home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18

Счастливчик Джек перешел через площадь, чтобы поприветствовать их, когда они въехали в Рефухьо. Он улыбался.

— Мак! Дэл! Я так рад видеть вас! Наконец-то! Я уж стал опасаться, что вас там зажали. Чуть было не собрался вытаскивать из лап этих бандитов! — Он протянул руку Кейт. — Рад видеть вас, мэм! Ваши друзья сделали все, чтобы спасти девочек, но, как я понимаю, старались они и ради вас.

Мак осмотрел площадь. Вокруг сновали люди, хорошие люди. Он не хотел навлекать на них никакой беды.

— Девочки отдохнули? Могут ехать?

— Почти. Но как вы сами? Вы же скакали днем и ночью?

— Ничего, выдержим. Надо отправляться в Викторию.

Дэл запротестовал.

— Мы с Кейт, ну, мы…

— С таким же успехом поженитесь и в Виктории. Там живут хорошие люди, и они любят свадьбы. Давайте выбираться отсюда.

Когда Кейт ушла, чтобы повидаться с девочками, Дэл подошел к брату.

— Мак? Что тебя укусило? Все кончено. Коннери уже разделался с ними, может, от них уже не осталось ничего, даже чтобы упрятать под твоей шляпой.

— Может. Но я хочу, чтобы мы уехали отсюда и оставили их далеко позади. Некоторые из этих парней исчезли, и я не знаю, что на уме у Эшфорда.

Привязав лошадь к торчавшему колу, он прошел в гостиницу. В комнате Джесса вымылся, побрился и подправил усы. Вошел Счастливчик Джек со свежей одеждой.

— Нашел открытый магазин. Ты теперь заблестишь. — Он помолчал. — Ты уверен, что хочешь отправиться сегодня вечером?

— Нет. — Мак заколебался. — Всем нам нужен отдых. Да и оказаться ночью на дороге с девочками слишком большой риск. Достань Дэлу и мне какую-нибудь комнату, Джек, и мы ляжем спать.

— А где девочки? — спросил Дэл.

— В коттедже на этой же улице. С ними миссис Атертон. А я тоже вроде бы охраняю их.

— Не сомневаюсь, старый греховодник. Когда-нибудь ты попадал в такой малинник? — засмеялся Дэл. — Видел я, как ты ходишь кругами возле миссис Атертон.

— Кто-то же должен присматривать за ними, — смутился Джек. — А она вдова. Ты же сам мне сказал.

Маку нравился город и его спокойные, занятые своими делами жители, они ничего еще не знали о том, что произошло в нескольких милях от них. Майор почистил и перезарядил свое оружие, проверил запасные обоймы, затем растянулся на постели.

— Отдыхайте, ребята, — засуетился Джек, собираясь уходить. — Мы с Джессом ночью за всем присмотрим. Кроме того, у меня был разговор с начальником полиции, и он из предосторожности поставил дополнительный пост. Здесь в полиции хорошие ребята, и они не склонны шутить.

В маленькой гостинице все было спокойно. Приходили и уходили люди, из разных комнат доносились приглушенные голоса. Но несмотря на всю усталость, Мак не мог заснуть. Вот уже в течение четырех лет он засыпал с сознанием того, что должен подняться в любой момент.

— Четыре года! — произнес он вслух. — А если считать годы службы рейнджером, — то почти девять, хотя тогда хоть изредка, но все же удавалось хорошо поспать.

Возле стены коттеджа, где ночевали девочки, Счастливчик Джек поставил стул, удобно уселся и вытащил сигару. Он чиркнул спичкой, осветив лицо, потемневшее от солнца и ветра. В темноте блеснули его глаза, живые, как у мальчишки, но все же глаза мужчины, умудренного жизнью. Глаза его скользнули по площади, но он ничего подозрительного не заметил. Этот город рано засыпал, только в салунах допоздна шло веселье, но и там в тот вечер рано успокоились. Бродили лишь немногие пьяницы да игроки в покер, но у Джека не было желания присоединиться к ним.

— Эй, Джесс, — обратился он к парню, — давай-ка о чем-нибудь поговорим. А то, когда просто сидишь и наблюдаешь, мир проносится мимо тебя.

— Не прибедняйся, старина! — запротестовал Джесс. — Очень немногое, если вообще что-нибудь, может пронестись мимо тебя.

— Но человеку ведь всегда нужно что-то ухватить. — Он переменил тему разговора. — Мак говорил, что к востоку отсюда люди перебили во время войны весь свой скот, и теперь редко едят мясо. Вот я и думаю, а не погнать ли туда голов так с тысячу?

— А как ты переберешься через Миссисипи?

— Переплыву. Как же еще? Черт возьми, Джесс, некоторые из этих длиннорогих переплыли бы даже Атлантику, если бы знали, что на той стороне трава.

— Если вы с Маком решитесь на это, — поддержал идею Джесс, — можете рассчитывать на меня. Только я не плавал в реках такого размера. Предоставлю вам и длиннорогим показать пример. Когда мне придется пересекать такую большую реку, я сяду в лодку.

Один за другим гасли огни, на площади воцарилась тишина, пыль улеглась, скрипнула дверь за последним гулякой, вернувшимся домой. Через улицу перебежала одинокая собака, направлявшаяся к своему пристанищу, а у воды в тихом ожидании припала к земле кошка. В последние часы довольно часто сюда подходили крысы, чтобы попить или поискать крохи пищи, оброненные прохожими.

Ветер шелестел листвой, и веки Счастливчика Джека отяжелели. Одинокая собака, почувствовав его присутствие, подошла по тротуару к портику коттеджа и обнюхала Джека.

— Садись-ка, тетка. Ты ведь никуда не шла? Так садись, и мы вместе будем наслаждаться тишиной ночи.

Он почесал собаку за ухом, и та улеглась, наблюдая за кошкой. Она уже раньше пыталась свести с ней счеты и решила, что этого более чем достаточно. Теперь она знала кое-что о кошках.

Из двери салуна вышел бармен и выплеснул на улицу кувшин грязной воды, посмотрев в сторону Счастливчика Джека. Он многое видел на своем веку — приходили и уходили лесорубы, возчики, пастухи, ковбои, моряки, речные крысы, что-то обязательно случалось. Каждую морщинку или впадину на лице Счастливчика Джека он мог сопоставить со своими, поскольку годы оставили и у него самого на щеках следы пережитого: радости и слез, гнева и грусти, пока там не запечатлелось лишь выражение большого терпения.

Ему хотелось подойти и посидеть на ступеньке рядом с Джеком, не обязательно говорить, просто посидеть, разделив с ним впечатления ночи и прожитых лет. Они ведь прошли через них, хотя и не вместе. Бармен помнил, как все было от Буэри до Чарлстона, Мобила и Нового Орлеана, и в Цинциннати, Луисвилле, Сент-Луисе и даже во Фриско. Он вернулся в салун, снял фартук, затем погасил последнюю лампу, в темноте пересек зал и скрылся в своей маленькой комнате в глубине дома.

Его часто спрашивали, почему он не женился, но он был женат дважды, и все, что делали жены, — это тратили его деньги, жаловались на то, что он слишком много времени проводит на работе и возмущались, когда он что-то делал для себя. Бармен очень гордился тем, что мало пил и никогда не напивался. Любил он поболтать с некоторыми избранными людьми, но не играл в азартные игры. Он слишком долго наблюдал за всем из-за стойки бара и знавал шулеров, жуликов и им подобных. Ему удалось отложить немного на будущее. И все это он получил из честных заработков. Звали его Джордж Холл, а прозвище он носил — Джерси Джордж. У него был брат Сэм, которого он не видел уже многие годы и надеялся, что никогда не увидит снова.


Когда от сигары остался лишь маленький окурок, Джек открыл глаза и стряхнул пепел о край сапога, затем придавил окурок носком — нужно быть очень осторожным с огнем в городишке, построенном в основном из сухих досок. Они загораются как хворост, если приложить к ним спичку.

По всей улице через некоторые промежутки стояли бочки с водой для борьбы с пожаром, просто на всякий случай. За одной такой бочкой по другую от Джека сторону площади притаился человек. Старая собака навострила уши, принюхиваясь.

— Видел я его, старина. Посиди-ка спокойно, и пусть он там поковыряется. Нет смысла в него стрелять. Я лишь перебудил бы всех этих приятных людей.

Успокоенная собака положила нос на лапы, но не спускала глаз с отдаленной темной фигуры за бочкой.

Счастливчик Джек немного задремал, но его глаза поймали движение уходившего человека, а уши уловили стук копыт. Прятавшийся оставил лошадь на краю города, и стук копыт донесся издалека.

— Проклятый дурак, — выругался Джек. — Ручаюсь, что половина горожан слышала, как он уезжал. Никто не ездит на лошади в такое время, если только он не замышляет что-нибудь дурное.

Лежа в кровати, бармен также уловил этот топот и подумал, что человек, убегавший ночью тайком из города, относится к той породе людей, которая никогда ничему не научится. Недолго же он проживет. Если сделал такую ошибку, то сделает и другие.

Всадник достиг костра у бухты Мишн.

— Все спокойно, — заявил он. — Кругом никого, один лишь старик Тревейн сидит у портика и спит.

— Не станет он спать, — заметил Болт. — Он из тех, кто сражался с индейцами.

— Подождем, пока они не окажутся на тропе, — решил Фрэнк. — Бак, хорошо ли ты владеешь веревкой? Сможешь сбросить одного из них с лошади так, чтобы он и звука не издал? Я говорю о том, кто пойдет последним в колонне.

— Рискованное дело, но я постараюсь.

Человек, спавший у костра, внезапно сел, оглядываясь по сторонам.

— А где же другие? Они что, еще не подъехали? — Последовало длительное молчание, и он с раздражением огляделся вокруг. — Слышите вы меня? Где же они?

— Они не приедут, Хоб. Мы вовремя от них смылись.

— Что ты хочешь сказать?

— Это молодцы Коннери. Говорят, что они бывшие пираты. Видимо, ему не понравились ребята, приезжавшие вместе с его племянницей, так что прискакал с ранчо, нашел наших парней у повозок, просто так шатавшихся вокруг, полагаю.

Хоб насторожился.

— Дальше?

— Повесил их. Четверых. Двух из них он повесил на дереве, а двух других вздернул на оглоблях повозки.

Хоб переводил взгляд с одного на другого, еще не поверив в сказанное. Наконец хрипло выдавил:

— Ты не врешь?

— Так сказали ребята с корабля. Он не тратит время попусту.

— Не трачу и я! — заявил Фрэнк злобно. — Мы ударим, когда они выберутся из города. Их будет трое или четверо, а нас — девять. Никто не возразил, и он добавил: — Мы заполучим всех женщин, их лошадей, деньги, которые у них есть, и их оружие. И рванем на Запад. У меня есть двоюродный брат там, на реке Нэусес, который богатеет, похищая скот по обе стороны границы. Присоединимся к нему или сформируем собственный отряд.

Вернувшись в город, Джесс обошел коттедж и подошел к Джеку.

— Все хорошо, настало время перемен. Дай отдохнуть своим седым волосам.

Счастливчик Джек потянулся.

— Там был какой-то парень, все присматривался к нам из-за бочки. Полагаю, что только за этим его и послали, но всем из этой банды не хватает ума, поэтому следи в оба.

Наступило утро с низким серым небом и легким ветерком, тянувшим с моря. Прежде чем взошло солнце, группа из четырех мужчин и семи женщин уже выехала на дорогу. Впереди ехал Дэл.

Пока все усаживались в седле, миссис Атертон вернулась в гостиницу. Пожилой управляющий стоял за стойкой, наблюдая за их сборами.

— Я миссис Атертон, — представилась она. — У меня сейчас с собой нет денег, но я владею небольшим ранчо близ Тринити, мне нужен револьвер.

Холодные глаза задумчиво рассматривали ее.

— Но мне кажется, что у вас есть защитники, мэм?

— Да, они очень хорошие люди. Из самых лучших, но никто не знает, что может случиться. Если у меня будет револьвер, мне будет спокойнее.

— А умеете ли вы пользоваться револьвером?

— Умею. Отец мой ездил с Рипом Фордом и Джеком Хейсом. Он научил меня стрелять.

— Вы меня убедили. — Управляющий протянул руку под стойку. — Вот вам револьвер аферистов. Они называют его «принадлежностью». Он стреляет двумя пулями. Но стрелять нужно с довольно близкого расстояния. Полагаю, что если вам придется стрелять, то так оно и будет. Уплатите мне, когда сможете.

— Спасибо, сэр.

Дэл двигался вперед довольно быстрой рысью и удерживал темп первые четверть мили, затем замедлил бег лошадей, поглядывая назад на тянувшуюся за ним колонну.

Кейт скакала рядом.

— Ты беспокоишься? — спросила она. — Что-то тревожит тебя?

— Знаешь, я не стану счастливым, пока мы не вернемся туда, откуда приехали. Эта банда ренегатов несет с собой одни неприятности, массу неприятностей.

— Большинство из них разбежалось… рассеялось! Не знаю, что стало с Эшфордом. Он ускакал с двумя или тремя друзьями, но он озлобленный человек. Все его планы рухнули, и в этом наша вина.

— Остатки этой группы бродят вокруг, кое-кто из них обязательно встретится и объединится. Все они полны ненависти, только ищут повод, как причинить кому-либо зло. Так что будем смотреть в оба. Все может случиться, а если случится, то по дороге в Викторию.

— И сколько нам еще ехать?

— Грубо говоря, около сорока миль, и, невзирая ни на что, нам нужно преодолеть это расстояние.

Кейт обернулась и посмотрела назад: немного отстав, за ними ехали, вытянувшись цепочкой, девочки, следом — Джесс и Счастливчик Джек, а замыкал строй, как всегда находясь в самом опасном месте, Мак.

Внезапно ее пронзил страх. Они здесь… Она знала — бандиты близко.

А завтра день ее свадьбы!


Глава 17 | Всадники тени | Глава 19