home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

— Нет. Нет! Нет!!! — кричала во тьму Пассионата Чагари, судорожно потрясая кулаком. — Надменный, самодовольный молодчик! Да как ты смеешь игнорировать магию и закрывать глаза на истину, ты, Северин?

В приступе ярости старая цыганка швырнула свой шар на мшистую кочку.

— Ты полагаешь, что заслуживаешь счастья и все такое? — продолжала она грозиться во тьму. — Ты вообще ничего не заслуживаешь. В глубине души ты до сих пор полагаешь, что пострадал больше всех. Ну, подумайте только! И хуже того — ты полагаешь, что въехал в этот город на белом коне, как спаситель! Будь ты проклят! — Погрозила она кулаком ночному небу. — Я поклялась, что ты получишь свою заветную мечту. А ты считаешь, что тебе просто повезло? Ну да! Больше всего на свете ты хотел быть любимым. Но никто не заслуживает любви, пока не откроет свое сердце. И ты, пока не примешь истину, ничего не получишь. — Пассионата принялась расхаживать поддеревьями, продолжая кипеть от негодования. — Ты уверен, что знаешь все о своей женщине, — сердито пробормотала она себе под нос. — Северин, какой же ты дурак! Ты говоришь, что любишь ее? Идиот, это просто похоть. Блажь. Нет! — громко сказала она. — Ты на ложном пути.

Ей надо придумать план получше. Она дала слово, и предки не сомневаются, что она сдержит его в лучшем виде.

Пассионата направила мысли на женщину. В ней кроется ответ на все вопросы — цыганка была в этом уверена.

При вспышке молнии и магии она все поняла. Увидела нужный путь.

Подобрав хрустальный шар, Пассионата сделала жест в сторону плантации. Волшебный дар оказался не в тех руках — значит, пора исправить дело.

Голова у Чейза шла кругом, и сердце разрывалось от боли. Он прислонился лбом к закрытой двери и сделал последнюю попытку.

— Кейт, ну скажи мне, что случилось. Я не понимаю.

В последние десять дней отношения между ними резко испортились. Чейз полагал, что во всем виноваты приступы утренней тошноты у Кейт. Но если это самое страшное из предстоящих ему испытаний, то он ничуть не возражал.

Но дело заключалось в том, что завтра должна была состояться свадьба, а он чувствовал что-то неладное. Очень неладное. И Кейт отказывалась разговаривать с ним на эту тему.

— Уходи, Чейз, — ответила она из-за закрытой двери. — Все кончено. Свадьбы не будет.

— Перестань это повторять и поговори со мной, — попросил Чейз, но ответом ему была тишина. Чейз потер челюсть — у него появилось ощущение, будто Кейт по-настоящему ударила его.

Он ничего не понимал. Что не так? Непорядок со здоровьем скоро пройдет, так сказал врач. Строительные работы шли медленно, но не сильно выбивались из графика. В городе, похоже, искренне радовались грядущим переменам. Все было хорошо.

Чейз так близко подошел к осуществлению своих желаний, что почти мог потрогать их руками. Но без Кейт все, что он делал, не стоило ломаного гроша. Она была его ключом к этому городу, где он хотел стать своим. Деньги и власть без нее теряли смысл.

Без нее?! О господи! Как она может отворачиваться от него сейчас? Пусть она ни разу и не сказала, что любит его, он знал, что это так. У них в прошлом было много общего. У них будет ребенок. И у них все прекрасно в постели.

Растерянный и задетый Чейз попробовал иной способ найти ответы на свои вопросы. Он спустился вниз в поисках Шелби. Если кто-то и знал, что творится в душе Кейт, то это ее подруга.

Как обычно, Чейз нашел Шелби на кухне, но этим утром она не готовила. Шелби сидела за длинным кухонным столом и работала на ноутбуке, который купила с последнего заработка. Мэдди посапывала рядом в переносной колыбели.

При звуке шагов Шелби подняла глаза.

— С Кейт все в порядке? Она попросила меня начать рассылать уведомления гостям об отмене свадьбы. Но я…

— Не надо, — сказал Чейз. — По крайней мере подожди немного. — Он сел рядом с Шелби. — Кейт не хочет говорить со мной, — признался он. — И я не знаю, как она там. Не понимаю, в чем дело. Что-то случилось сегодня утром?

Шелби пожала плечами.

— Сначала мне показалось, что это пустяки, но, похоже, Кейт приняла случившееся близко к сердцу. Она, правда, день ото дня становилась все более плаксивой, но я думала, во всем виноваты гормоны и приступы тошноты. Но это…

— Что?

— Кейт пошла к реке, чтобы нарвать цветов для букетов в доме. Я предложила заказать их у флориста в Новой Иберии, но она сказала, что и слышать об этом не хочет. — (Чейз кивнул. Очень похоже на Кейт, но что с того?) — Некоторое время спустя она вернулась, но без цветов. В лице ни кровинки, а руки тряслись и были холодными как лед. Было похоже, что она до смерти напугана.

— Почему? — не выдержал Чейз. — Что стряслось?

— Я спрашивала, но она не захотела говорить об этом. Наконец я узнала у нее, что она видела призрак на болотах. А потом Кейт добавила что-то вроде «это она во всем виновата».

— Призрак на болотах? Да это же просто старое суеверие. У Кейт случилась истерика или как?

— Нет, она даже не плакала. Я спросила, на кого был похож призрак, и она ответила, что на цыганку. И пробормотала что-то насчет проклятия.

— Цыганку? Черт! — Чейз не мог поверить, что его любимая женщина, всегда такая сдержанная и умная, вдруг ударилась в фантазии. Ну была там какая-то история про цыган, и что с того?

— Чейз, ты понимаешь, что она имела в виду?

— Пожалуй, да. — Чейз поднялся и расправил плечи. — Ты можешь мне сказать, где именно Кейт видела эту цыганку? Я пойду посмотрю. Возможно, во всем виноват болотный газ, и произошло простое совпадение.

Выслушав указания Шелби, Чейз бегом направился к болоту. Он не позволит каким-то старым цыганским проклятиям разрушить его счастье.

Когда он увидел нужную лужайку, то решил, что раскрыл тайну: в самом деле, от трясины поднимался густой зеленый пар, принимавший самые причудливые и жуткие формы. Он клубился вокруг ног Чейза, а тот гадал, как могла Кейт, выросшая в этих краях, так ошибиться. Чейз понимал, что рассказ Гудри расстроил ее, но нельзя же принимать все так близко к сердцу.

Чейз всмотрелся в туман и разглядел что-то яркое, колышущееся на ветру туда-сюда. Ага, вот эту-то штуку Кейт, наверно, и приняла за призрак цыганки.

Чейз аккуратно пробрался к старой иве, около которой трепыхалось яркое пятно. Подойдя ближе, он обнаружил шелковый пурпурный шарф, зацепившийся за сучок и развевающийся, как знамя. Правда, что-то в глубине сознания сказало Чейзу, что ветер тут ни при чем.

Поначалу Чейз даже обрадовался своей находке. Он отнесет шарф Кейт и докажет ей, что никакого призрака не было. Но стоило ему коснуться шарфа, как все изменилось. Удовлетворение сменилось растерянностью, а страх начал заползать в сердце, как те полосы тумана, что струились вокруг.

Чейз уже видел этот шарф раньше — на старой цыганке, которая подарила ему приносящую удачу драгоценность. Внезапно в голову полезли разные мысли, в груди родилось непонятное ощущение и резко закололо в виске. Перед мысленным взором Чейза вдруг появилось лицо Кейт, и странная идея пришла на ум.

Ничего удивительного, что она так несчастна: он ведь до сих не сделал ей свадебного подарка!

Что ж, он исправит положение в мгновение ока. Без малейших колебаний Чейз полез в карман и коснулся золотой безделушки. Кейт она нужнее, чем ему.

Довольный своей идеей Чейз поглубже запрятал цыганский подарок и направился обратно к дому. Он шел, широко улыбаясь, зная, что теперь все будет хорошо.

Кейт не поняла, почему она решила открыть Чейзу дверь. Скорее всего потому, что, когда он вернулся и позвал ее, в его голосе чувствовалась явная перемена. До этого он был растерянным и раздосадованным, а теперь стал спокойным и уверенным. И Кейт захотелось узнать, что же случилось.

Но прежде чем она успела задать хоть один вопрос, Чейз схватил ее в объятия и прильнул к ее губам. О нет, мысленно молила Кейт, только не это, любовь моя. Мне надо оставаться сильной, чтобы спасти тебя.

Наконец Чейз поднял голову, чтобы перевести дыхание, и Кейт отпрянула от него.

— Чейз, что тебе нужно? Я не изменю своего решения, что бы ты ни думал.

— Chere, у меня для тебя кое-что есть. Пожалуйста, давай присядем.

Сесть в этой комнате можно было только на кровать. Заманчивая перспектива, решил Чейз, но сдержался, обнял Кейт за талию и усадил ее рядом с собой на самый краешек.

— Ты хорошо себя чувствуешь? Тошнота прошла? — спросил он полным заботы голосом. Кейт покачала головой, но не произнесла ни слова. Сейчас у нее все шло нормально, но она была уверена, что это ненадолго, так зачем лишний раз вдаваться в подробности?

Она все поняла тогда, увидев призрак цыганки. Проклятие все еще тяготело над ними. А Кейт так хотела стать матерью! Когда-то она дала себе слово, что никогда не оставит своего ребенка, как оставили ее саму. Но судьба была против нее.

Она потеряет этого ребенка, как потеряла первого, и неважно, что, по словам врача, у нее все в порядке. Ей было так же плохо, как много лет назад. Все повторялось. А теперь, встретив призрак на болоте, Кейт окончательно убедилась — они прокляты.

Чейз будет раздавлен. Кейт знала — она должна ответить за то, что скрывала правду. Она не заслуживает счастья, но и Чейз не заслуживает такой боли.

Кейт ломала голову, ища способ заставить Чейза уйти. Спасти его. Возможно, уйти придется ей. Как-нибудь исчезнуть из его жизни.

— Кейт, Шелби сказала мне, ты видела цыганку на болоте. Мне очень жаль, что ты так испугалась.

— Я не… не была…

Чейз взял ее руку и нежно поцеловал ладонь.

— У меня есть для тебя свадебный подарок.

И он вложил счастливое золотое яйцо в ее руку.

— Но оно же твое, — запротестовала Кейт. — Это твое наследство.

— А теперь я хочу, чтобы оно стало твоим. Оно принесет тебе удачу. Защитит от проклятия. — Он сомкнул пальцы Кейт вокруг подарка. — Чувствуешь, какое оно теплое? Это удача начинает вливаться в твою душу.

— Мне оно не кажется теплым, — возразила Кейт, но ей стало любопытно. Она принялась разглядывать узор и камни. — Забавно. Ты раньше не говорил мне, что оно открывается. Что внутри?

На лице Чейза отразилось недоумение.

— Не знаю. Я вообще не догадывался, что оно открывается.

Чувствуя холодок предвкушения, Кейт повернула крышку яйца, и оно открылось. И тут же зазвучала нежная музыка.

— Музыкальная шкатулка, — объявила Кейт, хотя это и так было очевидно.

Н лицо Чейза набежала тень, и Кейт вдруг поняла, что уже слышала эту музыку раньше. Мелодия была похожа на колыбельную и проникала в самое сердце. Какие-то неясные воспоминания начали подниматься в душе. На глаза навернулись слезы, и комок встал в горле.

И словно чей-то голос едва слышно прошептал, что час настал. Кейт, пусть ей и было не по себе, даже была этому рада.

— Мне надо кое-что сказать тебе, Чейз, — начала она. — Помнишь, я говорила, что мой отец узнал про нас и мы ужасно поссорились той ночью?

Чейз кивнул, не отводя глаз от яйца.

— Так вот, это была я, — призналась Кейт. — Это я сказала ему. Я.. — я тогда только что сделала тест на беременность и знала, что у нас будет ребенок.

Чейз поднял глаза и впился взглядом в ее лицо.

— Той ночью я собиралась сообщить тебе о ребенке. Правда-правда. Но не успела.

Боль пронзила сердце Чейза, в голове все закружилось, и стало тяжело дышать.

В голове всплыла картина: Кейт лежит, смотрит на него снизу вверх и говорит: «Я должна кое-что сказать тебе».

Дьявол! Он-то всегда думал, что она собиралась признаться ему в любви. Но все было иначе.

Чейзу захотелось что-нибудь разбить, сломать, дать выход буре эмоций.

— Но почему ты сначала выложила все отцу, а не мне?

— Чейз, я уже объясняла. Мне пришлось бы уйти из школы, а ты ее только что закончил. На что бы мы жили сами да еще растили ребенка? Я думала, что отец поможет нам. Даст тебе работу. Заплатит врачам. — Кейт опустила голову, так что Чейз не видел выражения ее глаз. — Как я не поняла. Не догадалась, — прошептала она. — А он потребовал, чтобы я сделала аборт. Сказал, что такому отродью не место на земле.

Ослепленный яростью Чейз схватил ее за плечи.

— Так где ребенок? Мой ребенок. Ты что, отдала его?

Кейт вскочила и мгновение стояла к Чейзу спиной, по всей видимости, собираясь с духом. Когда же она обернулась, вид у нее был совершенно измученный и больной. Чейзу захотелось помочь ей. Поддержать. Но он не мог. Он себе-то самому помочь не мог.

— Когда ты уехал из города, я плакала дни напролет. Потом меня начало тошнить по утрам, и я запаниковала. Мне нужно было найти тебя, — грустно продолжала она. — Рассказать тебе. Добиться… чтобы ты помог нам. Я заняла денег у Роберта Гудри и села на автобус.

— Гудри одолжил тебе денег? Кейт кивнула.

— Пятьсот долларов. Я выплачивала их ему почти восемь лет. Но он был единственным, кому я могла доверять. И он не стал бы выспрашивать, зачем мне необходимо разыскать тебя.

Что-то внутри Чейза рушилось. У него возникло чувство, будто он разламывается на две половинки и катится к пропасти. Он не хотел слушать дальше. У него не было на это сил. Но он словно примерз к месту. А пропасть была все ближе.

— Я повсюду искала тебя, — говорила Кейт. — почти три месяца. Я… была в отчаянии. Иногда я забывала есть, иногда голодала по несколько дней подряд. А когда ела, то всякую дешевку, потому что у меня было очень мало денег. Иногда мне приходилось спать на скамейке в парке. Но я нигде не могла найти тебя.

Чейз не мог больше этого выносить. При мысли о Кейт, такой одинокой, измученной и несчастной, ему жег душу адский огонь. Он вскочил на ноги и отошел в другой угол комнаты.

— Так что случилось с ребенком, Кейт? — Он должен выслушать все до конца, может, тогда он снова будет в силах хотя бы вздохнуть.

— Чейз… прости… наш ребенок… наша девочка умерла. Это все моя вина. Мне надо было лучше заботиться о себе. «Скорая» в Новом Орлеане пыталась спасти ее, но она родилась слишком рано. — Кейт закрыла лицо руками и заплакала. — Это все из-за меня. Все по моей вине.

Сердце Чейза разрывалось от боли.

— О господи, — только и смог выговорить он между приступами ослепляющей ярости и страдания. Он не мог поверить в услышанное, но знал, что Кейт говорит правду.

Кто-нибудь, помогите, у меня нет больше сил, безмолвно молил он. Нет, вдруг пронзила его безумная мысль, пусть лучше будет еще больнее. Так больно, чтобы он смог забыть обо всем на свете.

Чейз подошел к окну и стукнул кулаком прямо по стеклу, дробя его на сверкающие осколки. Каким же он был идиотом. Напыщенным, самодовольным скотом. Гореть ему в аду!

— Чейз! Что?.. — К нему подбежала Кейт и взяла его окровавленную руку. — Ты порезался, давай я помогу.

Не обращая внимания на ее слова, Чейз рухнул на колени, обнял ее за талию и зарылся лицом в живот.

— Я оставил тебя, — срывающимся голосом простонал он. — Просто ушел. Я был так уязвлен, что даже не подумал о тебе. Просто поверить не могу. Желание провалиться сквозь землю становилось все нестерпимее. — Я должен был остаться с тобой. А я бросил тебя наедине с отцом. Наедине с твоей болью. Прости меня.

— Это… я… — Кейт едва могла говорить от нахлынувших чувств.

Внезапно еще более ужасная мысль пришла Чейзу в голову.

— Но после… ты вернулась сюда. Зачем, Кейт? — Он в ужасе ждал ответа.

— Я, наверно, поступила глупо, — невесело усмехнулась Кейт, — но я подумала, что ты, может статься, вернешься за мной. И я хотела быть там, где ты легко сможешь меня найти.

Чейз открыл рот, но не вымолвил ни слова.

— Мне потребовалось два года, чтобы понять — ты не вернешься, — продолжала Кейт. — Но к тому времени также стало ясно, что я нужна городу, как единственный вменяемый представитель семьи Белтрейнов, который будет служить буфером между горожанами и моим отцом.

Десять долгих лет она мучилась с этим ублюдком Белтрейном. Его любимая вела жалкое, унизительное, мучительное существование, в то время как он сам упивался своим гневом и растравлял несуществующие обиды и раны.

Чейзу стало так плохо, что хотелось умереть. Но он не мог так поступить. Не мог снова оставить Кейт одну. Ни за что на свете.

Он поднялся на ноги и заглянул ей в лицо.

— Я не заслуживаю тебя, любовь моя. Я могу только умолять тебя не бросать меня. — Он провел тыльной стороной порезанной руки, чтобы смахнуть навернувшиеся слезы. — И если ты не любишь меня… или не хочешь выйти за меня замуж… я пойму. Но дай мне еще один шанс все исправить.

Кейт взглянула на его израненную руку, а потом посмотрела в глаза.

— Я люблю тебя, Чейз. И всегда любила. Я сказала, что не выйду за тебя, потому что была напугана. Я боялась за нашего малыша. Боялась проклятия.

Она любит его. Чейзу потребовалась целая минута, чтобы осознать сей факт. А когда это произошло, он привлек Кейт к себе.

— Нет никакого проклятия, chere, — прошептал он. — Клянусь тебе. И на этот раз с вами обоими ничего не случится. У нас будет малыш… и не один. Конечно, нам не вернуть нашу девочку, но мы станем настоящей семьей.

Кейт робко прикоснулась к его лицу и прошептала в ответ:

— Но я видела призрак цыганки.

— Да нет же, — возразил Чейз и вытащил шарф из кармана. — Это настоящий шарф. Потрогай его. Ты видела живого человека, а не призрак. Если когда-то и существовало проклятие, то теперь оно снято.

Кейт взяла у него шарф, погладила — и внезапно силы изменили ей. Она заплакала и прильнула к Чейзу.

А он прижал ее покрепче и старался удержать слезы радости. Произошло чудо. Волшебство. Все его мечты сбылись.

Цыганка. Он не знал как, но эта женщина спасла ему жизнь. И он поклялся когда-нибудь выяснить причину.

— Chere, скажи это еще раз, — прошептал он, касаясь губами волос Кейт.

Она слегка отодвинулась от него, и хоть глаза у нее еще были влажными, в них сверкал особый огонек.

— Я люблю тебя, Чейз Северин. Всегда любила. И всегда буду любить.


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ | Мелодия страсти | ЭПИЛОГ