home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава тридцать седьмая

Срываться и бежать

Без десяти восемь я входил в ворота сада дома Дел-Кофи. Нижние окна дома были заложены кирпичами. Дел-Кофи говорил, что опасается нападения Креозотов. Но я думаю, это было сделано, чтобы затруднить вход Курту и его Команде. Дел-Кофи уже не раз становился им на дороге. Мог наступить день, когда они и его заставили бы тащить жестянку.

– Доброе утро. Ник. – Дел-Кофи выглянул из верхнего окна. – Боюсь, тебе придется лезть сюда по лестнице. Я из осторожности двери тоже заложил.

– Отличный у тебя замок, – сказал я, залезая по лестнице. – Сара уже встала?

– Да, она ждет. – Он отступил, пропуская меня. – Нам всем интересно, что ты хочешь нам сказать. Ник. Садись.

Он показал на стол, возле которого стояли четыре стула. Я заметил, что сломанные пальцы у него все еще забинтованы.

– Чаю?

Я кивнул, и он налил три чашки. Он уже больше не строил из себя сверхинтеллектуала. Вид у него был усталый и перепуганный. Вошла Сара. Она глянула на меня подозрительно, гадая, какие были у меня причины сюда приходить. Кивнула в знак приветствия и села.

– А где Китти?

– Я ее только что уложила, – сказала Сара. – Сегодня была ее очередь ночевать с Куртом.

– О Господи! Как она?

Лицо Сары вспыхнуло неподдельной яростью.

– А как ты думаешь? Я ее накачала транквилизаторами. Дел-Кофи потер лицо трясущимся руками. Он был на грани истерики.

– Что за бардак! Что за блядский, глупый бардак! Как мы себя до этого допустили? Мы хуже взрослых, которые сошли с ума! Мы тоже сошли с ума, только по-другому... Бег с жестянкой.Рутинные изнасилования. Пытки. Что дальше?

– Прежде чем ты начнешь, Ник. – Сара говорила ледяным голосом. – Мы обсуждали, что нам следует делать.

– И?..

– И мы решили упаковать, что сможем унести, и уходить отсюда.

– Не думаю, что это удачная мысль.

– Так ты думаешь, что надо остаться? Под властью этих садистов?

– Сара, Курт пригласил меня вступить в Команду. Дел-Кофи ничего не сказал – только глядел на меня покрасневшими глазами.

– Так ты теперь один из его мальчиков? – прошипела Сара. – Мои поздравления.

– Сара, если ты дашь мне объяснить... Курт предложил, и я согласился... да послушай, Сара! Что толку, что ты меня отлупишь? Слушай... слушай, ясказал! Я тебе говорю, что не согласен с планом просто взять и уйти. Теперь дай мне сказать почему. Вы слышали суматоху сегодня ночью в гостинице?

– Слышали, как ездили машины, и это все.

– Так вот, примерно в четыре утра Штанина и еще двое сделали то, что собираетесь вы с Мартином. Они пытались тихо удрать. Думаю, Курта кто-то предупредил. В семь Команда их разыскала и привезла обратно. Курт ярился, что они пытались уйти. Он назвал это предательством, так что сами догадайтесь, что будет делать сегодня Штанина.

– Тащить жестянку.

– Именно. И вот почему это просто самоубийство – уходить пешком.

– А как еще можно убежать? – Мартин развел руками, голос его дрогнул. – Доступа к машинам сейчас нет ни у кого. Я поднял палец:

– Кроме членов Команды. Так что ты понимаешь, Сара, почему я согласился?

Она стиснула мою руку.

– Не знаю, Ник. Каждый раз, когда я начинаю считать тебя подонком, ты меня снова удивляешь.

– Принимаю как комплимент. – Я повернулся к Дел-Кофи. – Есть еще одна причина уходить отсюда побыстрее. Ты последнее время не видал Креозотов?

– Нет. Честно говоря, я так упал духом, что даже не удосужился смотреть.

– Ну а я вчера вечером видел их с полдюжины. Они снова наблюдали за гостиницей с холма за долиной. И я с тобой согласен, Мартин, они наблюдают за нами не без цели. Учитывая, что творилось в прошлом, я думаю, что эта цель – наша смерть.

– Так как мы отсюда выберемся?

– Сегодня в два часа дня все эти гады будут смотреть на Штанину. Тогда-то я и подъеду сюда на автобусе. Окольным путем, чтобы они меня не видели. Если повезет, музыка из колонок заглушит шум двигателя и они не услышат. Вы двое и Китти будете ждать меня на белой ферме в конце долины. Я вас там подберу. Да, и я думаю, будут еще пассажиры. Я шепну словечко еще нескольким, которые хотят выбраться.

Руки Дел-Кофи снова задрожали – от волнения. Сара смотрела на меня с приятным удивлением.

– Я возьму автобус, потому что он сделан, как танк. Команда наверняка за нами погонится – и это будет легко, потому что дороги покрыты грязью и след шин будет отчетливым, как на свежем снегу. Если они нас догонят, я автобусом сброшу их с этой чертовой дороги прямо в царствие небесное.

– Есть мысли, куда нам ехать? – Дел-Кофи снова стал интенсивно думать – почти вернулся к себе прежнему. – Это должно быть достаточно далеко отсюда. И такое место, чтобы мы там могли жить.

– Может быть, на побережье? – Сара сияла глазами. – Сможем разнообразить свежей рыбой ту еду, что удастся собрать.

Минуту назад Сара и Дел-Кофи были подавлены, как приговоренные к смерти на скамье подсудимых. Сейчас они снова ожили. Сара, улыбаясь, откидывала волосы назад и говорила быстро, постоянно перебиваемая Мартином; а он, казалось, забыл о сломанных пальцах и похлопывал рукой по столу, подчеркивая главные мысли.

Я смотрел на них, успокоенный, довольный тем, что сделал наконец правильную вещь.

– Мы построим новую общину...

– ...И в этот раз будем смотреть, кого набираем. Дэйв был великий человек, но он бы взял кого угодно. Он видел в людях только хорошее – вот и оказались мы под сявками и блатными.

– У нас будет программа образования – и трехгодичный план... это то, что нам нужно – планирование на будущее...

– Нефтепродукты в конце концов кончатся. Придется строить ветровые турбины с генераторами.

– Или водяные мельницы...

– Сейчас октябрь, но весной тогда сделаем посевы... Я с удовольствием дал им мечтать. Надежда на их лицах заставляла меня верить, что. у меня днем все получится.

Ведь это только в моем рассказе все было просто. На самом деле были проблемы. Мне надо будет раздобыть ключи, потом надеяться, что мотор заведется. Его не запускали уже несколько недель. А когда Курт узнает, он сначала будет ссать кипятком от ярости, а потом бросится за нами, паля из всех стволов. И у меня не было сомнений, что если нас поймают, мне придется тащить жестянку.

Еще час мы проговорили, обсуждая план, и Дел-Кофи пошел к себе паковаться.

Сара смотрела на меня, и у нее дрогнули ресницы.

– Ник, ты это все прошел ради нас. Ты герой.

– Не надо меня восхвалять. Надо было мне раньше обо всем этом подумать. Наверное, я надеялся, что все устаканится и Курт станет вести себя нормально. Меня только одно грызет: если мы удерем, останется куча детей, у которых и шанса не будет на достойную жизнь.

– Ты же не Бог, Ник. Ты не можешь сделать все. – Она улыбнулась. – Не возражаешь, если я сяду к тебе на колени?

– Абсолютно не возражаю, мисс Хейес.

Так хорошо было снова ощутить близость ее тела. Она села ко мне на колени и поцеловала меня сначала нежно, потом страстно.

– Господи милостивый. Ник Атен, как я по тебе скучала!

Не прерывая поцелуя, она вытащила рубашку у себя из джинсов, стиснула мою руку и прижала ее к своим обнаженным грудям. Они были тугие и твердые, соски напряглись. Я их погладил, чувствуя, как у меня колотится сердце. Господи, да я не просто ее хотел, мне было даже больно от этой необоримой жажды. Я крепко стиснул ее груди. И представил себе, как оно будет, когда мы найдем новое место. Может быть, отель на побережье. Завтра-послезавтра мы с Сарой снова будем в одной постели. И можете мне поверить, найдем чем заняться.

– Прости...

– За что. Ник?

– Я слишком груб.

– Ой, нет! Стисни сильнее... мне так хорошо... еще сильнее. Ник... Ах! Вот так.

Она дышала мне в ухо, и это был теплый ветер рая. И, держа ее в руках, я вдруг понял, что одна из причин, почему я увожу их из Эскдейла, – это не только режим или факт, что Креозоты возвращаются. Я просто боялся, что Курт отнимет у меня Сару.

– Сара, я возьму эти диски, папки и... Ой, простите! Я не хотел.

Дел-Кофи, смешавшись, пятился из комнаты. Мы с Сарой рассмеялись.

– Все в порядке, Мартин! – сказал я. – Нам все равно пора было разорвать этот клинч. Мне надо вернуться в гостиницу и кое-что подготовить.

И я вылез в окно.

– Будь острожен. Ник!

Сара высунулась в окно и больше всего на свете была похожа на Рапунцель с висящими вдоль стены золотыми волосами.

– Буду, не беспокойся. Только постарайтесь быть в нужном месте в нужное время. И тогда за вами придет автобус.

Я снова поцеловал ее, и она так крепко меня обняла, что я даже испугался. Будто у нее было предчувствие, что она видит меня в последний раз.

Помахав рукой, я направился обратно в деревню, то и дело оглядываясь. Сара все еще смотрела мне вслед; и каждый раз, когда я оглядывался, она все уменьшалась с расстоянием. Возле школы я срезал дорогу через лес.

Я шел, думая о Саре, о том, что мне сегодня предстоит сделать, о новой общине. Я все еще был глубоко погружен в свои мысли, когда на просеке передо мной появилась фигура. На миг между облаками вспыхнул солнечный луч и осветил просвет между деревьями, как прожектор. Полуослепленный, я прищурился на яркий свет.

Фигура шагнула вперед, и меня закружило узнавание.

– Мама?..

Мама улыбнулась, но это не была материнская любовь. Это была улыбка охотника, сделавшего удачный выстрел.

Первый удар упал на меня сзади. Я полетел вперед, под черепом гудела боль. Поднявшись на колени, я увидел, как мама заносит у меня над головой камень. И снова улыбается. Потом камень пошел вниз, и я только помню капающую на опавшие листья красную кровь – и больше ничего.


Глава тридцать шестая Жизнь – гротеск | Кровавая купель | Глава тридцать восьмая По путям вечности