home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18

Толстяк Версус оказался законченным подонком. Эта мысль назойливо вертелась в моей голове, когда я отбивался от наскоков Лоренса и Раузи.

Все дело в том, что не успели мы достичь восьмого уровня, как прозвучало объявление следующего содержания:

— За пассивное поведение, недостойное настоящего игрока, устроители игры считают своим долгом раскрыть местонахождение игрока Поурса!

Реакция моих спутников была вполне предсказуемой. Лоренс и Раузи немедленно подступили к пленнику с намерением прикончить его. Если б не я, господин Версус получил бы то, чего добивался.

Я знал, что на этот раз мое вмешательство может обернуться большими неприятностями, но все же вступился за Поурса. Этот недотепа с его нелепыми россказнями вызывал у меня смешанное чувство отвращения и жалости. Очевидно, второе чувство было сильнее, и потому, не думая о собственной шкуре, я прикрыл его собою. Но это не остановило моих помощников. Правда, Лоренс не стал пускать в ход дубинку и попытался оттащить меня в сторону, но физически я не уступал ему, а ярость придала мне сил. Пока мы боролись, с другой стороны подкралась Раузи. Она уже была готова всадить в брюхо Поурса нож, но, к счастью, я вовремя заметил это. Врезав Лоренсу в челюсть, я бросился к Раузи и оттолкнул ее руку. Вообще-то я не имею скверной привычки бить женщин, но красотка намеревалась пырнуть меня, потому я не стал церемониться. Я стукнул Раузи кулаком в грудь с такой силой, что она на миг лишилась сознания и оказалась на полу. Потом я встал между Поурсом и подступающим к нему Лоренсом.

На лице Лоренса была ярость. Он был готов признать мое первенство, но явно не желал, чтобы я доказывал его кулаками.

— Ты неправильно поступаешь, Бонуэр! — угрожающе процедил Лоренс. — Этот парень стал опасен. Теперь любой может выследить нас. От него надо избавиться.

— Нет! — возразил я.

Постанывая, поднялась с пола Раузи. Она выглядела рассерженной, но менее, чем можно было ожидать.

— Лоренс прав. Лично я ничего не имею против этого придурка, но он выдаст всех нас! Его нужно прикончить!

— Послушайте, — начал я, ощущая страшную усталость, — неужели вы не понимаете, что эти твари — Версус с Толзом — только и ждут, чтоб мы разорвали парня на куски. Хорошо, давайте убьем его. А если они возьмут и раскроют следующим тебя, Лоренс, или тебя, Раузи? Или меня? Что ж, убьем второго, а потом двое оставшихся вцепятся в глотку друг другу. Пока мы держимся вместе, мы сильнее всех! Толстяк понимает это. Его не устраивает, что кто-то намного сильнее остальных, потому он пытается ослабить нас. Неужели вы пойдете у него на поводу?!

Моя речь произвела определенное впечатление. Лоренс выглядел смущенным, Раузи тоже слегка поостыла, но отступать не желала.

— Согласна с тобой! Ты прав, но нам от этого не легче. Что бы ты ни говорил, этот тип выдает нас. И потому от него надо избавиться. Мы могли бы просто отпустить его, но в этом нет смысла. Он все равно обречен. Пришей его сам!

— Нет, — упрямо повторил я. — Нам некого опасаться. Вчетвером мы справимся с любым врагом.

— Если только у него не окажется излучателя. В этом случае нас поджарят, как поросят.

— Не думаю, что за Поурсом будут специально охотиться. Разве что какой недоумок. А это нам только на руку. — Я обрадовался внезапно пришедшей в голову мысли: — Да мы можем использовать Поурса как приманку!

Подобное предложение озадачило моих оппонентов.

— Ничего себе приманка! — пробормотал Лоренс.

Раузи не понравилось, что я поставил Поурса наравне с остальными.

— Ты, кажется, что-то говорил о четверых? — протянула она. — Уж не собираешься ли ты предложить этому типу такой же договор, что и нам?

— А почему бы и нет?! — с вызовом, желая позлить Раузи, ответил я.

— Лично мне это не нравится!

— Так в чем же дело? Уходи. Я никого не держу. Мы можем действовать порознь.

Я ухмыльнулся, видя замешательство Раузи. Подобный вариант ее явно не устраивал. Случай с Марклауэром наглядно доказал преимущество команды. Одиночка имел мало шансов. К тому же Лоренс переменил свое мнение и был готов поддержать меня. Подобно мне, он ухмылялся, поглядывая на растерявшуюся Раузи.

— Ну, что вы решили?

— Я с тобой, Бонуэр! — моментально откликнулся Лоренс. — Только я не хочу вооружать этого парня. Пусть просто идет с нами.

— Ладно. — На такую уступку я был готов. — Ты, Раузи?

Раузи также отступила, хотя и сделала это с видимой неохотой:

— Будь по-вашему. Но гляди, Бонуэр, тебе придется еще пожалеть об этом!

Угроза вышла беззубой. Лоренс откровенно засмеялся. Мне хотелось сделать то же самое, но я решил не заводить своенравную девчонку.

— Гляжу. — Я взглянул на Поурса, который слегка ожил, и потрепал его по плечу: — Не обижайся на них, приятель. Правила этой игры устанавливали не мы.

— Да, конечно, — пробормотал Поурс. В глазах его светилась почти собачья преданность.

— Ну так что, идем, что ли? — нетерпеливо спросил Лоренс. — Время!

— Да, вы идите. Подождете меня там. — Я ткнул рукой туда, где кончался коридор. — Я хочу перекинуться парой слов с нашим благодетелем, господином Версусом. Если, конечно, это возможно. — Видя, что Поурс опасливо косится на моих союзников, в особенности на Раузи, я прибавил: — Не бойся, они не тронут тебя.

Дождавшись, когда все трое отошли на достаточное расстояние, я извлек электронную карту.

— Версус, ты слышишь меня?

— Отлично слышу, — немедленно откликнулся голосок представителя Корпорации.

— Ты подонок! Ты еще поплатишься за это!

— Не выйдет, Бонуэр, но я желаю тебе удачи. Ты оказался не так уж плох. Наверно, тебе будет приятно слышать, что ставки на тебя повышаются.

На этом господин Версус закончил беседу. Сунув карту обратно в карман, я догнал спутников, и мы продолжили путь. Мы шагали молча, лишь изредка обмениваясь короткими фразами. Давала себя знать усталость, хотелось пить. На восьмом уровне, если верить обещаниям Версуса, в тайнике должна была быть вода. Но попасть туда оказалось непросто…

Поурс остановился столь резко, что я едва не врезался в его спину.

— Ты что… — начал было я и тут же осекся. Впереди на лестнице стояли двое — Баас и Н'Дым.

Негр выглядел ужасно. Поединок с Фирром дорого обошелся ему. Комбинезон Бааса был изорван в клочья и щедро пропитан кровью. Черную физиономию уродовали глубокие царапины, ничуть, впрочем, не мешавшие негру ухмыляться своей обычной отвратительной ухмылкой.

— Кого я вижу! — злобно прорычал он. — Как здорово, что вы собрались все вместе и мне не придется гоняться за каждым по отдельности. Идите-ка сюда, ребятки, я пощекочу вас вот этой штукой! — Баас потряс устрашающего вида топором с двумя лезвиями, выглядевшим в его руках совершенной игрушкой. Стоявший чуть за спиной негра Н'Дым был вооружен длинным ножом.

Я быстро прикинул, что делать. Можно было, конечно, попытаться спастись бегством. Кому-нибудь из четверых это наверняка удалось бы. Но, скорей всего, не мне, потому что Баас, вне всяких сомнений, намеревался заняться в первую очередь моей персоной. Кроме того, это означало конец всему. Поодиночке у нас не было ни малейших шансов. Нужно было принимать бой, что я и сделал.

Толкнув Поурса, я ступил на лестницу и грубо бросил прямо, в физиономию Баасу.

— Ты хочешь получить еще, черная обезьяна?! На этот раз тебе не удрать от меня!

Рожа Бааса изобразила глубокую задумчивость — самое нелепое выражение, какое мне приходилось видеть. Пока он пытался осознать смысл сказанного мной, я сделал еще пару шагов вверх. Раузи, Лоренс и Поурс, сопя, толпились за моей спиной.

Потребовалось время, прежде чем Баас вернул себе дар речи.

— Да ты… — начал он.

Я не позволил ему докончить:

— Заткнись, урод, и иди сюда! Сейчас я выпущу из тебя кишки и намотаю их на твой член!

Сказано было здорово, быть может, даже чересчур. Морда Бааса приняла синюшный оттенок. Взревев, он поднял над головой топор и бросился на меня.

Вот она — смерть с двойным топором-лабрисом. Почему-то люди представляют тебя с косой. Но ты должна быть непременно с топором, вышибающим мозги и отделяющим душу от тела. Я смотрел в глаза смерти, и в сердце моем не было страха. Может быть, первый раз в жизни. Сердце оставалось холодным и расчетливым. В висках слегка стучало, но то был не ужас, а волнение, какое обычно бывает перед схваткой. Я вообразил себя крысой, сильной и верткой, бьющей по поджарым бокам серым пушистым хвостом. Я был волком, надевшим крысиную личину. Я был волком, но никто не подозревал об этом.

Баас еще бежал ко мне, а я уже знал, что буду делать. И когда топор сверкающей рыбиной стал падать вниз, я просто отступил в сторону и выбросил вперед руку, ощутив, как нож входит во что-то мягкое. Потом громадная туша сбила меня с ног, и перед глазами стало темно…


Глава 17 | Крысиный Волк | Глава 19