home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5

Маршал полиции Бен Кауэн ехал в Нью-Мексико, чтобы провести расследование по факту хищения команчами скота, проданного затем в этом городе. Несколько техасцев побывали там и вернули свой скот. Это удалось Чилдрессу и Хиттсону. Тем самым был создан прецедент. Уже имели место перестрелки, ожидалось, что будут и еще.

Кауэн услышал об убийстве Мэтта Джайлса Биджей еще до того, как покинул Форт-Смит. И не удивился. То, что за спиной Мэтта Джайлса стоял Паркман, было совершенно очевидным, пусть доказать и невозможно. Правда, Джайлс был не тем человеком, которого следовало натравливать на Кэтлоу. Будучи сам приверженцем всевозможных правил, методов, Кауэн тем не менее понимал, что применительно к Бидже любой план, разработанный заранее, не даст результатов. Биджа был импульсивным, с богатым воображением человеком, он мог в считанные мгновения спутать все карты противника, выкинув трюк, который невозможно предвидеть.

Какими бы ни были их прежние отношения, сейчас Кауэн и Кэтлоу находились по разные стороны баррикад. Существует грань, за которую нельзя перейти даже на Западе, смотрящем на многое сквозь пальцы. Кауэн и сам когда-то был ковбоем, знал достаточно о нормах поведения, принятых в Техасе, поэтому принял сторону Кэтлоу и его друзей, когда они собрали для себя, приручили и отправили на продажу дикий скот. Убийство Джайлса с полным основанием можно было счесть актом самообороны, но то, что Кэтлоу угнал табун лошадей, принадлежавших Паркману, выходило за рамки принятого поведения.

Многие вдоволь посмеялись, но все, как один, признавали — это кража. В Ларедо Кэтлоу застрелил полицейского, который пытался арестовать его, пересек линию границы, чтобы скрыться от преследования. Тем самым явно дал понять, что стал разбойником, поставил себя вне закона.

Что до ограбления поезда, то Бен Кауэн был уверен — это дело рук банды Сэма Басса, однако Биджа уже настолько прославился, что очень многие грешили на него.

Целых три месяца Бен Кауэн колесил по самым отдаленным и редко посещаемым местам Нью-Мексико, выслеживая разбойников, увертливых апачей, готовящих себе еду на заброшенных стоянках и ранчо, наводил у них справки.

Бен говорил, что занимается охотой, но хотел бы осесть на месте, собирается для этого пригнать стадо из Техаса, хотя предпочел бы купить скот здесь, в Нью-Мексико, дабы избежать расходов, связанных с перегоном, конечно, если цена окажется приемлемой. Ему удавалось проводить такие беседы на полном серьезе, так как он и на самом деле подумывал завести свое ранчо.

У него было ощущение, что такие разговоры — та самая ниточка, которая может привести его к команчам, укравшим скот в Техасе для продажи. Бен был достаточно умен, чтобы не спрашивать об этом прямо, поэтому большую часть времени тратил на поиски места, подходящего для укрытия краденого скота.

Искал вдоль Пекоса и Рио-Гранде, беседовал с ранчеро и солдатами, но не наводил справок о скоте. То здесь, то там упоминал, что намерен вернуться в Техас для покупки стада, а также беседовал с теми, кто уже совершал такие перегоны, узнавал у них о местах, где можно напоить скот и пасти его в дороге.

Это были длительные изнурительные поездки под палящим солнцем, но зато Бен быстро ознакомился с тем, что представляет из себя округ Нью-Мексико, смог определить местонахождение двух украденных стад и сообщить о них в штаб-квартиру полиции.

Скрытный и сдержанный по натуре, человек с отзывчивым сердцем и хорошими манерами, Бен Кауэн тем не менее был еще и охотником. Охотником — но не убийцей. Однако, если этого требовала необходимость, мог и убить, об этом убедительно свидетельствовал случай с семейкой Тонкауа, да и другие, ему подобные. И все же охотник в нем преобладал, если понимать под этим умение выслеживать. Более того, он умел читать мысли преследуемого.

Будучи по характеру замкнутым человеком, Бен всегда завидовал общительности Биджи, той легкости, с которой из совершенно незнакомых людей Кэтлоу делал преданных друзей, его способности никого не обижать по-настоящему.

Однажды еще в детстве Бен услышал, как один человек сказал его отцу:

«Да, это прекрасная страна, но ее надо сделать безопасной для всех честных людей, а также женщин и детей. Она должна стать страной для жизни, а не местом наживы и укрывательства краденого. Слишком многие, — продолжал он, — приходят сюда только для того, чтобы разбогатеть, а потом покидают ее. Лично я хочу остаться. Для этого нам понадобятся закон, справедливость и места, где можно строить дома. Повторяю, именно дома, а не жилища».

Этот разговор запал ему в душу и даже как-то определил дальнейшую судьбу. Он тоже хотел видеть дома, хотел завести друзей, с которыми можно беседовать по вечерам, пока его дети будут играть с их детьми. А для всего этого необходим мир.

Помимо ежедневной газеты, да и то, когда мог ее достать, Бен читал немного. Он был сдержанным, задумчивым человеком, но под холодной маской его лица скрывалось острое чувство юмора. Несомненно, были такие, кто считал его занудой. Но ничто человеческое ему не было чуждо, в душе таилось сочувствие к людям, даже к тем, кто был объявлен вне закона и которых он преследовал.

Счастливее всего Бен чувствовал себя, когда шел по следу, и чем запутаннее он был, тем больше доставлял ему удовольствия. А еще изучал дикие места, знал, как ведут себя птицы в любое время дня и ночи, помнил все повадки людей и зверей. В этих краях в поведении человека и диких животных было много общего. Люди, которые странствуют, нуждаются в воде, топливе, траве для своих лошадей и пище для себя. Все это сдерживающие факторы, ограничивающие места, где можно скрываться.

Обладая достаточным знанием окружающей среды, имея некоторое представление о свойствах человеческой натуры, ее потребностях, иногда можно выслеживать преступника, даже если нет никаких видимых следов. А изучив одну дикую местность, никогда не растеряешься в другой.

Формы и очертания мест имеют множество оттенков, как и действия людей. Долина, холм, горная цепь, расположение ручьев и проточной воды — все это отличительные признаки, но и только. Многие разведчики и проводники по индейским землям прежде их и в глаза не видели — ну и что из этого? — оказалось достаточным того, что они сами обитали в глуши.

Те, кто постоянно живет в городах, редко обращают внимание на небо, ничего не знают ни о звездах, ни об облаках, скептически относятся к тому, что кто-то может читать по ним то, что для них — книга за семью печатями. Для Бена Кауэна каждый ярд земли под ногами был страницей с четким, крупно напечатанным текстом. Он знал, какие здесь живут звери и насекомые и что обозначает самый неприметный след на песке. Ему было известно, какие птицы никогда не улетают далеко от воды, какие насекомые нуждаются в ней ежедневно, а какие звери могут сутками обходиться без питья, довольствуясь влагой, которую могут получить из окружающих растений.

Поэтому Бен Кауэн ехал по отдаленным холмам настороженно, ничего не упуская из виду, складывая одно с другим, всегда готовый к любым неожиданностям.

Город Тусон жарился в лучах палящего солнца, когда он туда въехал. Смотреть здесь особенно было не на что, но человеку, который вот уже месяц не спал в кровати и не видел более трех домов, стоящих рядом, город приятно радовал глаз.

Бен Кауэн разглядывал его, словно изучая, из-под полей своей белой шляпы.

Дома с плоскими крышами, стенами из необожженного кирпича, дворами и загонами составляли две трети города. Главная улица была запружена обозом, только что прибывшим из Соноры, а на соседней разгружали поклажу с длинного каравана вьючных быков.

Бен Кауэн оставил чалого в платной конюшне и отправился на своих двоих вверх по улице к ресторану «Шу-Флай». Заведение представляло из себя длинную, довольно узкую комнату с низким потолком, расставленными в беспорядке столами, застеленными скатертями в красно-белую клетку. Здесь со вздохом облегчения рухнул на стул и принялся изучать меню.

«Завтрак: жареная оленина с красным стручковым перцем, хлеб и кофе с молоком.

Обед: жаркое из оленины с красным стручковым перцем. Красный стручковый перец под соусом, маисовая лепешка, чай и кофе с молоком.

Ужин: красный стручковый перец, начиная с четырех часов «.

Бен поспешно глянул на часы, стоящие на полке: 3. 45.

— Жаркое из оленины, — попросил он. — Да поживее, пока время не вышло!

Девушка-мексиканка обожгла его быстрой улыбкой.

— Вижу, — ответила она.

Ушла и через секунду вернулась.

— Кончилось, — сказала с сожалением, — все уже съели.

— Скажи миссис Воллен, — раздался сзади показавшийся ему знакомым голос, — что этот человек — мой друг. Во всяком случае, был им, когда мы виделись последний раз.

Биджа Кэтлоу!

Бен поднял глаза.

— Сядь, Биджа. — А когда тот опустился на стул, добавил: — Ты арестован!

Кэтлоу рассмеялся:

— Кольт 45-го калибра, который я нацелил тебе в живот, говорит о другом. В любом случае лучше бы ты сначала поел. Терпеть не могу стрелять в голодных.

В этот момент из-за плеча Бена возникла тонкая коричневая рука с тарелкой, на которой лежало жаркое, красный стручковый перец и маисовая лепешка. В другой руке девушка-мексиканка держала кофейник с кофе.


Глава 4 | Кэтлоу | Глава 6