home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава IV НА МЕСТЕ ПРОИСШЕСТВИЯ

Пружинистой походкой Молодцов пересек маленький дворик Управления внутренних дел и заскочил в свой видавший виды служебный «уазик».

— Не лови ворон, парень! — закричал он замешкавшемуся практиканту.

Чайников торопливо полез в кабину. Не успел он усесться на ободранное сиденье, как Суперопер, включив сирену с мигалкой, погнал «уазик» на сумасшедшей скорости, не глядя на светофоры и не обращая внимания на другие машины.

Практикант испуганно вжался в спинку сиденья. Ему еще не приходилось гонять на таких скоростях.

Вы всегда так быстро ездите, Григорий Евграфыч?

У тебя игрушка есть? — вместо ответа спросил Суперопер.

Игрушка? — неуверенно повторил Чайников.

Ну ствол, — пояснил Молодцов, но видя, что практикант все равно не врубается, добавил: — Пистолет, студент, пистолет…

А, пистолет… Нет, Григорий Евграфыч. Практикантам не положено иметь оружие.

Суперопер вытащил из кармана «ПМ» и кинул его на колени Чайникову:

Держи.

А как же вы, Григорий Евграфыч?

У меня еще одна пушка есть. — Молодцов оттянул борт куртки, показав практиканту плечевую кобуру, из которой торчала рукоятка пистолета.

Чайников с интересом вертел в руках пистолет, дуло которого было рябым от частого употребления.

— Это «Макаров»?

Точно, приятель.

Странно…

Что — странно?

Предохранителя почему-то нет.

Особая модификация, — объяснил Суперопер. — Без предохранителя., — А если случайно на курок нажмешь?

А ты случайно не нажимай. Запомни на будущее, парень, — настоящему оперу предохранитель ни к чему. Мне эта игрушка несколько раз жизнь спасала лишь только потому, что я сразу начинал стрельбу, не валандаясь с предохранителем.

Практикант принялся с опаской запихивать пистолет в сумку.

Куда кладешь, студент? — краем глаза заметил Молодцов. — У настоящего опера оружие всегда должно быть под рукой. Ясненько?

Ясненько, Григорий Евграфыч, — Чайни ков послушно переложил пистолет из сумки в карман куртки.

А Суперопер, достав из своего кармана сотовый телефон, позвонил домой. Он сообщил Димке, что их поездка в Штаты откладывается. И в двух словах объяснил почему. Но слышимость была плохая и Молодцов-младший все понял через пень-колоду.

Практикант тем временем обнаружил у себя в сумке какой-то сверток. Он вынул его, развернул и приятно удивился.

Ой, мама мне пирожков положила. Угощайтесь, Григорий Евграфыч!

С чем пирожки-то?

С повидлом, с мясом, с капустой…

Ну дай один.

А вам с чем?

Да с чем попадется.

Чайников протянул Супроперу пирожок.

Звать-то тебя как? — спросил Молодцов, откусив сразу полпирожка.

Саша, — застенчиво представился практикант. — А можно — Шура. Как хотите называйте. Мама меня, к примеру, Зайчиком зовет.

Глаза Суперопера насмешливо блеснули: — Ты мне вот что скажи, Зайчик, на кой черт ты в угрозыск подался?

— Я и сам не знаю, — откровенно признался Чайников. — Надо было после школы куда-то поступить. Я хотел в Академию культуры, на эстрадное отделение. Да по конкурсу не прошел. А тут прочел объявление, что в школу следователей набор…

Так ты, выходит, певец?

Почему певец?

Ну раз на эстрадное отделение поступал.

Нет, я на пародиста хотел учиться. Я умею разными голосами разговаривать.

А моим можешь?

Конечно, могу.

Скажи чего-нибудь.

Не лови ворон, парень! — закричал Саша Чайников голосом Суперопера.

Неужели я так орал? — усмехнулся Молодцов. — Ты уж извини меня, Шура.

Ну что вы, Григорий Евграфыч, — смутился Чайников. Впереди показалась Бармалеева. Въезд на улицу был перекрыт милицейскими машинами. Не успел Суперопер открыть дверцу «уазика», как к машине подбежал командир спецподразделения «Молния».

Майор Нахнюпа! Разрешите доложить обстановку, Григорий Евграфыч?!

Докладывай, майор, — разрешил Суперопер, вылезая из кабины.

Бойцы вверенного мне подразделения оцепили улицу. Никого не впускаем и не выпускаем. Проводится оперативно-розыскная операция. Пока безрезультатно. Ни киллера, ни оружия, из которого были произведены выстрелы, обнаружить не удалось.

А может, киллер ушел, — иронично прищурился Молодцов. — Вместе с оружием. А, майор?

Никак нет, Григорий Евграфыч. Мои ребята свое дело знают. У них не то что киллер — мышь не проскочит.

А где потерпевшая?

В глубоком шоке. Так испугалась — слова не может вымолвить.

Ладненько. Продолжайте операцию. И вызовите ко мне баллистика.

Я уже здесь, Григорий Евграфыч! — откликнулся баллистик, подбегая к Супероперу.

Ну чем порадуешь?

Мы провели баллистическую экспертизу. Стреляли вон из того окна, — показал он на чердачное окно, — из автомата Калашникова. В салоне «Мерседеса» обнаружено три пули 7,62 калибра….

Молодцов кивнул:

— Генерал Громов мне об этом рассказывал. Что еще?..

Баллистик виновато пожал плечами:

— Все, Григорий Евграфыч.

— А у тебя, Нахнюпа?

— И у меня все. Мы обыскали весь чердак.

Никаких следов.

— Еще не родился на свет преступник, который не оставлял бы никаких следов, —убежденно произнес Суперопер. — Пошли, Шура, на чердак. Они поднялись на чердак. Отсюда вся Бармалеева была как на ладони. Но Молодцова мало интересовало, что там внизу. Он тщательно осмотрел оконную раму и участок пола под окном.

Здесь явно работал не профессионал.

Почему вы так решили, Григорий Евграфыч? — спросил практикант, внимательно наблюдая за действиями Суперопера.

Профессионал всегда оставляет оружие на месте преступления.

А зачем? Оно же ему еще может пригодиться, раз он профессионал.

Молодцов усмехнулся наивности практиканта:

А затем, Шура, что, если он выскочит на улицу с оружием, он — киллер, а если выйдет с пустыми руками, он — обычный прохожий. Ясненько?

Ясненько, Григорий Ефграфыч. Мне такое даже в голову не пришло.

Послужишь с мое, парень, и не такое будет в голову приходить.

Суперопер вытащил из кармана портсигар с гравировкой: «Григорию Молодцову — мастеру силового задержания» — и достал папиросу.

— Бери, студент, — протянул он портсигар Чайникову.

— Спасибо, Григорий Евграфыч, я не курю.

— Правильно делаешь. — Молодцов задымил «беломориной». — Ты вот что, Шура, обы щи весь чердак самым тщательным образом. Сантиметр за сантиметром. А я пойду с потерпевшей поговорю.

Докурив папиросу, Суперопер вышел на улицу и разыскал майора Нахнюпу:

Где Стелла Лебзак?

Все еще в глубоком шоке.

Это понятно. А поконкретней?..

Я ее вон в тот бар отвел. — Майор показал на вывеску: «ДЕТСКИЙ БАР «БАРМАЛЕЙ». — Но вряд ли вы от нее сейчас чего-либо добьетесь.

Не ответив, Суперопёр направился к бару.

Бар был пуст. Только за дальним столиком сидела подавленная Стелла Лебзак, да за стойкой стояла скучающая барменша.

Молодцов подошел к стойке.

— У вас есть что-нибудь покрепче? — спросил он у барменши. — Такое, чтоб с ног валило.

Пулемет, что ли? — усмехнулась барменша.

Вроде того, — усмехнулся и Суперопер.

Здесь вообще-то детский бар. Могу предложить только фруктовый коктейль «Хрюша» или молочный коктейль «Снежная королева».

Молодцов ткнул пальцем через плечо:

Видите вон ту женщину в красной шляпке? На нее час назад было совершено покушение.

Слышала выстрелы. Не глухая.

— Мне надо ее как-то взбодрить. Чтобы снять показания.

Барменша задумалась:

Пожалуй, я ей сделаю коктейль «Крутая Мери».

А он ее взбодрит?

«Крутая Мери» кого угодно взбодрит. Даже покойника.

Барменша исчезла. А через минуту появилась с высоким стаканом в руке.

— Прошу, Суперопер, — протянула она Молодцову стакан.

— Вы меня знаете?

— Кто ж вас не знает?.. Слава Богу, грамотные; газеты читаем, телевизор смотрим…

Суперопер подошел к Стелле Лебзак. Она сидела неподвижно, глядя в одну точку на столе.

— Здравствуйте. Я следователь по особо важным делам, полковник Молодцов. Мне надо с вами поговорить.

Женщина никак не отреагировала. Суперопер протянул ей стакан.

— Выпейте, это вас взбодрит.

— Что это? — слабым голосом спросила Стелла.

— Лимонад.

Стелла Лебзак сделала маленький глоток и тут же подскочила как ужаленная.

Да вы спятили! — заорала она на весь бар. — «Лимонад»!.. Это же «Крутая Мери», черт возьми!!!

Совершенно верно, — невозмутимо отве тил Григорий Молодцов. — Надеюсь, теперь вы в состоянии рассказать о случившемся.

— Теперь в состоянии. — Жена банкира достала из сумочки пачку «Мальборо» и закурила.

— Я вас слушаю, — сказал Суперопер.

Слушать-то особо нечего. Я ехала по Левашовскому проспекту. И когда повернула на Бармалееву, уронила на пол сигарету. Я наклонилась, чтобы ее поднять. В этом момент раздались выстрелы…

А куда вы ехали?

— Здесь на Бармалеевой у меня парфюмерный магазинчик.

Как вы думаете, кто вас хотел убить?

Понятия не имею.

Стелла Лебзак сняла красную шляпку и поправила волосы. Молодцову вдруг показалось, что он уже где-то видел эту женщину.; — У вас есть враги? — спросил он.

Я бизнес-вумен. Деловая женщина. И замужем за крупным банкиром. Естественно, у меня полно завистников.

Я говорю не о завистниках, а о врагах, — уточнил Суперопер.

Лебзак усмехнулась:

— Вероятно есть, раз меня хотели убить.

— A по телефону вам никто не угрожал в последнее время?

— Нет, не угрожал.

— А писем с угрозами вы не получали?

— Нет, не получала.

— Скажите, «Мерседес», на котором вы ехали — ваш или вашего мужа?

Женщина выпустила изо рта струйку дыма.

— Понимаю, что вы имеете в виду. «Мерседес» мой. У мужа своя машина. К тому же врядли киллер мог перепутать меня с Кирюшей.

С Кирюшей?

— С Кириллом Петровичем Дзюбинским.

Моим мужем.

Навязчивая мысль, что он уже где-то видел Стеллу Лебзак, не давала Молодцову покоя. И он прямо спросил:

— Простите, мы с вами раньше нигде не встречались?

Стелла пожала плечами:

Не думаю. Мы могли, конечно, встречаться на светских приемах, но вы вряд ли их посещаете… — произнесла она с едва заметной иронией. Суперопер эту иронию уловил. «А ведь она не так уж и напугана», — мелькнуло у него в голове.

Кто-нибудь знал, что вы сегодня поедете на Бармалееву?

Муж знал.

А еще кто?

Да вроде больше никто.

— Ну что ж, — сказал Молодцов, — пока все. Когда у меня появятся новые вопросы, я вам позвоню.

— Звоните. — Стелла Лебзак протянула ему визитную карточку: — Здесь мой телефон и домашний адрес.

Суперопер спрятал визитку в карман.

Я бы вам советовал уехать из Питера. На время. Пока мы не найдем преступника.

Спасибо за совет, — холодно улыбнулась жена банкира. — Я обязательно им воспользуюсь. — Она надела красную шляпку и встала: — Всего хорошего, полковник.

Молодцов видел через стеклянную дверь, как Стелла вышла на улицу, села в «Мерседес» и укатила.

— Где же я ее все-таки встречал? — пробормотал он себе под нос и тоже вышел на улицу.

К нему с удрученным видом подошел майор Нахнюпа.

Что, так и не нашли? — понял Суперопер.

Не нашли, Григорий Евграфыч. Буквально всю улицу обшарили… Ничего подозрительного.

А ты точно уверен, что через оцепление никто не просочился?

Голову даю на отсечение — никто!

Но чуткое ухо Молодцова уловило в голосе майора нотку фальши.

— Никто?! — посмотрел он прямо в глаза Нахнюпе.

Майор смутился:

Девчушка одна прошла.

Какая девчушка?

— Лет семи. Расплакалась. Говорит: в музыкальную школу опаздываю. Ну я и приказал пропустить.

В музыкальную школу, — задумчиво повторил Суперопер.

Да. У нее футляр со скрипкой был.

Футляр со скрипкой, — снова задумчиво повторил Суперопер, чувствуя, что в голове у него рождается смутная догадка.

Но догадке так и не суждено было родиться.

— Уходите с дороги!!! — раздался отчаянный вопль. — Уходите!!!

Молодцов повернул голову и увидел, что прямо на него с бешеной скоростью несется его собственный белый «Мустанг», за рулем которого сидит его собственный сын Димка.



Глава III ВЫСТРЕЛЫ НА БАРМАЛЕЕВОЙ УЛИЦЕ | Охота за Красной Шапочкой | Глава V СМЕРТЕЛЬНАЯ УГРОЗА