home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Никому не дано знать, когда придет его смертный час, никто не думает о смерти. В действительности же все жизненные ценности проверяются именно в этот последний момент жизни каждого из нас.

Их было сорок семь, сорок семь опытных кавалеристов из армейской группы «С». Им дали приказ предупреждать о грозящей опасности всех фермеров, старателей и жителей района, которых они встретят на своем пути. Командовал отрядом лейтенант Крейтон С. Дэвис.

К тридцати двум годам Крейтон Дэвис уже был опытным воином, можно сказать ветераном. Последние пять лет он скитался по пустыням, сражаясь с апачами, этими жестокими и беспощадными убийцами.

Щурясь от яркого света, Дэвис пытался рассмотреть маячившие впереди горы, которые словно уплывали в волнах горячего воздуха. Все было тихо, лишь изредка поскрипывало седло, да чиркала железная подкова о камень.

Грязно-серыми струйками стекал по лицу лейтенанта пот, на спине и плечах форменной куртки выступили соленые пятна.

Увидев на холме одинокую фигуру всадника, он натянул поводья. К лейтенанту подъехал Белый Линдон. Это был коренастый мужчина лет сорока, выглядевший, правда, значительно старше своего возраста. Прозвище «Белый» он получил благодаря своим волосам, — когда-то пшенично-золотистые, теперь они отливали серебристой сединой. Линдон указывал рукой вперед.

— Там вода.

— Что ты думаешь?

— Они должны быть где-то поблизости.

— Лэйн так и не было?

— Нет.

— Генерал ждет его. Лэйн что-то задерживается.

Линдон надвинул шляпу на глаза.

— Что с ним может случиться? — Голос его изменился. — Нам бы отсюда так же благополучно выбраться.

Дэвис мельком взглянул на Линдона и нахмурился. В устах Белого эти слова прозвучали зловещим предсказанием. Никогда еще Линдона не подводила интуиция, и лейтенант хорошо знал об этом.

Словно отвечая на молчаливый вопрос в глазах Дэвиса, Белый добавил:

— Здесь, должно быть, Витторо.

Дэвис оглянулся назад.

— Сержант Брин! Впереди — вода. Сделаем остановку.

Брин удивленно посмотрел на командира: потерять два часа на отдых, когда нужно спешить.

— Может быть, мы больше не встретим воду, и людям надо отдохнуть. Завтра — неприятный день, — добавил Дэвис.

Место всем понравилось. Из-под камней пробивал себе дорогу маленький ручеек холодная и прозрачная вода наполнила небольшой бассейн, сложенный природой из скальных плит.

Лагерь был разбит в укромном месте, с трех сторон окруженном гигантскими валунами.

Всадники быстро спешились и выставили охранение. Старый Пит Бриттон отправился осмотреть местность с вершины холма, расположенного рядом с лагерем. После утомительной езды наступило оживление: люди умывались, набирали воду во фляжки и весело болтали.

Солнце медленно клонилось к закату, от валунов пролегли длинные серые тени, дым от нескольких костров поднимался в вечереющее прозрачное небо. Дэвис взобрался на холм и посмотрел на расстилавшуюся вокруг равнину. Ни души.

Он чувствовал, что беда близка, но не боялся встретиться с ней лицом к лицу, имея в отряде таких молодцов. Сержант Брин — в армии двадцать лет, участник Гражданской войны, ветеран. Капрал Оуэн Паттон — стройный блондин, был в походах с Бедфордом Форрестом, командовал отрядом, один из лучших стрелков в армии. О'Брайен до службы плавал на торговом судне, потом принимал участие в борьбе против индейцев. Силверз и Шумейкер — бывшие охотники на бизонов.

На пустыню опустился легкий вечерний туман, облака подернулись розоватым светом заходящего солнца. Дэвис остановился у ручья, напился, потом отправился к валуну, где было раскатано его походное одеяло. Опустившись на колени, лейтенант стал рыться в седельных сумках, отыскивая письменные принадлежности.

Линдон приоткрыл глаза и украдкой наблюдал за Дэвисом, Он впервые видел, чтобы командир писал в дозоре. Сержант Брин и Линдон недоуменно переглянулись. Но курьера не отправили с донесением. Значит, завтра отряд повернет назад… если ничего не случится.

Брин обошел посты, проверил бдительность дозорных и вернулся в лагерь.

— Слишком тихо что-то, — сказал Линдон, раскуривая трубку. — Куда это запропастился Пит?

— Вон идет.

Питу Бриттону было за пятьдесят, и сорок лет из них он прожил среди индейцев. Пит, не обращая ни на кого внимания, прошел прямо к лейтенанту.

— Незачем теперь ехать к Мак-Лолинзам,

— Как? — внутри словно что-то оборвалось при этой новости. Лейтенант хорошо знал это семейство, часто навещал их. Трое крепких мужчин, две женщины и четверо детей. — Ты правду говоришь?

Пит Бриттон разозлился.

— Правду? Еще бы! — Он кивком указал на север. — Дым. Слишком много дыма для обычного костра. Утром, наверное, сгорели и дом, и амбар.

Лейтенант Крейтон С. Дэвис сидел молча. Ехать немедленно, быть может, кто-нибудь из них жив. Еще можно напасть на след убийц. Но было бы слишком рискованно выступить в ночь, не зная, какие опасности поджидают его людей в темноте. На его совести будут и жертвы среди мирного населения, и потери в собственном отряде. Наконец, лейтенант проговорил:

— Спасибо, Пит. Еще что?

Пит Бриттон отрицательно покачал головой и произнес лишь одно слово:

— Днем.

Старик подошел к Брину и Линдону и кивнул в сторону лейтенанта:

— Он не дурак. Не решился выступить ночью.

Брин раскатал одеяло и разулся. Минуту он сидел, задумчиво глядя на первые звезды, зажегшиеся в небе, потом лег и завернулся в одеяло. Засыпая, он еще слышал скрип пера, доносившийся от камня, где сидел лейтенант.

С первыми лучами зари Дэвис уже встал и отправился на розыски Бриттона,

— Он ночью ушел, — поднял голову Линдон.

Через несколько минут лошади были оседланы, и отряд покинул лагерь. Заклубилась пыль, на стволах ружей заиграли солнечные зайчики. Дэвис направил лошадь к ранчо Мак-Лолинзов.

Лейтенант, конечно, доверял Бриттону, но нельзя было проехать мимо; они обязаны предать тела земле.

— Сержант!

— Да, сэр?

— Нам предстоит дело. Неизвестно, откуда ждать нападения, поэтому прикажите всем быть наготове, и никаких разговоров!

Дэвис поискал глазами Линдона, тот ехал чуть выше, по склону холма, впереди отряда.

Вскоре показалось зеленое пятно, заметно выделявшееся на фоне безжизненно-серой равнины. Они подъезжали к ранчо Мак-Лолинзов. Перед ними предстала мрачная картина — черные обугленные бревна — все, что осталось от дома. Дэвис прикусил губу.

— Сержант!

Когда Брин подъехал, он сказал:

— Выставьте вокруг ранчо охрану и организуйте похоронную команду. Там должны быть трупы. Пусть капрал Паттон возьмет шесть человек и разберет развалины.

— Вы думаете, они еще там? — засомневался Брин. — Не похоже на них оставлять убитых, сэр.

— Это апачи, Брин?

— Да, сэр. Конечно, сэр. Брин ушел.

Всадники спешились во дворе разоренной фермы. Тела несчастных были здесь. Лейтенант бросил короткий взгляд и тут же отвернулся. Мак-Лолинз, двое его сыновей и женщины, — все мертвы. Что же, смерть лучше, чем плен. Апачи не знали жалости, разве что к детям относились мягче: часто забирали и воспитывали.

Дэвис огляделся: Линдона нигде не было. Встревоженный, он поднялся по склону к вершине холма — никого.

К нему подошел Брин, сержант устало отирал шляпой вспотевшее лицо:

— Отвратительная работа, сэр. Их резали, как лапшу.

— Сколько было, как думаешь?

— Может, двенадцать. Не больше двадцати. — Брин надел шляпу. — Ничего уже не поделаешь. Я думаю, Бриттон ошибается. Индейцы побывали здесь еще позавчера.

Мак-Лолинз лежал у загона, сраженный тремя стрелами. Джим Мак-Лолинз, старший сын, наверное, успел заметить опасность раньше: он лежал у дома с револьвером в руке, барабан был наполовину пуст. В бурый цвет окрасилась земля неподалеку от его тела, — видимо, Джим успел застрелить одного индейца. Младший, Алекс, находился посередине двора, рядом валялось измятое ведро.

— Он первым увидел индейцев и первым был убит, — проговорил сержант. — Джим на некоторое время задержал их. У одной из женщин ладони почернели, она, наверное, стреляла из этого старого ружья.

Дэвис прикрыл глаза. Вернулась похоронная команда, лица у людей осунулись и посерели.

— Сержант! По коням!

Они уже тронулись в путь, когда заметили лошадь, двигавшуюся навстречу. К шее ее приник человек. Это был Белый Линдон.

Таким они его еще никогда не видели. Белые волосы слиплись от крови. Лицо его ужаснуло даже бывалых воинов: это был кровянистый шар, с которого свисали лоскутки кожи. Казалось, невозможно было узнать человека. И все-таки это был он — Линдон.

Паттон подхватил поводья его лошади, все обступили умирающего… Когда Линдона положили на землю, белки его глаз дико блеснули. Дэвис услышал его хрипящий голос.

— Витторо. Их семьдесят… человек. — Линдон схватил лейтенанта за рукав. — Уходите! Уходите, Дэвис! Пока это возможно… Там мескалеры, кирикахаусы, тонтосы… Их будет еще больше! Возвращайтесь в… крепость.

Дрожь пробежала по телу разведчика, все было кончено.

— Сержант, похороните его.

Дэвис вскочил в седло. Ни Пита Бриттона, ни индейцев. Куда же запропастился Хондо Лэйн? Судьба всего отряда зависела теперь в значительной степени от его сообщения.

Лейтенант обвел медленным взглядом лица солдат. Всех он давно знал, знал их беды и слабости. Вот Кланахан — большой охотник выпить; дальше угрюмый молчун Нэйборз, а там Сандовал, на щеке у него глубокий шрам — память о «дружеской» встрече с одной сеньоритой из Техаса.

День был в самом разгаре, они ехали по пустынной равнине. Лейтенант Крейтон С. Дэвис немного отстал от отряда и теперь то и дело въезжал на пригорки, осматривая местность, не появятся ли индейцы. Он думал о Витторо.

Старый вождь, коварный, как степной волк, был жестоким и мстительным человеком. Теперь их всех ждала участь Линдона, если, конечно, им не удастся уйти отсюда подобру-поздорову. А Линдон? Как он, знающий хитрость краснокожих, попал им в руки? И где искать Пита?

Лошади шли рысью, мимо проплывала цепь низких холмов. В этот день они натолкнулись еще на одно разоренное ранчо, погребли убитых. Дэвис подозвал Брина.

— Сержант, пусть люди наполнят фляжки свежей водой. Направляемся на юг к Мескалу. Там прикажите всем спешиться, пойдем пешком.

— Спешиться?

— Да, сержант. — После минутного молчания Дэвис тихо добавил: — Возвращаемся, сержант. Видите, что творится. Нет смысла углубляться в пустыню. Если кто еще и остался в живых, то он лучше знает, как спастись. Нам не опередить индейцев. — Он помолчал. — Спешимся на открытой местности, где не может быть засады. Лошадям нужно дать отдых. Устроим привал, и потом уже прямиком в крепость. Сейчас главное — дать знать генералу, что взбунтовалось не одно, а несколько племен.

Брин одобрительно кивнул. Лейтенант всегда посвящал его в свои планы. Дэвис не был сторонником строгой дисциплины, но как-то так всегда выходило, что подчиненные никогда не нарушали приказов командира.

— Как только Витторо узнает о нашем отступлении, он атакует.

— Лейтенант, мы отобьемся.

Дэвис покачал головой.

— Посмотрим, сержант, посмотрим.

Впереди открылась голая равнина, проехав с полчаса по ней, лейтенант остановил отряд и приказал спешиться. Завтра им предстоял поход через враждебную местность, где каждая миля пути могла оказаться последней в жизни любого из них.

Пропустит их Витторо или нет? Он ждет большой отряд апачей, который двинется с запада на соединение с главными силами восставших. Для привлечения новых союзников Витторо необходима быстрая победа.

Люди медленно брели под палящими лучами солнца. Из-под ног поднимались клубы тяжелой серой пыли. Впереди виднелись черные точки — это были высланные на разведку всадники.

Одна миля, три мили. Холмы все ближе и ближе. Пит Бриттон до сих пор не возвращался.

Прозвучал короткий приказ «по коням», и уже к четырем часам пополудни отряд остановился у Мескала. Здесь был устроен привал.

Диск солнца коснулся холмов, от которых пролегли длинные серые тени, в пустыне, среди песков, начали вырисовываться мрачные глыбы редких кустов. Лошади были вычищены и вымыты, горело несколько костров, кавалеристы варили кофе.

Лейтенант Дэвис, сидя на камне, подозвал Брина и Паттона.

— Выступаем в полночь.

Когда они ушли, Дэвис завернулся в одеяло и смежил веки. Не спать, только полежать чуть-чуть, отдохнуть…

Кто-то тряс его за плечо. Лейтенант открыл глаза: Брин.

— Время, лейтенант. Уже полночь.

Дэвис сел. Долго же он спал! Он вскочил на ноги, одернул форму, проверил револьвер в кобуре. Лошадь его была уже оседлана и стояла поблизости.

Темно и тихо. Встав во главе отряда, Дэвис двинулся вперед. Под ногами шуршал, пересыпаясь, песок.

Через несколько минут из темноты вынырнул капрал Паттон и заметил:

— Кажется, все тихо, сэр.

— Да. — Он обернулся. — Сержант! По коням!

Кавалеристы пустили коней рысью.

«Местность пустынная», — подумал лейтенант. Вряд ли здесь следует опасаться нападения, но дальше, среди холмов… Прежде, чем вернуться в крепость, Дэвис решил подловить Витторо. Если дело закончится успешно, то тут и конец всему мятежу. Кому нужен побежденный вождь?

Всю ночь они ехали без остановок, лишь несколько раз лошади переходили на шаг. К полудню, по расчетам лейтенанта, отряд будет примерно в сорока милях от форта.

Впереди чернели силуэты холмов. Там… Он приказал остановиться. Два невысоких холма возвышались по разные стороны узкой дороги, где предстояло проехать всадникам.

— Капрал, — Дэвис посмотрел на Паттона, — бери Силверза и Шумейкера и занимайте левый холм. Будете стрелять, когда индейцы подойдут близко. Потом садитесь на лошадей, сделайте крюк и с задней стороны подъезжайте к правому. Ясно?

— Да, сэр. — Паттон помолчал, потом добавил. — Вы будете там, сэр?

Дэвис кивнул головой.

— Они, наверняка, бросятся спасаться вправо.

Наступил новый день. Над головой жужжали мухи. Медленно и томительно тянулось время.

Первым их заметил Кланахан. По равнине двигался большой отряд, человек девяносто.

Вот они все ближе и ближе. Впереди едут двое — разведчики, вдруг один из них встрепенулся. «Увидел свежие следы», — подумал лейтенант. Индеец остановился и, повернувшись к своим, что-то хрипло прокричал. В то же мгновение тишину разорвали донесшиеся со стороны холма выстрелы. Оба разведчика рухнули на землю, заржала раненая лошадь. Расчет оказался верным. Решив, что на этой стороне засели солдаты, индейцы в поисках укрытия бросились вправо, где их уже поджидал Дэвис с отрядом.

Подпустив апачей поближе, солдаты открыли огонь. Цепь разломилась, от неожиданности индейцы растерялись и кинулись наутек, бросая раненых и убитых. Все было закончено меньше, чем за минуту. Стрельба стихла так же неожиданно, как и началась. К Дэвису на разгоряченной лошади подлетел капрал Паттон. Отдав честь, он сказал:

— Силверз убит.

— Да, капрал. Они еще вернутся.

Дэвис пошел осмотреть поле только что закончившегося боя. Он насчитал семнадцать трупов. Вдруг в траве что-то шевельнулось, лейтенант выстрелил и услышал сдавленный крик.

Пора уходить. Они преподали хороший урок Витторо.

— Сержант!

— Да, сэр.

— По коням.

— Лейтенант! Смотрите! — закричал Кланахан.

Дэвис повернулся в седле и увидел всадника. «Не индеец, индейцы так не ездят», — подумал он. Человек как-то странно приник к шее лошади. Наконец, Дэвис понял, кто это.

Лошадь шла галопом, и всадник осадил ее, едва не налетев на строй. Это был Пит Бриттон. Он соскользнул с седла и, едва держась на подкашивающихся ногах, предстал перед лейтенантом.

Рубашка на груди Пита заскорузла от крови, он с трудом, переводя дыхание, выговорил:

— Лейтенант… Сзади идет большой отряд племени мимбренов. Их более сотни.

Крейтон Дэвис молчал. Он стоял, держа в руке фуражку, и ветер шевелил волосы на голове.

— Мы можем прорваться к форту, Пит?

— Нет, — отрезал Бриттон и потом тихо добавил. — Я поймал одного краснокожего. Он сказал, что сорок воинов из клана Мескалеро покинули прошлой ночью резервацию. К ним идут на помощь мимбреносы. Мы окружены, лейтенант. По крайней мере половина кланов апачей подняли мятеж.

— Ты сможешь двигаться?

— Наверное.

— Нужно отправить донесение.

Пит криво ухмыльнулся.

— Лейтенант, пошлите кого-нибудь другого. Меня ткнули в бок, я не могу трястись в седле.

Дэвис надел фуражку.

— Хорошо, Пит. Спасибо за сведения.

— Там все равно скоро о нас узнают, — сухо ответил Пит.

Дэвис повернулся к Брину.

— Пусть ребята окапываются. Будем ждать их здесь.

Тонкими струйками пот стекал по лицу, заливал глаза и щекотал под рубашкой. Дэвис тряхнул фляжку, — вода еще есть. Они возвращались на гребень Г-образного холма, с подветренной стороны которого стояли стреноженные лошади.

Лейтенант посмотрел в бинокль: клубы пыли застилали горизонт с севера и востока, полукольцом охватывая расположение отряда. В нагрудном кармане хрустнула бумага — письмо к жене, он вынул его и положил под круглый приметный камень.

Дэвис сидел и курил, когда перед ним возник Кланахан.

— Выпить бы сейчас. Гауптвахты все равно здесь нет.

Дэвис порылся в седельной сумке, вытащил плоскую бутылку и передал ее страждущему ирландцу.

Кланахан ухмыльнулся. Хлопнула пробка. Он запрокинул голову и стал жадно пить из горлышка.

Лишь ветер шумел в высокой траве на склонах холма, было тихо.


Глава 3 | Разведчик | Глава 5