ней и сделают все, что угодно. Хотя некоторые из них вполне приличные парни. Так что поосторожнее… Вы поедете по железной дороге?

Нун только пожал плечами, не ответив на вопрос судьи.

— Железная дорога — это удобно, — сказал судья. — Том Девидж, знаете ли, финансировал ее строительство и привлек многих акционеров. Они стояли за него горой. Они уважали Тома.

Нун заметил:

— Мне потребуется время, судья. Джениш не дурак.

— Доставьте деньги сюда, — сказал Найленд. — Прямо ко мне, но приходите, пожалуйста, ночью. Не надо, чтобы знали о нашем знакомстве.

Нун вышел и постоял, прислушиваясь к ночи. Вдруг показалось, что все это сон и хорошо бы скорее проснуться.

Направился он не к калитке, а к замеченной ранее небольшой двери в изгороди. Выйдя на улицу, он вскоре достиг конюшни, где оставил лошадь.

Устраиваясь на сеновале, он вспомнил, что упустил возможность узнать у судьи, кто такой Джонас Мандрин. И какую роль он играет в жизни Рабла Нуна?


Глава 8 | Человек по имени Рабл Нун | Глава 10