home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Когда Гарсия справедливо заключил, что попал в затруднительное положение, оказалось, жизнь не так уж плоха. Буря была недолгой, почти весь снег растаял на солнце к следующему полудню. Люди суетились в лагере, готовясь к зимовке. Установилась теплая солнечная погода.

Молодой человек был очарован переменчивым характером прерии. Сам того не заметив, он многое узнал об общественном устройстве племени. Его приводило в восторг, как свободно и в то же время строго было организовано обучение мальчиков. Почти каждый день юноши упражнялись с оружием. Еще они соревновались в беге, прыжках, борьбе и плавании. Мышиный Рев или кто-нибудь из воинов всегда были рядом и наставляли их. Гарсия заметил, что, в отличие от его воспитания, наставник никогда не бил учеников. Их часто хвалили, иногда высмеивали, но физические наказания, кажется, отсутствовали вовсе.

Ученики Мышиного Рева, как узнал Гарсия, назывались Кроликами. Предполагалось, что к ним принадлежат все мальчики, хотя никто не загонял их туда насильно. Научившись охотиться, мальчик становился мужчиной. После успешной демонстрации умений юноша считался Охотником, пояснил Койот.

Девочки, как с удивлением узнал Гарсия, тоже относились к Кроликам. Правда, их образование касалось в основном навыков ведения хозяйства. И мальчики и девочки вместе учились танцевать, старик отбивал для них ритм на барабане и пел. Изредка девочки вместе с мальчиками упражнялись с луком и копьем или метали дубинки. Эти толстые, хорошо сбалансированные дубинки применяли для охоты на кроликов и иногда белок. Некоторые девочки удивительно хорошо стреляли из лука, а бегать наперегонки любили все дети. Вызов испытать, кто быстрее, незамедлительно принимался.

Почти все ребятишки плавали, как бобры. В теплые дни широкие чистые заводи медленно текущей реки были полны счастливо вопящих детей. Иногда к ним присоединялись взрослые. Это времяпрепровождение казалось таким заманчивым, что Гарсия тоже отважился искупаться в тихой заводи вверх по течению подальше от стоянки. Он был очень осторожен, потому что не умел плавать. По правде говоря, он вообще редко принимал ванну. А теперь обнаружил, что это занятие ему нравится.

«Дикари, — решил испанец, — соблюдают личную гигиену по крайней мере так же, как я».

Однако его по-прежнему шокировала грязь в лагере. Никто не прилагал никаких усилий, чтобы хотя бы убрать экскременты с дороги.

Почти каждый вечер они с Койотом беседовали в его жилище. Большая Нога и дети серьезно слушали, но никогда не вмешивались. Мужчины сидели на постелях из бизоньих шкур, откинувшись на сплетенные из ивовых прутьев спинки. Полулежачее положение было очень удобно.

Изредка «пускали дым». Первый раз, когда это произошло, Гарсия очень удивился. После ужина, когда вытянулись вечерние тени, Койот вышел из шатра.

— Слушайте меня, друзья, — прокричал он. — Приходите и курите!

Мужчины потянулись из разных частей стоянки, они входили и рассаживались вдоль стен шатра. Вскоре их собралась дюжина или даже больше. Сначала они кидали на чужеземца любопытные или встревоженные взгляды. Но затем начали передавать короткие трубки из красного камня, и воздух в жилище сделался голубым от висящего дыма. Гарсия никогда не испытывал склонности к табаку, но отважился взять трубку, протянутую ему хозяином дома. Испанец закашлялся от смеси сумаха, ивовых листьев и табака. Остальные гости вежливо улыбались.

Разговор ограничивался воспоминаниями об удачной охоте и забавными эпизодами из прошлого. Курить в жилище Койота всегда было весело, велась живая беседа, звучал смех, и царила благодушная атмосфера.

«Насколько, — думал Гарсия, — это похоже на посиделки боевых товарищей отца, вспоминающих былые битвы под доброе красное вино».

На протяжении следующих недель Гарсия узнал еще кое-что. Он всегда считал, что дикари полностью лишены растительности на лице. Теперь испанец обнаружил, что это не совсем так. Лица некоторых мужчин действительно были такими же гладкими, как тело младенца. На лицах других виднелась какая-то клочковатая растительность. По традиции эти редкие волоски выдергивали, используя в качестве щипчиков раковины моллюсков. Потому что, как догадался Гарсия, у них нет металла для ножей и бритв. А едва ли возможно сбрить волосы куском кремня. Женщины помогали выщипывать волоски, если возникала необходимость. В результате у всех мужчин Народа были гладкие лица. Это являлось важной частью ухода за собой, так же как и аккуратное заплетание волос в косы.

Гарсия был несколько удивлен. Его собственная борода густо росла с юности. Мода того времени требовала ношения бороды, особенно среди военных. Бороды грубо подравнивали ножницами или просто ножом. Он сам за последнюю кампанию несколько раз подрезал волосы и бороду, просто отхватывая ножом самые длинные пряди. Прежде всего, борода должна быть достаточно короткой, чтобы не цепляться за кольчугу. Несколько раз Хуан случайно зажимал волоски металлическими звеньями. Это было больно и причиняло неудобство.

Гарсия представил, каково выдирать бороду створками раковин. При такой густой растительности, как у него, это может превратиться в настоящую пытку.

Наступил момент, когда Койот сообщил, что они приглашены в шатер вождя Кривые Ребра. Молодой человек с невольным отвращением взглянул на свою разодранную одежду. Несколько недель назад он даже не задумался бы о том, как будет выглядеть в глазах невежественного дикаря. Но теперь все изменилось. И, словно поняв его затруднение, Большая Нога пошарила за вертикальным пологом и вытащила мешок. Она с улыбкой протянула Хуану ноговицы из оленьей кожи и мягкий набедренник, какие носили все мужчины и мальчики племени. Из другого мешка она извлекла пару мокасин с жесткими подошвами и жестом предложила надеть все это.

Молодой человек уже давно растерял все прежние представления о приличиях. Когда живешь в таком тесном контакте с другими людьми, невольно перестаешь смущаться. Он переоделся и нашел новую одежду довольно удобной. Правда, она натирала с непривычки, но это было терпимо.

Гарсия заметил, что Койот приоделся ради такого случая, добавив узорчатый нагрудник с бусинами, которые, как казалось, были выточены из кости. Немного подумав, Гарсия вытащил свою кольчугу и посмотрел на хозяина. Койот улыбнулся и закивал. Испанец просунул голову в позвякивающую рубаху и расправил ее на плечах. Гарсия успел забыть, какой неудобной может быть кольчуга.

Мужчины взяли бизоньи шкуры, и Гарсия аккуратно расправил накидку на плечах, так же как Койот. Они двинулись через лагерь к жилищу Кривых Ребер. Оно было самым большим, украшенным геометрическим орнаментом и схематическим изображением воина, мечущего копье в огромного бизона. Гости остановились снаружи.

— Мы пришли, вождь, — произнес Койот.

Полог отодвинулся, и они шагнули внутрь. Молодая женщина дождалась, пока шкура упадет на место, и затянула ремни. Она жестом предложила им пройти.

Убранство жилища было почти таким же, как у Койота. Огонь горел в центре. Застенчивые жены и дети настороженно поглядывали на чужака.

Прямо напротив входа, на хозяйском месте, лежала стопка тончайших шкур. На ней с суровым лицом восседал вождь племени — Кривые Ребра.

— Входите, Койот и Снимающий Голову, — зазвучал низкий голос вождя. Он жестом указал на соседнюю постель.

Оба гостя сели, Гарсия немного волновался. Женщины беззвучно сновали у огня, раскладывая еду для троих мужчин на куски сыромятной кожи, которые показались Гарсии очень тонкими дощечками. Некоторые блюда были неизвестны молодому человеку. То, что ему особенно понравилось, представляло собой некое густое месиво, приправленное нутряным салом. Для еды были поданы костяные ложки. Варево по вкусу больше всего походило на тыкву, что сильно удивило испанца. Откуда они взяли тыкву? У Койота, своего прежнего наставника, он не мог спросить. Гарсия не знал, как дикари называют тыкву.

Разговор во время еды ограничивался замечаниями о погоде, которая была необычно теплой, и комментариями по поводу охоты. Эта тема была специально выбрана вождем, чтобы вовлечь Снимающего Голову в разговор.

— Мы очень благодарны тебе, Снимающий Голову, — медленно проговорил вождь, впервые прямо обратившись к молодому человеку. — Ты помог нам с охотой. Мы будем рады, если ты останешься с Народом на зиму.

Испанец понимал большую часть разговора, Койот помогал ему языком жестов. Гарсия кивнул, не зная, как именно следует отвечать.

— Откуда пришел твой народ? — продолжал беседу вождь.

С помощью Койота испанец сформулировал неуклюжий ответ.

— Мы пришли с дальней земли, — с трудом начал молодой человек, — той, что за Большой Водой.

— Да, — кивнул Кривые Ребра, — я слышал о Большой Воде. Правда ли, что нельзя разглядеть ее другой берег?

Понятие океана было совершенно чуждо Народу. Доходившие до них рассказы просто не могли передать, насколько огромна эта вода. Ни один представитель Народа никогда не видел озера, которое невозможно обойти вокруг за день. Гарсии не хватало слов, чтобы описать подробнее, и тема сошла на нет.

Коротко обсудили лошадь испанца, Кривые Ребра отметил, какую огромную помощь в охоте оказывает это животное.

— А ваш народ употребляет в пищу оленьих собак? — поинтересовался вождь.

Он получил короткий ответ, что это случается крайне редко.

— Должно быть, это дурная примета для его народа, — предположил Койот.

Гарсия кивнул. Он уже начинал разбираться в «амулетах и магии». На данный момент это было наилучшее объяснение. К тому же, если дикари поверят, что существует некий сакральный запрет, лошадь будет в большей безопасности. Гарсия до сих пор ощущал беспокойство, когда терял кобылу из виду. Он не знал точно, насколько далеко простирается уважение дикарей к его собственности.

Когда гости уходили, вождь отозвал Койота в сторонку.

— Отведи его к Белому Бизону, — велел он.

Это было ответственное задание. Чужеземец должен получить одобрение шамана.

Мудрый Койот разработал тщательный план. Сначала он зашел к Белому Бизону сам и передал старому шаману приказ вождя. Старик кивнул.

— Думаю, его амулеты очень сильны, — заметил Койот, — но Снимающий Голову использовал их только для охоты. Возможно, мне удастся убедить его принести амулеты с собой, чтобы ты мог взглянуть на них.

Белый Бизон, сдержанный и величественный, как того требовали традиции, с трудом сохранял спокойствие в создавшейся ситуации. Какая редкая удача, думал он, получить возможность изучить амулеты из дальних земель. Он уже слышал цветистые рассказы об охотничьих подвигах Снимающего Голову и его оленьей собаки. У старого шамана не было достойного молодого ученика, готового пойти по его стопам, и Белый Бизон чувствовал угрозу. Вдруг магия пришельца окажется сильнее его собственной магии!

Со смешанным чувством неприязни и страха шаман тщательно оделся и раскрасил лицо. Головной убор, полагающийся ему, лежал наготове, и старик принес различные травы, порошки, погремушки и кости.

В назначенный час явились два посетителя. Снимающий Голову, по настоянию Койота, был в кольчуге и доспехах. Он привел оседланную кобылу и привязал ее рядом с шатром. Жена шамана впустила их внутрь. Гости заморгали, после яркого солнечного света привыкая к сумраку шатра. С шестов, подпирающих жилище, свисали пучки высушенных трав.

Гарсия заметил фигуру шамана напротив двери, тот, гордо выпрямившись, наблюдал за пришедшими. Ритуальная раскраска на лице блестела в свете костра. Молодой человек ошеломленно разглядывал головной убор шамана. Он был сделан из кожи с головы и шеи бизона, по бокам торчали рога. К изумлению испанца, весь наряд оказался чисто белого цвета. Только теперь он понял значение имени шамана[2].

Койот говорил:

— ...и пробыл в племени много лет. Каждый шаман передает свое имя и головной убор юноше, который занимает его место. Белый Бизон перед охотой колдует для нас, чтобы мы могли убить бизона.

Старый шаман вынул из мешочка щепотку каких-то листьев и кинул в огонь. Пошел ароматный дым, и Белый Бизон начал обряд. Гарсия зачарованно смотрел, как старуха ритмично бьет в маленький барабан. Белый Бизон выдал долгую серию отрывистых ударов при помощи своих черепаховых погремушек и завертелся вокруг костра в танце. Он подался вперед, изображая медленную поступь бизона. Каждое новое движение поддерживало этот образ. Удар ногой, поворот массивной головы.

«Белый Бизон, должно быть, потратил всю жизнь, — подумал Гарсия, — изучая повадки этих животных».

Старик, танцуя у костра, размышлял о том же. Он хорошо помнил свое ученичество. Сколько часов он провел, согнувшись, с телячьей шкурой на голове и плечах. Он мог легко смешаться со стадом, оставаясь неузнанным. Несколько раз в голодные годы он помогал племени своим колдовством. Однажды, десять лет назад (или одиннадцать?), Народ добыл так много мяса, как никогда раньше. Белый Бизон допускал, что это было скорее везение, но не обошлось без долгих раздумий и небольшого колдовства.

Огромное стадо бизонов паслось неподалеку, и шаману без особого труда удалось пробраться в стадо и потихоньку направлять его в нужное место. И в назначенный момент люди выскочили из-за камней, завывая и размахивая накидками. Что за зрелище! Дюжины громадных животных метались и толкались как безумные, пытаясь вырваться из ловушки, падали вниз с утеса, подталкиваемые теми, кто напирал сзади.

Какой был пир, сколько было сушеного мяса и пеммикана! Никто не испытывал голода долгие месяцы. Люди продали множество шкур другим племенам.

Но в последние годы Белый Бизон начал опасаться, что его амулеты слабеют, становятся старыми и траченными молью, как и бесценная шкура белого бизона. Бывали времена, когда охотники возвращались ни с чем, а он, Белый Бизон, иногда был физически не способен сопровождать их на охоту. Он пытался совершать магические обряды до того, как охотники отправятся на промысел, но сомневался в их силе. Шаман полагал, что заранее колдовство не действует.

А теперь появился этот чужак. Все племя только и говорило что о Снимающем Голову, его четвероногом и о чудесной магии, убивающей бизонов. Ясно, что этот человек представляет угрозу для старого шамана. Он должен найти способ отвести эту угрозу.


Глава 9 | Путь конкистадора | Глава 11