home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцать девятая

Возвращение зверя

Колонна выехала из гостиницы в восемь утра. Сара и ее сестры ехали со мной в “сегуне”. Вики была в очках, которые Сара попыталась кое-как починить, но надевать она могла их ненадолго – они начинали раздражать.

Слэттер? Даже и следа не было. Даст Бог, он напорется на папашу Слэттера, и эта парочка друг друга аннулирует.

Щеки Сары еще горели памятью предыдущей ночи. То и дело мы встречались взглядами и отводили глаза, улыбаясь нашей тайне.

Я все время проверял в зеркале заднего вида – где там желтый микроавтобус. Если выхлоп от него шел голубым дымом, я был доволен. Это значило, что дефектный цилиндр все еще работает и жжет масло. Это было далеко от совершенства, но у Джо, которая была за рулем, все же оставалась в распоряжении достаточная тяга – микроавтобус был доверху загружен консервированными овощами, не считая пяти пассажиров.

Перед выездом Дэйв попытался уговорить меня бросить “сегуна” и поехать в микроавтобусе. Он сказал, что не хочет, чтобы я вел после таких ударов по голове. Я ему ответил, что не согласен, и сел в “сегун”. Покачивая головой и огорчаясь моим бунтарским поступком, он вернулся в головной автобус.

Мы проехали уже двадцать миль, когда Сара резко выдохнула:

– Боже мой... вот тебе и на!

В зеркале заднего вида по дороге выруливал серый “роллс-ройс”, перегоняя колонну. И вел его мистер Кошмар собственной персоной.

– Таг Слэттер, – покачала головой Сара. – Он, значит, нас нашел. Посмотри ты на этого идиота. Он же сейчас угробится!

– Ура, – сказал я вполголоса. – Он бы сделал нам большое одолжение... Господи, что это он вытворяет?

Где Слэттер достал “роллс”, я не знаю, но вел его так, что прочесал по длинной каменной стене, обдирая краску, хром и зеркала, которые полетели дождем обломков.

– Зачем он так делает? – спросила Энн.

– Потому что он совсем сумасшедший, – ответила Сара.

– Я его давно знаю, – сказал я. – Он любит все ломать. Чем больше человек ценит вещь, тем этому гаду приятнее ее раздолбать.

– Смотрите, он хочет переехать собаку! – крикнула Вики. – Ой! Он ее убил! Этот плохой человек убил щенка. Я выглянул вдоль цепочки ползущих машин.

– Щенок попал между колесами. Его не зацепило. Щенок, шатаясь, отступил на травяную обочину. Идущий за нами микроавтобус остановился, и Джо выскочила подобрать щенка. Она его оглядела, потом обняла, как ребенка, и бегом вернулась за руль.

Слэттер прибавил скорости и исчез вдали. Колонна ползла дальше. Снова начался дождь, и крупные капли разбивались о машину стеклянными шариками.

Мы проехали деревеньку, где был пруд с утками и сельская церквушка.

– Ох! – сказала Вики. – Посмотрите на эту церковь! Правда, смешной Иисус?

– Головы вниз, девушки! – быстро приказал я. – И так и держите. Сара, не смотри, оно того не стоит.

Она отвернулась в другую сторону, где на пруду плавали утки.

– А что такое? Я прошептал:

– Когда ты последний раз видела Иисуса с часами на руке?

Кто-то пригвоздил к кресту собственного сына.

Местность переменилась. Поля вспухали холмами, и леса теряли ухоженный вид – это мы покидали плоские поля, которые тянутся от Донкастера до Йорка. Деревни становились меньше, признаки цивилизации – реже.

Впечатление было такое, что Креозоты, закончив дело со своими сыновьями и дочерьми, просто уходили из домов, присоединяясь к массовой миграции.

На изгибе дороги аккуратно была выбита секция изгороди. Я увидел следы шин на дерне, ведущие к озеру. Над водой высилась верхняя половина серого “роллс-ройса”.

Колонна притормозила, и Слэттер залез на передний грузовик.

– Когда-нибудь он себе шею сломает, – сказал я. – Или кто-нибудь это вместо него сделает.

Дождь пошел сильнее, клацая по металлическим деталям. Холмы затуманились.

Мы выехали на автостраду, которая рассекала пейзаж пополам, и увидели, как они идут с севера на юг.

Это было точно так, как я видел на автостраде у Вент-бриджа, – людская река. Взрослая порода человечества все еще шла на призыв чего-то чудесного, что нам не было видно.

Сара посмотрела на меня расширенными глазами.

– Ты мне это рассказывал, но представить себе это было невозможно. Посмотри на них на всех. Посмотри на выражения лиц! Как будто им обещали второе пришествие.

– Страшно, – сказала Энн. Вики надела склеенные очки.

– А мама с папой тоже там будут?

– Нет.

– А почему у них такой вид у всех? Как у детей в рождественское утро. – Я покачал головой:

– Бог их знает... Дэйв, давай двигаться. Здесь оставаться небезопасно.

Мы поползли вдоль дороги, идущей параллельно шоссе, которое шло в глубокой прорези под нами. Травянистые склоны прорези были круты, но это не помешало бы Креозотам по ним взобраться.

Я оглянулся на микроавтобус. К счастью, он все еще выплевывал достаточно голубого дыма. На переднем пассажирском сиденье какая-то девочка держала спасенного щенка.

Ведя машину, я не мог удержаться от взглядов вниз на людскую реку. Один стоял на крыше машины посреди шоссе. Он глядел на юг, будто указывая направление подбородком.

И когда мы проезжали над ним, его голова резко дернулась, как у завидевшего добычу ястреба.

Глядя в эти горящие убийством глаза, я ощутил, как по моему телу прокатилась волна жидкого льда.

– Скорее, Дэйв! – прошипел я. – Они нас засекли!

Впереди наша дорога загибалась влево и пересекала шоссе по мосту. Головной автобус стал входить в поворот. И остановился. Оттуда вылезли Дэйв и Джонатан.

– Идиоты! – Я ударил кулаком по баранке. – Нельзя здесь останавливаться!

Внизу на шоссе ток людской реки остановился. Они заметили нас, и по толпе пробежала рябь.

В голове колонны Дэйв и Джонатан что-то обсуждали, глядя на мост, на что-то, чего я не видел.

– А, черт! Сара! Будь готова повести машину, если эти внизу полезут наверх.

– Куда ты. Ник? Останься!

– Не волнуйся, я только им дам как следует. Если тут застрять, мы все погибнем.

Вики и Энн завизжали от страха.

Громко ругаясь, я изо всех сил побежал к голове колонны.

– Что стряслось? Здесь нам нельзя стоять!

– Да, но дальше мы ехать не можем.

– Какого это хрена – не можем?

– Погляди.

На мосту сгрудились три обгорелые машины, загораживая дорогу. Я ударил ногой по камню.

– Черт возьми, Дэйв, это же просто машины, мать их так!

– Нужно будет всем выйти, чтобы их откатить.

– Ага, и через тридцать секунд нас разорвут на части. Ты что, не видел, что там на шоссе?

– Ник, приведи Мартина Дел-Кофи, мы обсудим, как лучше...

– Засунь его себе в жопу, этого Дел-Кофи! – огрызнулся я. – Эти обломки надо убрать сейчас!

– Я думаю. Ник...

– На фиг, Дэйв! Вы двое обратно в автобус и будьте готовы ехать.

Я побежал обратно к третьему грузовику и распахнул дверь. На месте отдыха запасного водителя лежал Слэттер, пялился в потолок и курил сигаретку. Я вспрыгнул на ступеньку. И толкнул водителя:

– Давай на пассажирское сиденье. Быстро. Хоть к Курту на колени. Давай, если хочешь дожить до обеда... Слэттер.

– Отвали, Атен. Я занят.

– А хочешь побиться об заклад?

– У тебя ничего нет, что мне надо. Или что я не мог бы так забрать.

– А вот есть. Литр водки. А у тебя, я знаю, ничего не осталось.

Он поднял бровь с обычным своим видом – все-я-в-гробу-видал.

Я надеялся, что мой выстрел наугад попал в цель, что он уже всю свою выпивку отлил под деревом.

– Как, Слэттер, споришь? Или духу не хватит?

– О чем спор?

– Что ты не сможешь этим грузовиком убрать обломки машин за то время, что я добегу до своей машины.

Слэттер перелез на сиденье водителя и толкнул меня в грудь. Я полетел спиной на дорогу.

Когда я поднялся на ноги, он уже врубил скорость и гнал грузовик вперед, как бронебойный снаряд. Слышно было, как вопит Курт.

Я шел обратно к “сегуну”, глядя, как он вошел в поворот на двух колесах, загремел по мосту и ударил в сгоревшие машины.

Танк не справился бы лучше. Спутанные обломки разлетелись, как сегменты паутины, взрывом стекла и металла. Грузовик взлетел на холм и остановился у вершины.

Я добежал до “сегуна”, когда головной автобус уже проехал за грузовиком через мост.

– Скорее, Ник! Они лезут по склонам!

Я посмотрел, куда показала Сара. Они поднимались, как полая вода, – сотни их были.

Колонна медленно ползла вперед. Грузовик перед нами еще не тронулся.

– Давай, давай... Господи, тебе что, шины прибили к дороге... ох, наконец-то.

Мы поехали. Не так быстро, как мне хотелось бы, но все же эти идиоты двинулись наконец в нужную сторону.

Я глянул в зеркало заднего вида на желтый микроавтобус. Потом снова вперед, когда мы пересекали мост, и...

Вот гадство!

Я вывернул голову, глядя назад. В выхлопе микроавтобуса не было голубого дыма. Цилиндр снова забарахлил.

– Езжай дальше, деточка, ну, давай... – шептал я.

“Сегун” был уже на мосту. Микроавтобус следом. Я видел, как хмурится Джо: что-то не так, но она все же заставляла мотор тащить их вперед. Рядом с ней девочка прижимала к груди щенка.

Мы стали въезжать на холм. Я поглядел вниз, на шоссе. Часть толпы преодолела склон и преследовала нас через мост. Они бежали бегом.

Сара стиснула мою руку:

– Ты посмотри туда!

Хреново. Еще сотни гадов лезли на склон с нашей стороны. Я бросил взгляд на микроавтобус. Все еще едет.

Я переключил передачу, и мы стали взбираться на кручу.

Микроавтобус ехал за нами, но медленнее. Пока я смотрел, он дернулся, остановился и покатился назад.

– Господи, он застрял!

Можно стоять на берегу и кричать волне, чтобы она остановилась. Остановится она, как же. Зарычит и накроет весь песок.

Я кричал им, чтобы остановились. Они не остановились. Волна сумасшедших молча захлестнула микроавтобус. И все.

Он скрылся под грудой тел, которые колотили по машине, будто это был монстр, угрожающий их жизни. Боковое окно разлетелось брызгами. Я сидел в ползущем вверх “сегуне” и видел, как глядит на меня Джо, вцепившись в рулевое колесо руками. Девочка рядом с ней еще крепче прижала к груди щенка и закрыла рукой его испуганные глаза.

И больше их не было видно.

Остались только шевелящиеся тела сотен людей, накрывших микроавтобус.

Никто ничего не говорил. И молчание звенело, как колокол в вакууме.

Я поехал вслед за колонной, ползущей к темным холмам. Дождь стал сильнее. Машину заполнил холод.

Тонкая ниточка перепуганного человечества ползла между черным небом и мокрой землей.

Там, в затоптанных насмерть на дороге, мы провидели свое будущее. У нас не было надежды. И оставалось нам только двигаться вперед и молить Бога, чтобы нас не настигла следующая за нами тень смерти. По крайней мере не сейчас.


Глава двадцать восьмая Секс | Кровавая купель | Часть втораяСколько лет вам было, когда вы потеряли невинность?Кто был ваш последний сексуальный партнер?Опишите себя пятью словами.Верите ли вы в Бога?Если бы вы м