home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 19.

ВЕЧЕР 9 АПРЕЛЯ 1988 ГОДА.

СЕВЕРНЫЙ ПОСТ.

Обход позиции Расул начал с прицепов «Тамары». Длинные кабины стояли в укрытиях котлованного типа. Спуск в недра капонира был устлан листами аэродромного железа. Бодро прогремев сапогами по рифленому настилу, старшина оказался перед дверью прицепа. Он уже было потянул за ручку двери, когда его взгляд наткнулся на предмет, которого здесь просто не должно было быть. Сбоку от двери стояло на треножнике что-то похожее на выгнутую спинку от полумягкого стула. Только эта «спинка» была не мягкой. Все изделие было из зеленой пластмассы. Рядом с треногой на бетонном полу капонира находился металлический ящичек с мигающими красными светодиодами. От него шли провода в сторону кабин станции.

«Мина направленного действия, — побледнел старшина. — В зоне поражения окажется тот, кто попытается отворить дверь станции. Ого! Что тут у них происходит? Откуда мины? И зачем?»

Иванов двинулся вдоль стены капонира в обход прицепов станции. Все двери «Тамары» были заперты. И везде одно и то же — чертовы провода и коробки датчиков, только, в отличие от установленной возле двери мины, здесь были связки толовых шашек. Кругом никого, шипят кондиционеры, гудит электричество. Персонал точно в воду канул.

Стараясь ничего не задеть, он выбрался из капонира. Вещмешок решил схоронить до поры под елочкой. Налегке старшина направился в сторону радиостанции и П-12. После того как на глаза попалась мина, Расул ступал осторожно и внимательно глядел под ноги.

Дверь радиостанции оказалась открытой, старшина опасливо заглянул внутрь. На полу лежал рифленый кожух от лампы усилителя мощности. Коричневый линолеум был усеян осколками стекла. Станция была обесточена. Стараясь не шуметь, Иванов направился к П-12. На полу кабины он увидел помятую металлическую конструкцию, на вид один к одному — лампа зампотеха.

«Ну прямо бермудский треугольник: персонал исчез, техника выведена из строя». Расул двинулся к жилью. Вокруг стояла нехорошая тишина. Шагая по лесной тропинке, старшина вертел головой в поисках неизвестной опасности. Было ясно: личный состав поста вряд ли стал бы минировать позицию и выводить технику из строя. Больше всего Иванову хотелось бы, чтобы автомат, оставшийся у Кудрявых, оказался у него. Автомата не было, а миниатюрные отвертка и пассатижи с изолированными ручками, с которыми запасливый старшина никогда не расставался, вряд ли годились для обороны и нападения. Все же Расул сжимал их в руках.

Слева мерно тарахтел дизель, справа была безжизненная площадка перед въездными воротами. До двери ближайшего ЦУБа оставалось не больше тридцати метров, когда что-то взвизгнуло и на голову старшины посыпалась хвоя. Иванов распластался на земле, пополз в сторону. «Похоже, стреляют. Ни хрена себе игрушки!»

Некоторое время Расул отлеживался в молодом ельнике, ожидая поисков, погони и стрельбы. В том, что это был выстрел, сомневаться не приходилось. Минут через десять он осторожно выглянул на свет Божий. Никто не стрелял, в лесу не топали вооруженные до зубов враги. Завела свою трель какая-то пичуга. Страх, вызванный загадочным выстрелом, уступил беспокойству за своих и простому любопытству. Собственно, звука выстрела не было. Но пуля-то откуда прилетела? Или оружие неизвестного снайпера снабжено глушителем, или стреляли где-то далеко и пуля очутилась здесь случайно. Может, охотники дурят, палят издали по колпаку ветрозащиты?

Старшина отправился на разведку. Необследованными оставались только жилые вагончики. Окно одного было темным, зато в другом горел свет. Иванов решил сначала подобраться не к двери, а к освещенному окну. Косясь на окно второго ЦУБа, Расул на четвереньках пополз между елками. Лицо облепила паутина, хвоя сыпалась за шиворот. Елочные лапы хлестали по щекам, но боли старшина не чувствовал. Лишь возбуждение и любопытство. Что случилось с расчетом? Куда делись Давыдов и Кудрявых? Откуда взялись мины в капонире? Старшина перебрался через поваленное дерево и, потеряв равновесие, рухнул в неглубокую канаву, служившую расчету поста помойкой. Внизу ткнулся во что-то мягкое. Пошарил вокруг, нащупал шерсть. Испуганно вздрогнул, отпрянул. Наконец глаза привыкли к полумраку, и он рассмотрел свою находку. Собаки! Все застрелены и успели окоченеть. Перешагивая через дворняжьи трупы, он двинулся вперед, используя канаву в качестве естественного укрытия. Мины, мертвые собаки, отсутствие людей — час от часу не легче. Отовсюду веяло опасностью, казалось, самое страшное притаилось совсем рядом. За кучей мусора старшина увидел продолговатый предмет. Рассудок еще сопротивлялся, не хотел верить, жалко убеждал себя, что все это только галлюцинации, в действительности же ничего подобного нет в помине. Предательски свело низ живота, в душу заползал противный, липкий страх. Заставив онемевшие ноги идти, старшина приблизился к лежащему на земле телу. Живой человек такую позу принять не мог. Старшина, холодея от ужаса, заглянул в белое лицо мертвеца. Успевшие остекленеть глаза смотрели мимо него, в далекое никуда. Под подбородком чернела широкая резаная рана.

Оставаться в канаве Иванов не мог да и не хотел, страх сменился решимостью разом разобраться во всем, что тут происходит.

Убедившись, что в окрестностях нет ни души, старшина подобрался к «цубику». Прячась в тени раскидистой ели, заглянул в освещенное окно. Картина, которую он увидел, не радовала. Зато Иванов понял, что лейтенант и сержант живы, хотя и находятся, мягко говоря, в затруднительном положении. Обнаружился и расчет, вон сидят гаврики вдоль стеночки. Из числа врагов наличествовал один человек, вооруженный автоматом с навинченным на ствол глушителем. С выстрелом почти все ясно, вот только почему стрелок не удостоверился, что пуля достигла цели? Или стрелков несколько? Может, метили совсем не в Расула? Но в кого же? Слишком много загадок. Прямо-таки заколдованное место.

Начинались сумерки. Землю и заросли укрыл полумрак, но небо было еще светлым. Близилась пора белых ночей, и время, отводимое темноте, день ото дня медленно сокращалось. Природа стремилась взять все от коротких весны и лета. Несмотря на вечернюю пору, никак не успокаивались птицы. В лесу стояли писк, щебет, чириканье, уханье…

Подобравшись ближе к окну, Иванов обосновался за распределительным щитом. С металлического ящика была сорвана дверь. Блестели контакты силового кабеля, временами через контакт одной из фаз проскакивала голубая искра. Похоже, обитатели поста считали, что местные хорошо представляют себе последствия удара током, а чужим на точке делать нечего. Раз так, наличие двери не обязательно.

Опасливо отстранившись от ящика с оголенными контактами, Расул заглянул в комнату. Форточка была отворена, голоса хорошо слышны снаружи. Говорил в основном незнакомец в камуфляже, задавал вопросы. Лейтенант старался отвечать односложно и уклончиво. Из разговора Расул понял, что Давыдов тянет время и что присутствие его Расула, на позиции пока остается в тайне. Значит, надо решать, как освободить своих из-под «ареста». Варианты с нападением не годятся. Ворваться в ЦУБ и застичь неприятеля врасплох невозможно, у него палец на спусковом крючке. Выманить его наружу — значит, выдать свое присутствие. К тому же на полутемной незнакомой местности с голыми руками победить вооруженного противника едва ли реально. Конечно, Иванов мог отвлечь внимание чужака от пленников, но, связанные, они вряд ли сумели бы удачно воспользоваться этим.

Расул внимательнее осмотрелся вокруг. Рядом был силовой щит, возле него — кол заземления. От вбитого в грунт стального стержня отходил витой медный провод. Заземление шло по стене и через отверстие попадало в ЦУБ. В помещении провод разветвлялся — к электронагревателю, на котором охранник сушил ботинки, и к электроплитке на столе.

Идея пришла в голову сама собой. Стараясь как можно меньше шуметь, Расул отсоединил провод заземления от кола. Сжимая его конец плоскогубцами, ткнул им в контакт одной из фаз в силовом щите. Результат не заставил себя ждать — человек в камуфляже приглушенно вскрикнул, судорожно выгнулся дугой, выронил оружие и повалился со стула. Расул отшвырнул провод и бросился в «цубик».


ГЛАВА 18. ОСЕНЬ 1944 ГОДА. МОСКВА. | Алмазы для ракетчика | ГЛАВА 20. ЯНВАРЬ 1945 ГОДА.