home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16

Гарсия не осознал до конца всей значимости Танца Солнца, длившегося неделю. Он попросту слишком мало интересовался этим событием, чтобы обращать внимание на происходящее. Испанец проходил мимо окруженной деревьями поляны и время от времени видел танцоров. Койот отвечал на его нечастые вопросы, довольный, что гость проявляет интерес.

Молодой человек заключил, и справедливо, что Танец Солнца[4] имеет общественное значение. Всего лишь раз в год кланы на время собирались вместе. Возобновлялись дружеские отношения, родственники узнавали семейные новости.

Разумеется, Гарсия видел, что главной темой праздника были бизоны. Большой, вырезанный из дерева бизон стоял на поляне. Изображение дополняла шкура животного с оставленной на ней головой.

Гарсия несколько недоумевал, при чем здесь солнце. Связь ускользала от него. Ответ Койота был коротким и четким.

Факел Солнечного Мальчика едва горел в Месяц Долгих Ночей. Но теперь у него новый факел, от тепла растет трава и бизоны возвращаются.

Все ритуалы были исполнены, а жертвы принесены, Танец Солнца подошел к концу. Когда кланы начали уходить в разных направлениях, Гарсия пришел к одному интересному выводу. Существовала веская причина, по которой части племени не могли оставаться вместе. Такому количеству людей сложно добыть пропитание.

«В этом заключается сложность, — догадался испанец. — Клан должен быть достаточно большим, чтобы постоять за себя, но не таким большим, чтобы распугать бизонов и сделать охоту невозможной».

Однако о большом сильном племени мечтали. Это стало очевидно, когда клан Кривых Ребер свернул лагерь, чтобы отправиться на восток, где, как объявил Белый Бизон, есть стада.

«Обычно старый шаман оказывается прав», — с удивлением отметил Гарсия.

У него сложилось впечатление, что, наверное, старик бывает прав, потому что бизоны водятся повсеместно. Если племя находило много бизонов, шаман быстро приписывал заслугу себе. Если нет, старик обычно сваливал все на вмешательство посторонних сил, которые ослабили действие его магии.

«Очень умный человек», — заключил Гарсия.

Испанец шел рядом с Койотом, отдыхая от тряски в седле. На время он позволил ехать верхом Высокому Оленю. Подошел Мышиный Рев и зашагал между двумя мужчинами. Он казался обрадованным.

— У нас будут новые люди, — с гордостью сообщил он. — Наверное, воинов десять. Конечно, некоторые — довольно странные, но среди них есть хорошие бойцы. Две Сосны из клана Красных Камней пришел со своим жилищем и жилищем мужа своей дочери.

Это была длинная речь для застенчивого человека. Гарсия разглядывал движущуюся колонну, казалось, отряд в самом деле увеличился. Испанец был озадачен.

— Снимающий Голову, хорошо, что ты отдал добычу главному вождю, — продолжал Мышиный Рев. — Ты возвысился в его глазах.

Гарсия по-прежнему не понимал причины появления новых шатров. Видимо, семьи могут переходить из одного клана в другой.

— О да, — ответил Койот на его вопрос. — Идут с тем вождем, кому в этом году больше помогают духи. Некоторые меняют клан каждый год. Такие нам не нужны, но к нам присоединились и очень хорошие люди. Они считают амулет оленьей собаки сильным. Кроме того, Красные Камни голодали прошлой зимой. Они ищут сильного вождя.

И Койот, и Мышиный Рев, казалось, очень довольны тем, что авторитет Южного клана Кривых Ребер растет.

В те дни, когда племя продвигалось медленно, Гарсия обучал жеребенка Лолиты. С момента его рождения мальчики ухаживали за ним, приручали, ласкали, пока он совсем не освоился с людьми. Гарсия соорудил подобие поводьев из полосок кожи, понимая, что с упряжью будут проблемы. Дома, в конюшне отца, всегда было полно веревок, уздечек и разных других предметов для тренировок. Гарсиа жалел, что не обращал на них внимания. Как и на множество других вещей, которые он не ценил, пока те не исчезли. Что ж, неважно, он выберется отсюда через несколько недель. К тому времени, когда племя двинется на юг на зимовку, Гарсия собирался научить жеребенка бежать на привязи позади или впереди. Тогда он поедет к своим, хорошо экипированный и готовый к путешествию.

Больше всего Гарсии нужна была веревка. У испанца имелась одна, которой он стреноживал лошадь. Но ее не хватит на обоих животных. К тому же Гарсия обнаружил, что волокна веревки начали истираться. Она вот-вот порвется.

Испанец рассмотрел плетение. Может, ему удастся таким же образом скрутить полоски кожи. Гарсия осторожно отрезал узел на конце веревки, сохранив его для образца. Не один раз он расплетал по несколько дюймов веревки и снова тщательно сплетал. Методом проб и ошибок Гарсии удалось довольно точно воспроизвести изначальное плетение. Гордый собой, он завязал на конце новый узел и пошел к Большой Ноге просить ремней для веревки.

Как только новая веревка начала обретать форму, два подражателя Гарсии уловили принцип и попробовали делать то же, что он. У Серой Цапли оказались ловкие пальцы, и скоро он плел быстрее остальных.

Гарсия все еще думал, как править жеребенком. Лошадью легко править с помощью удил. Но у него были только одни удила. Они нужны для кобылы. Испанец уже давно понял, что дикари вообще не знают металлов. Скорее всего, придется подождать возвращения в цивилизацию.

Решение нашел Койот. Он указал на грызло мундштука:

— Оленья собака не может избавиться от грызла, в котором заключена сила, и вынуждена делать то, что ты хочешь. Что если положить ей в рот веревку?

Гарсия сначала отнесся к совету скептически, но потом задумался. Он начинал прислушиваться к мнению Койота. Наверное, стоит попробовать.

Гарсия решил потренироваться на кобыле, поскольку та легко слушалась. Вложив тонкую веревку ей в рот, он опустил вниз концы и завязал под челюстью узел. Еще один узел не должен был позволять затягиваться веревочной петле, а два длинных свисающих конца служили поводьями. Лолита ощупывала языком незнакомый предмет во рту, но когда Гарсия вскочил ей на спину, отозвалась, как должно. Немного тренировки, и животным было так же легко править, как и с помощью железного мундштука.

Быстро подрастающий жеребенок познакомился с кожаной версией амулета. Вскоре, к восторгу подростков, Гарсия мог заставить лошадку бежать вперед, идти сзади и поворачивать. Он предупредил мальчишек, что только через много месяцев маленькая оленья собака станет достаточно крепкой, чтобы на ней можно было сидеть. Однако, когда племя двинулось дальше, Гарсия нагрузил жеребенка некоторыми вещами, обвязав ремень вокруг его корпуса. Небольшой вес приучит животное к предметам на спине. Потом, когда кобылка станет достаточно сильной для верховой езды, она уже будет понимать все происходящее. Гарсия был доволен. Кажется, он сможет продемонстрировать отцу хорошо выученное животное.

Гарсия с нетерпением ждал путешествия на юг. Он даже сможет нагрузить жеребенка легкой поклажей. Казалось, Кривые Ребра никогда не отдаст приказ к ежегодному переезду, но это все же произошло.

Когда наступили первые по-осеннему холодные ночи, племя двинулось в сторону прошлогодней зимовки. На зиму были сделаны припасы, охота оказалась удачной. Гарсия еще не сообщал о своем намерении уйти. Он почему-то опасался сообщать о своих планах.

«Я скажу им сегодня вечером, — наконец решил он, — после охоты». Его копье добыло множество бизонов, у племени будет еще один сытый год.

У Гарсии не было никакого предчувствия, когда он выезжал вместе с охотниками клана. Этот судьбоносный день не только снова отложил его отъезд, но и изменил всю его жизнь настолько, насколько это может сделать одно событие.


Глава 15 | Путь конкистадора | Глава 17