home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XVIII. ПОТАЙНАЯ ДВЕРЬ

Егор рассказал о генерале Облеухове, о черных магах, о капитане Беловой, о двух Кощеевых, о детском садике № 13, о следователе Тимохине, о бандите по кличке Капуста...

— Секундочку, — перебил его в этом месте Врунский. — Повтори еще разок, что сказал Поцелуев, когда Капуста открыл крышку гроба.

— Он сказал: «Здорово, приятель. Ловко мы провели этого Цоллера».

— Цоллер, Цоллер,.. — задумчиво произнес журналист. — Был такой знаменитый немецкий ученый — Карл Цоллер. Он погиб в автокатастрофе в сороковом году... Ладненько. Продолжай.

Егор продолжил.

И рассказал о могиле Беловой на Ваганьковском кладбище, о следователе Глюкине, о колдуне Вороне, о голове, вызванной с того света, о магазине «Дальняя дорога», о Никите, который залез в гроб и исчез вместе с этим гробом...

Здесь Егора перебила Ася:

— Значит, ты не Никита, а Егор?!

— Да, — кивнул Егор. — Я Егор.

— А вдруг Никита погиб? — с тревогой сказала девочка.

Егор только вздохнул в ответ. Ему самому эта мысль не давала покоя.

— А ты не помнишь, какие колдун говорил заклинания, когда вызывал Белову с того света? — спросил Врунский.

— Помню. — Егор нараспев произнес: — Ал-магель... Он-тиум... Гут-талакс...

Ася и Врунский засмеялись.

— Да-а, парень, — покачал головой журналист, — здорово вас этот Ворон разыграл.

— Разыграл?

— Конечно.

— А почему вы так решили?

— Да потому что альмагель — это желудочное лекарство. А онтиум — ушные капли.

— А гутталакс, — прибавила Ася, — слабительное.

Егор растерялся:

— А как же голова?.. Зеленый луч?..

— Все эти фокусы делаются с помощью водяной пыли. Ее распыляют в темной комнате, а после на нее, как на экран, проецируют лазерное изображение.

— Но голова была будто живая!

— Правильно, — кивнул Врунский. — Потому что это объемное изображение.

Егору все еще не верилось:

— Ну а яркие вспышки откуда?

— Это и вовсе элементарно. В комнате распыляется пыль, но уже не водяная, а обыкновенная. И включается кварцевая лампа. Знаю я все эти штучки.

— А откуда вы их знаете, дядь Борь? — поинтересовалась Ася.

— А я как-то проводил расследование, связанное с махинациями группы экстрасенсов. Эти аферисты тоже пользовались кварцевыми лампами, лазерными лучами и прочими прибамбасами, чтобы обманывать доверчивых людей.

— Так вы считаете, что Ворон — аферист? — спросил Егор.

— Э нет, брат. Тут дело посерьезнее... — Журналист закурил третью папиросу. — Расскажи-ка все с самого начала. Но помедленнее.

Егор рассказал. Помедленнее.

Пока он рассказывал, Врунский выкурил третью папиросу и закурил четвертую.

— Значит, вы с Никитой позвонили по «ноль два» и вас соединили с отделом убийств?

— Да, с отделом убийств.

— Странно. Насколько я знаю, дежурная на пульте сама передает полученную информацию опергруппам. И те выезжают на место происшествия.

— А к нам приехал один Глюкин.

— Очень странно. Похоже, что и тут вас, ребята, накололи.

— А кто наколол?

— Да Глюкин с Беловой... Кто ж еще.

После этих слов Егору оставалось только почесать затылок. Что он и сделал.

Журналист выпустил изо рта колечко дыма:

— Егор, а на могиле Беловой ты ничего подозрительного не заметил?

— Ничего. Могила как могила. Крест, фотка, год рождения, год смерти.

— А какой год смерти указан?

— Пятьдесят первый.

— Ясненько. — Врунский пружинисто поднялся с дивана. — Едем на Ваганьковское!

На Ваганьковском кладбище журналист пристально всмотрелся в фото Кощеева-Поцелуева.

— Это не Поцелуев, — уверенно заявил он.

Затем Врунский так же пристально всмотрелся в фото Беловой.

— И здесь туфта чистейшей воды.

— Почему туфта? — спросил Егор.

— А ты посмотри, какие у нее часы на руке. Егор посмотрел. Ася тоже посмотрела.

— Обыкновенные электронные часики, — пожала плечами девочка.

— Вот именно — электронные, — подчеркнул Врунский. — А в пятьдесят первом году электронных часов не было. Их тогда еще не выпускали.

— Но как Белова могла узнать, что мы с Ником пойдем на кладбище? — недоумевал Егор.

— Элементарно. Она подслушивала все ваши разговоры.

И тут до Егора дошло.

— Точно! — вскричал он и сорвал с груди цепочку с талисманом. — Это — «жучок»!

— Молоток, соображаешь, — похвалил Егора Врунский. — Да, это обыкновенный «жучок», с помощью которого прослушивали все ваши с Никитой разговоры.

— Наверно, и сейчас прослушивают! — Егор с силой бросил талисман на землю и ударил по нему каблуком.

«ТРИК-ТРАК» — раздалось из-под каблука. И от «жучка» ничего не осталось.

Егор никак не мог успокоиться.

— Ни фига себе заявочки! Ну Белова! Дурачила нас, как хотела!.. Но зачем?! С какой целью?!

— Возможно, ответ на этот вопрос мы найдем на Тверской-Ямской, — сказал журналист. — Едем!

И вот они уже приехали на 1-ю Тверскую-Ямскую.

Ася с видом знатока оглядела квартиру.

— Нет продуманного дизайна, — отметила девочка. — Этот шкаф, к примеру, здесь совершенно не на месте, — показала она на встроенный шкаф.

— Не на месте, говоришь? — Врунский открыл дверцу шкафа. — Та-ак, — пробормотал он себе под нос. — Ясненько.

И... скрылся в шкафу.

Ася и Егор удивленно переглянулись.

— Ребята, лезьте сюда... — позвал их журналист.

Егор и Ася тоже полезли в шкаф и увидели, что задняя стенка — вовсе не стенка, а замаскированная под стенку дверь, ведущая в соседнюю квартиру.

— Я сразу понял, что здесь где-то должен быть потайной ход, — сказал Врунский, когда все вышли из встроенного шкафа в квартире Беловой. — А иначе каким образом свет в ванной сам собой загорелся и телевизор сам собой включился?..

— Вы считаете, это дело рук Беловой?

— Несомненно.

— Но зачем, зачем ей все это было надо?! — не мог понять Егор. — Как вы думаете, Борис Алексеич?..

Вместо ответа журналист нырнул обратно в шкаф.

— Дядя Боря! — крикнула ему вслед Ася. — Вы куда?!

— Я сейчас вернусь... Хочу кое-что проверить.

Через минуту зазвонил телефон. Егор снял трубку.

— Алло?

— Егор? — Это был Врунский.

— Да... Ой, а откуда вы знаете номер Беловой?

— Я его не знаю. Я набрал первые попавшиеся цифры.

— Ага-а, — тотчас сообразил Егор. — Значит, если звонишь из той квартиры, то попадаешь в эту. Поэтому, когда я набрал «ноль два»...

— ...тебе ответила Белова, — подхватил журналист на другом конце провода, — а затем передала трубочку Глюкину. Так что, куда бы вы с братом ни позвонили по этому телефону, вам всегда могла ответить Белова.

А могла и не ответить, а просто подслушать разговор...

— Наверное, и сотовые телефоны, которые она нам дала, устроены по такому же принципу, — предположил Егор. — Точно, Борис Алексеич?

Врунский молчал.

— Алло, — сказал Егор.

Врунский молчал.

— Алло!.. Алло!.. — Егора охватило беспокойство. — Ася, там что-то случилось! Бежим скорее!..

Через потайную дверь они кинулись в соседнюю квартиру.

— Борис Алексеич! — позвал Егор.

— Дядя Боря! — позвала Ася.

Ответа не было. Журналист исчез.


Глава XVII. ЖУРНАЛИСТСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ | Схватка с Кощеем Бессмертным | Глава XIX. «РУКИ ПОДНЯТЬ! ГОЛОВЫ ОПУСТИТЬ!»