home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

Еще четверо из попытавшихся

В Альме было тихо. Город был весь окружен безупречно чистым покрывалом только что выпавшего снега. Салун «У Орла», как и подобает подобным заведениям, был ярко освещен, и на улицу из него доносились резкие трубные звуки, по-видимому, здесь это было принято считать музыкой. Примерно с полдюжины крутых с виду работяг, чей последний трудовой день, впрочем, завершился несколько лет тому назад, слонялось без дела у бара, рассказывая друг другу небылицы о женщинах, которые у них когда-то были, и о деньгах, что им якобы пришлось потратить. Еще несколько им подобных томились от безделья за карточным столом, ожидая сообщения о том, что Хопалонг уже объявился в этих краях. Но никто из них не верил особо в то, что такое может произойти.

За стойкой бара стоял Чет Бейлз, человек, которому больше не суждено было сесть в седло — пуля ранила его в колено, и нога после этого перестала сгибаться. Сейчас он был занят тем, что потчевал своих невзыскательных посетителей наливкой из прокисшей дряни. Большинство из собравшихся здесь были готовы с радостью взяться за любое, пусть даже самое небольшое, поручение Спарра. С того времени, как он осел в этих краях, дела у салуна пошли в гору, во всяком случае, гораздо лучше, чем за последние несколько лет. И хотя об этом месте весьма нелестно отзывались в городе, салун «У Орла» процветал и разрастался, словно отвратительный зловонный цветок.

Приближался рассвет, но никто из собравшихся даже и не помышлял отправиться на боковую, потому что им был отдан приказ убить Кэссиди, где и когда бы он не появился. Многим из собравшихся пятьсот долларов казались целым состоянием, и за эту сумму они были готовы с радостью уложить не одного, а с полдюжины человек. Дозорные были выставлены на всех дорогах, ведущих в город со стороны гор, и сменялись через определенное время. И потому как время все шло, а ничего не происходило, они все больше убеждали себя в том, что Хопалонг Кэссиди или замерз под снегом в горах, или просто сгинул где-нибудь по пути сюда. Но приказ есть приказ, и поэтому все так и оставались сидеть в баре.

Хопалонг вместе со своими спутниками за час до рассвета пробрался в город по глухим улочкам и направился прямиком к дому Дока Бентона, старого и доброго приятеля Джордана, совсем недавно перебравшегося в эти места. Оставив там Дика, Хопалонг направился к дверям. Памела подбежала к нему и схватила за руку, пытаясь удержать.

— Хоппи! — взмолилась она. — Не уходи!

При свете наступающего утра лицо его казалось очень бледным, а голубые глаза лучились каким-то странным светом, которого Памела раньше никогда не замечала.

— Я пойду, — сказал Хопалонг спокойно, но в то же время очень решительно, — а ты, Пам, останешься здесь и будешь заботиться об отце. Я собираюсь прогуляться до «Орла» и заодно встретиться с охотниками за мной. Я не собираюсь их ни в чем разочаровывать.

— Будь осторожен, Хоппи. Ну, пожалуйста!

Услышав это, Хопалонг усмехнулся.

— Что ты, Пам. Тебе нет нужды повторять мне об этом. Я всегда и во всем предельно осторожен. Просто тут неподалеку есть люди, нуждающиеся в том, чтобы им было прямо указано на ошибочно выбранный ими путь. И кажется мне, что пришла пора увести некоторых из них подальше от тропы искушения.

Он чувствовал себя могучим и коварным. Побег в горы и проклятая снежная буря, горечь от осознания того, что им пришлось бежать, нарастающая ненависть к Авери Спарру, пытавшемуся обокрасть беспомощного калеку и девчонку, — все это постепенно откладывалось в его душе. И Хопалонг знал, он был уверен, что теперь ему не будет покоя до тех пор, пока он сам не встретится с этими нелюдями лицом к лицу. Он знал, как ему теперь поступить, и был как раз в том настроении, чтобы взяться за это.

Ярость ослепляла его. И Хопалонг не стал терять время на заглядывание в окна. Он тут же взошел по ступенькам, распахнув дверь настежь, вошел в салун. Дверь за ним захлопнулась с таким оглушительным грохотом, что можно было подумать, что кто-то вдруг пальнул из двустволки. Все обернулись к двери и уставились на него. Спать уже больше никому не хотелось.

Широко расставив ноги, Хопалонг стоял у двери. Взгляд его был холоден, но в душе у него сидел дьявол, который рвался наружу.

— Я — Хопалонг Кэссиди! — Второй раз за последние несколько часов он бросил вызов в лицо бандитов. — Кто из вас меня разыскивал?

Изумленные бандиты во все глаза смотрели на его.

— Ну давайте же! Начинайте! — голос Хопалонга звучал угрожающе. — Я слышал, что кое-кто из вас, шакалы, охотился за мной! А за мою голову вам даже обещали деньги! Так есть желающие подзаработать?!

Никто не двинулся с места. На этот раз они здорово попались. И этот его свирепый вызов, брошенный всем, и то, что он один решился на это, и его внезапное появление — почти все из присутствующих были убеждены, что он погиб в дороге, — все это поразило их и испугало.

Хопалонг был вне себя: выхватил у кого-то из рук стакан и выплеснул его содержимое в сторону шестерки бездельников, отиравшихся у стойки. Затем, развернувшись на каблуках, схватил карточный стол и отшвырнул его в сторону.

— Ну, начинайте же! — он словно умолял их. — Кто первый? Или сразу все! Хватайтесь за револьверы и покажите как вы охотитесь на людей, когда вам нужны деньги!

Все молчали. Стоящие у бара протирали глаза после едкой наливки, игроки даже не взглянули на карты и деньги, разлетевшиеся по полу. В салуне стало тихо, и слышно было, как в печи гудит огонь. Никто не произнес ни слова.

— Ладно, — холодно сказал Хопалонг. — Встать! Ты первый! — он показал на человека, сидевшего раньше за карточным столом. — Бросай сюда револьверы, а потом быстро хватай свою лошадь и проваливай из города!

— Что? По такой погоде! — игрок, видно, собирался протестовать, но в это время Хопалонг сделал небольшой шаг в его сторону, в полной готовности в любой момент выхватить оружие.

— Именно! По такой погоде! Я же перешел по такой погоде через горы, так что давай поглядим, понравится ли вам сейчас разгуливать по улице! Это ко всем относится! — он обвел их долгим взглядом. — Садитесь на лошадей и выметайтесь отсюда, но прежде все оружие — на пол!

Взгляд Кэссиди остановился на хозяине бара.

— А-а, Бейлз, и ты тоже здесь, — обратился Хопалонг к нему. — Я тебя помню. И ты меня тоже наверное еще не позабыл. Сейчас же прикрывай эту свою лавочку, и чтоб больше я тебя по эту сторону Хольбрук никогда не видел. Понял меня?

— Послушай, Хоппи! — взмолился Бейлз. — У меня искалечена нога! И мое заведение — это единственное место, где я могу зарабатывать себе на жизнь!

— Никто не вправе делать деньги там, где полно убийств и таких вот стреляющих в спину шакалов, как в этом гадюшнике. Бейлз, ты меня знаешь! Или берись сейчас за револьвер, или закрывай свою лавку!

Бейлз натужно проглотил подступивший к горлу ком и глубоко вздохнул.

— Что ж, в любом случае, в этом году зима здесь будет слишком суровой, — он медленно обвел взглядом комнату. — С этого момента, — Бейлз снова вздохнул, — салун «У Орла» закрыт.

Все осторожно по очереди вставали и направлялись к двери, один за другим бросая на пол оружие. Один из бандитов замешкался и проводил свой револьвер долгим и грустным взглядом:

— За него я работал месяц. Я смогу получить его обратно?

— Нет, — Хопалонг был непреклонен. — В следующий раз, когда опять заработаешь себе на кольт, может быть, ты все же подберешь себе достойное общество. А теперь, давай пошевеливайся!

Через десять минут салун опустел. Разыскав за стойкой бара веревку и нанизав на нее все отобранные револьверы Хопалонг перекинул всю связку через плечо. После этого он спокойно направился к дому шерифа. Оказавшись на месте, он забарабанил кулаком в дверь. Ему открыл заспанный чиновник в нижней рубахе из красной фланели и в носках.

— Что за шум, мистер? Иди и проспись, пока я не засадил тебя за решетку.

Не говоря ни слова, Хопалонг бросил на пол перед ним связку с револьверами. Шериф уставился на них и еще некоторое время так и простоял, недоуменно хлопая глазами.

— Что за...

Хопалонг посмотрел на него в упор, и этот взгляд заставил шерифа немного попятиться.

— Только что мною был прикрыт этот гадюшник «У Орла», — спокойно заговорил Кэссиди. — А это оружие тех, кого я вытряхнул оттуда. Можешь сделать со всем этим все, что тебе заблагорассудится, но только не отдавай обратно этим ублюдкам. Иначе я снова вернусь сюда и тогда уж я точно вырву тебе всю твою бороду — волосок за волоском!

— Чего-чего ты сказал? — казалось, что шериф вот-вот лопнет от злости. — А теперь, слушай сюда, ты, сопляк!.. — Но тут он замолк на полуслове, видно, до него наконец дошел смысл слов Кэссиди. Он шумно сглотнул и уставился на Хопалонга. — Ты прикрыл «Орла»? — воскликнул шериф. — И отобрал у всех там пушки?

Но Хопалонг уже вышел на улицу. Какой-то ранний прохожий остановился, увидев шерифа, и тоже изумленно взглянул сначала на гору оружия на полу, а затем вслед уходящему Хопалонгу.

— Эй, а кто это был? — спросил прохожий у шерифа.

Шериф перевел взгляд в его сторону.

— Мистер, — сказал он с благоговением, — я понятия не имею, кто это, но поверьте мне, что это самый крутой человек из тех, кто когда-либо появлялся к западу от Пекос.

Покинув «Сэкл Джей», Арнольд Сопер тут же направился на север, вдоль тропы у Индейского ручья, что вела к каньону Индюшиных Родников. Наступило время действия. Больше ему было нечего делать на «Джей», да и присутствие его там становилось небезопасным. Не исключена была возможность, что Меските и Джонни выведают что-нибудь от работников ранчо. Сопер очень сомневался, что им удастся добиться чего-нибудь вразумительного от Куаса и Хэнка Линдона, но в любом случае оставаться на ранчо опасно.

У Индюшиных Родников его ждали четверо головорезов, которым было уже хорошо известно, что за работа им предстояла, сколько они получат за это. Сопер уберет их руками кое-кого лишнего. Возможно, им придется убить и Спарра, но это будет уже в их собственных интересах.

Авери Спарр до сих пор не возвратился на ранчо и вполне возможно, что он настиг Кэссиди. Но тогда один из его недругов почти наверняка уже должен быть уничтожен.

Итак, ситуация складывалась для Сопера довольно удачно. Для себя он уже давно решил, что Джорданы и Хопалонг вышли из игры. Если им и удалось скрыться от Спарра, не замерзнуть в снежном плену и перейти через перевал, то по другую сторону перевала их как раз и будут поджидать люди Спарра.

Бизко убит, Баркер тоже, а ведь на них Соперу приходилось обращать больше всего внимания. Кроме Спарра, если, конечно, он сам еще жив, оставались еще Джонни Ребб — очень непредсказуемая личность, и Энс Маури. И оба они были опасны, хотя Сопер и был хорошо знаком с Маури. А еще и Проктор, Фрамсон и Марк Коннор — и от всех Соперу было необходимо избавиться. Вот уж тогда он одержит полную победу...

Сопер не знал, что произошло на «Сэкл Джей». Разузнав кое-что от Куаса и Линдона, и отпустив Хэнка Линдона в Хорс-Спрингс, Джонни с Меските отправились по следам Сопера.

Меските был замечательным следопытом, в искусстве читать следы с ним могли помериться силами только индейцы. Ехать по следу вначале было относительно легко, и было видно, что Сопер был где-то совсем рядом. Они решили подобраться к нему поближе, потому что снег падал уже густой белой пеленой.

Но затем Меските и Джонни потеряли след, который оборвался на открытой ветрам равнине, где метель замела все следы. Вновь же они смогли найти продолжение следа Сопера не раньше, чем через час. В результате они здорово поотстали.

А в каньоне Индюшиных Родников четверо бездельников ждали приказа к действиям. Когда же Сопер появился там, то он вначале объяснил, каким образом они смогут заработать оставшиеся обещанные им девятьсот. Братья Харди, Джим и Дейв, добрались сюда с берегов Миссисипи дорогами Техаса, Крошка Койот — метис, наполовину индеец, и был нанят Сопером в Мобити вместе с Томом-из-Оклахомы. Все четверо хорошо владели оружием, и обладали еще одним чрезвычайно циничным качеством — они не были щепетильны. За хорошую цену они могли убить кого угодно и где угодно. И ни один из них не был трусом. Сопер был уверен, что в этом отношении ему с людьми очень повезло. Пришло время собираться и выезжать на ранчо. Сам для себя Сопер запланировал на это время быстрый визит в Хорс-Спрингс с тем, чтобы уладить там все дела на владение «Сэкл Джей». Это было чертой его характера: отсутствовать на месте схватки. В Хорс-Спрингсе он будет у всех на виду, что создаст ему великолепное алиби. Это подтвердит его серьезную репутацию порядочного человека, и еще более утвердит окружающих в их мнении о нем — что он, Сопер, на самом деле очень приятный молодой человек, просто по ошибке втянутый в эту историю со стрельбой и кражами.

Через час после отъезда Сопера в каньон въехали двое всадников. Они были тут же замечены Крошкой Койотом. На en зов откликнулись и остальные.

— Знаете их? — спросил Крошка Койот.

— По виду, вроде, похожи на тех двоих, о ком говорил босс, — отозвался Дейв Харди, — они тоже входят в список.

— Но среди основных их нет, — возразил ему на это брат. — Так что не обращай внимания.

Том-из-Оклахомы недоуменно пожал плечами.

— А зачем ждать? — спросил он. — Мы могли бы прибить их тут же, пока они сами идут к нам в руки. В конце концов гляньте, они же выслеживали Сопера. — С этими словами он поправил висевшие на поясе револьверы и проследовал к загонам.

Крошка Койот в руках держал винтовку. Он отошел к углу дома и уселся на скамью у двери хижины, положив винтовку на колени. Еще раньше он открыл для себя эту замечательную позицию для стрельбы, и после нескольких тренировок уже мог запросто таким образом разряжать свою винтовку, не поднимая ее с колен и метко попадая при этом в цель. Немногим подальше, в футах десяти от него, расположились братья Харди. Они тоже поджидали Меските и Джонни.

Бросив быстрый взгляд в сторону загонов, Меските заметил там праздно сидящего человека, в руках тот держал винтовку.

— Ну, и что ты обо всем этом думаешь? — обратился он к Джонни. — Кажется, те головорезы основательно приготовились к нашей встрече.

— Похоже, это друзья Сопера.

— Значит, выходит, что наши враги.

— Давай лучше для начала попробуем поговорить с ними. Хопалонг, кстати, тоже всегда старался отсоветовать мне первому лезть на рожон.

Подъехав поближе, Меските попридержал лошадь и посмотрел сверху вниз на братьев Харди. Затем он легко спрыгнул с седла. В подобных случаях ему больше нравилось твердо стоять на земле обеими ногами.

— Ищите кого? — поинтересовался у незнакомцев Дейв Харди.

— Совсем не обязательно. А что, разве мы кого-нибудь уже нашли? — Джонни оставался в седле, и глаза его глядели по сторонам зорко и настороженно.

— А ты забавный парень! — заржал Дейв. — И все же, далеко ли путь держите?

— Не очень. Нам бы хотелось увидеться с тем, кто проезжал здесь до нас. Интересно было бы посмотреть на него и его друзей.

— Это на нас, что ль?

— Пожалуй нет... Я не думаю, что кто-то из вас может проявить дружеские чувства, если только вам за это хорошенько не заплатят. Очень уж вы похожи на одну компанию перебежчиков, которую мне как-то приходилось видеть. Ну прямо один к одному.

— А у тебя, чужак, язык больно длинный. Разговорился ты тут что-то чересчур.

— В самом деле? Ах да, мне уже как-то говорили об этом, правда ведь, Меските? — Джонни посмотрел в сторону Крошки Койота. — А знаешь, вон тот парень на скамейке может запросто получить пулю в лоб, если он не перестанет забавляться со своей винтовкой, как это он делает сейчас.

— Это кто же его подстрелит? — опять влез в разговор Дейв Харди. Ему уже давно нетерпелось от слов перейти к делу.

— Да любой, кому не понравится, что на него наводят пушку. — Джонни слегка пришпорил свою гнедую и отъехал в сторону — и Койот остался без мишени.

— Мне кажется, — продолжал Джонни, — что будет намного лучше, если вы, парни, поскорее уберетесь отсюда. Тем более, что вы находитесь на земле, принадлежащей «Сэкл Джей».

— Имеем право, — теперь Дейва Харди начало разбирать любопытство. Ему и раньше уже приходилось слышать о «Дабл У». Говорили, что это крутая команда.

— Вам что, Джордан разрешил? — снова задал вопрос Джонни.

— Джордан? — Харди хрипло рассмеялся. — Ну, ты и сказанул! Этому старому дураку уже совершенно не обязательно ничего никому запрещать или разрешать! С ним покончено!

— Ну, это мы еще увидим.

Джонни на лошади сделал еще шага три вперед. Теперь он оказался как раз между Крошкой Койотом и Томом-из-Оклахомы. Конечно, они оба могли выстрелить в него, но выстрелы были бы опасными для каждого из этих двух бандитов, находившихся по разные стороны от Джонни.

Меските стоял несколько в стороне от своей лошади. Он и Джонни, еще совсем недавно мирно работавшие на «Дабл У», очень хорошо понимали всю опасность своего положения, но и знали, что им делать дальше. Меските, еще не так давно бывший просто одиноким волком, всем сердцем успел прикипеть к Джонни Нельсону, и теперь Джонни стал для него, как и Хопалонг, авторитетом. Меските оценил последний маневр Джонни, когда тот вклинился между двумя бандитами. При перестрелке бандитам придется быть исключительно осторожными, а эта медлительность, пусть даже и секундная, будет только на руку Джонни. Меските усмехнулся, и братья Харди с явным подозрением уставились на него.

— А вы, кажется, собрались куда-то, — обратился к ним Меските. — Что, получили приказ от Сопера?

— Не знаю такого! — Дейв Харди заметно нервничал. Ему и раньше не нравилось то, как свободно держался с ними Джонни, в уже теперь, когда он в довершение ко всему еще и остановился между двумя ребятами, между скамьей и загонами, дело оборачивалось так, будто этот наглец наступал на их фланги. Но вслух все же поинтересовался: — А кто это?

— А это тот, кто сначала здесь оставлял свою лошадь, — Меските Дженкинс указал на то место, где следы лошади Сопера были более всего заметны, — пока сам заходил к вам в дом поговорить. Но пробыл он здесь очень недолго.

— Ишь ты, какой догадливый... — только и сумел ответить на это Дейв. Он не мог подобрать слова, которые одновременно смогли бы послужить сигналом к действию, да он уже и не был уверен, что ему по-прежнему хотелось связываться с этими двумя, — что, нарываешься на неприятности?

— А как же! — Меските сделал еще один шаг вперед и остановился. — А у тебя они есть? Можешь одолжить? Ну вот что, вы сами уберетесь отсюда или вам помочь?

Крошка Койот уже начинал волноваться, да и Том-из-Оклахомы тоже устал от затянувшейся болтовни. Он решительно выступил из-за угла загона и крикнул, обращаясь к братьям Харди:

— В чем там у вас дело? Мы ведь договорились замочить их, не так ли? Ну так начинайте же!..

И в подтверждение своих слов Том тут же выхватил кольт. В тот же момент Джонни выстрелил. Трескучие выстрелы разорвали неприветливую тишину заснеженного каньона. Град выстрелов — пауза, — и затем еще один выстрел, а потом еще один, последний. И снова тишина.

Не успели братья Харди двинуться с места, Меските выхватил револьверы и тут же выстрелил С обеих рук, сохраняя при этом завидное спокойствие. Он, подобно Малышу Билли, принадлежал к числу тех немногих, кто умел оставаться абсолютно невозмутимым даже под пулями. Потом, опустив револьверы и шагнув вперед, он посмотрел, как Джим Харди внезапно отступил на шаг и, сев на снег, обеими руками схватился за живот, с пронзительным жалобным криком катаясь по земле.

Дейв Харди тоже выстрелил, пуля немного задела широкий ремень Джонни, отчего тот чуть было не потерял равновесие.

Второй выстрел Меските пригвоздил Дейва к земле.

Первая пуля, пущенная Джонни, угодила в угол загона, сорвав и отбросив в сторону несколько щепок, зато второй его выстрел достиг цели, ранив Тома в грудь. Том вздрогнул, и его ответный выстрел пришелся по лошади. Джонни все-таки успел броситься подальше от падающей гнедой, что наверное, и спасло ему жизнь, потому что вслед за этим за его спиной засвистели пули. Это стрелял Койот со своей скамьи.

Джонни быстро развернулся и произвел один за другим три быстрых выстрела по Койоту. Крошка Койот почувствовал, как мимо просвистела пуля, и у него тут же пропал весь азарт. Вскочив на ноги, он со всех ног бросился удирать, надеясь укрыться за домом, но когда он был почти у угла, выстрел Джонни достиг таки цели. Стрельба стихла так же неожиданно, как и началась. Меските был ранен в плечо, а Джонни остался без своей гнедой лошади.

Оба брата Харди раскинулись на снегу всего в нескольких дюймах друг от друга. Оба были мертвы. Том-из-Оклахомы сидел, привалившись спиной к ограде загона, кашляя кровью и медленно умирая. Крошка Койот к тому времени был уже мертв, и винтовка его валялась на снегу в нескольких футах от его тела. Меските и Джонни подошли к Тому.

— Никогда не думал, что это будет именно так, — выдавил из себя Том, — но все же догадывался, что этим и должно было закончиться, — он закашлялся, сплюнул кровью на снег и снова с большим трудом продолжал говорить. — Очень жаль, что мне сейчас даже не с кем проститься перед смертью. Здесь, кажется, уже никого не осталось. Вот разве только Мейбл в Хорс-Спрингс. Если вы увидите ее, то отдайте ей мои часы, ладно, а? Она... она... очень хорошенькая...

— Конечно, — ответил Джонни, — я обязательно ей все передам.

Взгляд Тома сначала затуманился, а затем он как-то пронзительно взглянул на них.

— Совсем... совсем ничего не чувствуете?

— Нет, — отозвался на это Джонни, — ты сам выбирал.

— Да уж... — Том выглядел озадаченным, — мне кажется, что все же в чем-то я тогда прогадал, тогда, давно, когда выбрал эту дорогу...

Том снова зашелся в кашле, затем еще сильнее. Так он и умер, полулежа на снегу. Привалившись к столбам загона.

Арнольд Сопер не доехал тогда до Хорс-Спрингса. Его вдруг одолело беспокойство. Его любопытство и желание поскорее узнать, что произошло на «Сэкл Джей», были столь велики, что он обогнул Волчьи пруды и отправился обратно, снова направившись к каньону Индюшиных Родников. Он разминулся здесь с Меските и Джонни всего на несколько минут.

Увидев убитых, Сопер испугался. Все, он остался без своего главного козыря. Погибли эти четверо, на которых он потратил такие огромные деньги и на которых он так надеялся. Что же теперь делать?

Сопер быстро начал обдумывать возможные варианты. Влезть в перестрелку и самому быть в ней подстреленным ему вовсе не хотелось. Стрелять он умел, и надо сказать, был довольно неплохим стрелком, но дело это было рискованное, а полагаться на сомнительную удачу ему абсолютно не хотелось. Бизко и Баркер были мертвы, и теперь когда все было сказано и дело сделано, оставались лишь два человека, кто смог бы помочь ему, но ни в ком из них Сопер не был уверен и ни с кем из них у него никогда не было дружеских отношений. Этими двумя были Энс Маури и Джонни Ребб.

С одной стороны, Сопер знал, что Ребб был очень близок со Спарром. Но с другой стороны, он был абсолютно уверен в том, что нет на свете человека, которого нельзя было бы купить за деньги, и ему казалось, что Джонни Ребб не был исключением. Сопер решил, что ему во что бы то ни стало нужно увидеться с Реббом. Где тот мог быть теперь? Наверняка Джонни был где-то в пределах владений ранчо. Арнольд Сопер, испытывая сильнейшее чувство отвращения и будучи обеспокоенным настолько, что и сам себе в этом ни за что не сознался бы, снова уселся в седло и отправился далее в сторону «Сэкл Джей». Он останавливался три раза и уже почти решил повернуть обратно и сбежать, скрыться с этого проклятого места, но все три раза все же упрямо мотал головой и продолжал свой путь.

Было уже темно, когда он остановился в четвертый раз. Все было бессмысленно. Там и так уже было пролито слишком много крови. Все равно завладеть всем этим тихо и без шума уже не удастся. Лучше всего бросить карты и уйти, пока игра еще не закончена. Ведь на этом ранчо у него не осталось ничего, что действительно имело бы какую-нибудь ценность и значимость. И в самом деле, глупо было возвращаться. Спарр, должно быть, уже вернулся, и Соперу совсем не хотелось видеться с ним. Нет, он лучше поедет в Хорс-Спрингс, там выберется за город и сядет в первый же дилижанс, направляющийся на запад.

Он уже развернул лошадь, чтобы снова направиться в город. Когда вдруг неожиданно вспомнил о часах. Это был подарок на память, вещь, с которой человек не расстается годами. Часы эти достались ему в награду за сочинение о причинах войны между Севером и Югом. Ему тогда было лет четырнадцать, и хотя часы эти были и не слишком хорошие, Сопер все же бережно хранил их как память. Он заколебался, а затем снова повернул в сторону ранчо. Иной раз от подобных решений зависит вся жизнь человека, потому что возвращаясь обратно за безделушкой, он ехал прямо навстречу своей смерти.

Весь край, раскинувшийся по обе стороны и на всем протяжении течения реки Хила, застыл, казалось, в напряженном, молчаливом ожидании. Даже в верховьях реки, где вообще не было ничего известно о событиях вокруг «Сэкл Джей», теперь уже тоже ходили некие отголоски слухов на этот счет. Говорили, что салун «У Орла» в Альме был закрыт, что в Хорс-Спрингсе и на ранчо «Т Бар» кого-то убили, а по всей округе разъезжали вооруженные до зубов люди, и еще ходили упорные слухи о том, что в самом скором времени начнется настоящая война с ворами и грабителями.

Но даже там, в верхнем течении Хилы, люди чувствовали, что грядут значительные перемены. Меските Дженкинс и Джонни Нельсон появились в Хорс-Спрингсе через несколько часов после того, как туда примчался Хэнк Линдон. Судя по всему, Хэнк все замечательно рассказал, со всеми подробностями и деталями, везде только и было разговоров о появлении тех двоих, о смерти Тони Куаса, а также о битве с апачами в высокогорной долине. И там же, в Хорс-Спрингсе, вор из Альмы, раздосадованный тем, что ему пришлось оставить свое стреляющее сокровище на полу салуна «У Орла», теперь рассказывал об этом всем желающим его послушать.

— Да-а... — горько говорил он, — это точно был Кэссиди. Что? Кто, он мертв?! Да он и не думал умирать! Ну, тогда он самый живой из всех мертвецов, что мне только доводилось видеть! Он в момент прикрыл «Орла». Да, уехал оттуда. Чет тоже убрался восвояси. Сказал, что знает этого Кэссиди с давних пор, — тут он покачал головой и обернулся, услышав очередной вопрос. — Да, — продолжал он, — двое на Серебряной речке уже получили свое. Они поднялись в ту хижину у рудника, и там-то их Кэссиди и накрыл. Попытались они было выбраться, но не повезло. В той игре они оба получили по черной двойке.

Тейлет медленно поднялся со своего массивного кресла и подошел к стойке бара, за которой Марк Коннор перетирал стаканы.

— Тебе нужно срочно отваливать отсюда, Марк. Скоро как раз отправляется дилижанс, и будет лучше, если ты сейчас же засунешь все свои пожитки в дорожный мешок и уедешь.

— Я?! — Коннор был поражен. — Выходит, что ты меня прогоняешь?

— Можешь обо мне думать, что угодно! — Тайлет покачал головой. — Ты неплохой парень, Марк, и ты здорово мне помог, и с тобой у меня ни о чем не болела голова. Но если ты тут останешься, то ты станешь самой большой моей головной болью... Я уже слишком стар для того, чтобы закрывать здесь заведение и начинать все с нуля где-нибудь в другом месте. Я знаю, что это такое — Кэссиди и вся их компания — особенно, когда они Переходят в наступление. Ты ведь слышал, что он говорил, — старик махнул рукой в сторону вора из Альмы, — вот именно так и будет действовать Кэссиди. Я никогда не верил в то, что Спарру удастся его одолеть.

— А если все же удастся? — настаивал Коннор.

— Тогда возвращайся сюда и работай у меня дальше. Пойми же, я ничего не имею против тебя, но это заведение — единственное, что у меня есть. Я не могу и не хочу потерять все это. Так что, возьми от меня аванс и беги поскорее отсюда.

— Мне еще со Спарра нужно кой-какие деньги получить.

— Забудь об этом. Не стоит оставаться только ради них. Я сам заплачу тебе столько, сколько он задолжал тебе. Дилижанс отправляется через несколько минут. Не опоздай же!

Марку Коннору стало не по себе от той откровенности, с которой старик пытался убедить его. Он быстро сорвал с себя фартук и направился в дальнюю комнату салуна, где жил. Через несколько минут должен был подъехать дилижанс — на сборы ему этого времени вполне достаточно. Едва за ним закрылась дверь, как Меските Дженкинс и Джонни Нельсон вошли в салун с улицы. Плечо Меските было в крови, и это было сразу заметно. Лидс обратился к нему первым:

— Ты ранен?

Меските обернулся и, узнав Лидса, ответил:

— Задело. Пришлось пострелять, — и потом он добавил, чувствуя, как всех заинтересовало это сообщение, — четверо в Индюшином каньоне. Двое из них — братья Харди.

— И все мертвы?

— Но мы-то здесь, не так ли? И вообще, они первыми начали.

Затем в разговор вступил Джонни.

— Кажется, у них там были какие-то дела с Сопером. Он незадолго до нас тоже побывал там. У них был список, кого он им поручил убрать. Мы там тоже были. Вот и началось это все. Но для них очень неудачно.

Тейлет оперся своими большими руками о стойку бара. Теперь он чувствовал себя очень старым и жалел о том, что не закрылся раньше. Хорошо, что Марк уже собирался. В ближайшее время сам он не станет выбираться из города. Слишком много убивают вокруг. Наверное, с возрастом он уже совсем ослаб. Тейлет знал братьев Харди — довольно лихие ребята, но все же не настолько крутые, чтобы справиться с этими двумя, да и Кэссиди теперь был где-то неподалеку, а может быть, он уже направлялся прямо сюда. Если уж этот Хопалонг задумал что-то, то вполне возможно, что и от «Старого загона» скоро камня на камне не останется. Он был непредсказуем, этот Кэссиди, и в таких делах непременно добивался своего.

Авери Спарр и его измотанные дорогой люди были уже на подступах к дому. Спарр ехал впереди, еще не подозревая о том, что все его планы с треском провалились, и о том, как плотно теперь сжималось кольцо вокруг него. Но где-то в глубине души он все же смутно чувствовал, что проиграл. Ему просто хотелось разделаться с Кэссиди, а Джорданов продержать у себя еще подольше. Ведь на самом деле он никогда и не собирался убивать ту девчонку, ему даже не хотелось этого. Но женщины обычно действуют по-своему, а мужчины имеют от них только одни неприятности. Эд Фрамсон поравнялся со Спарром. Фрамсон был одним из тех немногих, кому Спарр во всем безраздельно доверял, потому что знал, что на Фрамсона во всем и всегда можно было положиться. И хотя тот и промышлял иногда воровством, но зато Эд всегда был хозяином своему слову. И в других делах опыта ему было тоже не занимать.

— Я никак не могу взять в толк, почему ты разрешил Соперу заиметь собственное тавро, — неожиданно заговорил Эд. — Странно все это как-то, хотя я, конечно, в таких делах не силен. Тебе виднее.

Спарр резко повернулся к нему.

— Что! Тавро Сопера?

— Ну да. «Сэкл С».

— Это мое тавро, а не Сопера. Он только зарегистрировал его для меня.

— Кажется, он обманул тебя, Авери. Я сам своими глазами видел записи в книгах. Сопер записал этот знак на свое имя.

Пронзительный взгляд Авери Спарра был холоден и страшен. Как же он мог так ошибаться, доверяя этой гладко выбритой крысе! Ему бы и самому уже давно следовало догадаться, что что-то здесь не так. Но ведь Гофф так хорошо отзывался о нем, а уж Гоффу-то можно было верить, он ведь всегда был надежным парнем... Или нет?.. А может, он тоже был заодно с Сопером?!

— Спасибо, Эд, — тихо сказал Спарр. — Мне кажется, что нам пора избавляться от разных там вонючих предателей в нашей команде.

— В том нет нужды, — тихо проговорил Фрамсон, — хуже Сопера не было никого. Я решил, что это ты сам все так задумал. Никогда бы не смог себе даже представить, что он осмелился перейти тебе дорогу. Он же, сволочь, чертовски осторожен во всем.

Еще какое-то время они ехали молча, а затем увидели приближающегося к ним всадника. Это был Сайм Тэтчер.

Увидев Тэтчера, Спарр был готов лопнуть от злости, и казалось, что вся злоба, которой его наделила природа, теперь начинала выплескиваться наружу.

— Глянь, а вот и тот шакал с «Т Бар»! — желчно прошипел он. — Кажется, на этот раз нам как никогда повезло!

Тэтчер остановился перед грозно возвышающимися в седлах всадниками. Он был бледен.

— Лучше побереги это, — посоветовал он, увидев, что Спарр уже взялся за винтовку, — тебе она еще очень пригодится!

— Это отчего же так? — Спарр сурово сдвинулся брови. — Что это ты еще имеешь в виду?

Сайм Тэтчер улыбнулся в ответ.

— Все конечно, Спарр. Тони Куас только попробовал наставить пушку на тех двоих друзей Хопалонга, как сам тут же был убит. Хэнка Линдона, правда, отпустили, и теперь он уже очень далеко от этих мест. А трупы четверых друзей Сопера все еще лежат в каньоне Индюшиных Родников. Хопалонг же благополучно перебрался через горы, Джорданы тоже с ним, все целы и невредимы. Затем в Альме он разогнал притон «У Орла» и вышиб из тех мест всю шайку. Они разбежались во все стороны, словно крысы с тонущего корабля!

— Врешь! — лицо Спарра было искажено гримасой ненависти.

— К чему мне врать тебе? Нет, все это действительно так. Хоппи убил двух твоих людей у Серебряной реки. Сейчас он возвращается сюда. И теперь уж он сам начнет охотиться за тобой. А Джорданы в Альме будут в полной безопасности.

Авери Спарр с горечью смотрел на свои большие руки. Это конец! Остается только одно. Первым делом он прикончит Сопера, а затем быстро сгонит весь скот, сколько ему только удастся собрать, и уведет все это стадо через границу, в Мексику. И пусть все в конце концов после этого думают, что он просто обыкновенный вор.

Ну нет, он еще мог сделать тут кое-что. Он мог убить Хопалонга Кэссиди, первопричину всех своих неудач. Точно, вот именно этим он и займется. И сделает это завтра же.


Глава 11 Призрак Золотой Долины | Лихие люди западных дорог | Глава 13 Кровь на снегу