home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава восьмая

УГОСТИ РЫБКОЙ!

– Нет, все-таки очень хотелось бы знать, какой сюрпризец приготовили нам наши профессора? – Тубуз нервно потер щеки. – Что это за экзамен, хм, Угости рыбкой!, кого это я должен угощать и какой такой рыбкой? Вот меня бы кто сейчас угостил – не отказался бы! Время-то уже обеденное, а у меня во рту еще рыбьей косточки не было!

– Не у тебя одного, – вздохнул Железяка.

– Гр, гр, – согласился с друзьями Пуслан. Неразлучная троица и вместе с ними еще целая толпа разномастных представителей Среднешиманья, лелеявших надежду быть зачисленными студиозами на факультет рыболовной магии, собрались в экзаменационной комнате, где три дня назад сдавали первый экзамен.

Несмотря на кажущуюся примитивность, тот экзамен для многих отроков оказался не по зубам. Отличные и хорошие оценки заработали примерно полтора десятка поступающих, и столько же получили неуд, что автоматически лишило их возможности дальнейшего участия в конкурсе. Остальные довольствовались средним баллом.

Принимавший первый экзамен Женуа фон дер Пропст не был ни придирой, ни буквоедом. Зато обладал одним бесценным качеством – за версту чуял человека, не любящего рыбалку как таковую. Тем же самым качеством, и даже в большей степени, но только в отношении всех, кроме людей, обладал и верный оруженосец Пропста кот Шермилло. На пару они вмиг вычисляли равнодушного, а уж, тем более, отрицательно относящегося к рыбалке отрока, и профессор, пользуясь служебным положением, ничтоже сумняшеся, давал тому от ворот поворот.

Предстоящий экзамен должен был принимать профессор Химей, известный своей добротой и рассудительностью. Как экзамен будет проходить, никто из отроков не знал, никаких объявлений и разъяснений по этому поводу не было, что настораживало. Даже у Тубуза, пытавшегося выведать подробности об испытаниях у старшекурсников, ничего не получилось. Если про прочие экзамены студенты иногда давали сведения, хоть и весьма скупые, то про этот предпочитали хранить молчание. Удивлял еще и тот факт, что начало экзамена было запланировано на два часа дня. Правда, в самом его названии – Угости рыбкой! – содержался намек, что поступающим придется проявлять свои способности в кулинарии.

Поэтому, как и другие отроки, Железяка, Тубуз и засели за изучение различных рыбных кулинарных рецептов, но только сидели они не каждый в своем жилище, а все вместе в доме у приютившего их Малача.

Голубоглазый эльф велел Тубузу и Пуслану идти к нему домой сразу после освобождения из-под стражи. Ошеломленные нагромождением событий, они просидели в эльфийском доме где-то с полчаса, когда Малач привел к ним такого же обалдевшего Железяку, после чего попросил некоторое время, до особого разрешения, никуда из дома не выходить и поспешил их оставить, напоследок сказав:

– Не беспокойтесь, с нашим общим другом ничего плохого не случится. А сейчас я вынужден уйти по очень важным делам.

Что значит – ничего не случится, если уже случилось? И почему не случится, если Воль-Дер-Мар, мертвый Воль-Дер-Мар, утонул, исчез? И как же им в этом случае не беспокоиться? И какие это важные дела? – недоумевали друзья. Алеф дважды просил Тубуза пересказать события, произошедшие с ним и Пусланом после ареста. И лекпин рассказывал, как они ехали в телеге, как она упала с моста в реку, как он увидел под водой Воль-Дер-Мара, как у него создалось впечатление, что мертвеца кто-то взял на буксир…

Этот момент больше всего интересовал Железяку. Выходило, что тело Воль-Дер-Мара не просто потерялось, оно было похищено! И основной целью этого похищения вряд ли было освобождение Тубуза и Пуслана. Малач скрывал от них что-то очень важное и, судя по его виду, по иногда загорающимся в глазах искоркам, Алефу казалось, что когда это перестанет быть тайной, он почувствует огромное облегчение. Пока же находиться в состоянии неопределенности было очень непросто. Поэтому, когда в дом чуть ли не бегом ворвался возбужденный Малач с газетой в руках, Железяка тоже бросился к нему со всех ног.

– Держи, – протянул ему эльф газету и ткнул пальцем в жирный заголовок. – Читай вслух, а вы слушайте и молчите!

– ЗА УБИЙСТВО ХОЗЯИНА ДОМА АРЕСТОВАНЫ ТРОЕ ВЕРОЛОМНЫХ ГОСТЕЙ! – прочитал Алеф заголовок.

– Уж не про нас ли это?

– Все вопросы потом, – отмахнулся эльф. – Читай дальше!

Железяка подчинился:

Сегодня, 19 июля, был обнаружен мертвым в своем кабинете господин Воль-Дер-Мар. Глубоко уважаемый всеми, кто его знал, Воль-Дер-Мар был отравлен неизвестным (пока) ядом. По подозрению в этом чудовищном преступлении стражей герптшцога Ули-Клуна во главе с начальником наряда Еновармом были арестованы лекпины Алеф по прозвищу Железяка, Тубуз Моран и тролль Пуслан, которых гостеприимный, ничего не подозревающий хозяин накануне радушно пригласил к себе на очередную вечеринку, а потом разрешил переночевать. Травители препровождены в тюрьму герптшцога и в настоящее время дают показания. Возмущенная общественность требует сурово наказать преступников!

– Гр, – только и сказал Пуслан.

Ничего не понимающие лекпины молча уставились на Малача.

– Вот такая у нас выходит газетенка, – развел руками эльф. – Мой соплеменник Алимк, главный редактор Факультетского вестника, не удосужившись проверить факты, печатает явную ложь. И главное – без подписи! Возмущенная общественность, видите ли, чего-то там требует! Какая общественность? И ведь совершенно бесполезно идти сейчас в редакцию, что-то доказывать, требовать опровержения. Ну, дадут они в следующем номере опровержение, так опять же сочинят какую-нибудь ахинею, типа: В редакцию вестника нагло ввалились один взбешенный тролль и два несчастных, растерянных лекпина, которые стали возмущаться… и просить… В общем, не упустит Алимк случая скандал раздуть. Поэтому никаких шагов вы предпринимать не будете, ни в переносном, ни в прямом смысле. Ближайшие два дня посидите у меня дома, спокойно подготовитесь к экзамену и послезавтра как ни в чем не бывало отправитесь его сдавать. Кому надо – те знают, что с вами все в порядке, ну а остальные – пусть подергаются…

– Господин Малач, – прервал эльфа Железяка, – а как же Воль-Дер-Мар?

– Что – Воль-Дер-Мар?

– Ну, его смерть…

– Смерть? – Малач удивленно поднял брови. По том взял газету из рук лекпина и ткнул пальцем в статью. – Скажите-ка мне, есть ли правда в этой строчке: Травители препровождены в тюрьму герптшцога и в настоящее время дают показания?

– Вранье! – выкрикнул Тубуз.

– Вот, – Малач напустил на себя строгость, – и в этой статье очень много вранья. ОЧЕНЬ МНОГО! Понятно?

И не дожидаясь ответа, эльф покинул дом, оставив гостей в совершенно другом настроении по сравнению с тем, в котором они пребывали полчаса назад.

Друзья так и просидели два дня в профессорском доме, не высовывая носа на улицу и не зная, что творится в мире, углубились в чтение кулинарных книг, которые имелись в личной библиотеке эльфа. Кстати, несмотря на такое покровительство, Малач ни под каким видом не открыл им, что будет представлять из себя экзамен.


* * * | Факультет рыболовной магии | * * *