home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава VIII. «ДЕЛО О СБЕЖАВШЕМ МЕРТВЕЦЕ»

В доме, где жил Поцелуев, подъезд был закрыт на кодовый замок. Мальчишки наудачу понажимали кнопки, но замок не открылся. И братья уселись на скамейку дожидаться, когда кто-нибудь войдет или выйдет. Долго им ждать не пришлось. К подъезду подошла старушка. Обе руки у нее были заняты сумками.

— Деточки, — попросила старушка, — вы не поможете мне сумки донести? А то лифт не работает, а я живу на последнем этаже.

— Конечно, поможем, — сказал Никита, забирая у старушки одну сумку. Егор забрал вторую. Старушка открыла кодовый замок. Ребята мигом влетели на последний этаж.

— Смотри, Егорка. — Никита показал на дверь. — Здесь как раз Поцелуев живет.

— Может, бабка — его жена?

— Сейчас узнаем.

Минут через десять на лестнице появилась старушка.

— Гос-с-поди, — бормотала она, с трудом поднимаясь по ступенькам, — что за наказание. Когда же лифт-то починят?

— Простите, вы в этой квартире живете? — Егор кивнул на дверь.

— Нет, деточка, вон в той. — Старушка указала на соседнюю дверь.

— А вы Евгения Поцелуева знаете?

— Женю? Ну конечно, я его знала.

— Знали?.. Он что, умер?

— Да, умер.

— Давно?

— Очень давно. Много лет назад.

Версия Егора растаяла, словно дым. Больше ребятам здесь делать было нечего. Они направились к лестнице.

— Спасибо, деточки, — сказала им вслед старушка.

— Не за что, — ответил Никита.

Мальчишки стали спускаться по ступенькам. А старушка стала открывать дверь своей квартиры. При этом бормоча под нос:

— Женечка Поцелуев... Красавец был мужчина... И как это он из могилки-то убежал?..

Братья Виноградовы остановились, переглянулись и вернулись.

— Убежал? — спросил Егор.

— А?.. — не расслышала старушка.

— Вы сказали, что Поцелуев убежал из могилы.

— Да, да. Захар Матвеич приказал могилку разрыть. А Женечки в гробу-то и нет...

Ребята разочарованно посмотрели друг на друга. У бабки был явно сдвиг по фазе. Но Егор все же поинтересовался:

— Какой Захар Матвеич?

— Следователь Тимохин. Он Женичкино убийство расследовал.

Кое-что начало проясняться.

— Значит, Поцелуева убили? — спросил Никита.

— Убили, деточка, убили.

— Ну а могилу его зачем раскопали?

— Захар Матвеич чего-то говорил, а вот чего — не помню...

Егор прищурился:

— Как следователя звали — помните, а о чем он говорил — не помните? Странно, бабушка.

Старушка игриво улыбнулась, показав вставные зубы.

— А у меня с Захар Матвеичем роман был. Но, увы... — Она печально вздохнула. — Мы разошлись, как в море корабли.

— Ну а потом-то его нашли? — допытывался Егор.

— Кого? Захара Матвеича?

— Да нет! Поцелуева!

— Ох, деточка, я не помню.

«Да, с бабкой каши не сваришь, — понял Егор.— Надо выходить на Тимохина».

— А этот Захар Матвеич где следователем работает?

Никита толкнул брата локтем:

— Егорка, он уж, наверно, давным-давно на пенсии.

— Блин, точно, — спохватился Егор и задал другой вопрос: — А где он живет?

— А зачем он вам? — насторожилась старушка.

Егор, не моргнув глазом, выдал:

— У вас был роман с Тимохиным, а у нашей бабушки — роман с Поцелуевым. Вот бабуля и попросила узнать о его судьбе.

— Как я ее понимаю, — закивала старушка. — Старая любовь не ржавеет.

— Ну так где он живет? — нетерпеливо повторил Егор.

— Раньше Захар Матвеич жил на улице Чехова. В коммунальной квартире. А где сейчас, не знаю. Может, и до сих пор там. — И она назвала ребятам адрес.

— А где эта Чехова?

— Рядом с Пушкинской площадью.

Никита сразу вспомнил о свидании, которое ему назначила Ася.

— А там есть памятник Пушкину?

— Есть, деточка.

Ребята поехали на улицу Чехова.

Бывший следователь Тимохин жил на прежнем месте. Но дома мальчишки его не застали. Сосед по коммуналке сказал им, что Захар Матвеич пошел в пивной бар «Император» пропустить кружечку пивка.

Выяснив, как выглядит Тимохин и где находится бар, братья тоже отправились в «Император».

Несмотря на громкое название, бар был самой настоящей забегаловкой. Прокуренной и грязной. Бывший следователь сидел в углу зала. Перед ним стояли три пивных кружки — две пустых, одна полная — и лежала распечатанная пачка сигарет.

— Здрасте, — поздоровались ребята. — Вы Захар Матвеич?

— Ну, предположим, — ответил Тимохин. — А вы, мальцы, кто такие?

Егор с ходу отбарабанил легенду, слегка ее подредактировав.

— Понимаете, наш отец — журналист. Сейчас он пишет книгу о всяких криминальных делах. А мы с братом помогаем ему собирать материал для этой книги.

— Ага, — подхватил Никита. — Нам одна ваша знакомая посоветовала к вам обратиться.

— Какая знакомая? — спросил Тимохин, сделав большой глоток из кружки.

— С Поварской улицы, — сказал Егор.

— У вас с ней еще роман был, — добавил Никита.

— А-а, — протянул Тимохин. — Худенькая такая дамочка?

— Да, да, — закивали мальчишки. — Помните?

— Смутно. — Тимохин сделал еще один большой глоток из кружки. — Ну и чего она вам про меня наболтала?

— Сказала, что вы были лучшим сыщиком Москвы! — бойко соврал Егор. — И что вам поручали распутывать самые запутанные преступления.

Бывший следователь довольно улыбнулся:

— Когда-то я и вправду был, как сейчас говорят, крутым сыскарем... — Улыбка погасла. Тимохин вздохнул. — Но все проходит, мальцы. Теперь я просто старый пенек. И в моей жизни осталось лишь одно заметное событие.

— Какое? — полюбопытствовал Никита.

— Мои собственные похороны. — Тимохин одним махом прикончил кружку.

— Кстати, о похоронах, — быстро сказал Егор. — Что это у вас за странная история была, связанная с кладбищем?

— Странная история?

— Ну, когда вы пустой гроб в могиле обнаружили.

— Ах, вот ты о чем... — Тимохин вытащил из пачки сигарету. — Да, было у меня такое дельце. Я его назвал «Дело о сбежавшем мертвеце». — Чиркнув спичкой, Тимохин закурил. — Вышел я на него случайно. В то время я занимался грабителями, которые на кладбищах орудовали. Они по ночам могилы раскапывали, а потом снова закапывали. Чтоб, значит, все шито-крыто было. А вещички из могил в комиссионные магазины сдавали. Не сами, конечно, а через подставных лиц. Я приказал своей опергруппе взять под наблюдение все московские «комиссионки». И очень скоро мы вычислили подставных лиц, а затем и банду. А дальше, мальцы, начинается самое интересное. Арестовали мы пять бандитов, а в ходе следствия выяснилось, что в банде был еще и шестой. Некий Алик по кличке Капуста.

— «Капуста»? — повторил Никита. — А почему «капуста»?

— Очень уж этот Алик денежки любил.

— А при чем тут денежки? — спросил Егор.

— Ну сейчас деньги как называют? — вопросом на вопрос ответил Тимохин.

— Бабки, — хором сказали ребята.

— Правильно, бабки. А раньше их называли — капуста... — Тимохин стряхнул с сигареты пепел. — Стали мы искать этого Алика-Капусту и вскоре нашли. И знаете где? В психушке. Я, естественно, решил проверить — не симулянт ли он. Проверил. Нет, не симулянт. Явно чокнутый. Все время бормочет о каком-то ожившем мертвеце. Допросил я его. И вот что выяснил. Из-за своей жадности Алик не только вместе с бандой орудовал, но еще и в одиночку могилы грабил. Как-то раз выкопал он гроб из могилы, открыл, а мертвец ему и говорит со смехом: «Здорово, приятель. Ловко мы провели этого Цоллера». Капуста до смерти перепугался и — бежать с кладбища. Бежит и вопит во все горло. Короче, малость свихнулся... — Тимохин выпустил изо рта струю дыма. — Выслушал я эту историю и поехал прямиком на Ваганьковское кладбище — поглядеть на могилку, о которой Капуста рассказывал...

— Это была могила Поцелуева, — вставил Никита.

— Да, его, — кивнул Тимохин. — Она неподалеку от могилы Есенина расположена... Прихожу я и вижу: все честь по чести. Веночки, цветочки. Получается, что рассказ Капусты — плод его больного воображения... Но почему-то эта история не выходила у меня из головы. Чувствовал я своим ментовским носом: что-то тут не то. В общем, взял я разрешение на эксгумацию, и мои ребята из опергруппы вскрыли могилу. Достали мы гроб, а в гробу — никого. Пусто... Прямо как в моей кружечке. — Тимохин показал на пустую кружку.

Братья Виноградовы намек поняли.

— Хотите еще пивка, Захар Матвеич? — предложил Егор.

— Охотно.

— Так я сгоняю, Захар Матвеич? — вскочил со стула Никита.

— Сгоняй, малец, сгоняй.

Никита сгонял за двумя кружками пива.

— Ваше здоровье, мальцы. — Бывший следователь осушил одну кружку. — Ну вот, стал я, значит, расследовать это дело. Вначале отработал версию о летаргическом сне. Думаю, может, впал человек в летаргический сон, а его взяли да и похоронили, не разобравшись.

А тут на его счастье Капуста подвернулся... — Тимохин отпил из второй кружки. — Но были в этой версии некоторые неувязочки. Куда бы такой человек сразу побежал?..

— Домой, конечно, — сказал Егор.

— Правильно, домой. К жене и детишкам. Обрадовать: вот, мол, папка с того света вернулся. Но, как оказалось, у Поцелуева не было ни жены, ни детей, ни других родственников. И в свою квартиру на Воровского он не вернулся. Опять же — могилка в полном порядке. Выходит, после бегства Капусты Поцелуев привел ее в надлежащий вид. Зачем, спрашивается?.. — Тимохин допил вторую кружку. — Решил я тогда выяснить, что он за птица? Пошел в конструкторское бюро, где он работал. А бюро этого уже нет. Закрыли. Я начал искать бывших сослуживцев Поцелуева. И тут оказалось, что все сотрудники этого конструкторского бюро — «мертвые души».

— Какие еще мертвые души? — спросил Никита.

— А такие же, как у Гоголя. Читали его книжку «Мертвые души»?

— Мультик по ящику смотрели, — сказал Егор.

— Значит, понимаете, о чем я говорю.

— Да не очень, — признались ребята.

Бывший следователь разъяснил:

— Все те люди, что числились сотрудниками бюро, на самом деле давно умерли. А по их документам были оформлены другие люди. Смекаете, мальцы?

Мальчишки не «смекали».

— А зачем это было сделано?

— Вот и я задал себе этот вопрос. Но до сих пор не получил на него ответа. Потому что, как только я стал копать в этом направлении, меня вызвало начальство и приказало закрыть дело. Я закрыл.

— И даже не поинтересовались, почему вам приказали его закрыть? — удивился Никита.

Тимохин хмыкнул:

— Это сейчас у нас, мальцы, свобода. Делай что хошь. Хоть голым по Красной площади бегай. А раньше строго было. Лишних вопросов никто не задавал. Тем более в органах милиции. Приказ получил. Честь отдал: «Слушаюсь!» И кругом, шагом марш.

— Ну а сами-то вы что об этом думаете? — спросил Егор.

Тимохин снова хмыкнул.

— Да ничего не думаю. Все это дела давно минувших дней. — Он поднялся из-за стола. — Бывайте, мальцы. Потопал я в свою берлогу. Спасибо за пивко.

И бывший следователь направился к выходу.

Ребята тоже вышли на улицу. Мигали неоновые вывески ресторанов и клубов. Начиналась ночная жизнь.

Но братьям Виноградовым было не до ночной жизни. В головах у них все перемешалось. Ким Ен Бен... Поцелуев... следователь Тимохин... Капуста... сбежавший мертвец... конструкторское бюро с мертвыми душами... А еще: черные маги... два Кощеева... зеленый паук... детский садик... В общем, крутой коктейльчик.

— Лично я уже ни во что не врубаюсь, — со вздохом сказал Никита. — А ты, Егорка?

— Да и я тоже, — признался Егор. — Ладно, Ник, поехали дрыхнуть. Утро вечера мудренее.


Глава VII. «ЭЛИКСИР МОЛОДОСТИ» | Схватка с Кощеем Бессмертным | Глава IX. ДВЕ ФОТОГРАФИИ