home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Чья-то рука тронула Мариану за плечо, и она тут же вскочила. Над ней стоял Шон.

— Проснись. По-моему, они уже идут.

— Сеньора?

— Нет, те, другие. — Он бросил взгляд на тлеющие угли. — Оставайся под деревьями. Я не хочу, чтобы они узнали, кто здесь и сколько нас.

Она быстро подхватила седло и одеяло, унося их с собой подальше в темноту. Шон помог ей оседлать лошадь.

— От своей лошади постарайся не отходить, и уж если суждено будет случиться самому худшему, то выбирайся отсюда и отправляйся в Лос-Анджелес. Там разыщешь Пио Пико и обо всем ему расскажешь.

Он пошел обратно, останавливаясь на границе света и тени, Чтобы прислушаться.

В небе взошла луна, и небольшой пятачок среди скал теперь купался в ее серебристых лучах. Откуда-то из глубины каньона послышался цокот копыт, потом раздались чьи-то шаги, и вот наконец они вышли на свет, стараясь держаться все вместе. Их оказалось около десятка. Слишком много.

Шон выбрал себе идеальную позицию для наблюдения — в темноте за деревьями его никто не мог заметить. Примерно в двадцати футах слева от него осталась Мариана с лошадьми. Монтеро куда-то запропастился, но за него Шон не беспокоился. Старик его не подведет, в нужный момент он обязательно окажется там, где его помощь будет необходима.

Враги тем временем подходили все ближе и ближе, ведя лошадей в поводу. Глубокие тени, отбрасываемые на землю огромными деревьями и причудливыми нагромождениями каменных глыб, создавали иллюзию совершенной темноты.

— Пахнет дымом, — сказал Рассел.

— Где-то тут жгли костер, — отозвался кто-то другой. — Похоже, он уже почти догорел.

— Вы подошли достаточно близко, — спокойно произнес Шон, не повышая голоса. — А теперь оставайтесь там, где стоите.

— Кто говорит?

— Я — Шон Малкерин, а вот вы заехали так далеко лишь ради того, чтобы вернуться обратно с пустыми руками.

— Ну это мы еще увидим, — резко возразил Вустон.

— Где Мариана де ла Круз? — спросил Мачадо.

— Она не желает выходить замуж за тебя. Таково ее решение.

Услышав об этом, Мачадо презрительно рассмеялся:

— Женщинам не положено решать. Ее дядя не возражает, и этого вполне достаточно. У нас есть законы, гринго.


— Я не имею ничего против закона, — продолжал Шон. — Закону я подчиняюсь. А ты? Ты ведь сейчас не хотел оскорбить меня, назвав «гринго». Вообще-то мне больше нравится, когда ко мне обращаются по имени. Тем более я такой же мексиканец, как и ты, Мачадо, хотя твоя мать гречанка.

— Что-то, гринго, ты слишком разговорился.

— Так ведь мне есть что сказать… о каждом из вас.

— Где она, гринго? — Мачадо потряс в воздухе рукой, державшей кнут. — Вот что я привез специально для нее.

Темные фигуры начали потихоньку расступаться. Заметив это, Шон рассмеялся:

— Ты только посмотри, Мачадо, никто из твоих дружков не хочет оказаться сейчас рядом с тобой. Они думают, что ты умрешь первым.

— Я ничего не боюсь.

— Конечно, Мачадо, ты не трус, и уж подавно не дурак. Неужели тебе охота отправиться на тот свет из-за какой-то девки, которая сбежала от тебя? Истинная глупость, амиго! Советую тебе убираться отсюда, да поскорее.

— Сеньора, вы здесь? — позвал Вустон.

— Говорю за всех я один, — сказал Шон. — Мы так условились.

— Послушайте, сеньора! Отдайте нам золото, мы уедем. Можете идти на все четыре стороны. Даю честное слово.

— Ты думаешь, она станет полагаться на честное слово вора? — презрительно спросил Шон.

— Это я-то вор?

— Но ведь ты пришел сюда. Если ты не вор, то какого черта тебе здесь понадобилось?

— По-моему, он тут один, — неожиданно заявил Рассел. — Давайте пристрелим его, и дело с концом.

Где-то в темноте за деревьями Мариана чиркнула двумя камешками один о другой. Получившийся звук очень напоминал звук передергиваемого затвора винтовки.

Похожие звуки раздались и откуда-то из скал. Причем один раз в ход действительно пошла винтовка.

— Ну что? Убедился? Я не один, но если вам, ребята, и в самом деле надоело жить, то подходите, не стесняйтесь. Уложить парочку прямо сейчас, прежде чем кто-либо из вас успеет тронуться с места?

Мачадо видел, что дело принимает скверный оборот. Они оказались на открытом пространстве, освещенном луной. А судя по щелканью затворов, позиции противник выбрал довольно основательно.

— Поехали! — Мачадо первым развернул коня. — Скоро рассветет, все равно они от нас никуда не денутся.

Он медленно тронулся прочь, направляя лошадь обратно в каньон. Проехав полторы сотни ярдов, всадники остановились.

— Можно подождать здесь, — предложил Мачадо.

— Черт побери, — разозлился Рассел. — Почему мы не накрыли их всех разом! Да кто там есть? Пара женщин, дряхлый старикашка и сам Малкерин.

Мачадо строго посмотрел на него:


— Не дури, Рассел. Уж я-то знаю, что за птица Малкерин. Он отменный стрелок. Говорят, что вдовушка тоже мимо цели не промажет. А с ними еще этот… как его? О нем я вообще ничего не знаю.

— Монтеро стреляет метко, — отрезал Сильва. — Он храбрый охотник, подкрадывается неслышно, словно призрак.

В темноте раздался смех.

Вустон резко обернулся:

— Кто смеялся?

Вустон гневно оглядывал притихших подельников, переводя взгляд с одного на другого, но все в рот набрали воды.

Сильва первым нарушил затянувшееся молчание:

— А вдруг Старец и не человек вовсе, а призрак? Кто его знает?

— Ничего, узнаем, когда поймаем, — мрачно сострил Рассел. — И тогда «уж я выясню, можно ли призраку пустить кровь.

— Разводи костер, Сильва, — приказал Вустон. — Раз уж все равно ждать, то выпьем хотя бы кофе.

— А ты не боишься, что они снова сбегут? — поинтересовался Фернандес.

Вустон зло усмехнулся.

— Пусть бегут. Мы все равно их найдем. — И, немного помолчав, добавил: — Сдается мне, что золото где-то поблизости.

— Кстати, ты не знаешь, куда мы заехали? — спросил Рассел.

— А какая разница? Вот разделаемся с ними и вернемся обратно. Тропа-то, по которой мы сюда добрались, небось никуда не денется.

Где-то высоко в скалах снова раздался хохот. Очень странный звук, не похожий ни на что из того, что им когда-либо доводилось слышать, и все же это определенно был хохот.

Действительно ли слышалось в нем нечто дикое и зловещее? Или то играло эхо, заблудившееся в скалах? Или все лишь плод разыгравшегося воображения?

Рассел поежился и обвел взглядом остальных. Вустон равнодушно жевал кусок вяленого мяса, а Мачадо раскуривал тонкую сигару. Томас смотрел на Рассела, со злорадством думая о том, что этот огромный детина, похоже, чувствует себя сейчас не в своей тарелке. Брал бы пример с Мачадо, тому все нипочем.

После того как запылал костер, все успокоились и стали намного увереннее.

— Мы возьмем их завтра, — сказал Вустон, — надеюсь, они уже будут иметь при себе золотишко.

Шон тем временем вышел из-за валунов и вернулся к Мариане.

— Ты молодец, — похвалил он. — Вовремя сообразила.

— И другие тоже, — ответила она, — но только где же они?

Кругом опять стояла тишина — ни малейшего шороха. Затем откуда-то из темноты появился Хесус Монтеро.

— Давайте сюда котелок, — сказал он. — Сейчас будем пить кофе.

— А где же сеньора?! — спросила Мариана. — Я слышала их шаги. Они должны быть где-то поблизости!

— Тебе просто померещилось, сеньорита, — невозмутимо возразил Монтеро. — Да и что ты могла услышать?

— Помню, когда я был маленьким, — начал Шон, — погонщики рассказывали о Хуане разные странные истории. Индейцы приходили к Старцу, когда у них в племени кто-то серьезно заболевал. За помощью к нему обращались и поселенцы…

— И что, он их лечил?

— Да, и они поправлялись.

Шон поворошил палкой угли, а затем подбросил в костер еще несколько веток.

— Как-то раз двое бандитов, пользуясь слухами, решили его выследить и заставить отвести их к золоту. Они собирались силой выведать у него эту тайну…

— И что же дальше?

— Ничего определенного, кроме того, что их обоих нашли мертвыми. Следов насильственной смерти на трупах не оказалось. Из винтовок стреляли, но перезарядить их так и не успели.

Они попивали кофе и ели холодные кукурузные лепешки с вяленым мясом.

— Начинает светать, — заметил Монтеро. — Нам пора ехать.

— А как же сеньора и Хуан? — спросил Шон.


— Они найдут нас.

Каждый налил себе еще по чашке кофе, после чего Монтеро выплеснул остатки на угли и ополоснул котелок в ручье, давая ему остыть. Развернувшись, чтобы отправиться обратно, он вдруг ничком упал на землю. Пуля угодила в скалу чуть повыше его головы.

Шон подхватил винтовку и опрометью бросился к камням. Заметив какое-то движение, он в мгновение ока вскинул ее и выстрелил. В темноте кто-то выругался, но не так, как бранится только что раненный человек.

Под его прикрытием Монтеро наконец сумел благополучно добраться до деревьев. Глядя на него, Шон подумал о том, что их ожидает. Преследователи, скорее всего, расположились где-то неподалеку, загодя заняв хорошие позиции, они вполне могли лишить их всякой возможности обороняться. Перезарядив винтовку, капитан подождал еще немного, а затем отошел подальше, выбирая подходящее укрытие для ведения огня.

Из-за камней выглянул Монтеро:

— Лошади готовы, амиго. Мы подойдем следом за Хуаном и сеньорой.

— Ладно. — Он выстрелил по валуну, за которым, как ему казалось, прятался бандит, затем отбежал на несколько шагов назад и выстрелил снова.

Соскользнув вниз, Шон без промедления вскочил в седло, и они пустились в путь, направив коней к ущелью, вход в которое скрывался за деревьями. На протяжении нескольких сотен ярдов проход между двумя склонами оставался таким узким, что проезжавшему здесь всаднику приходилось временами задевать сразу обе противоположные стены. Лошади пробирались вперед, осторожно ступая по гладким и скользким камням. Затем тропа повела их вверх по берегу, и они вступили в небольшой лесок из можжевельника и кустов толокнянки, а несколько минут спустя оказались среди сосен, разросшихся почти по всей горе. Монтеро пришпорил коня, увлекая их за собой.

Выехав на вершину, он указал вдаль:

— Вон там протекает Сеспе. Если со мной вдруг что-то случится, поезжайте прямо на юг.

Эйлин Малкерин остановилась и огляделась по сторонам. Она стояла на южном берегу горного ручья, бегущего с востока на запад. Несколько ниже по течению русло делало резкий изгиб, поворачивая почти точно на север. Выше в горах, слева от нее, виднелся просвет. К нему Хуан и направился. Несколько раз он возвращался назад, слезал с коня и принимался заметать следы подобранной с земли сосновой веткой. После чего неизменно посыпал тропу хвоей и дорожной пылью.

Внезапно он подошел к старому раскидистому дубу. Возле него валялись груды камней, из которых, по-видимому, в прежние времена на этом месте была сложена стена.

— Лошади должны остаться здесь. Теперь пойдем пешком.

Эйлин взяла винтовку и флягу с водой, и он повел ее дальше, на удивление быстро и легко пробираясь среди скал вверх по склону. Заросли юкки, буйно разросшейся у подножия горы, здесь заметно поредели. По обеим сторонам тропы, на расстоянии примерно полумили друг от друга, вздымались отвесные склоны. Хуан задержался в их тени.

— Боюсь, что там слишком мало золота. — Его глаза внимательно изучали ее лицо. — А что, если его окажется недостаточно?

Мысль о том, что золота может не оказаться, расстроила ее вконец. Это была их последняя надежда. Она так рассчитывала на удачу.

— А откуда золото там берется?

Хуан остановился, но ответил не сразу.

— Давным-давно, много лет назад, мой народ перебрался в эти места. Добраться сюда и тогда было так же непросто, как сейчас, но мы все же пришли. И здесь нашли немного золота. Использовали его для украшений. Когда после землетрясения наш город исчез с лица земли, мы уже не возвращались сюда за золотом.

И с чего это они, Малкерины, вдруг решили, что здесь находится сокровищница? Эйлин не припоминала, чтобы Хайме вообще когда-либо вслух называл точное количество привезенного золота, но только при каждом пересказе этой истории величина клада неизменно увеличивалась. Должно быть, то же самое происходит со всеми байками о несметных сокровищах.

Ей ничего не оставалось, как только надеяться, что золота из древнего клада хватит для того, чтобы выплатить долг, числившийся за их ранчо.

Когда они в очередной раз остановились, она снова огляделась вокруг. Теперь они оказались в ложбине, своими очертаниями напоминавшей гигантскую подкову. С трех сторон сюда подступали отвесные скалы. Эйлин подумала о том, что опытный скалолаз, пожалуй, и сумел бы взобраться по ним, а так не остается другого пути, кроме того, по которому они пришли сюда.

Массивные скалы, возвышавшиеся у истоков ручья, заслоняли собой почти весь свет, отчего в огромной ложбине царил загадочный полумрак.

— Это здесь, — сказал Хуан. — Я провожу тебя.

Неподалеку от того места, где брал свое начало горный ручей, на земле валялись камни, из которых, судя по всему, в свое время состояли стены какой-то постройки. Отсюда виднелся зияющий между двумя скалами провал, к которому вела хорошо утоптанная песчаная тропинка. Хуан шел впереди.

Они оказались в пещере… Но что это? Неужели на стенах остались следы каких-то инструментов? И вот там, в дальнем конце пещеры, выступ каменной стены образовывал своего рода полку. На ней в ряд выстроились глиняные кувшины. Хуан взял в руки один из них, и от волнения у Эйлин перехватило дыхание, а сердце гулко застучало в груди.

Она осторожно приняла посудину из его рук. Да, в ней оказалось золото. Золотой песок и крошечные слитки, каждый величиной примерно с половину ногтя на мизинце.

Достав кожаный кисет, она пересыпала в него содержимое глиняного кувшина.

Когда было собрано совершенно все, до последней песчинки, взвесила в руке доставшуюся ей находку. Фунтов пять? Возможно… но это меньше половины того, что ей предстояло внести.

Она проверила все остальные посудины, поочередно заглянув в каждую из них. Из одной ей удалось высыпать еще около унции песка. Остальные кувшины оказались пусты.

Хуан с беспокойством следил за ней.

— Этого мало?

— Конечно, то, что есть, облегчит нам жизнь, хотя ты прав — слишком мало. Но все равно большое спасибо тебе, друг, ты сделал для нас все, что мог. Спасибо тебе, спасибо!

За все те годы, которые она прожила в Калифорнии, ей приходилось слышать множество самых невероятных историй об этом месте. И вот теперь она сама оказалась здесь. Эйлин Малкерин обвела пещеру пристальным взглядом.

— Нам не помешало бы отдохнуть, — предложил Хуан. — Обратно отсюда путь неблизкий.


— Они нас будут ждать, — напомнила Эйлин, — они могут попасть в беду.

— Хесус Монтеро знает, что делать, — отозвался Хуан. — А нам с тобой надо отдохнуть, сеньора. Мы должны остаться здесь и совсем немного отдохнуть.


Глава 9 | Калифорнийцы | Глава 11