home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

И наступил последний день. День, за которым меня ожидала свобода. День, за которым меня стерегла смерть. Банально звучит — свобода иль смерть, но именно так оно и было, ибо этот день предвещал все или ничто. Подготовительный период был завершен, завтра предстояла игра. Толстый господин Версус собрал игроков, чтобы дать последние наставления.

Декорации были те же, состав участников не изменился, разве что вдоль стены за нашими спинами расположились два десятка хранителей. Их присутствие объяснялось тем, что наши хозяева отважились убрать перегородку. Ее-то и призваны были заменить настороженно застывшие хранители.

Было довольно душно. Падавший сквозь полупрозрачный потолок свет горячил кожу, наполняя ее взволнованными токами. По жирной физиономии Версуса катились градины пота. Суетливо отирая их подрагивающей рукой, толстяк наставлял нас:

— Вот мы с вами наконец и дождались нашего часа! Завтра все должно решиться, и кто-то получит награду. Одиннадцать умрут, одному достанутся деньги и свобода.

«Свобода и деньги!» — мысленно возразил я. Версус словно перехватил мою мысль и поправился:

— Свобода и деньги. Естественно, я не знаю, кто это будет. Все зависит лишь от вас. А сейчас вы выслушаете инструкции, после чего я раздам электронные карты и научу вас ими пользоваться. — Представитель Корпорации взял небольшую паузу. — Для начала я вновь и вновь предупреждаю вас — не пытайтесь навязать нам свои правила игры. Вы должны убивать и продвигаться вперед. Любая попытка выбраться из башни по собственной инициативе обречена на провал. К нарушителю будут применены самые строгие меры вплоть до уничтожения. Помните: залог успеха в вашей активности. Кто быстрее достигнет верхнего уровня, тот имеет наибольшие шансы на успех. Робкий и медлительный погибнет. И я, как устроитель игры, буду всячески способствовать этому. Ни на мгновение не забывайте, что находитесь под постоянным контролем наших операторов, и я могу в любой момент раскрыть ваше местонахождение другим игрокам. Надеюсь, это понятно?

— Да, — ответил за всех Фирр.

Как и в предыдущий раз, знаменитый убийца сидел передо мною, его наголо обритый затылок излучал скуку.

— Скажи лучше, куда я могу отправиться после того, как кончится вся эта чехарда?

Толстяк не успел ответить, вместо него это сделал Баас.

— В железный ящик, кусок дерьма! — ласково сообщил он.

Фирр медленно повернул голову и с брезгливостью оглядел негра. Не требовалось быть ясновидцем, дабы понять, что эти ребята уже выясняли отношения раньше.

— Ты окажешься там первым, черная обезьяна!

— Что?!

Баас начал привставать. Фирр следил за ним с деланным равнодушием, однако от меня не ускользнуло, как напряглись его мышцы.

Представителю Корпорации явно хотелось избежать потасовки.

— Господа! Господа! — кричал он, разевая пасть, словно выброшенная на раскаленный полуденный песок лягушка. Но Баас не очень-то намеревался внимать его воплям. Он уже готов был броситься на соперника, когда вмешался начальник Толз:

— А ну-ка сесть! Живо!

Короткого окрика начальника тюрьмы оказалось достаточно, чтобы негр с угрожающим рычанием уселся на жалобно скрипнувший стульчик. Представитель Корпорации шумно выдохнул и отер рукой жирно блестящий лоб.

— Ну так что же насчет планеты? — вновь вернулся к интересующему его вопросу Фирр.

— Планет всего девять.

— Это я уже слышал. Назови их.

Версус взял в руки листок и перечислил — Маурония, Лахал, Багена, Сомду, Тимар, Земля Шешина, Кутгар, Ролтес-П, Альтадда.

Фирр сплюнул себе под ноги. Физиономия его выражала крайнюю степень презрения.

— Так я и знал! Не стоило даже ввязываться в эту затею!

Представитель Корпорации оскорбился.

— Отличные планеты! — с обидой заявил он.

— Прибежище педерастов, онанистов и прочего дерьма со всего света, подтвердил Фирр.

— А что тебя волнует, коротышка? — встрял Баас. — Тебе все равно туда не попасть.

Фирр хотел ответить обидчику, но не успел, потому что в этот миг начальник Толз захохотал. Он смеялся со вкусом, широко разевая тонкогубую пасть.

— Так-так, ребята! Можете выяснить отношения хоть сейчас. Мои парни не будут вмешиваться!

Как ни странно, его предложение подействовало успокаивающе. Противники обменялись быстрыми взглядами, потом Фирр подмигнул негру, тот кивнул, и оба как ни в чем не бывало улыбнулись. Никто из обитателей тюрьмы Сонг не собирался доставлять удовольствие начальнику Толзу. Тот понял это и, поскучнев, велел:

— Продолжайте, господин Версус.

Представитель Корпорации продолжил свою речь:

— Таким образом, вы имеете на выбор девять планет, любая из которых в вашем распоряжении. Специально арендованный космолайнер немедленно после игры доставит победителя на место. С этим все ясно?

— Да, — подтвердили сразу несколько голосов, в том числе и мой.

— Нам обещали какие-то электронные карты! — прибавил парень по имени Ламю.

— Да-да, конечно. Вы можете получить их. Подходите ко мне по одному.

— Подходит к столу тот, чье имя названо! — веско прибавил начальник Толз и, подняв руку, щелкнул пальцами. Я скосил глаза и увидел, что расположившиеся за нашими спинами хранители моментально насторожились. Дюжина подонков, собранных вместе, представляла немалую угрозу.

— Баас! — объявил толстяк, заглянув в лежащий перед ним листок.

Негр поднялся со своего места. Пренебрежительно оттолкнув колено сидевшего с краю Поурса, он выбрался из ряда и подошел к столу. Версус осторожно протянул гиганту небольшую матовую коробочку. Баас цапнул предложенный ему предмет и принялся тупо рассматривать его.

— Как эта штука действует?

— Я все объясню, но чуть позже.

— Сесть! — рявкнул начальник Толз.

Недовольно ворча, Баас вернулся на место.

— Бонуэр!

Я встал, стараясь двигаться столь же неторопливо и внушительно, как негр. Не знаю, удалось это или нет, но, как мне показалось, я вел себя достаточно уверенно. Принимая из рук Версуса коробочку, я ощутил, как подрагивают его руки, и на лице моем появилась снисходительная улыбка. Она пришлась как нельзя к месту.

— Фирр!

Вопреки моим ожиданиям, Фирр вел себя вполне прилично. Когда мы остались наедине во время тренировки, я полагал, что знаменитый маньяк непременно покажет свой норов. Но Фирр вел себя вежливо и произвел на меня впечатление нормального человека. Он даже пару раз давал мне советы, как получше распределить силы, и делал это со знанием дела. Если бы не кровавая слава, шлейф которой тянулся за ним, я воспринял бы Фирра как обычного, вполне добропорядочного гражданина Пацифиса.

Фирр получил карту и, усевшись, принялся рассматривать ее. Бессмысленное занятие. Я уже успел изучить свою и убедился, что она представляет собой лишь мертвый матовый экран, окаймленный ободком из серого пластика.

— О'Форри!

Этот О'Форри был пренеприятным типом. Он втирался в доверие к богатым старухам и убивал их — в надежде воспользоваться наследством. Ему удалось прикончить шесть женщин, прежде чем его разоблачили. О'Форри лично поведал мне о своих проделках, и не скажу, что его рассказ доставил мне удовольствие. О'Форри был законченным негодяем, но меня он боялся.

— Ламю!

Ну вот настал черед и Ламю, о котором стоит рассказать побольше. Весьма любопытный тип. Еще совсем молодой — Ламю был моложе меня лет на пять, — он обладал привлекательной наружностью, безукоризненными манерами и вдобавок ко всему был очень неглуп. Он не угрожал и не запугивал историями о своих кровавых похождениях, он просто говорил со мной как нормальный человек с нормальным человеком. Ламю был любопытен, но по-хорошему, без назойливости. Задав пару вопросов о моем прошлом и видя, что я не хочу отвечать, он тут же сменил тему, и мы стали говорить о самых обыденных вещах. Ламю оказался хорошим рассказчиком и благодарным слушателем. Я давно не получал такого удовольствия от обычной беседы. Мы поговорили, кажется, обо всем и расстались, весьма довольные друг другом. По правде сказать, Ламю произвел на меня впечатление вполне безобидного олуха, вроде Поурса. Он мало походил на безжалостного убийцу, каким должен быть террорист. Я так и не смог понять, зачем он влез в эту историю.

— Лоренс!

На физиономии Лоренса играла обычная наглая ухмылочка. Получив карту, он повернулся к столику задом и пустил ветры. Мы захохотали. Начальник Толз побагровел, но решил промолчать. Верно, ему неплохо заплатили, и потому он изо всех сил старался держать себя в руках.

— Марклауэр! — провозгласил Версус.

Мне почудилось, что толстяк едва сдерживает улыбку. Должно быть, выходка Лоренса развеселила его.

Марклауэр насиловал и убивал мальчиков. Физически он был довольно силен, но я не особо опасался его. У меня создалось впечатление, что он трусоват.

— Н'Дым!

Н'Дымом звали азиата, маленького человечка с ласковой улыбкой. При встрече с такими невольно хочется снисходительно усмехнуться — настолько они безобидны с виду. Но я видел, что вытворял Н'Дым в тренировочном зале, и улыбаться мне уже не хотелось. Азиат прыгал, словно стремительный зверь, и порхал в воздухе, подобно мотыльку. У него был стремительный и выверенный удар. Подозреваю, он мог едва приметным движением ноги переломать ребра противнику, а потом прикончить его легким прикосновением ладони. Примерно этим он и занимался, покуда не очутился в тюрьме Сонг. Н'Дым двигался с грацией ленивой кошки.

— Поурс!

Взяв карту, Поурс заколебался. Мне показалось, он хотел что-то сказать. Версус вопросительно посмотрел на него, но Поурс так и не решился. Жалко улыбаясь, он вернулся на свое место.

— Раузи!

Красотка знала, как нужно себя вести. Она многим рисковала, когда шла к столу, зазывно покачивая бедрами. Подозреваю, лишь я, благодаря страстной встрече с Ханной Оуген, воспринимал эту девицу более или менее спокойно. Многие же из присутствующих здесь господ могли запросто променять погоню за жизнью на погоню за Раузи. Девушка вела себя не очень разумно, но, с другой стороны, быть может, именно в вызове и была ее сила.

Неуверенные были обречены на быструю смерть. Сильным предстояло разыграть главный приз.

— Снелл!

Я уже упоминал, что Снелл в прошлом был стражем. В тюрьму он угодил за то, что пришил двух своих напарников. Никто не знал, что они не поделили, но началась драка, и Снелл убил обоих. Убил голыми руками. Он был очень крепок и владел всеми теми штучками, каким обучают стражей. Меня Снелл пообещал прикончить при первой удобной возможности, сообщив, что страсть как не любит террористов. Я не преминул ответить тем же, поведав, что испытываю крайнюю неприязнь к стражам. Почему-то у меня сложилось впечатление, что Снелл опаснее остальных. Он знал не только, как убивать, но и как не быть убитым. Снеллу было известно, что чувствует добыча, мы же были только охотниками.

— Вейт! — проорал Версус последнее имя.

Корри Вейт, жалко улыбаясь, получил полагающуюся ему карту. Этот тип не имел никаких шансов. Он вызывал отвращение у всех без исключения игроков. Даже не стоило о нем говорить.

— Внимание, ребята! — Версус побарабанил по столу кулачком. — Сейчас я объясню вам, как пользоваться этими штуками. Все они подключены к базовому компьютеру, и вы сможете получить всю предназначенную вам информацию. Смотрите… — Представитель Корпорации стиснул пальцами небольшой шарик, и матовые экраны ожили. — Во-первых, табло. Сейчас оно бездействует, завтра на нем будет установлено время — ровно триста шестьдесят минут, как я и говорил. Второе — карта. Взгляните. — Экран испещрила сеточка перепутанных пунктиров, некоторые из них выделялись более темным тоном. — Это схема первого, нижнего уровня. Вы видите двенадцать ворот, которые помечены красными кружочками. Через них вы попадете в башню. Каждый через свои. Затем вы должны будете выйти к вертикальным переходам и подняться на следующий уровень. Как только вы окажетесь там, на карте появится новая схема… И так далее. Теперь о тайниках. Как я уже говорил, они ждут вас, начиная с пятого уровня. Тайники помечены крестиками. Там вы сможете найти оружие, воду и стимулирующие препараты. Рекомендую не терять карту, так как тот, кто ее лишится, не сможет ориентироваться в лабиринте помещений и почти наверняка проиграет. Да, еще одно, — на физиономии Версуса появилась ухмылочка, — если мы сочтем нужным наказать кого-то из игроков, на схеме появится вот такой значок. — Меж двух пунктиров запульсировала разрезанная на четыре дольки мишень. — И куда бы этот игрок ни пошел, значок будет указывать его местоположение, а значит, провинившийся будет иметь большие неприятности. Ну вроде бы все. Что-нибудь непонятно?

Никто не ответил. Одни сосредоточенно рассматривали свои карты, другим просто нечего было сказать. Губы Версуса расползлись во всю ширину щек.

— Что ж, господа… В таком случае позвольте пожелать вам удачи. Я не знаю, кто из вас победит, потому удачи желаю всем. И вы уж постарайтесь, чтобы все было позрелищнее. Побольше натурализма! Убивать надо красиво, ведь этим зрелищем будут наслаждаться миллиарды ваших законопослушных сограждан. Корпорация Иллюзий немало сделала для вас, постарайтесь уж и вы для нее. Всего хорошего, господа.

Версус поднялся и направился к услужливо отворившейся двери. Перед тем как исчезнуть, он обернулся и прибавил:

— Еще раз желаю удачи!

И мы остались наедине с начальником Толзом. Толз терпеливо молчал, взирая на нас зраком лютой змеи. Первым не выдержал Лоренс:

— Что еще, начальник?

Казалось, Толз только и ждал этого вопроса. Впиваясь в каждого поочередно немигающим взглядом, он неторопливо проговорил:

— Ну что, ублюдки? Рады? Буду откровенен с вами: мне не по душе эта затея. Будь моя воля, вы все бы сдохли в каменных мешках, так и не увидев до конца своих дней солнечного света. Но там, наверху, считают, что вы еще можете послужить обществу и хотя бы частично искупить вину перед ним. Возможно, они и правы, хотя, по-моему, наивны. Наше общество поступило чрезмерно гуманно, отменив смертную казнь для таких подонков, как вы. Теперь, когда вы согласились убивать друг друга, справедливость будет хотя бы в малой степени, но восстановлена. Но, повторю, мне не по душе эта затея! Я был бы рад, если бы вы отказались от нее и сгнили в своих камерах! Я с радостью отправил бы ваши вонючие задницы в печку крематория!

— Не вышло! — пробормотал О'Форри.

Толз одарил его тяжелым взглядом:

— Ничего. Мне будет приятно посмотреть, как вы станете рвать друг другу глотки. Так или иначе, вы все сдохнете. Кроме одного. Одного, быть может. Это радует меня. Чем меньше останется такой мрази, как вы, тем легче будет дышать. Я не стану желать вам удачи, я пожелаю вам смерти. До завтра, ублюдки! До вашей смерти!


Глава 11 | Крысиный Волк | Глава 13