home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

На краю гигантского промышленного комплекса, объединяющего мощную атомную станцию и заводы, производящие ядерное оружие, возвышалось красивое белое здание с большими окнами, в котором находились многочисленные кабинеты, библиотека, бар и конференц-зал. Сейчас в конференц-зале проходило экстренное совещание. Лица собравшихся были озабочены и даже встревожены.

Председательствовавший на собрании Э. Дж. Рэдфорд, мужчина лет пятидесяти, выключил радио сразу после последних известий и сказал присутствующим:

— Этих мер явно недостаточно... Всегда одно и то же: под предлогом избежания паники не решаются сразу принять меры, которые действительно обеспечили бы безопасность населения. А ведь когда я звонил в Лондон, я все объяснил достаточно ясно. Ситуация ухудшается с каждым часом.

— Да, — согласился инженер Буттс, директор завода по дезактивации. — Я думаю, что к вечеру не только персонал Хинкли Поэнта, но и жители населенных пунктов в радиусе пятидесяти километров должны будут носить респираторы. Распространение заражения продолжается, и мы не сможем его остановить без поддержки армии.

— Сколько людей вы могли бы туда послать? — поинтересовался Рэдфорд, на которого внимательно смотрели все участники.

— Вопрос не в людях, а в технике, — ответил Буттс. — Что они могут сделать с мотыгами и лопатами? В их антирадиационном снаряжении много не поработаешь. Кроме того, судя по тому, что я видел, на завод надо отвезти десятки тонн зараженной земли, а это превышает возможности нашего оборудования.

Рэдфорд обвел коллег встревоженным взглядом.

— Может кто-нибудь предложить более радикальный способ справиться с бедствием в кратчайшие сроки?

Никто не ответил. Потом один из инженеров сказал:

— Самым оперативным было бы, конечно, залить яму бетоном, это помешает распространению газа и пыли, но все-таки не уменьшит ущерб. Испарение жидкости, выброшенной из резервуара, будет продолжаться, вещества, попавшие в землю, станут размываться дождями и заразят прилегающие земли, а потом воды Бристольского канала. Выход, предложенный мистером Буттсом, возможно, представляет больше опасности в настоящем, но он наиболее Разумный.

Присутствующие шепотом выразили одобрение.

Рэдфорд имел право решать. Но перед ним стояла ужасная дилемма: принять предложение Буттса означало позволить отходам с чудовищной радиоактивностью еще несколько часов подниматься в атмосферу, заглушить очаг бетоном означало сделать невозможной последующую эффективную дезактивацию и подвергнуть бесконечной опасности огромную территорию.

— Я бы принял идею бетонной пробки, если бы поблизости не было других резервуаров, — произнес Рэдфорд после тяжелого молчания. — Поскольку мы еще не знаем причины этого несчастья, я не хочу закрывать следы, которые позволили бы нам выяснить эту загадку. Однако факты настолько серьезны, что я должен сообщить в отдел охраны здоровья Королевской комиссии по атомной энергетике. Это принимает размеры национального бедствия, все последствия которого пока невозможно предусмотреть. К сожалению, нет сомнений, что против нас будут выдвинуты ужасные обвинения.

Рассеянно посмотрев на ручку, которую он вертел в пальцах, Буттс покачал головой:

— Этого надо ожидать, хотя ни один эксперт не может сказать, что с нашей стороны была допущена небрежность. Абсолютно доказано, что наши котлованы не могут взрываться сами по себе. Произошло что-то необычное, не предусмотренное правилами, и...

Послышался далекий рокот, и головы повернулись к окну. Рэдфорд быстро отодвинул кресло и встал, чтобы выглянуть наружу. Его примеру последовали другие, раздались радостные восклицания.

На дороге из Бриджуотера на сотни метров растянулась военная колонна. Первые машины уже подъезжали к воротам.

— Слава богу! — воскликнул Рэдфорд. — Господа, возвращайтесь в ваши кабинеты и немедленно начинайте осуществление приказов по безопасности фазы Б.Миллера, предупредите Лондон, что излучение будет продолжаться еще несколько часов, но затем значительно уменьшится. Однако жители Сомерсета, Девона и Уилтшира должны немедленно вернуться домой, если пойдет дождь, избегать есть свежие овощи, мясо недавно забитого скота или рыбу из реки. Только консервы.

Он быстро направился к выходу из конференц-зала, увлекая за собой Буттса.

Спустившись по мраморной лестнице, они пробежали по широкому центральному коридору здания навстречу офицерам.

Полковник Скотт, капитаны Кларк и Фергюсон, выйдя из командирской машины, разговаривали с охранниками у входа. Те, увидев приближающихся Рэдфорда и Буттса, сразу же расступились.

Гражданские и военные обменялись короткими приветствиями, затем запыхавшийся Рэдфорд сказал полковнику:

— Ваши люди имеют антирадиационнное снаряжение?

Важный краснолицый Скотт ответил:

— Только две роты, но весь личный состав имеет противогазы.

— Хорошо. На ближайшее время будет достаточно бульдозера, экскаватора и пяти десятитонных грузовиков. Им придется работать в зоне с довольно сильной радиацией, поэтому водители должны быть защищены. Вы можете отдать им приказы об этом и сами надеть комбинезоны, пока мы подготовимся.

Скотт был не из тех, кого легко смутить.

— Хорошо, — согласился он. — Но, может, вы мне сначала объясните, что там случилось? Случайно упала бомба?

— Нет, но это почти то же самое... В двадцати пяти километрах отсюда взорвался резервуар, содержащий радиоактивные отходы. Западный ветер разносит газы и пыль, идущие из воронки. Ваша задача состоит в том, чтобы вынуть из нее то, что еще не выброшено в воздух, и снять землю, окружающую котлован: все должно быть быстро вывезено на завод для обработки.

— Понимаю, — сказал полковник с такой торжественностью, с какой принял бы хорошую новость. — Сначала я было подумал, что авария случилась прямо в Хинкли Поэнте... Наши счетчики показывали более высокий уровень радиации, по мере того как мы приближались.

— Да, потому что вы ехали из Бристоля, — бросил Рэдфорд, притопывая ногой от нетерпения. — В действительности источник юго-западнее. Мы вас проводим, и по дороге я вам сообщу детали. Дорога каждая минута.

По-прежнему сопровождаемый Буттсом, чье лицо было бледным и искаженным, он повернулся и поспешил в раздевалку, находившуюся в подвале другого здания.

Пока они надевали герметичные скафандры, шлем которых был снабжен выпуклым окошком из специального материала, Скотт и его подчиненные разделяли колонну машин, собирая группу, которая поедет на место катастрофы.

Грузовики, принадлежавшие промышленному комплексу, развозили в ланды[4] и по округе техников, чьей задачей было собирать образцы воды, растений и почвы для постоянных анализов.

Они должны были также поймать несколько животных, чтобы увидеть, насколько они поражены радиацией.

Четверть часа спустя, при громком шуме моторов и грохоте выхлопных труб, рота Royal Engineers[5] отправилась в путь.

В головном командирском автомобиле полковник Скотт и двое его проводников хотя и сидели рядом, могли говорить лишь с помощью микрофонов, подсоединенных к карманным передатчикам. Все солдаты были в одинаковой мрачной одежде: черный каучуковый комбинезон, дыхательный аппарат со шлангом, присоединенным к баллону кислорода, прикрепленному к поясу, плотно облегающие перчатки; глаза защищены масками с затемненными стеклами.

— Эти резервуары, в которых мы закрываем продукты распада с большой концентрацией, находятся в стороне, в запретной зоне, — продолжал Рэдфорд. — Мистер Буттс выбрал Брендон Хиллз, он всегда практически пустой. Никто не знает ни когда произошел взрыв, ни какова его мощность. Мы обнаружили его лишь по необъяснимому резкому увеличению бета-излучения.

— О? — заметил полковник Скотт. — Неприятная штука, верно?

— Вернее будет сказать, ужасная, — поправил Буттс. — Тысячи людей в округе разорятся, потому что их урожай, скот и птица будут уничтожены, сожжены и тоже погребены. И это еще ничто по сравнению с болезнями, ожидающими их... В ближайшие месяцы смертность возрастет в три или четыре раза, это неизбежно.

— Да, — признал Рэдфорд, — совершенно очевидно, что мы не исправим зло: оно свершилось. Самое большее, что мы можем сделать — остановить его распространение. Некоторые вещества, разбросанные в окрестностях, сохранят свои отравляющие качества в течение сотен лет, нейтрализовать их невозможно.

Военная колонна пересекла шоссе, идущее из Майнхеда в Таунтон, и въехала на дорогу, специально проложенную по холмистой местности, покрытой вереском.

Через три мили она подъехала к ограждению из колючей проволоки с решетчатыми воротами. По всей длине забора висели большие плакаты: «Не входить», «Запретная зона», «Смертельно опасно». Командирская машина въехала на закрытую территорию, ведя за собой автоколонну. Два или три раза колеса едва не наезжали на мертвых зайцев и глухарей, валявшихся на гравии.

Стрелки счетчиков радиоактивности, которые держали Скотт и Буттс, были нацелены на красную часть шкалы, показывая, что всякое живое существо, не имеющее специальной защиты и находящееся в этой радиоактивной зоне, обречено на гибель.

Въехав в лес, машины через несколько минут достигли поляны, по которой ходили люди в скафандрах.

Слева приехавшие заметили воронку диаметром метров в десять, напоминавшую небольшой кратер. Струйки дыма, поднимавшиеся из этой ямы, усиливали сходство, но в отличие от дыма они были смертельными.

Все вышли из машины. К полковнику и двум его спутникам подошел начальник группы. По просьбе Рэдфорда он обрисовал ситуацию.

— Земля вокруг воронки заражена на толщину в добрый метр. По последним замерам, придется срывать пять метров в глубину. Это был резервуар на двадцать тысяч литров; примерно половина жидкости была выброшена в воздух.

Пораженный Рэдфорд повернулся к Скотту, беря его в свидетели. Предстояло дезактивировать эту массу: после снятия всех радиоактивных веществ оборудование, машины, грузовики и личный состав должны будут пройти долгий процесс дезактивации.

— Что же было в этом ведьмином котле? — задумчиво спросил полковник.

— Самые поганые изотопы, какие вы можете себе вообразить, — подавленно произнес Буттс. — Стронций-90, цезий-137, углерод-14, железо-59, циркений-95 и так далее. Не говоря о йоде, кобальте и других отходах, плававших в азотной кислоте или сконцентрированных в фильтрах, взлетевших на воздух. Этим можно убить население земного шара, если все попадет в легкие или желудки.

— Чертов коктейль, — задумчиво сказал офицер. — Ладно, мы все это расчистим.


* * * | Коплан сеет панику | * * *