home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



АФРИКАНСКИЙ БРИЛЛИАНТ

10 месяцев тяжелых боев оставались позади, когда в январе 1942 года, в Марса-Эль-Брега Роммель начал готовиться к новому наступлению. Гитлер не ошибся в выборе командира экспедиционного корпуса – африканский театр военных действий идеально подходил Роммелю по его боевой выучке, характеру, дару импровизации и умению моментально реагировать на изменение ситуации. Из теоретика войны в пустыне он уже давно превратился в практика, и за неполный год успел насладиться мигом триумфа и испить до дна горькую чашу поражения. К этому времени Роммель значительно превосходил всех своих противников не только в умении использовать ситуацию, но и в умении создавать благоприятные предпосылки для победы. Если британский главнокомандующий Очинлек крайне неохотно покидал Каир и предпочитал командовать фронтом по телефону, то Роммель был убежден – командирский КП должен находиться непосредственно у переднего края.

Как командир Роммель состоялся в рамках жесткой армейской субординации. Он был образцовым солдатом, но, как и любая незаурядная личность, всегда оставался в глубине души индивидуалистом и «вольным стрелком». Роммель-стратег всегда выигрывал на фоне ортодоксальных полководцев, усидчивых выпускников военных академий. Вдали от европейского театра военных действий и ОКБ, в сотнях километров от фатерланда и его «рычагов воздействия» он мог без особых помех со стороны военного руководства реализовать свой стратегический потенциал. Роммель единственный из генералов вермахта, кто вошел в военную историю в первую очередь как стратег и тактик боевых действий в пустыне. В рамках тех небогатых возможностей, которые предоставляли ему ОКБ и противник, он сумел добиться выдающихся результатов. Печать его индивидуальности лежит на всех операциях германских вооруженных сил в Африке.

Африка стала его судьбой. Он любил пустыню за ее неповторимость и ненавидел за ее коварство. Безбрежная африканская пустыня очаровала и околдовала его так, как только ей одной удается заворожить любого, кто, ощутив томление беспокойного сердца, ищет уединения и мечтает раствориться в одиночестве пустынных ночей.

«Германский алмаз» получил свою последнюю огранку в песках Африки. Именно здесь засверкала всеми гранями яркая индивидуальность Роммеля. В его самостоятельности и даже самодостаточности лежат причины того, почему он раньше многих поднялся против Гитлера. По сравнению с главнокомандующими вермахта на европейском театре военных действий командующий экспедиционными войсками, действующий на другом континенте, облечен большей властью, и в его ведении находится более широкий круг проблем – от сугубо военных до политических, экономических и организационных. Несмотря на тесное сотрудничество с итальянским генштабом, ему было дано право самостоятельно принимать решения по большинству возникающих вопросов.

Африканский опыт предопределил многое в его последующей жизни. Здесь он научился обходиться только своими силами и всегда действовать с позиций разума, а не эмоций. Здесь он убедился в том, что одна-единственная ошибка может привести к катастрофе, и стал требовать от Гитлера и высшего военно-политического руководства страны принимать взвешенные решения и действовать только в русле своих реальных возможностей, полностью осознавая ответственность перед нацией.

Роммель в совершенстве изучил науку «военной хитрости», но считал, что это эффективное оружие нельзя применять слишком часто, чтобы не приучить к нему врага. Нельзя выиграть войну только финтами и трюками, потому что еще никому не удавалось долго обманывать всех.

Роммель очень многому научился за время первого наступления от Триполи до Эс-Саллума на египетской границе и при отступлении к Марса-Эль-Брега. Все последующие события были либо повторением пройденного, либо приложением старого опыта к новой вариации войны в пустыне. 21 января 1942 года немецкие саперы разминировали минные поля перед укрепрайоном Эль-Брега, и вперед пошли штурмовые роты Африканского корпуса. Так начался новый этап войны в пустыне. Роммель дойдет до Тмими и в очередной раз очистит Киренаику от британцев, а во втором акте африканской драмы, после продолжительной осады и штурма мощного укрепрайона Эль-Газаль, его танки будут остановлены в какой-то сотне километров от дельты Нила.

Перед началом наступления была проведена крупномасштабная операция по дезинформации противника. Несколько дней подряд под пристальным наблюдением британских самолетов-разведчиков Ром-мель отправлял на запад, в Триполи, большие автоколонны трофейной техники. Правда, ночью эти же грузовики возвращались обратно с подкреплением и боеприпасами! Британцы попались на старый как мир трюк и с удовольствием приняли желаемое за действительность – они с энтузиазмом предвкушали поход в сердце Триполитании и окончательную победу в Северной Африке. Несколько английских офицеров все же высказали свои сомнения, но их критические голоса не были услышаны – кто хочет обмануться, как правило, бывает обманут! Атакующий удар Роммеля не заставил себя долго ждать – и опять зазвучала старая песня, но на новый лад. Мурхед несколько меланхолически описывает отступление английской армии:

– Что можно сказать… В танковом сражении под Аджедабией немецкие танки имели преимущество над нашими «Валентайнами». У одних закончилось горючее, прежде чем они вступили в бой. Несколько танков были потеряны в самом начале сражения. Другие вышли из-под прикрытия наших противотанковых батарей и попали под заградительный огонь немецкой артиллерии. Остальные мы потеряли, когда немцы захватили наши склады с горючим и боеприпасами. От первого же удара рухнула система боевого взаимодействия наших частей. Попавшие в отчаянное положение пехотные роты тщетно ждали подкрепления, потому что резервы болтались без дела в стороне, а когда все же пытались выдвинуться на позиции, то натыкались на немецкое оцепление. А потом три мощные колонны врага ударили по всему фронту нашей обороны. Немцы развернулись и одну за другой уничтожили разрозненные группы британских солдат. В течение двух дней британское наступление было повсеместно свернуто, а через три дня наше наступление закончилось… отступлением. Ровно через 14 дней Роммель во второй раз вернул Бенгази, Дерну и Кирснаику. Он добрался до Тмими, и только мощный английский укрепрайон Эль-Газаль, наконец, остановил его стремительное наступление.

Гитлер произвел Роммеля в генерал-оберсты и наградил «Мечами» к «Дубовым листьям» «Рыцарского креста» за выдающиеся военные успехи в Африке. Но от этого не уменьшилось беспокойство новоиспеченного генерал-оберста о дальнейших перспективах африканской кампании. Роммель отдавал себе отчет в том, что тяжелые потери вермахта зимой 1942 года на Восточном фронте могут заставить Гитлера и ОКВ рассматривать Средиземноморье как второстепенный фронт, а это крайне негативно скажется на снабжении его экспедиционного корпуса.


ВСТРЕЧА С КЕССЕЛЬРИНГОМ | Лис пустыни. Генерал-фельдмаршал Эрвин Роммель | «НАВАЖДЕНИЕ» ИЛИ «ГИПНОЗ»?