home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XXI. ЧЕГО ТОЛЬКО В ЖИЗНИ НЕ БЫВАЕТ

— Ничего себе заявочки, — присвистнул Егор — Штука баксов. Не слабо. Он что, офонарел?

— Может, он просто пошутил? — предположила Ася.

— Какие там шутки, — ответил Тимохин. — Сморчков три раза повторил, что мы проведем время в тысячу раз лучше.

Ребята не поняли.

— Какое время? — спросил Егор.

— Ну я ему предложил сходить на ипподром. А он в ответ предложил сходить в зоопарк, сказав, что там мы проведем время в тысячу раз лучше.

Ребята опять не поняли.

— А при чем тут ипподром с зоопарком? — спросила Ася.

Тимохин стукнул себя по лбу:

— Вот старый пень! Вы ж ничего не знаете. — И он начал объяснять: — Дело в том, детишки, что в ФСБ существует служба внутренней безопасности, которая прослушивает телефонные разговоры всех фээсбэшников. А фээсбэшники тоже не дураки, зачем им наживать себе лишние неприятности? У каждого из них имеется свой собственный код для разговоров по телефону. Код Сморчкова я знаю еще с тех времен, когда он в КГБ работал.

— Значит, «ипподром» — это секретный отчет! — с ходу врубился Егор.

— Верно, малец. А «в тысячу раз лучше» — это цена, которую заломил Сморчков за то, что он нам покажет этот отчет.

— Может, он имел в виду рубли, а не доллары? — сказала Ася.

— Нет, милая, — ответил бывший следователь, — «зоопарк» — это как раз доллары. Рубли у него — «футбол».

— А вы бы с ним поторговались, — сказал Егор.

— Я торговался. Предлагал ему сходить на футбол. А он ни в какую. Уперся, как баран. Зоопарк да зоопарк.

— Где ж мы возьмем ему столько денег? — вздохнула девочка.

— Банк надо грабануть, — хмуро сострил Егор.

— У меня дома есть двести долларов, — сказала Ася. — На роликовые коньки.

— А что толку, — махнул рукой Егор. — Домой же тебе нельзя... Блин, и я лоханулся! Все деньги на Тверской-Ямской оставил. У меня с собой только стольник. — Егор вынул из кармана мятую сотню.

— А у меня полтинник. — Тимохин выложил пятидесятирублевку.

— А у меня тридцатник. — Ася высыпала мелочь.

Все молча смотрели на деньги. Потом Ася перевела взгляд на Тимохина:

— Захар Матвеич, а что, если вам еще горчички съесть? Сразу чего-нибудь придумаете.

— Да тут хоть всю банку вылижи, доллары от этого не появятся.

Егора вдруг осенило. Без всякой горчицы.

— Аська! Ты же везунок!

— Ну и что?

— Значит, можешь выиграть деньги!

— Выиграть?

— Да!

— Вообще-то я никогда не играла.

— Тем более! Новичкам всегда везет! Ася задумчиво покрутила локон:

— А где мне играть? В казино?

— Кто ж тебя в казино пустит? На игровых автоматах.

— Ничего не выйдет. Там детям до 18 лет играть запрещается. Я сама табличку видела.

— А я видел, как пацаны играли, и им слова никто не говорил. Так что давай рискни!

Ася была не прочь рискнуть.

— Ну пошли. Сыграю.

— Куда «пошли»? — усмехнулся Тимохин. — Первый час ночи. Тоже мне, игроки. Сегодня ночуйте у меня. А завтра что-нибудь придумаем.

Но назавтра они ничего не придумали. И Егор снова вернулся к своей идее.

— Захар Матвеич, — убеждал он Тимохина, — да вы поймите, Асе везет! Она точно выиграет! Скажи, Ась?

— Я, конечно, не гарантирую, — ответила девочка. — Но попробовать можно.

— Ладно, черти полосатые, — сдался Тимохин. — Уговорили старика.

И они отправились искать игровые автоматы. Долго им искать не пришлось. Не успели они выйти на Садовое кольцо, как сразу же увидели вывеску:

777

ИГРОВЫЕ АВТОМАТЫ

Ребята и бывший следователь спустились в полуподвальное помещение. Механик игровых автоматов объяснил им правила игры. Оказалось все очень просто: покупаешь жетоны, опускаешь их в автомат и нажимаешь кнопку или рукоять — в зависимости от типа автомата.

— Ну, с богом, милая, — перекрестил Тимохин Асю.

И Ася, опустив первый жетон в щель автомата, нажала кнопку. Замелькали вишенки, колокольчики, семерки... Постепенно замедляя свой бег, они со щелканьем остановились. Выпала семерка и два колокольчика.

Проигрыш!

— Вот блин! — с досадой воскликнул Егор. — Айда к другому автомату. Этот несчастливый.

Однако и второй автомат для Аси оказался несчастливым. И третий, и четвертый, и пятый... Короче, Ася проиграла на всех автоматах. Только один раз ей выпали две вишенки и колокольчик, и она выиграла три жетона. Но это же не тысяча долларов!

Девочка чуть не плакала:

— Никакая я не Ася-«везунок».

— Фигня, — подбадривал ее Егор. — Сейчас выиграешь. — Но в душе он уже не верил в Асин выигрыш.

Тимохин молча хмурился. Остался последний жетон. Ася опустила его в никелированную щель и дернула ручку.

— Проиграла, — упавшим голосом произнесла она, даже не дожидаясь конца игры.

И тут вдруг автомат защелкал, засверкал, зазвенел.

На табло стояло — 777!

А в жетоноприемник посыпались жетоны. Они сыпались-сыпались-сыпались... И вот уже стали пересыпаться через бортик и падать на пол.

Такого здесь еще не было. Асе не просто повезло, а фантастически повезло. Потому что ей выпал не выигрыш, а — супервыигрыш!

«Дзинь-дзинь-дзинь...» — звенел автомат как сумасшедший.

Со всех сторон сбежались игроки. Послышались восторженные возгласы:

— Ух ты!

— Ого!

— Вот это прикол!

Жетонов на полу валялось столько, что механику пришлось сгребать их лопатой. А потом он поменял жетоны на деньги. Получилось аж полторы тысячи долларов. Выигрыш механик выдал, разумеется, не долларами, а рублями. Но по курсу.

— Поздравляю, — кисло сказал он Асе. — Приходите к нам еще.

— Обязательно придем, — ответил за девочку Егор. Обалдевшая Ася не могла вымолвить ни слова.

Ребята и Тимохин вышли на улицу.

— Ну что я говорил?! — широко улыбался Егор.

— Да-а, — протянул Тимохин. — Чего только в жизни не бывает.

И они отправились к Сморчкову, который жил в Охотном ряду.

— Вы меня тут, детишки, подождите, — сказал Тимохин, когда они подошли к дому. — Сами понимаете — дельце деликатное. Я долго не задержусь.

И действительно, долго он не задержался. Когда бывший следователь вышел из подъезда, лицо у него было мрачнее тучи.

— Что случилось, Захар Матвеич? — кинулись к нему ребята.

— Сморчков нам помочь не может, — угрюмо объявил Тимохин. — В секретном архиве нет нашего отчета.

— А где же он? — спросил Егор.

— В центральном секторе документации. Но туда имеют право входить только сотрудники с допуском «А». А у Сморчкова допуск «Б».

— А вдруг Сморчков ошибся? — сказала Ася. — Он что, помнит, где какой отчет лежит?

— Помнит. В прошлом месяце он работал с «Каталогом оперативных мероприятий ФСБ». Это такая книга, где перечислены названия всех операций службы безопасности. Так вот, в каталоге указано, что отчет по операции «Эликсир» хранится в центральном секторе документации.

— Вы что же, думаете, нам нужен именно отчет по операции «Эликсир»? — спросил Егор.

— Скорее всего.

Все помолчали.

— И что нам теперь делать? — наконец сказала Ася.

— Горчицу с хлебом есть, — невесело усмехнулся Тимохин. — А если серьезно, то у меня имеется одна идейка.

— Так что ж вы молчите?! — воскликнул Егор.

— Она мне только сейчас в голову пришла. — Закурив сигарету, бывший следователь начал излагать свою идею: — Раньше все черновики секретных документов свозили сжигать в одно место. Был такой «объект 321», или, как его попросту называли, «кочегарка». Туда везли секретные черновики из МВД, КГБ, МИДа... В общем, отовсюду.

— А зачем? — удивилась Ася. — Жгли бы каждый у себя.

— Э-э, милая, — поднял брови Тимохин, — тогда с этим строго было. Существовал специальный закон «О государственной тайне». К примеру, в МВД, где я работал, ни одну служебную бумажку нельзя было просто так выкинуть на помойку. За это полагался срок. Поэтому и везли к дяде Ване...

— К дяде Ване? — переспросил Егор.

— Да. К кочегару, который сжигал черновики. Ивану Иванычу Мушке. Мы с ним одно время пиво вместе пили.

— Ага-а, — на лету схватил Егор. — Вы думаете, что в «кочегарке» сохранился черновик отчета по операции «Эликсир»?

— В принципе мог сохраниться, учитывая нашу российскую безалаберность. А мог и не сохраниться.

— Но шанс есть! — воскликнула Ася.

— Да, шанс есть, — подтвердил бывший следователь.

И они поехали на Чистые пруды, где жил Иван Иванович Мушка.

Дверь им открыла старуха в мятом халате и с папиросой в зубах.

— Извините, мы можем поговорить с Иван Иванычем? — спросил у нее Тимохин.

— Вряд ли, — ответила старуха.

— А почему?

— Он на кладбище. Уже десять лет.

— Жаль, — вздохнул бывший следователь. — А вы ему кто?

Старуха выпустила из ноздрей папиросный дым:

— А вам-то не все равно?

Тимохин вгляделся в морщинистое лицо старухи.

— Надя? — неуверенно произнес он. — Ты, что ли?..

Старуха тоже вгляделась в морщинистое лицо Тимохина.

— Захар... — так и ахнула она.

— Что с нами сделало время, Наденька, — грустно покачал головой бывший следователь. — Помнишь, в школе на выпускном балу ты читала стихи Блока о прекрасной незнакомке?

— Читала, — со вздохом подтвердила старуха, — а теперь вот уборщицей в бане работаю.

— Да-а, — продолжал качать головой Тимохин, — чего только в жизни не бывает.

— Ну заходи, Захар, — пригласила старуха. — Посмотри, как я живу.

Жила бывшая одноклассница Тимохина «фигово» (как выразился бы Егор). Телевизор у нее был черно-белый, холодильник сломался, труба под кухонной раковиной протекала. Обо всем этом старуха не замедлила сообщить Тимохину и ребятам. А затем начала рассказывать, как помогала мужу жечь секретные черновики в «кочегарке», как после падения коммунистического режима про «объект 321» все забыли, как на месте «кочегарки» городские власти хотели построить церковь, но почему-то не построили, а продали этот участок какой-то фирме, а фирма, в свою очередь, решила построить казино, но тоже почему-то не построила...

— Надюша, а где ключик от «кочегарки»? — прервал бывшую одноклассницу Тимохин.

— Да вон, на гвоздике висит, — показала та.

Взяв ключ, ребята и Тимохин отправились на Киевский вокзал, а оттуда поехали электричкой до Матвеевской, где как раз и находился «объект 321».

«...КЗГРЯК!» — с трудом повернулся ключ в ржавом замке. Тимохин, Ася и Егор общими усилиями открыли проржавевшую дверь. В носы им ударил мерзкий запах гнили. «Кочегарка» походила на заброшенный пункт приема макулатуры: везде были навалены горы бумаги; мокрые стены были покрыты мхом и плесенью; из трещин в цементном полу росли белые поганки. В общем, никому не было дела до бывших секретов бывшего Союза. Кроме, пожалуй, крыс, которые устроили в бумажных горах свои норы.

— Ни фига себе, — присвистнул Егор. — Да тут трактором не разгребешь!

— М-да, — буркнул Тимохин. — Вряд ли мы здесь разыщем наш черновик.

— Ой! — Ася поскользнулась на поганке и, чтобы не упасть, схватилась за высокую кипу папок. Кипа покачнулсь и рухнула. Одна из папок свалилась Асе прямо на голову. — Ой, — опять ойкнула девочка.

Папка так и осталсь лежать у нее на голове, будто шляпа. Ася сняла папку с головы и не поверила своим глазам.

— Ой, — снова ойкнула она. — Смотрите!..

Егор и Тимохин посмотрели.

Сквозь грязь на обложке папки проступала надпись: «Операция «Эликсир» (черновик отчета)».

— Йес! — радостно выкрикнул Егор, вскинув сжатую в кулак руку. — Классно!

— Чего только в жизни не бывает, — третий раз за день произнес бывший следователь, забирая у Аси папку. — Да ты, милая, и впрямь «везунок».

Девочка улыбалась.

Но радоваться было рано. Все листы в папке сгнили, и прочесть что-либо было невозможно. Лишь на одном листе с трудом читалась строчка, написанная от руки:

«Г. Елец, ул. Красных кавалеристов, д. 8. Карл Цоллер».


Глава XX. ХЛЕБ С ГОРЧИЦЕЙ | Схватка с Кощеем Бессмертным | Глава XXII. ПРОФЕССОР ЦОЛЛЕР