home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



26

По приезде домой Мила, как обещала, сразу же позвонила Борису Глубокову.

– Я сейчас выйду с собакой, а вы минут через пятнадцать спускайтесь ко мне.

– С какой собакой? – вознегодовал Борис. – На улице ночь, вы одна...

– Клянусь, меня никто не узнает, – поспешно сказала Мила. – А в темноте и вообще не разглядит. Я чумазая с дороги, не стану переодеваться.

Муха, бегавшая кругами по двору, то и дело возвращалась к Миле, чтобы обнюхать ее испачканную одежду.

– Скоро приедет Гаврик, – успокоила Мила не то овчарку, не то себя. Вероятно, услыхав знакомое имя, Муха радостно гавкнула.

Пришедший Борис отреагировал на нее, как и пьяный шофер:

– Матерь божья! Вы что, как Мюнхгаузен, катались на пушечном ядре?

– Я вычистила камин в доме Дивоярова, – пробурчала Мила. – Но это все цветочки. Если бы вы знали, что я нашла у него на чердаке!

– Можно совет? Сначала примите душ, а то мне как-то не по себе, – признался Борис. – Вы напоминаете мне шахтера из документальных фильмов.

– Совет принят, – стыдливо ответила та и побежала за полотенцем.

Отмывшись, Мила первым делом рассказала ему про чемодан Вики Ступавиной. В качестве подтверждения выложила на стол оба паспорта.

– Давайте звонить Вихрову, – оживился Борис. – Подобную находку нельзя замалчивать.

– Так поздно уже!

– Слово «поздно» существует только для тех, кто уже умер, – возразил Борис. – Да Вихров нас просто убьет, если мы будем молчать до утра. Мы ведь не знаем, в каком режиме он работает! Кроме того, еще не так уж поздно – одиннадцать вечера.

– Вот кому мне очень хочется позвонить, так это Леночке Егоровой, – сказала Мила. – Она ведь нанимала частного детектива. Может быть, поделится со мной информацией? Хотя нашу последнюю встречу никак не назовешь милой...

– Так позвоните сначала Леночке! – потребовал Борис, который не любил проволочек.

Мила достала записную книжку и неохотно набрала номер.

– Ба! Кого я слышу! – воскликнула Леночка Егорова с непонятной радостью. – Какие-то проблемы?

По ее тону Мила безошибочно определила, что Леночка ничего не знает про вечеринку у Дивоярова и про то, что Орехов отправился на нее с Гулливершей Ларисой. «Интересно, – подумала она, – что же между ними происходит?»

– Я звоню по делу, – довольно сухо ответила она. – Помнишь, ты говорила, что наймешь частного детектива для поиска своего Пашки? Ты ведь действительно его нанимала?

– Да, а что? – Голос Леночки заметно помрачнел.

– А Викой Ступавиной твой детектив занимался?

– Да, а что? – опять повторила Леночка.

– И много ли он нарыл на ее счет?

– Зачем тебе?

– Трудно объяснить, – промямлила Мила, – но это касается нашего с Ореховым развода.

– Хочешь сказать, – мгновенно сделала собственный вывод Леночка, – что у Орехова тоже была интрижка с секретаршей?!

– Это ты сказала, а не я, – вяло отбивалась Мила. – Так как насчет бегства Вики? Что удалось узнать твоему парню?

– Ничего особенного, – неохотно призналась Леночка. – В день, когда Пашка первый раз не появился на службе, Вика покинула квартиру с чемоданом в руке. Она вызвала такси. В путевом листе было указано: улица Константинова – Рижский вокзал. Вот, в сущности, и все, что я знаю.

– А с шофером такси кто-нибудь разговаривал? Куда Вика направилась потом, когда вышла из машины возле Рижского вокзала?

– Вот уж не знаю, – фыркнула Леночка. – Наверное, села на поезд. Или, может быть, взяла еще одно такси – до аэропорта, чтобы сбить со следа возможных преследователей. Она ведь не дурочка и должна была понимать, что я этого дела так не оставлю. Что я не из тех дамочек, которые орошают слезами подушку и никогда не мстят обидчикам.

– Ты не можешь назвать мне номер машины? – скучным голосом спросила Мила. – Была бы тебе весьма признательна.

Борис, следивший за разговором, довольно ухмыльнулся. Ему нравилась тактика, которую она избрала. Никаких униженных просьб, никаких уговоров или сомнительного обмена информацией.

– Подожди, сейчас я возьму свой ежедневник, – сказала Леночка. И через минуту добавила: – Записывай. Правда, не знаю, какая мне от этого выгода.

– Может, какая и будет.

Мила торопливо записала номер машины и уже хотела распрощаться, когда Леночка подозрительно спросила:

– Ты что, вышла на след?

– Очень может быть, – стараясь сдерживать эмоции, ответила Мила.

– Если что – чур, мне первой расскажешь! Я ведь тебе помогаю, разве не так? Хотелось бы мне встретиться с муженьком лицом к лицу!

– Ну, этого я не обещаю... Сейчас я иду по следу Вики, – довольно туманно пояснила Мила.

– Да, я забыла тебе сказать, у этой девки в Москве осталась тетка.

– Ну и что?

– Они с Викой были очень близки. Думаю, ты можешь попробовать ее расколоть. У меня лично не получилось.

– Говори теткины координаты, – скомандовала Мила.

Вика продиктовала адрес, между прочим заметив:

– Они обе жили на одной улице, всего лишь в одной остановке друг от друга.

– Хм, – неопределенно сказала Мила, не представляя, что ей даст адрес Викиной тетки. Впрочем, кто знает?

– Надеюсь, ты не станешь корить Орехова за прошлые грешки, – напоследок заявила Леночка. – Он вообще заслуживает гораздо, гораздо большего.

«Большее – это, конечно, ты», – хотела съязвить Мила, но сдержалась. В ее личной жизни Орехов был перевернутой страницей, так чего же зря копья ломать?

После разговора с Леночкой Мила передала трубку Борису. Тот весьма кратко и внятно изложил жующему свой ужин Вихрову все, что Миле удалось узнать накануне. В том числе и о паспортах секретарши Орехова и Егорова. Вихров пообещал с этим разобраться и заехать к Миле за паспортами.

– Вы ведь будете держать нас в курсе дела? – чуть-чуть заискивая, спросил Борис. И, получив от него утвердительный ответ, стал глядеть гоголем.

– Отлично! – сказала Мила, потирая руки, когда все формальности были выполнены. – Мы все сообщили властям, теперь можно наведаться к тетке Вики Ступавиной.

– Не хотите упускать инициативу? – нахмурился Борис.

– Моя подруга при смерти, – напомнила Мила, – из-за какого-то чертова кретина, который вознамерился сжить со свету меня. Я не желаю ему уступать. Не желаю бояться, прятаться, сунув голову в песок...

– По-моему, вы и так не боитесь и не прячетесь, – пробормотал Борис.

– Ну да! Влезли бы в мою шкуру – сразу бы поняли, что я каждое утро встречаю как смертник, ожидающий, когда починят гильотину.

– Костик велел мне нанять для вас двух телохранителей и купить вам билет до Новой Зеландии.

– Вы с братом все еще надеетесь через меня выйти на проданную вашим дедушкой партию наркотиков?

– Ну, – помялся Борис, – я, положа руку на сердце, уже ни на что особо не надеюсь.

– Что же заставляет вас по-прежнему крутиться возле меня? – не сдавалась безжалостная Мила.

– Во-первых, смерть Саши Листопадова, – быстро ответил Борис. – Я ощущаю личную вину и не желаю сдаваться, покуда убийца не будет найден.

– А во-вторых?

– А во-вторых, Костик был вовсе не под действием наркотиков, когда говорил вам тут... всякие вещи.

Борис смутился и принялся ковырять пальцем обивку дивана.

– Кстати, – спохватилась Мила, – вы отдали на экспертизу половину таблетки, которую получили от меня?

– Отдал, но ответа пока нет. Видно, дрянь какая-то забористая.

– Что, если это и есть ваш «невидимка»?

– А вдруг в аферу замешана ваша сестра? – тут же оживился Борис. – Вот она-то запросто могла дать кому угодно ваш телефон, чтобы вы ей что-то там передали! Вспомните, никто не звонил вам с просьбой сказать ей то-то и то-то?

– Ну, вы вообще! – возмутилась Мила. – Подозревать Ольгу?!

– Не Ольгу, а ее муженька. Вы ведь в курсе, что ради этого экспоната она пойдет на все?

– Да, но...

– Никаких «но»! – проявил твердость Борис. – Так вам звонили? Хоть кто-нибудь?

– Портной, – тихим голосом ответила Мила. – Никак не мог застать ее дома. А поскольку я тоже иногда заказывала ему одежду, он посчитал возможным позвонить и назначить ей встречу...

– Вы сами присутствовали на этой встрече?

– Не-е-ет, – протянула Мила. – Думаете, это был какой-то шифр?

– Может, и так.

– Ерунда! – внезапно рассердилась она. – Это не улики, а так... глупости. Вот я вам еще не рассказывала о трости Капитолины Захаровны. Набалдашник на этой трости в бурых пятнах! А ведь орудие, которым убили Сашу Листопадова, так до сих пор и не нашли!

– Вы сами видели кровавую трость? – с недоверием спросил Борис. – Старуха ее не прячет?

– В том-то и дело! И, кажется, даже внимания не обращает на эти подозрительные метки!

– Может быть, это просто засохший куриный бульон?

– Не исключено, – пожала плечами Мила. – Тогда, может, и портной по телефону сказал правду?

– Скорее всего, да, – в свою очередь, вздохнул Борис и пожаловался: – Просто не знаю, куда кидаться.


предыдущая глава | Невеста из коробки | cледующая глава