home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





***


Когда Эйвери открыла глаза, на улице уже стемнело. Некоторое время она не могла понять, с какой стати заснула в гостевой спальне и что ее разбудило.

В этот миг осторожные шаги сбоку от кровати напомнили ей о произошедшем. Соски легонько покалывало – они все еще помнили прикосновения губ и рук возлюбленного.

Лениво потянувшись, Эйвери включила свет. На краю кровати сидел Кристиан, натягивая джинсы. Заметив, что она смотрит на него, он несколько неестественно улыбнулся.

– Привет.

Если Эйвери и надеялась на что-нибудь более личное или нежное, то просчиталась.

Ну что ж, то, что оба получили массу удовольствия в постели, вовсе не значит, что Кристиан немедленно признается ей в любви.

– Привет, – отозвалась она, садясь. Растрепанные волосы упали ей на плечи, делая, как ни странно, Эйвери еще более соблазнительной.

Кристиан отвел глаза от ее груди, но это не помогло. Ему пришлось поспешно наклониться якобы в поисках часов в надежде, что она не заметит реакции его тела.

Он все еще не пришел в себя после случившегося. Они занимались любовью снова и снова. Сила их страсти поразила и, пожалуй, слегка испугала Кристиана. Конечно, столько удовольствия он никогда не получал, но уж очень он менялся в ее объятиях, не мог контролировать себя. И это ему совсем не нравилось.

– Не хотел тебя будить, – объяснил он, вытаскивая из-под кровати ботинок.

– Поэтому и ходил на цыпочках?

– Да. Ты так мирно свернулась клубочком, что я решил уйти потихоньку.

Эйвери вздохнула. Конечно, она не будет просить его остаться. Однако вести себя так, будто между ними ничего не случилось, тоже не собирается.

– Кроме того, уйдя по-английски, не прощаясь, ты бы избежал необходимости отвечать на разнообразные вопросы. Те, которые я бы не успела задать.

– Я что, в суде? – недовольно осведомился Кристиан.

– Да нет. Я всего лишь хотела спросить, куда это ты так торопишься, уж не к другой ли женщине?

– Странно, что тебе не пришло в голову спросить о моих планах на вечер до того, как мы оказались в постели.

– Так да или нет? – настаивала Эйвери.

– Я сплю только с одной женщиной за раз.

Он сказал это так бесстрастно, что Эйвери почувствовала острую боль в сердце, точнее – сосущую пустоту. Бесполезно притворяться и играть в глупые игры. Она уже не маленькая и может посмотреть правде в глаза.

– Знаешь, мне начинает казаться, что мы совершили вторую большую ошибку.

Кристиан заправил рубашку в джинсы и недоумевающе посмотрел на нее.

– Ошибку? Эйви, не вздумай продолжать думать в том же духе. Никто не тащил тебя в постель силой. Ни в этот, ни в тот раз. Ведь это ты вернулась в Мэйтаун. Это ты открыла магазин на этой улице. Как, по-твоему, я должен был расценивать подобное поведение, ответь мне?

Эйвери взяла себя в руки. Голос ее прозвучал спокойно, но только Богу было известно, ценой каких усилий!

– Ладно, я, наверное, передергиваю. Но почему ты смотришь на меня волком? Особенно после того, что произошло. Ведь это было замечательно, правда?

– Потрясающе, и ты об этом знаешь.

– Тогда в чем же дело?

Кристиан помолчал, глядя в сторону, потом все же решил, что должен ответить.

– Мне не нравится то, что происходит со мной… в твоем присутствии.

– И что же происходит?

– Сама видела. Так что не задавай пустых вопросов.

Эйвери кивнула. Ее саму изумила глубина и сила страсти Кристиана, казалось, он срывает со своей души слой за слоем, обнажая суть. Но неужели ему не хватает смелости встретиться с собой лицом к лицу?

– Ты боишься, что дойдешь до того же, до чего дошла твоя мать?

Некоторое время царило молчание.

– Что ты знаешь о моей матери?

– Довольно многое.

– Откуда?

– Мне рассказал Денис.

– В самом деле? И что же именно поведал тебе дорогой младший братец?

– Что она была очень красива. Очень любила мужчин. И все время изменяла твоему отцу. Родители ссорились, и так сильно, что вас отправляли в школу раньше обычного. Но отец не мог с ней развестись.

– А что еще Денис рассказал?

Эйвери пожала плечами.

– Что она теряла голову от страсти. И ведь то же самое случилось с тобой сегодня, верно? Ты потерял драгоценный самоконтроль.

– Твои слова не только оскорбительны, но еще и неверны. Страсть не имеет ничего общего с верностью. Верность же – дело личного выбора.

– Крис…

– Так что как психоаналитики-любители вы с Денисом оставляете желать много лучшего. – Он посмотрел ей в глаза. – И не говори мне, будто рассчитывала, что, проведя с тобой несколько часов в постели, я признаюсь тебе в любви.

– Конечно же я не ожидала ничего подобного, – холодно заявила Эйвери, подтягивая простыню к подбородку.

– Теперь я ничего тебе не должен, поскольку возместил ту ночь.

– Хочешь сказать, что чувствуешь себя много лучше, раз тебе удалось сделать то, что не удалось в тот раз, – довести меня до оргазма?

– Я бы выразился не так.

– А как? Спрятался бы за эвфемизмами?

– Зачем ты опошляешь произошедшее между нами? Нас слишком многое связывает, хотя далеко не все из этого – доброе.

Эйвери внимательно посмотрела на него, причем на ее лице не отразилось ничего. И зачем она прячется под простынями? Как будто он по-прежнему ее хозяин, а она робкая и скромная уборщица.

Молодая женщина свесила стройные ноги с кровати и поднялась единым движением, с наслаждением услышав, как Кристиан резко выдохнул.

– Что ты делаешь?

– Собираюсь отправиться к себе в спальню и одеться, чтобы иметь возможность проводить тебя до двери. Надеюсь, в этом нет ничего недозволенного?

Кристиан замер, потрясенный. В пылу страсти он видел только потрясающе красивую грудь, тонкую талию, длинные ноги… Но теперь узрел ее целиком, и эта женщина походила на Венеру, восставшую из пены морской.

Ему немедленно припомнились слова Дениса: «Нетрудно понять, почему ее мать работала стриптизершей, если они похожи».

– Я сам уйду.

– Да что с тобой? – презрительно фыркнула Эйвери. – Боишься, как бы кто не увидел? Не беспокойся, Крис, по тебе не скажешь, что ты несколько часов занимался сексом. А я хочу запереть за тобой дверь.

С этими словами молодая женщина упорхнула, а он остался стоять, чувствуя себя полным идиотом. Надо же было все так ловко рассчитать! Дождаться, пока он оденется, и только потом предстать перед ним во всей красе!

Через несколько минут Эйвери вернулась. Волосы она заплела в косу, надела старые джинсы и клетчатую рубашку, но выглядеть менее соблазнительно от этого не стала. Да, похоже, пора привыкнуть, что эта женщина нарушает все общепринятые преставления о чем угодно, подумал Кристиан.

– Пошли, – скомандовала Эйвери.

Они не произнесли ни слова, пока спускались по лестнице, шли через весь магазин. Уже находясь в торговом зале, они услышали звонок в дверь.

Кого это еще принесло, с досадой поморщилась Эйвери. На пороге стоял Брэндан Сал-мон с бутылкой шампанского в руке и преглупо улыбался.

– Простите, что не смог прийти на презентацию, но у меня сегодня был процесс. А это вам, – сказал Брэндан, протягивая бутылку хозяйке магазина, затем перевел взгляд на ее спутника. – Добрый вечер, Кристиан.

Тот лишь кивнул, неожиданно ощутив безумную ревность.

– Ах, как мило с вашей стороны, Брэндан! – воскликнула Эйвери, слегка переигрывая.

– Вы не заняты? – Юрист покосился на второго мужчину.

– Да нет, что вы. Крис как раз собирается уходить. Заходите, выпьем за успех моего предприятия! Вы пока побродите тут, посмотрите, что к чему, а я закрою дверь.

Брэндан прошел внутрь магазина. И Эйвери получила немалое удовольствие от ненавидящего взгляда, который Кристиан послал ему вслед.

– До свидания, – тихо сказала она.

– До свидания, – отозвался он, не сводя глаз с соперника. – Хочу дать тебе совет.

Знай Эйвери, что он скажет, никогда бы не согласилась слушать.

– Давай.

– Не забудь поменять простыни, ладно?

Ей хотелось дать ему пощечину, но вместо этого она лишь с силой захлопнула дверь.


предыдущая глава | Безумства страсти | cледующая глава