home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

Бизко нарывается на неприятности

Как ни странно, но при виде Памелы Джордан Хопалонг тотчас же вспомнил смех Бизко, услышавшего, что он назвал ее «малышкой с веснушками». Впрочем, не удивительно, что эти слова вызвали у проходимца взрыв неуемного веселья; ибо перед Хопалонгом стояла уже не конопатая девчушка, а стройная красавица. Хотя ей было всего лишь восемнадцать, одного взгляда на нее было достаточно, чтобы убедиться, что именно так должна выглядеть идеальная женщина.

Но Памела, увидев Хопалонга, была удивлена ничуть не меньше, чем он. Конечно же, она сразу узнала его, но ей казалось, что он выглядит слишком молодо...

— Привет, Пам! — Хопалонг расплылся в улыбке. — Давненько же мы с тобой не виделись.

Памела не понимала смысла происходящего, и Хопалонг опасался, что она может испортить всю игру. Но тут же выяснилось, что опасения его были напрасны. Девчонка прекрасно знала, как себя вести.

— Хоппи, я так рада тебя видеть...

Памела быстро обошла стол и приблизилась к Хопалонгу. Она потянулась к нему, и он взял ее маленькие ручки в свои ладони; он смотрел ей в глаза и видел в них страх, сомнение, недоумение и, конечно же, надежду.

— А ты... ты к нам надолго?

Хопалонг обрадовался этому вопросу, — наконец-то представилась возможность высказать то, что ему уже давно хотелось сказать.

— Разумеется, Пам. — Он взглянул на Авери Спарра. — Конечно, я останусь здесь, пока твой отец окончательно не поправится и не сможет заниматься хозяйством. — Хопалонг немного помолчал, потом вновь заговорил: — Я послал весточку а банк Мак-Клеллана... Сообщил им заодно, что я здесь. А еще у меня для вас новости от Джоша Ледбеттера. И от Бака. Словом, от всех наших. Но об этом потом, это подождет. Договорились?

— Ладно, потом поговорим. — Памела живо повернулась и уже направилась к двери, когда Спарр задержал ее.

— Когда твой отец проснется, передай ему, чтобы он меня принял. Я уверен, что и Кэссиди захочется его увидеть, но ты же понимаешь, что старика сперва надо подготовить к этой встрече. Ведь мы же не хотим, — он в упор взглянул на Памелу, — понапрасну волновать старого больного человека.

Когда Памела вышла из комнаты, Хопалонг принялся за еду. Ему хотелось помолчать, собраться с мыслями, не отвлекаясь на разговоры. Он прекрасно понимал, что последние слова Спарра были скрытым предупреждением Памеле и ее отцу. Хопалонг догадывался, о чем Спарр собирался поговорить с Диком Джорданом перед тем, как он войдет к нему в комнату.

Пока что все преимущества оставались на стороне Хопалонга. Ведь если бы Спарр собирался сразу же его убить, то он наверняка бы уже предпринял такую попытку. А значит, у Спарра имелись веские причины не спешить. Хопалонг знал, что Авери Спарр — человек смелый и решительный, уверенный в собственных силах, к тому же, — надо заметить, не без основания, — считающий себя непревзойденным стрелком. Тот факт, что Спарр не полез на рожон во время утренней встречи, лишний раз доказывал, что он хитер и очень непрост; ведь далеко не каждый, оказавшись на его месте, смог бы удержаться от первого порыва и не схватиться за оружие. Авери Спарр знал себе цену; он мгновенно оценивал любую, даже самую сложную ситуацию и в какой-то степени предвидел события. А вот о Сопере он не знал ровным счетом ничего, и потому ему не терпелось познакомиться с ним поближе. К тому же его разбирало любопытство — что Сопер за человек? Почему он обманул Спарра? Ведь он же отправился в путь в одно время с Хопалонгом... Но в таком случае, где он пропадал эти два дня? И ведь он ни словом не обмолвился о том, что ему пришлось свернуть с дороги. Так что же таилось за северным склоном Лосиных гор? Почему Сопера так туда влекло?

Для Хопалонга Сопер оставался загадкой. С виду — чрезвычайно любезен, умело поддерживает разговор... Вот и сейчас он очень складно, с непринужденнейшим видом рассказывал о положении дел на ранчо. Несомненно у Сопера на ранчо был какой-то интерес. Только вот что это за интерес? Перебравшись через реку, Хопалонг сразу же заметил, что на «Сэкл Джей» царил образцовый порядок, — ухоженная скотина на пастбищах; на самом ранчо — вычищенные стойла и загоны; словом, ни намека на то, что Спарр с компанией собирается съезжать отсюда.

Наконец Хопалонг отодвинул от себя тарелку.

— Да-а, здорово у вас здесь кормят, — сказал он, едва заметно улыбнувшись. — В ваших краях небось все поварихи такие же славные. Вот и у Сайма Тэтчера кухарка хоть куда.

— Не могу судить о том, чего не знаю, — проговорил Спарр. — У нас с ним отношения... не очень... Видишь ли, по всей округе скот постоянно пропадает, крадут у всех без разбора. Ну и мы, конечно, понесли убытки. Так вот кое-кто считает, что это — наша работа. Боже правый! Мы-то здесь при чем? Мы ведь тоже скотину теряем...

— А почему ты говоришь «мы»? Ты-то здесь кто? Новый управляющий, что ли?

— Нет, — раздраженно отозвался Спарр. — ЗДЕСЬ я не управляющий, ЗДЕСЬ я компаньон.

— А-а... Знаешь, я тут видел молодняк, помеченный «Сэкл С», и все думал — что бы это могло значить? Твое тавро?

— Да, мое, — отрезал Спарр.

— Ну, раз ты компаньон, то у тебя и бумаги какие-то имеются, не так ли?

— А что... бумаги? — Спарр передернул плечами. — Времени у нас еще предостаточно, с бумагами всегда успеется... Да и доля-то моя совсем невелика. На деле получается так, что я здесь просто временно, помогаю старому Джордану вести хозяйство, сам-то он пока не в состоянии.

— Ну и ладно. Да я и спросил-то просто так, из любопытства. — Хопалонг потянулся к кофейнику и налили себе еще кофе, ему требовалось время, чтобы все как следует обдумать. Да, конечно, скорее всего ему разрешат поговорить с Джорданом. Но только в присутствии Спарра. Они ни за что не оставят их наедине, и настаивать на этом — значит подвергать Дика, Памелу да и себя самого еще большей опасности.

Если его предположения верны, то они попытаются отобрать у Джордана ранчо на законных основаниях, — вернее, придать грабежу видимость законности. Поэтому-то они и дожидаются, когда он, Хопалонг, покинет ранчо, а уж потом они мешкать не станут, постараются прикончить его как можно быстрее. У них и повод для этого имеется, — ведь он пристрелил Баркера. Скорее всего это дело поручат Маури, а в помощь ему дадут еще кого-нибудь.

Дверь отворилась, и на пороге снова появилась Памела.

— Отец сейчас вас примет, — обратилась она к Спарру; затем перевела взгляд на Хопалонга. — Папа очень обрадовался твоему приезду. Он просил узнать, а остальные тоже приехали?

Вопрос этот, видимо, был продуман заранее, и пришелся как нельзя кстати. Это лишний раз доказывало, что старому Дику... или Памеле? — никак не откажешь в сообразительности.

— Я так думаю, что Меските и Джонни уже здесь, — не моргнув глазом, соврал Хопалонг. — А остальные, те что задержались в пути, со дня на день должны подъехать.

— А это еще зачем? — с плохо скрытой тревогой в голосе поинтересовался Спарр. По всему было видно, что он крайне озадачен последним сообщением Хопалонга.

— Как?! — Хопалонг изобразил на лице крайнее удивление. — Да разве Дик не сказал тебе, своему компаньону, что мы покупаем у него молодняк на вывод? Ведь уже полгода, наверное, прошло, как мы с ним эту сделку обговорили. Как сейчас помню, он обещал шестьсот голов двухлеток, а однолеток, тех поменьше...

Это сообщение застигло Спарра врасплох, и он сам это прекрасно понимал. Хотя он впервые слыхал о подобной сделке — но почему бы и нет? И тогда какой же он компаньон, если не знает, что происходит у него на ранчо? А если никакой сделки вовсе и не было... Что, если это просто выдумки Хопалонга, ловушка, в которую его, Спарра, хотят заманить?..

— А?.. Ну да, конечно... — наконец выдавил из себя Спарр и стремительно вышел из комнаты. Хопалонг и Сопер остались за столом одни. И хотя Хопалонгу не терпелось узнать об этом человеке побольше, он предоставил Соперу право первым начать разговор, не без оснований полагая, что тот непременно воспользуется этой возможностью. Ведь Сопера он видел в каньоне... В том, что то был Сопер, Хопалонг нисколько не сомневался.

— Довольно странно... — неожиданно заговорил Сопер. — Действительно странно, что в бумагах Джордана нет ни малейшего упоминания об этой сделке.

Кэссиди отпил из своей чашки и отставил ее в сторону... Кофе уже остыл.

— В жизни не утруждал себя такой ерундой, как составление разных бумаг, — ответил он тихо. — Да и сомневаюсь я, что и Дик когда-нибудь занимался подобной ерундой, если он хорошо знаком с покупателем. — Окинув Сопера быстрым взглядом, Хопалонг спросил: — А тебе-то что до этого? Ты тоже, что ли, компаньон?

Сопер смутился. Подобного вопроса он никак не ожидал... Обычно он говорил, что пока Спарр вступает в права компаньона, он, Сопер, помогает Джордану управлять делами ранчо. Но с Кэссиди такой номер не пройдет, — Сопер был уверен в этом.

— Да как сказать... Формально я здесь никто. Помогал привести в порядок кое-какие дела, — сказал он наконец. — Мы с Авери всегда вместе работаем.

Хопалонг ухмыльнулся:

— Вот как? Вообще-то я и сам так думал, но не был до конца уверен. Ну да ладно. Я согласен, что у каждого на уме есть нечто такое, что он вынужден скрывать.

Сопер начал проявлять явные признаки беспокойства. Украдкой взглянув на дверь в соседнюю комнату, он тихо спросил:

— Что ты хочешь этим сказать?

Хопалонг не спеша затушил сигарету и поднялся из-за стола.

— А чудесное все-таки местечко этот северный склон Лосиных гор, не так ли? Нравится мне там очень. А вы, наверное, тоже частенько туда наведываетесь, а, мистер Сопер?

Последняя реплика Кэссиди — ее издевательский тон — привела Сопера в бешенство. И в то же время он был крайне встревожен... Ведь узнай об этом Спарр...

— Ну разумеется, — натянуто улыбнулся Сопер. — О некоторых вещах вслух лучше не упоминать...

Кэссиди внезапно подошел к двери и широко распахнул ее.

— Похоже, меня там заждались.

— Погоди! — Сопер вскочил со стула. — Авери позовет тебя, когда все будет готово.

— А я пойду прямо сейчас, — невозмутимо проговорил Хопалонг. — Если старик в состоянии принять Спарра, с которым он знаком всего-то несколько месяцев, то уж мне, своему лучшему другу, он и подавно сможет уделить немного времени.

С этими словами Хопалонг вышел в соседнюю комнату и закрыл за собой дверь. В ту же секунду из соседней двери вышел Спарр. Увидев перед собой Хопалонга, он насторожился; какое-то время они молча стояли друг против друга.

— Проходи, — сказал наконец Спарр. — Я не стану вам мешать.

Проводив Спарра удивленным взглядом, Хопалонг переступил порог комнаты.

Энсон Маури был вне себя от злости. Увидев Сопера, спускавшегося по ступенькам веранды, он бросился ему навстречу.

— Что здесь происходит?! — заорал Маури. — Этот выскочка явился сюда, как к себе домой!

— Да угомонись ты! — осадил его Сопер. — Спарр знает, что делает! Не беспокойся. Тебе еще представится возможность свести счеты с этим Кэссиди. И очень скоро представится...

— А больше мне и не надо, — злобно прошипел Маури. По всему было видно, что он остался доволен ответом Сопера. — Только не забудьте, оставьте его мне. Он мой!

— Хорс-Спрингс, пожалуй... — задумчиво проговорил Сопер. — Подходящее место, верно? Впрочем, мы со Спарром это еще обговорим. Итак, ты, Джонни Ребб и Бизко.

Лицо Маури покрылось красными пятнами, его захлестнула волна ненависти.

— Я не нуждаюсь в помощниках!

— Нет, Энсон, нуждаешься, еще как нуждаешься. — Сопер был поразительно спокоен. — Я хорошо его знаю. Он дьявол, а не человек. И шансов на спасение у нас не так уж много, ты слышишь? И если уж мы решились на это, то его надо так отделать, чтобы он уже никогда не поднялся. Он не должен жить, ты понял?!

— Ладно уж, — проворчал Маури. Глаза его злобно сверкнули. — Перестрелка, так? Он радостно засмеялся. — Я думаю, что лучше всего устроить это на конюшне. Там и свидетелей-то почти не будет.

Маури резко повернулся и зашагал прочь, всецело поглощенный одной лишь мыслью: скоро он во всеуслышанье заявит, что именно он, Маури, прикончил Кэссиди!

Тем временем у Бизко в Хорс-Спрингсе возникли некоторые затруднения. И причиной тому стали два запыленных всадника, появившиеся в городе всего несколько часов назад. По-видимому, ехали они откуда-то с запада и, проезжая Хорс-Спрингс, решили свернуть с дороги и задержаться здесь ненадолго. Оставив лошадей у коновязи, они завалились в салун «Старый загон» и приказали Марку принести им бутылку самого лучшего бурбона, какой у него найдется. Получив требуемое и залив в себя по стакану, они принялись бесцеремонно разглядывать тамошнее общество.

И вот один из них, совсем молодой парень с непроницаемым лицом и холодным взглядом, услышал, что его кто-то окликнул, и обернулся. Он увидел перед собой совершенно незнакомого мужчину, с виду очень уж походившего на бежавшего из тюрьмы висельника.

— Мистер, скажите, это ваши лошади вот там у крыльца? Те, что помечены «Дабл V»?

— Ну да, наши, — не слишком любезно ответил Меските Дженкинс. — А тебе-то что?

— Один парень с вашего ранчо недавно спас меня от индейцев. Он подоспел как раз вовремя и один разделался со всеми краснокожими. Под ним был великолепный белый жеребец...

— Надо же! — Джонни Нельсон, стоявший у стойки бара, выглянул из-за плеча Меските. — А где это случилось?

Марк Коннор, до этого деловито перетиравший стаканы, весь обратился в слух. Речь шла о том парне, который называл себя Таком и которого теперь так жаждал увидеть Бизко.

— А он не сказал тебе, куда именно он направляется? — поинтересовался Джонни.

Лидс, смутившись, медлил в ответом. Ему подумалось, что он слишком уж разболтался... В последнее время, получая приказания от Спарра и беспрекословно их исполняя, он все чаще чувствовал, что оказался в западне. А причиной всему была бедность. Сначала Лидс не видел ничего особенного в том, что время от времени к нему в стойло приводили и оставляли на время каких-то лошадей. Во всяком случае, никаких подозрений на этот счет у него не возникало, — точно так же, как его ни в коей мере не волновало то, что в Мак-Клеллане был ограблен банк. Но люди-то все подмечали! И вот настал тот день, когда уже никто из соседей не желал с ним разговаривать. Но нельзя же всю жизнь молчать... Человек не может жить среди людей и оставаться при этом совсем один! Собравшись с духом, Лидс заговорил:

— Он сказал, что собирается проведать Дика Джордана, который живет на ранчо «Сэкл Джей». Это к югу от города.

— Хм, Джордана, говоришь? — нахмурился Меските. — Джонни, ты случайно его не знаешь?

— Конечно, знаю! У него было ранчо под тем же названием сначала в Техасе, а потом и в Монтане. Там-то я с ним и познакомился. Надо же, у меня напрочь из головы вылетело, что он теперь живет где-то здесь. Жена у него была испанкой, и к ней по наследству перешло большое ранчо. Надо же! Старина Хоппи здесь! — восторженно гудел Нельсон. — Представляешь, как он удивится, если мы вдруг возьмем да и нагрянем к ним.

Марк Коннор замер за стойкой, насторожившись. Хоппи? Хопалонг Кэссиди? Как легко он дал провести себя! И как же он раньше не догадался?! Не удивительно, что Бизко не терпелось взглянуть на того парня. Подробности недавней встречи Бизко и Хопалонга уже были известны всей округе. И только Марк успел об этом подумать, как в бар вошел сам Бизко. Он уже залил в себя порядочную дозу виски, а посему настроен был весьма воинственно. Во всяком случае спокойно пройти мимо лошадей с тавро «Дабл У» он никак не мог.

Коннор раздумывал — что предпринять? И тут он заметил, что старый Тейлет тоже пристально разглядывает тех двоих. Старик, похоже, что-то знал. Марк как бы невзначай приблизился к Тейлету, и, когда расстояние между ними сократилось до минимума, старик шепнул ему: "Быстро выведи отсюда Бизко! Не то он сейчас начнет к ним приставать, и его наверняка ухлопают. Это так же верно, как то, что на кактусе растут колючки. Ведь они с ранчо «Тире 20».

Хотя сам Дженкинс по молодости лет ничего не слышал про ранчо «Тире 20» и даже не догадывался о своей принадлежности к нему, в памяти старого Тейлета вся эта компания, работавшая у Бака Петерса, до сих пор была связана с тем старым тавро Бака — грозным «Тире 20».

Марк отошел к задней стене бара и попытался привлечь внимание Бизко. Но куда там! Бизко упорно и настойчиво, как может только пьяный, разглядывал двоих чужаков, приехавших на лошадях с тавро «Дабл У», и в памяти его всплывали подробности того вечера, когда Хопалонг Кэссиди расквасил ему физиономию.

Хотя Бизко был не настолько пьян, чтобы одуреть окончательно, однако выпитого им с лихвой хватило на то, чтобы забыть об осторожности. Вообще-то он был трусоват и чаще делал выбор в пользу быстроногого коня, не надеясь на свое оружие. Но сейчас Бизко нисколько не сомневался, что эти чужаки в подметки не годятся такому удалому парню, как он. Уж куда им до него! К этим двоим он ничего, кроме презрения, не испытывал. В конце концов он выбрал того из них, что помоложе, то есть Меските Дженкинса. Такое решение пришло к нему само собой, — ведь тот, кто моложе, тот и менее опытен. Забегая вперед, следует заметить, что этот выбор оказался самой большой ошибкой, допущенной Бизко в его недолгой жизни.

И Меските, и Джонни палили из револьверов так, что сыскать им равных, пожалуй, было бы трудновато, если, конечно, не брать в расчет Хопалонга Кэссиди. Но поскольку Джонни Нельсона, по натуре более уравновешенного, было не так-то просто привести в ярость, стычка с ним была бы наименьшим злом. Меските Дженкинс, напротив, был вспыльчив и не по годам суров. Его друзьям, Хопалонгу, Джонни и Баку, частенько приходилось удерживать его от драк.

— Бизко! — резко прозвучал окрик Марка.

В другое время Бизко незамедлительно отреагировал бы, так как прекрасно знал, что Марк Коннор — правая рука самого Спарра. Но сейчас ему было не до Спарра; перед глазами Бизко, загораживая весь белый свет, стояло тавро — «Дабл У». Он думал лишь об одном — как бы побыстрее отомстить за свое унижение.

— Эй, вы, с «Дабл У», — громко обратился он к двум чужакам. — А я как раз разыскиваю одного из вашей компании.

Дженкинс и Нельсон наконец обратили внимание на Бизко. А тот в упор уставился на Меските:

— Для глухих повторяю: я ищу одного парня в «Дабл У».

Меските окинул Бизко своим пронзительным взглядом. Перед ним стоял незнакомый парень с правильными чертами лица; один глаз у него был наполовину прикрыт опущенным веком. Меските тут же понял, что этот храбрец просто выпил лишнего, и, однако же, он был не настолько и пьян, чтобы вообще ничего не соображать. Более того: Меските безошибочно определил, что «одноглазый» забияка всерьез настроен на поединок.

Марк снова обратился к Бизко, но тут уже Меските Дженкинс перехватил инициативу:

— Я тебя понял. Ты ищешь какого-то парня с «Дабл У». А дальше-то что?

Бизко снова уставился на чужака, даже не подозревая, какую смертельную опасность представляет ссора с этим человеком. Бизко редко напивался, но если уж давал себе волю, то становился совершенно неуправляемым в своей ярости.

— Ну да, — презрительно усмехнулся Бизко, — ищу. Я еще встречу этого Кэссиди.

— Думаю, он обрадуется встрече, — ответил Дженкинс. Затем шагнул навстречу Бизко. Марк Коннор поежился, пораженный ни с чем не сравнимым ощущением смертельной опасности, захлестывавшим его при взгляде в холодные и безжалостные глаза Меските. — А может, тебе и меня будет достаточно? — Дженкинс сделал еще шаг вперед.

Джонни Нельсон тем временем поднялся и отошел в сторону, расположившись так, чтобы держать в поле зрения весь зал.

— Что ж, может, и ты сгодишься! — завопил Бизко, подбоченясь, картинно заложив за ремень большие пальцы рук. — Может, и тебя хватит, уж если на то пошло! — Он, усмехнувшись, потянулся к револьверу.

Впоследствии кое-кто из очевидцев утверждал, что Бизко был единственным в мире человеком, умершим дважды. Первый раз — от удивления, второй — от пули Меските. От удивления, потому что, впившись в противника взглядом, Бизко молниеносно ухватился за рукоятку револьвера, — однако Меските опередил его; в руке у него, точно по волшебству, появился кольт. Направленное на Бизко черное дуло, словно подмигнув, извергло короткую вспышку, — и безвольные пальцы Бизко разжались, револьвер скользнул обратно в кобуру, колени подогнулись, и он медленно осел на пол. А секунду спустя, уже лежал, уткнувшись носом в половицу. Голубоватый едкий дымок еще витал в воздухе. В салуне царила тишина. Затянувшееся молчание нарушил Джонни Нельсон.

— Ну что, есть еще желающие выяснить отношения?

Два заезжих парня стояли посреди салуна. Меските — с кольтом в руке; Джонни — уперев руки в бока, обводя всех присутствующих пронзительным взглядом.

— Честный поединок, — сказал наконец-то кто-то из местных.

— Он сам напросился, — донесся из угла еще один голос.

Меските привычным движением сунул кольт обратно в кобуру. Затем, не обращая внимания на лежавшего на полу покойника, вернулся к стойке бара.

— А теперь выкладывай, — обратился он к Марку, — какого дьявола он ко мне привязался?

Марк в ответ лишь пожал плечами.

— У него недавно произошла стычка с Кэссиди. Тот уложил двух его дружков, а его самого отделал по первое число.

— А Хопалонг здесь был? — спросил Джонни.

Марк медлил с ответом. Сейчас он уже не сомневался, что парень, называвший себя Таком, был не кто иной, как сам Хопалонг Кэссиди. Кроме того, Марк абсолютно уверен в том, что он отправился на ранчо Джордана. При этом Коннор понимал, что Хопалонг даже в одиночку мог доставить массу неприятностей кому угодно, даже Спарру. Ну а уж если они будут втроем...

— Я не знаю Кэссиди в лицо, — ответил он наконец. — А по этой дороге много народу проезжает. Всех не упомнишь.

Меските и Джонни пропустили еще по стаканчику, пока несколько городских бездельников вытаскивали из салуна труп Бизко. Когда они уже собирались уходить, двери салуна распахнулись, и в бар ввалился Рыжий, а с ним еще кто-то с ранчо «Т Бар». Рыжему явно не терпелось выложить последние новости. Он решил начать с Марка.

— Ну, Марк, — объявил он со злорадной усмешкой, — больше ты Баркера здесь не увидишь!

Интуиция никогда еще не подводила Марка, и он уже точно знал, что сейчас должно произойти. Он поднял глаза на Рыжего и молча выжидал. Меските и Джонни задержались у самой двери, очевидно, им тоже хотелось послушать.

— И все этот Кэссиди, — громко продолжал Рыжий. — Баркер стал наезжать на босса и на него, когда те вместе возвращались на ранчо. Вот Кэссиди и ухлопал Баркера, а у Маури он выстрелом выбил из рук револьвер. Ну и реакция у парня!

— А где сейчас Кэссиди? — с беспокойством спросил Тейлет.

— Он-то? — хохотнул Рыжий. — Да вот теперь по гостям разъезжает. Перво-наперво на «Сэкл Джей» отправился. Решил проведать старого Джордана. Ну и со Спарром заодно о жизни потолковать. И думается мне, что скоро здесь у нас будет все по-другому...

Дженкинс вышел на крыльцо. Джонни последовал за ним, не забыв при этом глянуть через плечо — чтобы убедиться, что никто не собирается выстрелить им вслед. Они отошли от салуна и остановились за деревьями.

— У Хопалонга, похоже, что-то стряслось, — сказал Меските. — Знаешь, Джонни, я думаю, нам нужно поспешить к нему на подмогу и как можно скорее.

— О чем речь! — Джонни посмотрел куда-то вдаль. К этому времени уже совсем стемнело, и единственным источником света на узкой улочке были освещенные окна салунов. — По крайней мере, поможем ему пересчитать трупы! — хохотнул Джонни.

Но на самом деле ему было не до смеха. Он вдруг снова вспомнил те города и городишки, куда их вместе забрасывала судьба, вспомнил опасности, подстерегавшие их там на каждом шагу. Сколько же раз им приходилось хвататься за оружие...

Поблизости промелькнула какая-то тень. Кто-то вышел из-за амбара и стоял в сторонке, видимо, дожидаясь их.

— Меня зовут Лидс, — произнес человек.

Они остановились. Меските откликнулся:

— Ну и что?

— Хочу с вами кое о чем поговорить. Но мне надо поторопиться. Если они заметят, что я с вами говорю, то непременно прикончат меня.

— Кто это «они», и зачем им тебя убивать?

Меските и Джонни подошли к Лидсу. Тот прислонился к стене амбара.

— Они — это Спарр и его люди. У них тут везде шпионы. Бармен, Марк, один из них. И тот парень, которого вы только что пристрелили, он тоже работал на Спарра. Дело в том... — Лидс замялся на секунду. — Дело в том, что и я, бывало, кое-что для них делал.

— Ну а нам-то ты что хотел сказать? — спросил Джонни. — И зачем?

— Это о Кэссиди. Он спас нас всех. Мою жену, сына и меня. Еще минута, и всем нам пришел бы конец.

Лидс снова замолчал; вытянув шею, он глянул в дальний конец улицы — не идет ли кто?

— Кэссиди поехал на «Сэкл Джей», — продолжал он, — но люди Спарра никогда не выпустят его оттуда живым. Если только они не замышляют расправиться с ним где-нибудь подальше от ранчо...

— А чем они вообще там занимаются? — поинтересовался Нельсон.

— Точно не знаю, но мне кажется, они хотят отобрать у старого Джордана его ранчо. Он ведь теперь калека... Да у него уже и оружия-то нет, я точно знаю. Слышал тут как-то, как они промеж собой об этом говорили. Еще знаю, что они метят весь его молодняк тавром Спарра, вот так понемногу и прибирают все к рукам. А дружок Спарра — Сопер... Они везде распустили слух, что Джордан взял Спарра себе в компаньоны, потому что сам он теперь не в силах со своим хозяйством управляться. Но вы этому не верьте! Ни один нормальный человек по доброй воле такого ублюдка, как этот Спарр, даже на порог к себе не пустит! С некоторых пор Сопер и Спарр стали все чаще здесь появляться. А когда старый Джордан слег, — вот тут-то они и захватили ранчо. Хотят получить на него законные права. Только вот как, не знаю...

— А все-таки — почему ты нам все это рассказываешь? Только ли потому, что Хопалонг тебя выручил? — перебил его Нельсон.

Лидс в сердцах сплюнул.

— Да, нет же, конечно! Не только поэтому... Ну и что ил того! Я ведь... нищий. В свое время попытался обзавестись хоть чем-нибудь, но ведь хозяйство — бездонная бочка! И вот однажды подошел ко мне один из людей Спарра, тот самый, кого вы пристрелили сегодня в салуне. Он сказал, что в моем стойле поместятся еще несколько лошадей и он хочет на время оставить их у меня. И еще сказал, что если я соглашусь, то, может, что-нибудь и поимею за это. Если же буду упрямиться, то кучу неприятностей он сам, Бизко, мне твердо обещает. Ну, я и согласился. А потом все хуже и хуже... Они стали приказывать мне, когда и куда мне ехать, и все соседи начали сторониться меня. Но ведь человек не может жить один — без добрых соседей. Я знал, что поступаю плохо, но выбраться из этого дерьма уже не мог. Вот я и подумал: если расскажу все это вам, то, может, Спарр в скором времени угодит за решетку и оставит наконец меня в покое...

После того как Лидс ушел, Меските и Джонни несколько минут стояли, погрузившись в раздумья.

— Все ясно! — нарушил молчание Джонни. — Завтра же утром отправляемся на ранчо.

— Знаешь, а я и не устал вовсе. А ты? — отозвался Меските. — Давай лучше устроим привал в пути.


Глава 5 Еще один плюс в пользу Хопалонга | Лихие люди западных дорог | Глава 7 Перестрелка на ранчо «Сэкл Джей»