home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 12. Я Б В РАЗВЕДЧИКИ ПОШЕЛ, ПУСТЬ МЕНЯ НАУЧАТ…

Прошло минут сорок, Анатолий уже начал было подумывать о том, чтобы встать и уйти, когда наконец-то появилась обещанная машина. Сиреневая «Газель» медленно подъехала и остановилась возле кафе. Водитель подошел к прилавку, купил какую-то мелочь и направился к выходу. Проходя мимо Давыдова, бросил через плечо:

— Пошли.

Давыдов поднялся и пошел следом. Шофер забрался на свое место и предупредительно открыл Анатолию правую дверь. Тот плюхнулся на пассажирское сиденье. Водитель сунул ему в руки пластиковую папку с какими-то накладными, доверенностями и сертификатами качества.

— Если ГАИ остановит, ты экспедитор. Из машины не выходи.

— Ловко работаете.

— Как умеем, так и работаем. У нас все через одного отставники.

— Куда мы едем?

— Мне приказано довезти тебя до сквера на Задонском проезде.

— А дальше?

— Не мое дело, — пожал плечами водитель, выворачивая на проезжую часть. Немного попетляв, они по Братеевскому мосту переехали Москва-реку и оказались в Зябликово. Еще через несколько минут водитель высадил Анатолия у небольшого сквера, отобрал накладные и ведомости и немедленно уехал. Давыдов оглянулся по сторонам. Никого и ничего. Впереди сквер, сзади пустая улица. Где ждать и кто за ним явится? Не успел он ничего сообразить, как рядом остановился «УаЗ-469» с военными номерами. Старший машины высунулся в окно и невозмутимо выдал, как будто знал майора всегда:

— Вы Анатолий Давыдов? Я от полковника Терехова. Прошу в машину.

Едва Давыдов влез на заднее сиденье, как машина рванула с места. Майор начал устраиваться поудобнее, мешали сумка и корзина, он пристроил их слева и справа от себя, но старший, глядя на него в зеркало, тоном, не допускающим пререканий, потребовал:

— Извините, вам лучше забраться в отсек за сиденьями, там вам матрас приготовили. Ложитесь и отдыхайте. Ехать нам долго.

— А куда ехать? — осведомился Анатолий, перебираясь через спинку сиденья.

— Потом узнаете, — уклончиво ответил старший, судя по знакам различия, звание он имел равное с Анатолием, а на кармане его полевой куртки Давыдов успел разглядеть шеврон: черная лету чая мышь на фоне земного шара и надпись «Военная разведка». Чудеса: в кои-то веки разведчики афишируют свою принадлежность к ордену рыцарей плаща и кинжала. В старые времена они носили форму каких-нибудь связистов, танкистов, ну, в крайнем случае — ВДВ, но чтобы заявлять о своей принадлежности к разведке (пускай и армейской), такого раньше не было. Давыдов устроился на полу и приготовился вести наблюдение в небольшое окошко в брезенте.

— Вам лучше не высовываться, — угадал его намерение разведчик, или кто он там был.

«Черт с вами со всеми», — подумал Анатолий и улегся на матрас. Судя по доносящимся снаружи звукам и тому, что было видно майору с его лежанки, они вписались в поток машин, двигающихся куда-то из города. Минут через пятьдесят «Уазик» побежал быстрее, наверное, выбрались за кольцевую. Давыдов еще некоторое время пытался вести наблюдение, а потом бросил это занятие, как безрезультатное, и уснул.

Проснулся он оттого, что «Уазик» остановился перед КПП какой-то воинской части. Ворота с лязгом отворились, и машина проехала на территорию. Они немного покружили по бетонным дорожкам и снова остановились, на сей раз возле одноэтажного желтого здания. Окованная листовым железом дверь с глазком, окна с проволочной сеткой, — вид у домика был не особенно гостеприимный.

— Приехали, — обернулся водитель.

Давыдов молча выбрался из «уазика». Ко входу в здание вела узкая дорожка, выложенная бетонными плитками.

— Прошу, — разведчик, приглашая, махнул рукой в направлении дверей. Давыдов подхватил сумку и бодро зашагал по бетону. Мимоходом прочитал на табличке у входа: «Учебный корпус». Сопровождающий провел его по коридору мимо вытянувшегося в струнку бойца со значком, изобличающим принадлежность его обладателя к лицам суточного наряда, и распахнул одну из дверей.

— Я вас пока оставлю здесь. Если что понадобится, спросите у сержанта — он будет в коридоре. Вот вам пока бумага и ручка, постарайтесь изложить все, что с вами произошло, как можно подробнее. Полковник Терехов прибудет чуть позже. Оружие можете сдать мне.

— Спасибо, мне с ним спокойнее, — с издевкой ответил Анатолий, не столько из желания позлить разведчика, сколько из стремления определить свой статус: в качестве кого его здесь принимают. Если задержанного — пистолет, понятное дело, отберут.

— Как хотите, — майор пожал плечами и на правился к выходу. Обернувшись в дверях, он с усмешкой произнес: — Здесь на вас никто не нападет, можете мне поверить. — Он вышел и тихонько прикрыл за собой дверь.

Давыдов осмотрелся. Это был класс подготовки специалистов связи, посредине десяток парт, вдоль стен различная связная аппаратура, на стенках плакаты. Обычный набор: правила ведения радиообмена, образцы заполнения аппаратного журнала, ТТД различных радиостанций, особенности распространения радиоволн различных диапазонов. В свое время у него был примерно такой же класс, и на стенах висели плакаты примерно такого же содержания. Помещение выбрали, вероятно, из тех соображений, что нового здесь для себя «гость» увидеть не сможет. Возле стола преподавателя кто-то заботливо поставил обычную солдатскую койку, заправленную чистым комплектом белья. Анатолий посмотрел в окно, сквозь сетку «рабица» увидел, как на грунтовой площадке отделение солдат отрабатывает приемы рукопашного боя. Скорее всего, он находился в каком-то учебном центре или в части специального назначения. Майор выглянул в коридор, за столом у выхода сидел паренек сержант не хилого телосложения со значком «Дежурный по учебному корпусу». Он встал, вполне прилично отдал честь и вежливо поинтересовался:

— Вам, товарищ майор, что-нибудь нужно?

— Где у вас умывальник и туалет? — осведомился Давыдов, хотя ни в одно из упомянутых мест ему было не нужно.

— По коридору налево, — доложил ему дежурный.

— Спасибо, — так же вежливо ответил Анатолий и направился в указанном направлении, гадая: проследует ли сержант за ним следом. Сержант остался на месте. И вскоре майор понял почему: окна в умывальнике и туалете были набраны из стеклянных блоков, с окружающим миром сообщение было возможно только через вентиляционное отверстие вверху окна. Из праздного любопытства он забрался на подоконник и выглянул в квадратную дыру, — она оказалась забрана мелкой сеткой, да и размеры отверстия годились разве что для кошки. Анатолий умылся, сполоснул руки и направился обратно. Сержант оставался на своем месте и внимательно изучал «Наставление по стрелковому делу».

— А где мне полотенце взять? — нахально осведомился у него Давыдов.

— На спинке кровати, кровать в классе, — вежливый тон сержанта был безукоризненным.

— А чайку сообразить можно? — продолжал издеваться Анатолий.

Сержант выдвинул ящик стола, за которым сидел, и снял со стоящего внутри ящика телефонного аппарата трубку. Дождавшись, когда ответил телефонист коммутатора, он попросил столовую, а потом произнес, вероятно, обратившись к дежурному:

— Товарищ старший прапорщик, пришлите, пожалуйста, кого-нибудь с завтраком для товарища майора.

Выслушав ответ, дежурный вернул трубку на место и доложил:

— Через пять минут будет чай и бутерброды.

Давыдов направился в класс, ради хохмы посмотрев на часы. Ровно через пять минут появился боец в белой поварской куртке и белоснежном накрахмаленном колпаке и водрузил на стол поднос с чайником, кружкой, банкой сгущенки и тарелкой, в которой были хлеб, сахар и масло. Из столовых принадлежностей чайная ложка и нож. Боец расстелил хрустящую салфетку и повернулся к Анатолию:

— Разрешите выйти?

— Валяй, — кивнул обескураженный Давыдов. — Корзинку с грибами с собой прихвати, чего добру пропадать. — Придраться было абсолютно не к чему.

— Дадите команду через дежурного, когда при бор забрать, — сказал боец и степенно удалился, унося с собой утренний трофей Анатолия.

Давыдов уселся на кровать и задумался. Стерегли его качественно. Ну что ж, сам сюда напросился, никто не звал. Он решил, пока не остыл чайник, позавтракать. Самым наглым образом уговорил всю банку сгущенного молока, и лишь потом засел за писанину. Закончил повествование о своих похождениях часа через два, от еды и покоя клонило в сон. Он засунул оружие под подушку и, не раздеваясь, плюхнулся на койку. Проснулся оттого, что кто-то вежливо тряс его на плечо.

— Товарищ майор, проснитесь.

Не спеша вставать, он проверил, на месте ли пистолет.

— Да на месте ваша пушка, майор, бросьте тут Джеймса Бонда разыгрывать, поднимайтесь, — голос был сух и спокоен, чувствовалось: говоривший привык отдавать приказания и добиваться их выполнения, уж в чем в чем, а в таких вещах Анатолий разбирался. Анатолий открыл глаза: у кровати стоял дежурный, заметив, что майор проснулся, он отошел от кровати и замер у входа с неподвижностью египетского сфинкса. Майор уселся на кровати и уставился на говорившего. За столом сидел пожилой сухощавый дядечка в полевой пятнистой форме. В руках он держал написанное Анатолием сочинение и поверх бумаги смотрел на его автора. На погонах у него тускло отсвечивали три большие звезды. Разглядев знаки различая, Давыдов встал:

— Здравия желаю. Майор Давыдов, — представился Анатолий и уточнил: — Должности пока не имею.

— Полковник Терехов. Мне с утра звонил Сухов насчет вас.

— Я понял.

— Сержант, распорядитесь нам сюда еще чаю, и скажите, пусть посуду возьмут из офицерского зала, — распорядился Терехов, и дождавшись, когда дежурный выйдет, произнес:

— Итак, положение, в котором вы оказались, хуже губернаторского, посему давайте с начала и по порядку, со всеми подробностями. Это, — полковник постучал согнутыми пальцами по листу бумаги с Давыдовской «повестью временных лет», — не отражает всей правды жизни.

— Это еще почему? — осведомился, набравшись наглости, Давыдов. — Здесь все со всеми подробностями.

Полковник криво усмехнулся:

— Как явствует из содержания вашей писанины, против вас воевали профессионалы.

Анатолий кивнул.

— А как же у вас оказалось в таком случае оружие одного из нападавших?

— А там все написано, — Давыдов кивнул в сторону лежащих на столе листов.

— Про то, что вы его подобрали на теле застреленного милиционером нападавшего; вы это хотите сказать?

— Так точно.

— А правильный ответ: «Никак нет». Милиционер был убит сразу.

— У вас что же, есть данные медицинской экспертизы? — удивился Анатолий. — Вы что, уже успели их получить? Так быстро?

— Никаких данных у меня нет, но эти ребята, о которых вы пишете, стрелять умеют, я такими сам всю свою офицерскую жизнь командовал, так что, мой дорогой майор, давайте не будем играть в Штирлица. — Полковник встал со своего места и подошел к насупившемуся Давыдову. — Меня зовут Сергей Николаевич, — он протянул Анатолию руку.

— Анатолий, — майор машинально ответил на рукопожатие полковника.

— Давайте расставим точки над «i», — сказал Терехов. — Сухов мой давний друг, скажу больше, я ему обязан жизнью. Если бы не он, я был сгорел вместе с БТР-ом в одном афганском ущелье. Потом Славка пер меня, раненого и контуженного, на себе сорок километров, без воды и прикрытия, постоянно рискуя попасть в лапы моджахедов. А мог бы бросить, и я бы об этом даже не узнал, так как был без сознания, и вообще было не ясно: выживу или нет. — Веко у полковника нервно дернулось. — Кроме того, моя дочь Ольга и его Денис любят друг друга и, я надеюсь, скоро станут мужем и женой, и чем быстрее мы сумеем разобраться в сложившейся ситуации, тем быстрее это случится. Вопросы?

— Вопросов у меня нет.

— Вот и отлично. Оставим вашу писанину для протоколов и, помолясь, приступим, — полковник достал из кармана портативный диктофон, включил его и положил на край стола.

— Все, что я скажу, может быть использовано… — начал цитировать Анатолий, иронично разглядывая записывающее устройство.

Полковник укоризненно покачал головой:

— Я же все объяснил. Если бы мне была нужна запись нашей беседы, я бы мог легко организовать ее так, что вы бы ни о чем не подозревали. Чтобы не было недомолвок, вы сейчас находитесь в ГРУ. Приходилось о нас слышать?

— Угу, приходилось.

— Вот и отлично. Еще какие-нибудь неразрешенные вопросы у нас есть?

— Угу, — кивнул Анатолий. — Мое семейство.

— Они сейчас где?

— В общаге академии.

— Напиши им, и придумай что-то вроде пароля.

— То есть?

— Ну что-нибудь, что может свидетельствовать о том, что человек, который придет к ним с письмом, действительно пришел от тебя. Много не пиши, только о том, что ты жив, здоров и пока не можешь к ним вернуться. Пока все это не кончится, мы их спрячем на одном из наших объектов.

— А это когда-нибудь кончится?

— Можешь не сомневаться, все когда-нибудь кончается. Наш посыльный встретится с твоей семьей уже сегодня вечером. Еще вопросы?

— Больше нет.

— Ну и…

— С чего начинать?

— С того момента, как вы приехали в Москву. Особое внимание обратите на детали, вплоть до оттенков в разговоре с кем бы то ни было, что было на столе, кто присутствовал, что вы заметили, даже то, что вам показалось. Плюс какое у вас сложилось впечатление о людях, с которыми приходилось общаться, и почему, посторонние шумы, записывался ли ваш разговор, замечали ли за собой наблюдение, ну и все такое прочее… Понимаете, чего я от вас хочу?

— В общем-то, да.

— Потом мы повторим, наши аналитики про крутят обе эти записи и попробуют что-нибудь вытащить о вашей организации…

— Стоп! Я не хочу, чтобы меня потом за разглашение упрятали…

— Разглашать ничего не нужно, — досадливо перебил его полковник. — Тайны пусть останутся тайнами, если они не имеют отношения к тому, что с вами случилось. Ну что, начнем?

— Да, пожалуй, — согласился Давыдов, и начал свою печальную повесть. Теперь он не скрывал ничего. Временами полковник жестом останавливал его и просил что-то уточнить. Закончили часа через два. Полковник остановил запись и сменил кассету.

— Интересно, — задумчиво произнес он. — У вас, кажется, академия за плечами?

— И что?

— Попробуйте вычленить главные вопросы из сложившейся ситуации. Что нужно установить в первую очередь? — Он с интересом взглянул на майора. У Анатолия сложилось впечатление, что для себя Сергей Николаевич эти вопросы уже сформулировал. Анатолий с минуту подумал и четко, как на докладе решения на командно-штабных учениях, выдал:

— Во-первых: почему они попытались перевести стрелки на нас с Денисом? Во-вторых: как они все это провернули? В-третьих — зачем?

— Согласен, я бы только добавил четвертый вопрос: кто такие «они»?

— Да, наверное, так, — согласился Давыдов.

В дверь постучали. Спросив разрешения, вошел сержант и принес чай.

— Давай-ка попьем чайку и продолжим.

На этот раз сервировка была лучше и угощение оказалось более богатым.

— Обед пусть накроют часа в три, когда все уже поедят, — распорядился Терехов, и Давыдов решил, что полковник не хочет афишировать его присутствие перед своими подчиненными.

Сержант моментально исчез, хлопнув от старания дверью.

— Какие соображения по нашему кругу вопросов? — прихлебывая чай, осведомился Терехов.

— Я думаю начать с того, чтобы установить, как они это сделали, — ответил Анатолий, грея руки о чашку с чаем.

— Обоснуй.

— О том, кто они, предположения имеются. Люди явно не уровня ротного звена.

— Так. Что дальше?

— Относительно того, зачем, нет даже зацепок. Так же как и относительно того, почему нас с Денисом пытаются сделать козлами отпущения.

— Ну, относительно вас все, по-моему, ясно.

— Да? Ну и… — ехидно осведомился Давыдов, — уж не в наказание же за строптивость и непокорность?

— Конечно, нет, — кивнул полковник. — Ваше появление в отделе было для организаторов акции форс-мажором, вы же к назначению туда не планировались, ведь так?

— Так.

— Вы им свалились буквально как снег на го лову. Кроме того, оказались другом Дениса, с вами просто было нужно что-то делать, вот они и постарались от вас избавиться. Вы же путались у них под ногами, да еще взялись вести расследование этого инцидента, что в их планы, ну никак, не вписывалось.

— Жалко, доказательства уничтожены. Эксперт был дядька грамотный, он хотел это дело в ФСБ передать.

— Да, кстати, раз доказательств нет, то каким образом ты собрался их добывать? Ведь все материалы, что были у эксперта, сгорели. Те, что вез его коллега из штаба ВВС, тоже, думаю, уже уничтожены, на местности следов не осталось.

— Где взять доказательства? — переспросил Давыдов. — Есть у меня на этот счет кое-какие соображения! Только одному мне не справиться.

— А одному тебе справляться и не придется. У нас здесь учебно-тренировочный центр, я командую учебной бригадой, мы готовим специалистов для подразделений специального назначения. Несколько групп ждут — не дождутся учений, которые проводятся в качестве выпускных экзаменов перед убытием в войска. Так что давай выкладывай…


ГЛАВА 11. ТРУДНОСТИ ШПИОНСКОЙ ЖИЗНИ | Секрет для ракетчика | ГЛАВА 13. БРИФИНГ