home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

Фэн верила ему. Об этом Нун размышлял, присев у шахты на корточки.

Она положилась на него, и он не мог ее подвести.

Явившийся ниоткуда, потерявший себя, он увидел на горной дороге девушку и с первой минуты их беды как бы объединились. Они устремились навстречу друг другу — он и она, — защищаясь от наступавшего зла.

Собственно, он находится здесь из-за нее, и теперь они оба в смертельной опасности. Он заглянул в шахту. Казалось, вот путь спасения. Но так ли?..

Преследователи знают нижнее ранчо. Они уже пытались там подкараулить его и не задумываясь прикончили немого старика. Даже если сейчас там никого нет, то лошадей не найдешь, а до железной дороги пешком идти долго. Его и Фэн перехватят по пути или дождутся на полустанке.

Он эту шахту обнаружил без особого труда. Найдут ли ее бандиты? Возможно, они уже нашли это убежище и ждут внизу. Он не исключал, что тут тоже ловушка для беглецов. Шансов у них действительно оставалось мало.

Но кое-какие есть, сказал себе Нун, вспомнив древние ступени, ведущие неведомо куда из ствола этой шахты. Снизу по ним не подняться, их разрушили камнепады и размыла вода. Но ведь не ради удовольствия кто-то рубил в очень твердом песчанике лестницу.

Тайник? Укрытие? Сквозной путь наружу?..

В одном из фонарей, висевших на стене, было немного керосина, в другом — ни капли. В углу под ними Нун обнаружил жбан с керосином, горлышко которого было заткнуто картофелиной.

Он наполнил оба фонаря керосином, снял со стены моток веревки, и подойдя к шахте, один фонарь отдал Фэн. Минуту поколебавшись, он пришел к выводу, что надо рискнуть, другого выхода нет.

Он показал ей платформу.

— Залезайте, Фэн. Тесновато, но мы уместимся.

Она заглянула вниз.

— А они нас там не ждут? — спросила она.

— Мы не опустимся до самого низа, — сказал он спокойно. — Начинается большая игра. Если хотите попытать счастья здесь, я вас оставлю. А нет — так поехали.

— Нет. Я с вами… Куда бы вы ни пошли.

На маленькой платформе было рискованно шевелиться. У темнеющего отверстия пещеры Нун остановил платформу и закрепил канат. Девушка вошла в пещеру, он внес туда фонари и жбан с керосином. Затем вновь поднялся и погрузил на платформу мешки с едой и боеприпасами. К этому времени дым шел из дома уже в пещеру.

— Найдут они нас? — спросила Фэн.

— Сомневаюсь. — Он посмотрел вниз. Ему показалось, что там, где раньше ничего не было подозрительного, в пыли теперь отпечатался след сапога. Впрочем, в полутьме он мог ошибиться.

— Вы мне доверяете?

— Да, — спокойно ответила она.

Достав охотничий нож, Нун перерезал канат. Платформа с треском рухнула и взвилось облако пыли. Канат освободился, скользнул через блок и тоже упал на дно шахты.

Фэн сжала руки от удивления. Получалось, он и она не могут теперь ни подняться, ни спуститься.

На дне шахты стояли два человека. Они задрали головы, но ничего не могли оттуда увидеть. Нун слышал их возгласы, но не разобрал, о чем они спорят.

Фэн взяла обе винтовки, а он взвалил на себя мешки с припасами, и они ступили в глубину пещеры.

Под ногами была столетняя пыль. Свет фонарей отбрасывал на стены причудливые очертания теней. Пещера была естественного происхождения, следов обитания в ней они не увидели.

Пройдя футов пятьдесят, они оказались в раструбе пещеры, куда попадал свет сквозь узкую щель, рассекавшую свод. Здесь был выложен круг из камней. Когда-то в нем жгли костер.

— Временный лагерь, — решил Нун. — Не думаю, чтобы люди жили в этой пещере, но они здесь укрывались. И где-то должен быть выход. Собственно говоря, туземцы предпочитали жить на открытых местах. Они строились на плоских вершинах холмов и на плато.

Было абсолютно тихо. Фэн пыталась представить себе людей, которые когда-то сидели у этого костра. Может быть, они здесь совершали свои обряды? Но приходили сюда только в особых случаях.

Нун подобрал в пыли окаменевший кукурузный початок. Его очистили не до конца, некоторые зерна не вылущили из гнезд.

— Интересно, где они жили, если не здесь? — сказала Фэн.

— Думаю, в предгорьях, — повторил Нун. — Но не в каньонах. Я исходил этот край, как мне кажется, вдоль и поперек. Тут есть следы поселений и на высотах. Я нашел там старые черепа. Думаю, на людей нападали и оттесняли, поэтому они стали строить жилища под нависшими скалами.

Он поднял мешки, взял фонарь и нырнул в туннель. Туннель был узким, поклажа цеплялась за стены, приходилось низко наклоняться. На протяжении ста шагов направление не менялось. В спертом воздухе стало трудно дышать. Мигал фонарь: явно не хватало кислорода. Нун вытер со лба пот.

Еще сто шагов. Еще сотня. Далеко ли они ушли от кострища? Нун полагал, что ярдов на восемьсот — девятьсот к востоку.

Еще через сотню шагов пришлось остановиться. Фонари горели еле-еле. Воздуха не хватало. По щекам Фэн струйками тек пот.

— Надо держаться, — сказал Нун. — Нет смысла поворачивать обратно.

Он поднял мешки и пошел дальше. Резко повернув, туннель вдруг расширился и стало прохладно.

— Рабл… Фонари! — воскликнула Фэн.

Фонари вспыхнули, будто их вынесли на свежий воздух. Пламя в них чуть склонилось. В то же самое мгновение Нун почувствовал на щеке легкую свежесть прохлады.

Они вышли наружу под скальный выступ, нависший над жерлом туннеля. Впереди был обрыв в узкую долину. Это место Рабл Нун никогда не видел.

По расщелине сбоку можно было подняться на плоскую гору, к роднику. Подъем показался им головокружительным. У родника виднелись следы древних кострищ и валялись черепки глиняной посуды с черно-красным рисунком.

К самой вершине горы вела очень крутая расщелина. Неверный шаг — и сорвешься. А если кто ждет тебя наверху, ты полностью в его власти.

— Будут ли нас преследовать? — спросила Фэн.

— Им нужно избавиться от нас. Мы знаем слишком много, а Бен Джениш понимает, что меня послали его убить.

— Мы можем выбраться отсюда?

— Сомневаюсь. Я сбросил канат. Надеюсь, они подумают, что с нами произошел несчастный случай, что мы — в ловушке. Если они клюнут на это, то не будут нас преследовать. Так или иначе, один человек может обстреливать этот длинный проход и остановить их, сколько бы их ни было.

— Но вы не делаете этого. Почему?

Нун пожал плечами.

— Я не хочу никого убивать, если меня к этому не вынуждают. А возможно, я надеюсь, что выход отсюда есть. — Он указал на расщелину.

Расщелина кверху суживалась до трех футов, ее заполняли обломки рыхлых пород. Позади в дымке зияла бездна каньона.

Люди, ходившие к роднику, выращивавшие кукурузу и делавшие черно-красные горшки, жили давным-давно: тогда, вероятно, подъем и спуск здесь были намного проще и безопаснее. Время сделало свое дело. Образовалась опасная осыпь. Потревожишь ее, и весь склон пойдет вниз… И тогда уже не спасешься.

Нун напился родниковой воды, вытер рот тыльной стороной ладони, и, взглянув мельком на подъем, спросил девушку:

— Полезем?

— Да, — сказала она.

— Когда начнем подъем, нельзя повернуть Назад. Спускаться будет труднее, придется лезть до конца.

— Ладно, — согласилась она.

Все же он колебался. Рабл Нун умел бороться с преступниками. В этом он не знал страха. А вот сейчас ему стало жутко. Он знал коварство таких мест, и отчетливо осознавал, насколько это опасно.

— Не странно ли? — Фэн как будто угадала его мысли. — Я так мало вас знаю, но почему-то чувствую себя в безопасности.

— Я и сам-то не очень знаю себя. Кажется, когда-то меня звали Джонасом Мандрином. У меня была своя компания.

— Можно, я буду называть вас Джонасом?

— Как вам угодно. Но нам пора двигаться. Не знаю, что наверху, хотя бандиты могли отыскать другой путь и обойти нас.

— Как же они узнают, откуда мы появимся?

Это верно, но недооценивать Найленда и Джениша нельзя. Найленд к тому же рискует в такой игре не только своей репутацией, но и жизнью.

— Идите первой, — сказал Нун. — Если что, я вас подстрахую.

Один мешок пришлось оставить. Он сложил в другой мешок все, без чего нельзя было обойтись, то есть еду на несколько дней и патроны, и укрепил мешок веревками на спине. Руки должны быть свободными.

Внезапно он услышал отдаленный звук. Безусловно, в туннеле находились люди.

Он резко повернулся к Фэн.

— Пошли.

Фэн посмотрела наверх и сказала:

— Вы идите первым… Пожалуйста.

Спорить уже было некогда. Он начал подъем, помогая себе рукой. Из-под ноги покатился камешек, и он оглянулся. Фэн была близко, он оценил ее ловкость, но позади темнела пропасть каньона. До верха было несколько десятков футов, расстояние показалось огромным. Мешок тянул его вниз, и подъем оказался круче, чем виделось снизу. Пот стекал по лицу, раненое плечо под рубашкой онемело. Хватая ртом воздух, Нун замер, чтобы передохнуть. Но цель была уже близка. Он ощутил ногой очередной упор, перенес на него весь свой вес, но порода обмякла и подалась. Нун едва успел запустить пальцы в трещину скальной стены. В каньон, набирая скорость, летели камни. И в этот момент он почувствовал руку Фэн. Она зафиксировала его ногу и он рывком подтянулся, нашел упор и расклинился в трещине. Закрепившись, он подтянул вверх Фэн. Впрочем, она цеплялась сама. Здесь они передохнули. Он снял со спины мешок, закинул его повыше. Поднялся на пару футов еще и вновь перебросил мешок вперед. Поднимаясь выше и выше и помогая Фэн, он расслышал внизу голоса. Это его подстегнуло, и он рывком одолел целый ярд, опять перекинув мешок.

Внизу заорали:

— Бен, они тут.

Он раньше не видел парня, который, приплясывая, кричал внизу:

— Бен! Бен! Мы поймали его!

— Фэн, — сказал Нун как можно спокойнее, — переползайте-ка через меня. Побыстрее…

Она подтянулась, он схватил ее за талию и буквально перекатил через себя. До верхней кромки осталось несколько ярдов.

— Вперед! — крикнул он ей. — Когда доберетесь до верха, прикройте меня огнем из винтовки.

Держа в одной руке револьвер, он продолжал, поглядывая назад:

— Им там спешить некуда.

Тот парень, который кричал, опять появился в поле зрения Нуна и глазел, задрав голову. Нун подобно ящерице замер на камне и выстрелил. Парень улетел в каньон. Его крики долгим эхом разносились по расщелине. Теперь в скалу возле Нуна ударила пуля и оцарапала камень. За ней просвистела другая. Нун прижался к скале и столкнул ногой глыбу, вызвавшую настоящий камнепад. Камни перелетали через выступы скал, внизу с площадки высунуться было невозможно. Наконец он резко перескочил через кромку и вытянул на веревке мешок. Мышцы еще сводило от напряжения, думать не было сил. Фэн лежала рядом, лицо ее сильно побледнело.

— Вы в порядке? — почти беззвучно спросила она.

— Мы не будем в порядке, — ответил Нун, — пока они все не отправятся на тот свет. Они озверели.

— Что будем делать?

— Драться. Видит Бог, мы не хотели неприятностей. Будем сражаться так, как им никогда и не снилось.


Глава 14 | Человек по имени Рабл Нун | Глава 16