home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

Монтеро вернулся назад, замел все следы, а затем, набрав дорожной пыли в пригоршню, подставил руки ветру так, чтобы он подхватывал ее, разносил по тропе и ее обочинам.

Теперь впереди ехал Шон, а сеньора следовала за ним. Время от времени их кони оказывались рядом. Эйлин украдкой поглядывала на сына, восхищаясь им. Как он вырос, каким сильным стал! Он был совершенно спокоен и уверен в себе, чувствовал дорогу и превосходно ориентировался среди гор.

По тропе, ведущей от Вишневого ручья, они добрались до верховий северного притока ручья Матилиха. Примерно через полмили Шон свернул в небольшую пещеру и, миновав ее, выехал с другой стороны горы на небольшую полянку среди скал, которую окружали тенистые дубы и несколько древних раскидистых сикомор. Судя по черневшим на земле камням, задолго до них некие путешественники уже устраивали здесь привал.

Легко спрыгнув с седла, он подал руку матери, а затем помог спуститься и Мариане.

— Ты, наверное, уже наведывался сюда? — предположила девушка.

— Нет, я заметил углубление в скале. Но такие сюрпризы в горах не редкость. Нам повезло. — Рассказывая об этом, он неторопливо расседлал коня.

Шон дал лошадям немного побродить среди деревьев, а затем привязал их ко вбитому в землю колышку на свежем лугу, рядом с небольшим ручейком так, чтобы животные могли подойти к воде.

Несколько минут спустя возвратился Монтеро, который тут же принялся разводить костер.

— Все в порядке, — объявил он. — Сегодня ночью можно спать спокойно. Они нас не найдут.

Эйлин Малкерин не спешила опуститься на землю. Она стояла, широко расставив ноги и смотрела на низкие язычки яркого пламени. Ей нравился терпкий аромат можжевельника, горьковатый запах дыма, поднимавшегося над костром, и тихое журчание ручья.

Было время, когда они с Хайме вот так же останавливались на ночь, и теперь она думала о нём, о его стройном, сильном теле и легких движениях…

Она редко думала о его смерти. Ей очень хотелось верить в то, что он просто уехал, и что когда-нибудь обязательно наступит день, когда вернется к ней. А сейчас ее долг во что бы то ни стало сохранить все то, что он ей оставил.

Если им удастся возвратиться с тем немногим, что раздобыли, если они доберутся до Лос-Анджелеса, сделают там кое-какие покупки, расплатившись за них золотом, то люди наверняка заговорят о них, по округе поползут слухи, и тогда, пусть ненадолго, но она отделалась бы от Зеке Вустона и Фернандеса.

Золото в этих краях видели нечасто. Появление его наверняка оживит в памяти многих древние предания. И если она пообещает в самое ближайшее время расплатиться с долгами, то люди ей поверят, и Вустон поостережется давить на нее.

Задуманная ею вечеринка станет решающей частью авантюры, верным доказательством уверенности ее в своих силах, и укрепит всех во мнении, что попавшего к ней в руки богатства вполне достаточно, чтобы расплатиться с долгами, и что она сделает это в самое ближайшее время.

В темноте у них над головами, хлопая крыльями, пролетела летучая мышь, а где-то совсем рядом одинокий пересмешник завел свою бесконечную песню.

Эйлин принялась собирать ветки для костра, а Монтеро тем временем жарил мясо на огне. А потом они сидели рядом и молчали, наслаждаясь ночью, долгожданным отдыхом, горячей едой и горьковатым дымком костра, в котором угадывался запах свежесваренного кофе.

Шон взял винтовку и обошел поляну, но несколько минут спустя вернулся.

— Похоже, все тихо, — сказал он.

Хесус Монтеро поднял глаза на него, затем перевел взгляд на сеньору.

— Старец умер, — тихо произнес он. — Трудно поверить.

— При первой же возможности мы обязаны туда вернуться и похоронить его как полагается, — заметил Шон.

— Только бы с телом ничего не случилось, — обеспокоилась Эйлин. — Волки на него там не набросятся?

Не отрывая взгляда от разложенной перед ним еды, Монтеро заметил:

— Ни один зверь не придет туда, где лежит он.

Шон задумчиво посмотрел на него:

— Ты имеешь в виду, что они обходят его стороной вообще… или именно то место, где он находится сейчас?

— Ты там видела зверей? Или хотя бы птиц?

— Нет, — нехотя ответила Эйлин, — не видела.

— С его телом ничего не случится, — уверенно повторил Монтеро. — Об этом не стоит беспокоиться.

— Нам придется еще иметь дело с Мачадо, — вздохнул Шон.

— Предоставь его мне, — тихо отозвалась Эйлин. — Теперь все пойдет иначе. Золото позволит нам устроить потрясающее представление, после чего наши позиции значительно упрочатся. Вот увидишь! А Мариана поможет мне с вечеринкой. — Она улыбнулась. — Мы позовем в гости даже Андреса Мачадо! Мы всех их пригласим!

— Они куда-то исчезли, — объявил Сильва. — Словно сквозь землю провалились.

— Что за бред! — Вустон нетерпеливо крутил головой. -Они сюда приехали, рыскали тут, потом снялись и удрали. Должны же остаться следы!

— По-моему, — вмешался в разговор Фернандес, — золото где-то рядом. Я думаю, они остановились здесь. Затем кто-то из них отправился дальше, а остальные дожидались их возвращения.

— Тогда давайте найдем хотя бы золото, — не унимался Вустон. — К черту этих голодранцев.

— Мне плевать на твое золото, — отрезал Мачадо. — Мне нужны они. Я убью их. Всех до одного.

— Ну вот и отправляйся за ними, — посоветовал Рассел, — а мы поищем золотишко.

Сильва молчал. Он взглянул на внезапно притихших приятелей, и один из них, погонщик по имени Франсиско, выразительно пожал плечами.

— Вы не найдете никакого золота, — попытался урезонить их Сильва. — Только одному Старцу известно, где оно.

Вустон зло взглянул в его сторону:

— Мы тебя наняли следопытом. Вот ты беглецов и ищи.

Зеке подошел к холодному кострищу. Каким образом им удалось ускользнуть от него? Он постоял, разглядывая каменистые склоны, а затем медленно пошел вдоль зарослей кустарника. Вот тут еще совсем недавно стояли привязанные лошади, а там спали люди… только следов, которые вели бы отсюда, он так и не обнаружил.

Зеке Вустон, властный и скупой человек, отличался к тому же редким злопамятством и жестокостью. Довольно тупой малый с детства, он оказался в роли неуклюжего переростка. В классе, где остальные ученики были гораздо младше и смышленее его, он больше полагался на силу кулаков, чем на разум. Но с годами в нем проявилась хитрость, он научился ловчить, что делало его опасным противником.

Зеке отлично знал, кого ему без труда удастся запугать, с кем следует вести себя полюбезнее или вовсе лучше не связываться. Обычно он старался держаться подальше от Шона Малкерина. Что же касается вдовы, то она, в конце концов, всего лишь женщина. Пусть пока болтает, что хочет, до нее ему нет ровным счетом никакого дела. А понадобится, он запросто на нее страху нагонит… и не только на нее.

Денег и власти — вот чего жаждал Зеке. А Крутой Рассел, коварный и опасный союзник, пока оставался его надежным помощником на тернистом пути к достижению заветной мечты. По натуре своей Рассел принадлежал к той породе людей, которая в жизни из двух возможных вариантов всегда выбирает тот, что попорочнее. Он уверил в собственную неотразимость и не скрывал презрения к законопослушным и порядочным согражданам, пренебрежительно называя их не иначе как жалкими подхалимами и безмозглыми придурками.

Ему никогда не приходило в голову задуматься над тем, почему подавляющее большинство упорно презираемых им людей живет намного лучше, чем он, поскольку Рассел не сомневался в том, что все они потихоньку промышляли воровством или, по крайней мере, обязательно занялись бы им, если бы у них хватило смелости.

Ролью ведомого бандит довольствовался легко. Сначала он работал на одного, затем на другого. Теперь оказался в упряжке Вустона, которого откровенно недолюбливал, но всегда рассчитывал на его карман, в котором не переводились деньги. В тени Зеке ему жилось совсем неплохо, он послушно делал все, что приказывали, мечтая о том времени, когда подвернется какое-нибудь собственное хлебное дельце, подзаработав на котором он пошлет их всех к черту и гордо удалится, прихватив с собой кучу денег.

С самого первого момента, когда начались разговоры о золоте, Рассел решительно вознамерился прибрать его к рукам. Никому в Калифорнии еще не удавалось найти сокровенную жилу, но слухи о несметных богатствах ходили упорные. К тому же испанцы в свое время обнаружили месторождения драгоценного металла в Мексике. А если золото есть в Мексике, то почему бы хоть немножко его не оказалось здесь?

Вне всяких сомнений золотая жила должна проходить где-то поблизости. А то зачем бы им тут останавливаться?

Рассел молча следил за тем, как Вустон расхаживал среди камней, разглядывал следы на земле, озирался по сторонам. Видимо, Зеке тоже растревожила золотая лихорадка.

Мачадо их заботы не волновали. Долгая погоня по труднопроходимым горам очистила его желания от излишних сантиментов. Теперь он мечтал только о том, как засадить нож в спину Шону Малкерину, а уж потом высечь ту подлую девку.

Фернандес тоже не возражал разжиться золотишком, но только ему хотелось заполучить все сразу, побыстрей и побольше… Короче, он возьмет столько, сколько удастся наковырять с помощью ножа, предварительно пырнув им под ребро конкурента.

Томас? Томас стал бы лишним свидетелем. Скрытный и немногословный, он предпочитал меньше говорить и побольше прислушиваться к тому, о чем беседуют другие. У него имелось немало пороков, но в этой компании Александр выглядел самым уравновешенным человеком.

Рассел достал из кармана окурок сигары и закурил. Взор его остановился на Франсиско. После Сильвы он лучший следопыт в отряде, к тому же осторожен, крайне осмотрителен и далеко не дурак. Франсиско заметил его взгляд, и тогда Крутой предложил ему сигару.

Все, что затевал американец или англичанин, а может… — да Бог его знает, под каким небом родился этот бродяга, — он делал неспроста. То же самое Рассел мог сказать и про себя. Франсиско взял сигару у Рассела.

— Спасибо, — учтиво поблагодарил он, широко улыбнувшись, обнажив ряд ровных, ослепительно белых зубов. -Сеньор очень великодушен.

— Ошибаешься, — коротко возразил собеседник. — Но я заметил, что ты неплохой следопыт… Может быть, даже лучше, чем Сильва.

Франсиско лишь молча согласился.

— Мне кажется, что золото где-то рядом. И если тебе удалось заметить хоть что-нибудь, какую-нибудь мелочь, на которую никто не обратил внимания, то ты мог бы поделиться своими наблюдениями и со мной. Вустон слишком нетерпелив. Мачадо тоже. Они обязательно решат ехать дальше, но уж мы-то с тобой… могли бы немного и поотстать… Ну, как будто бы заблудились… А потом мы бы осмотрелись… Что скажешь?

Франсиско невозмутимо закурил сигару. Взгляд его темно-карих глаз стал неподвижен. Он уже давно понял, что его хотят использовать. К тому же прекрасно знал, что с Расселом шутки плохи, но, в случае чего, и он мог бы оказаться полезен.

— Сильва просто не договаривает — боится гнева Старца… И не один он. Старик оставил всех у ручья, а сам ушел в горы вместе с сеньорой. Мы видели их следы.

— А выследить их можно?

Франсиско лишь развел руками.

— Откуда мне знать? Выследить Старца нелегко. — Он сосредоточенно разглядывал кончик своей сигары. — И весьма опасная затея, сеньор.

Рассел раздраженно отмахнулся от него:

— Чушь! Так значит, ты и я. Отстанем от остальных, как будто сбились с пути. По рукам?

— Ладно. — Франсиско глубоко затянулся. Вообще-то он всегда сильно недолюбливал этого выскочку Крутого, но только если там действительно окажется золото… и не мало… В конце концов, когда золото будет найдено, он с его проворством и ловкостью, дай Бог, успеет всадить нож Крутому под ребро раньше, чем тот попытается пристрелить его.

Зеке Вустон вернулся к костру, который заново развел Рассел.

— На это нет времени, — нетерпеливо заявил он. — Пора ехать.

— Но ехать-то некуда, — возразил Сильва. — Кругом одни камни, и тут столько натоптано… а следы никуда не ведут.

— Сдается, что ты просто не хочешь ехать за ними, — набычился Мачадо. — Что-то темнишь!

Сильва промолчал. Жизнь научила его сносить обиды и не препираться с крутыми ребятами типа Мачадо. Да и стоит ли связываться с ними, если тебе жизнь дорога, а он, Сильва, уже давно топтал землю и надеялся погулять на этом свете еще.

— Старец, — проговорил он минуту спустя, старательно подбирая каждое слово, — ходит тропами, где нам дорога заказана. Его пути неисповедимы, сеньор.

Вустон презрительно фыркнул.

— А.я глубоко убежден, что там, где пройдет он, мы запросто проскачем. Пора, наконец, изловить его вместе с этой чертовой сеньорой.

Сильва бросил испуганный взгляд в его сторону:

— Да?

— Да, я их видел. И хотя я совсем не следопыт, как некоторые из присутствующих здесь индейцев, но следы разобрать могу и сам. Они ушли отсюда вдвоем… но куда?

— Вот и отправляйтесь за ними, сеньор, — учтиво предложил Сильва. — Ваши глаза видят лучше, чем мои. Они моложе и острее моих. Идите за ними сами. А я не могу.

— Отказываешься?

— Я пойду за другими.

— Хочешь сказать, они разделились?

— Они ушли отсюда, сеньор. Их здесь нет. — Он замолчал и мгновение спустя тихо добавил: — Мне кажется, они повернули обратно, нашли то, что искали, и отправились домой.

Андрее Мачадо нахмурился. Какого черта терять время в этих забытых Богом горах, если те, за кем они гнались всю дорогу, уже возвратились назад…

— Ты уверен в том, что говоришь?

Сильва хмыкнул:

— Точно не знаю. Но мне так кажется.

— Тогда походу конец. — Мачадо был настроен крайне решительно. Ему надоели горы, бесконечные ночевки у костра, убогая пища, а также жара и вечная пыль. К тому же его весьма раздражало общество Вустона, вульгарного грубияна и деревенщины.

— Но мы еще не нашли место, где они брали золото, — запротестовал Зеке. — Оно где-то рядом.

Мачадо лишь руками развел:

— Плевать. Мне нет дела до золота, если оно вообще существует. К вашему сведению, сеньор Вустон, я человек вполне обеспеченный и приехал сюда только для того, чтобы разыскать Шона Малкерина и Мариану де ла Круз. Так что не знаю как вы, а я возвращаюсь и забираю с собой своих людей.

— Как же так! — возмутился Вустон. — Затевали мы экспедицию вместе, а теперь…

— А теперь наши дороги расходятся. Если Малкерин возвратился в Малибу, то мне тоже надо быть там. Не вижу никакого смысла носиться по холмам в поисках золота, которого, скорее всего, нет и никогда и не было.

Золото в Калифорнии? Это же курам на смех. Нет здесь никакого золота. Наше семейство с самого начала связано с провинцией, никаких серьезных сведений о золоте не получало. Так что ты ищешь вчерашний день, приятель.

Вустон весь кипел, но ссориться с Мачадо, к услугам которого надеялся очень скоро прибегнуть, ему тоже не хотелось. К тому же, чтобы гоняться за беглецами в одиночку по диким горам, у него не хватало людей.

Зеке взял в руки чашку с кофе, обдумывая сложившееся положение. Он чувствовал себя не в своей тарелке… Его до дрожи угнетало то неведомое, что могло подстерегать на каждом шагу, за любой скалой, за любым поворотом. И что это за змея, которая будто ползла, а будто ее и нет? И что за вой раздавался со скал?

— Ладно, — согласился он наконец, — мы возвращаемся.

Франсиско украдкой взглянул на Крутого. Рассел, усмехнувшись, с заговорщицким видом подмигнул ему.


Глава 11 | Калифорнийцы | Глава 13