home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 25.


Всю неделю я ходил как на иголках, но ничем не показывал этого. Правда, отец как-то заметил, что мое лицо слишком бледное. Я только ответил, что немного приболел, но это в порядке вещей, ведь еще зима. Леренс обеспокоился и обещал прислать ко мне лекаря, но я сумел отвязаться от несвоевременной опеки.

Кейлен заходил ко мне почти каждый день. Он не столько передавал мне сообщения о продвижении дел (то есть о переброске отрядов в столицу), сколько старался успокоить меня. Возможно, это именно его поддержка помогла мне, но факт остается фактом - меня два раза вызывали в кабинет к королю, но я ничем себя не выдал. Даже получил похвалу от Эрнеста за безупречное выполнение своих служебных обязанностей. Да и мои люди пока не оставляли положенных постов. В целом, ничего внешне не изменилось. Буря кипела у меня внутри. Приближение заветного дня жгло сердце. Даже порой накатывал страх, но, к своей чести признаю, что ни разу не пожалел о том, что заварил. Оно того стоит.

Девятка уже давно была готова. Они перетащили все свое вооружение (и вооружение для двух десятков моих ребят, в том числе и пятерых телохранителей) в садовый домик. Там оно и дожидалось назначенного часа. Двоим, самым шустрым из новоназначенных в стражники, я выдал снотворное. Они обязывались подсыпать его на завтрак всем, кому смогут. Это хоть как-то уменьшит количество обороняющихся.

На кухню я не заходил. Но ежедневно получал маленькие подарки от двоих трудящихся женщин. Интересно, продолжат ли они присылать мне пирожные после того, что произойдет? И не подсыпят ли в выпечку яду?

Дела у графа Антантэ и лорда Прэста шли превосходно. Уже почти все их люди к концу обозначенной недели были спрятаны в Лабиринте. Обошлось нам это в приличную сумму денег, но жалеть никто не стал. Наша операция продолжала оставаться неизвестной королю.

Вечером, перед решающим днем, я сидел в своей спальне и от волнения кусал пальцы. Знаю, что стоит отдохнуть, о ничего не могу с собой поделать. Мозг слишком возбужден, просчитывает все возможные варианты развития событий и порой подкидывает такие картины, что хочется завыть. О, как мне успокоиться?!

- Лорд, - в комнату вошел Рик. Он с беспокойством посмотрел на меня, затем перевел взгляд на мои покрасневшие пальцы. Мое лицо тут же сделалось спокойным и даже безмятежным.

- Что случилось, Рик.

Мальчик как-то странно промолчал, только поставил передо мной кружку с чем-то горячим и вкусно пахнувшим. Я с подозрением посмотрел на жидкость, не решаясь ее попробовать.

- Лорд, - укоризненно произнес слуга. - Поверьте, там нет ничего вредного. Просто успокоительное, - я вскинул голову. Мальчик опустил ресницы и признался: - Это дал мне Ваш друг - Кейлен. Он сказал, что завтра предстоит очень трудный день и Вам необходимо отдохнуть. Еще просил передать, что разбудит Вас вовремя.

- В каком смысле, - не понял я, уже спокойно прихлебывая из кружки. Рику и Кейлену я доверяю. Надеюсь, не зря. М-м, а отвар приятен на вкус… О!… - Ну, Кейлен, я тебя сам убью… - это я успел сказать перед тем, как уснул. Вредный канцелярец как всегда позаботился обо мне своим способом.


Как Кейлен и обещал, он разбудил меня утром, полив голову своего прямого начальника водой из кувшина. Когда я вскочил с кровати, куда меня заботливо уложил слуга, друг поспешно отпрыгнул в сторону и расплылся в улыбке:

- Зато ты бодр и готов к бою, - прокомментировал он мое злое лицо. - Только направь свои усилия не против меня, а на успешное свершение своего плана.

Я мигом успокоился. Затем быстро выгнал шпиона за дверь и попросил его подождать меня в кабинете. Сам же тщательно принял ванную, оделся, схватил доспех, наручи и легкий клинок, после чего незаметно оттранспортировал это на свое рабочее место. Кейлен был там с ворохом сообщений. Помимо него, в приемной ожидали четверо людей из Канцелярии, готовые в любой момент понести послания моим союзникам. Кстати, именно этим они сейчас и займутся.

- До полудня еще три часа, - на ходу сказал я Кейлену. Тот передал мне запечатанные листки бумаги, вынул из моих рук поклажу и уложил все на диван. Рик выбежал из приемной и понесся за завтраком. - Так, люди Герского уже готовы выдвинуться на свои позиции. Граф тоже во всеоружии. Дай бумагу, - присев за стол, я быстро набросал пару строчек и передал их Кейлену. Друг быстренько пробежался по ним взглядом и кивнул. Затем свернул, капнул воском, я пришлепнул своим перстнем. Так, одно послание уже готово отправиться в путь. Через час, после того, как оно будет доставлено, люди графа и лорда окружат дома приверженцев короля. Еще через час на стражников из дворца (на тех, кто дежурит сегодня с утра, а это двадцать восемь человек) подействует снотворное. В это же время в моем кабинете обязаны собраться мои телохранители (сейчас они в садовом домике), Девятка и еще пятнадцать человек из новоявленных стражей. Они имеют полное право находиться во дворце, поэтому какое-то время не будут вызывать подозрений. А потом будет уже все равно.

Здесь же я вооружусь и подожду начала действий на площади перед дворцом. Кстати, вот лорд Лайн пишет, что все уже готово. По моему приказу они выступят и вплотную подойдут к ограде дворца. Отлично, пишем ему, что через час пусть выдвигаются. То же самое тем, кто будет нейтрализовывать стражников города.

- Миранес, - внезапно позвал меня Кейлен. Я как раз запечатал последнее послание и с вопросом в глазах повернулся к нему. - Я пойду с тобой?

"Конечно", - хотел сказать я, но почему-то передумал. Затем хотел произнести твердое "Нет", но опять-таки изменил свое мнение. Конец моим метаниям положил сам Кейлен, который заявил, что не оставит меня в таком деле и не уйдет.

- Ладно, - нахмурился я. - Только, пожалуйста, найди какую-нибудь маску, закрытый шлем, в общем, что-нибудь, что не даст тебя узнать.

- Зачем? - в удивлении поднял брови шпион. - Чего ты боишься? Ведь скоро я стану твоим официальным помощником.

- Станешь, - не спорил я, затем как-то жалко произнес: - Не хочу, чтобы Эрнест тебя видел.

Вопреки ожидаемому, Кейлен не стал больше ничего спрашивать. Он даже не удивился и легко согласился с моим требованием. Только вышел на несколько минут и вернулся уже с аккуратным, закрытым шлемом, нахлобучил его на голову и я с удовлетворением заметил, что в прорези даже невозможно рассмотреть приметного цвета глаз канцелярца. Пробормотав что-то одобрительное, я пересел на диван, закатал рукава и начал прилаживать на свои места наручи с клинками. Кейлен снял пока шлем, уселся рядом и уставился в окно.

- Я приказал главе, а через него и всем своим не принимать никаких действий, что бы не случилось. Канцелярцы плохие воины, пользы не принесут, - тихо произнес он и я осознал, что друг действительно боится, как бы я не отправил его подчиненных на битву. Вернее на смерть.

- Кей, я все прекрасно понимаю. Твои люди не для этого предназначены. Они хорошие шпионы, прекрасные тайные убийцы, если нужно, но никак не воины. Тем более, что они мне пригодятся в ближайшем обозримом будущем, когда придется удерживать власть всеми способами.

- Ладно, не обращай на меня внимания, - улыбнулся друг. - Этих людей мне не жалко, просто это действительно бессмысленно и поэтому я боялся, что ты…

- Подумаю плохо на тебя, - закончил я за него. - Не волнуйся, я понимаю, почему ты бережешь своих людей. Их время еще не настало.

Мы улыбнулись друг другу уже открыто. Письма переданы, распоряжения отданы, теперь остается только ждать. И весь час мы развлекались пустыми, веселыми беседами, скрывая тем самым напряжение. Кейлен рассказывал смешные истории, которым он был свидетелем, я искренне смеялся над ними, и в разгар веселья в кабинет нагрянула Девятка. Они с изумлением посмотрели на нас с Кейленом и только покачали головами.

- У вас двоих явно железные нервы, - с оттенком зависти произнес Нагаль. Он оглядел пустой поднос, где одиноко стояли тарелки, измазанные сливочным кремом. - Однако…

- Располагайтесь, кто где может, - махнул рукой я. - Человек Кейлена сообщит нам, когда на площади начнется заварушка. Арнакан!

- Мм? - отозвался заместитель, первым запрыгивая в кресло. Обиженный Оровей пододвинул своего друга и устроился рядом. Нагаль и Ирн, недолго думая, сдвинули все письменные принадлежности на край стола и уселись прямо на столешницу. Та под их весом жалобно скрипнула. Я испугался, что она сломается, но деревянная доска выдержала.

Вартен остался стоять у дверей, прислонившись спиной к стене. Весь его вид выражал спокойствие, но я знал, что подчиненный готов зарубить каждого, кто ворвется в кабинет. Старший близнец и Эрбек устроились прямо на полу, скрестив ноги. А маг сумел втиснуться на диван к нам с Кейленом.

- Где остальные?

- Они сейчас подойдут, - пропыхтел заместитель, пытаясь спихнуть Оровея на пол. Тот весьма успешно сопротивлялся. Было видно, что каждый пытается сбросить напряжение, кто во что горазд. - Я приказал им ждать в приемной.

- Кстати, вот и они, - сообщил Вартен, выглянул за дверь. - Кажется скоро все начнется.

Разговоры прекратились сами собой. Я оглядел своих ребят, отметил, что все надели свое обмундирование, и спохватился, что сам до сих пор без доспехов. Дальше, Девятка (если считать Кейлена и не брать меня) наблюдала весьма забавную картину - маг обряжал Лорда в защиту. Пусть и не смеялись, но улыбались все. Да уж, я бы и сам похихикал над этой ситуацией, если бы не тяжесть… Стоп! А ведь доспехи совсем не тяжелые! По крайней мере, не настолько, насколько я представлял.

Попрыгав на месте, я сделал несколько упражнений (что было трудно, учитывая заполненный кабинет), но в итоге пришел к выводу, что двигаюсь немногим медленнее, чем обычно. Зато защищен от всех касательных ударов (боюсь прямых доспех не выдержит).

- Ну вот, Вы даже взрослее выглядеть стали, - не удержался от шпильки Нагаль. Все рассмеялись, но тут в дверь постучались, да мы и сами услышали шум, доносящийся с улицы. Выглянув в окно, я, к сожалению, не сумел ничего разглядеть, хоть погода стояла на удивление ясная и морозная.

- Готовьтесь, - отрывисто сказал я, отходя от окна. Кейлен выглянул за дверь и коротко переговорил с пришедшим. Затем повернулся ко мне и резко произнес:

- Пора, - затем надел шлем на голову и первым вышел в приемную. За ним последовал я, а потом и вся Девятка. Мы прошли мимо одетых, как стражники подчиненных и быстро оказались в коридоре. Вскоре кабинет и приемная опустели.

Я двинулся было во главе отряда, но меня быстро упихали в середину. Спорить и нарушать тишину не захотелось, тем более это мне на пользу. Впереди встали Арнакан и замаскированный Кейлен. Они согласованно выбирали дорогу и двигались к месту пребывания Эрнеста. Хорошо, что человек Кейлена четко указал путь.

Весь отряд двигался практически бесшумно, только изредка шуршали ткани плащей у меня и у Кейлена. На дороге нам никто не попадался. Практически все стражники, как и предполагалось, заняли оборону вокруг дворца. Слуги же попрятались кто куда. Рика я тоже отправил на кухню к его матери. Не хочу, чтобы мальчик пострадал. Так, если не ошибаюсь, мы уже приближаемся к самому обитаемому крылу дворца. Сомневаюсь, что Эрнест в своем кабинете. Но, думаю, что он неподалеку. И наверняка в той комнате, где есть потайной ход. Не ушел бы венценосный. Иначе конец нам придет. Ладно, понадеюсь на одного человека. Глядишь, и не подведет.

Шедший впереди меня Оровей остановился. Арнакан быстро выбил оружие из рук вышедшего из-за угла стражника и оглушил его. Мы переступили через неподвижное тело и двинулись дальше.

- Где-то здесь, - тихо произнес Кейлен. Его голос из-под шлема сильно искажался, так что был практически неузнаваем даже для меня. Это радовало. Сам не знаю почему. - Осторожно!

Первых двух человек, охраняющих подход к заветной комнате, шпион и заместитель сняли быстро, но это за счет эффекта неожиданности. Дальше атака завязла. Выскочившие из-за неприметных дверей чьих-то покоев стражи ввязались в бой с моими ребятами. Силы неравны. Моих явно больше. Мне даже не пришлось самому использовать оружие. Ребята справились сами, хоть и с потерями. Один из новеньких лежал на полу с перерезанным горлом. Но некогда сожалеть о его смерти. Пора наведаться к королю… Что это?

Сзади на нас напал новый отряд. На этот раз он сам вдвое превышал наш. Я даже на время перестал ориентироваться из-за непрекращающегося лязга оружия, криков и ругани. Но вовремя взял себя в руки и заставил клинки выскочить из наручей. Пора и самому побиться за дело. Первого стража, я поймал на том, что он явно впервые сталкивался с таким оружием. Чуть присев и, сделавшись еще ниже, я отвел удар меча стража и, прыгнув вперед и вверх, пробил горло противника.

- Элита, - пренебрежительно хмыкнул я и тут же получил удар по шлему. Хорошо, хоть касательный, но звон в голове долго не утихал. Пришлось мысленно дать себе оплеуху за гордость и принять врагов всерьез.

Оровей тут же появился сбоку. Он бросил на меня внимательный взгляд и остался рядом, страхую при необходимости. Личные телохранители тоже не отдалялись. Впрочем, хоть кто-нибудь из Девятки но периодически появлялся передо мной, отводя противника на себя. Защитники, чтоб их. Короля мне захватите!!!

- Быстрее! - закричал я, стараясь перекрыть шум в узком коридоре. Мы слишком завязли здесь. Эрнест может спокойно уйти по ходу, и тогда мы никогда его не найдем до назначенного срока.

На мой крик повернулись двое защитников короля. С одним справился я, а вот от другого меня закрыл Ирн, за что и поплатился. Подчиненный рухнул на пол с рассеченным лицом. Еще раньше с него слетел шлем. Вот такая вот случайность, стоившая ему жизни. С рыком я прыгнул с места и умудрился повалить убийцу одного из Девятки. Получил по животу ножом, но доспех защитил, хоть и вмялся. Зато мой клинок попал в прорезь для глаз. Раздался крик боли, и я скатился с мертвеца. Кто-то рывком поднял меня на ноги и оттолкнул к стене. Затем там я столкнулся со стражем и, уйдя из-под удара, отпрыгнул еще дальше. Так мне до дверей не добраться! Как бы не оказалось поздно.

Мои подчиненные хоть медленно, но зато верно приближались к дверям. Пол уже устилали трупы и было неясно, стражей или товарищей. Идти было сложно. Кровь, оружие, части доспехов - все затрудняло продвижение вперед. К тому же я понимал, что если сейчас вмешаюсь в эту кучу беспрестанно шевелящихся тел, то могу погибнуть. Нет, должен быть другой путь. Его не может не быть!

Я решил отойти немного назад по коридору, что и выполнил, походя получив по плечу. Доспех опять не подвел, но зато вогнулся внутрь, больно царапая кожу. Чей-то сильный удар по голове сдвинул шлем и я, морщась от боли, сорвал мешающую часть доспеха. Да, сейчас я еще более уязвим, но зато больше ничто не давит на висок. Один удар в эту часть и чуть покореженный металл впился бы мне в самую уязвимую, с моей точки зрения, часть черепа. Едва я это сделал, как ко мне подскочил один из стражей и схватил за руку. От удивления я не сразу вырвал свою конечность, но вскоре исправил это упущение.

- Лорд, - зашипел он. - Быстрее.

Под шлемом не было видно лица, так что ловушка была весьма вероятна, но я решил послушаться свою интуицию и покорно выскочил из свалки в свободную часть коридора. Секунду спустя рядом оказался человек в практически глухом шлеме. Он уже занес руку для удара, но я успел пресечь это. Кейлен замер, но опустил оружие и в упор посмотрел на меня.

- Сними шлем, - приказал я тому, кто вывел меня сюда. Тот послушался, но тут же взмолился:

- Лорд, пожалуйста, не теряйте времени. Иначе он уйдет, - передо мной стоял тот, кого я уже давно внедрил в личную охрану Эрнеста. - Идемте, - дальше я не сомневался и быстро зашагал за своим подчиненным. Кейлен последовал за мной. Мы втроем буквально вылетели в соседний коридор, где провожатый быстро открыл проход в тайный коридор. Первым бежал "телохранитель" короля. Затем я, а потом Кейлен. Все это время двойной агент кратко просветил меня, что произошло. - Мы услышали шум. Затем к королю прибежал помощник командира элиты. Он сообщил, что на дворец напали. Мы (телохранители) тут же отвели правителя и Советника в эту комнату. И остались с ними. Помощник обещал прислать еще два десятка для охраны венценосного. Когда Вы напали, все телохранители, кроме меня и еще двоих самых доверенных, встретили Вас, а мы обязались вывести Эрнеста за пределы дворца. Я вызвался проверить дорогу. Нужно торопиться, пока он не заподозрил измену.

Следующие минут пять мы бежали по темному узкому коридору в полнейшем молчании. Затем провожатый перешел на шаг и осторожно двинулся вперед. Послышались тихие голоса.

- … Он уже должен был вернуться. Ждем еще пару минут, и уходим, - четко и строго сказал Эрнест. Уж его-то голос я узнаю из тысячи.

Мы остановились перед стеной, за которой находился король и его телохранители. Мой провожатый тихо отстучал условный сигнал и распахнул скрытую дверцу. Затем он стремительно влетел в небольшую пустую комнату и прыгнул на первого телохранителя. Оттолкнув меня, Кейлен так же не стал терять время и постарался как можно быстрее обезвредить второго защитника. Мы с Эрнестом остались один на один. Король вытащил свой клинок. Он был без доспехов, в богатой одежде, местами покрытой пылью от многочисленных переходов по тайным коридорам. Правитель устало посмотрел на меня и грустно произнес:

- Знаешь, когда мне сказали, что напал ты, я сперва не поверил. Леренс тоже. Но, к сожалению слова моих людей оказались правдой. Мы увидели тебя там в коридоре. Знаешь, Советник даже не пошел со мной. Он был настолько поражен твоим предательством, что не захотел уходить из той комнаты. Он предпочел погибнуть, чем жить с этим, - слова Эрнеста били больно, но уже не так. Я был готов к такому развитию событий и к тому, что отец отречется от меня - тоже. Так что не дал сбить себя с толку. Тем более что телохранители короля обезврежены и деваться ему некуда. - Почему ты это сделал? Ты ведь дворянин, почему ты пошел на предательство? Разве отец не учил тебя?

- Он - нет, - усмехнулся я. - И да, я дворянин. А насчет предательства - клятвы не давал. Знаешь, Эрнест, во всем произошедшем есть и твоя доля вины. Ты слишком сильно отличаешься от своего отца. Увы, в худшую сторону, - неожиданный удар по клинку короля и меч отлетел в сторону, оставив правителя безоружным. - Вот видишь, - заметил я, - а Иранест вряд ли такое допустил бы.

Губы Эрнеста сжались в тонкую злую линию. Он резко дернулся в сторону двери, но я тут же встал на его пути. Мы почти ровесники, но я лучше обучен. Один удар и трон свободен. Видимо, свергнутый государь понял это, раз спросил:

- Сам решил занять трон? Ну да, а кто же еще. Ты тоже не похож на своего отца. Леренс никогда не опустился бы до такого.

- А я не опустился. Я наоборот поднимаюсь, - ни Кейлен, ни мой провожатый не двигались с места, однако внимательно вслушивались в разговор.

- Сам додумался до такого? - появившаяся ухмылка на лице Эрнеста была кривой и злой. - Весь план ведь был продуман не только тобой. Кто тебе помогал? - он бросил взгляд на двоих моих людей, но с разочарованием отвернулся. Лица Кейлена не было видно.

Можно в принципе и рассказать. Ведь Эрнест в любом случае умрет сегодня. Но…

- Не в этот раз.

Клинок резко вошел в горло, и на мои руки хлынула горячая королевская кровь. Глаза Эрнеста остекленели, хрип утих. Он начал заваливаться на меня, но я сделал пару шагов назад. Тело бывшего правителя упало на пыльный пол.

- Теперь пошли отсюда, - я резко махнул рукой Кейлену, только сейчас вспомнив, что мой отец там, в той комнате. - А ты, - я повернулся к бывшему королевскому телохранителю. - Позаботься о теле. Отнеси его в королевскую усыпальницу и спрячь там. Потом похороним.

Я выбежал в коридор и понесся в обратном направлении. Догнавший меня Кейлен на бегу спросил:

- Куда ты так торопишься?

- Отец… его могут убить… - выдохнул я. - Пока я… терял время

- Прошло не так много, как ты думаешь, - заметил друг. - И… - тут он замялся. - Знаешь, ты молодец. Не знаю почему, но хорошо, что ты не стал ничего рассказывать.

- Просто вспомнил, из-за чего погорели многие из заговорщиков, - усмехнулся я. На вопросительное мычание шпиона пояснил, - слишком долго распинались о своем уме, коварстве. Короля к тому времени успевал кто-нибудь спасти.

Кейлен хохотнул и после этого замолчал. Мы бежали по коридорам, протискиваясь через некоторые излишне узкие проходы. Пока что я не ощущал ничего - ни усталости, ни боли, ни отвращения ко всему произошедшему, но скоро придет и это. Главное, чтобы к тому времени я уже был один в своей комнате. И… а с чего я должен переживать? Я ведь именно к этому и стремился! Да, мне не хотелось убивать Эрнеста собственноручно, но только так я мог быть уверен в том, что король действительно умер. И вообще… Мой план удался! Не могу поверить, но это так!!!

Мой ликующий крик разнесся по темному коридору. Сзади счастливо засмеялся Кейлен. Он понимал мои чувства. Мы живы, мы победили! Каким образом выбили эту победу и какими потерями, подумаем на досуге, а сейчас нужно радоваться… и разбираться с остальными проблемами. Мы, наконец, достигли исходной точки. Чуть продвинулись вправо и оказались перед скрытой дверью в ту самую комнату. Судя по шуму, в коридоре бой уже заканчивается. Я действительно отсутствовал недолго. Просто так казалось в запале. С трудом найдя рычаг, я влетел в комнату и успел как раз вовремя.

- Стоять!!! - мой крик заставил всех замереть на месте. И отца, и одного из стражи, и моего подчиненного из новеньких, который уже занес меч над головой Советника. - Всем сложить оружие!

Подчиненный выполнил приказ сразу же. Страж - только после хорошего удара, выбившего меч из вражеских рук. Следом упал бессознательный защитник. Выполнивший свое дело подчиненный снова замер на месте. В коридоре воцарилась тишина. В распахнутую дверь вошел весь покрытый своей и чужой кровью Арнакан и радостно воскликнул нечто нечленораздельное, увидев меня.

Я прошел вперед. Кейлен подошел к заместителю и что-то сказал. Арнакан широко улыбнулся и тут же выскочил за дверь. Секунду спустя оттуда донесся ликующий вой. Мой отец вздрогнул, услышав его. Опустил свой меч и повернулся ко мне. На его лбу пролегла горькая складка:

- Судя по тому, что я слышу - Эрнест мертв? - тихо спросил он. Я кивнул. Лернес отбросил клинок и рухнул в стоявшее неподалеку кресло. Закрыл лицо руками. Кейлен тут же потянулся к выходу и вывел за собой едва не убившего отца подчиненного. Я же пододвинул второе кресло поближе и сел напротив Советника. Тот, наконец, поднял голову и взглянул на меня полными боли глазами. - Зачем?

От этого безжизненного голоса меня передернуло. Запоздало кольнуло сомнение, но тут же исчезло, подавленное волей. Но отец выглядел сломленным. Я никогда его таким не видел. Он был огорчен, был в ярости, иногда грустил или печалился, но еще никогда он не смотрел на меня такими глазами. Глазами преданного сыном отца. Но почему? Я ведь тебя не предавал! Ты сам меня бросил!

- Ты сам меня бросил, - невольно повторил я тихим голосом. Отец, уже собиравшийся закричать, резко выдохнул набранный в грудь воздух и сник:

- Возможно, ты и прав, - задумчиво проговорил он. Затем с сожалением вздохнул, - я слишком мало времени тебе уделял и не заметил, как ты начал превращаться в подлеца. Ты предал корону.

- О нет, - горько рассмеялся я. - Корону я как раз не предавал. Ей я был верен и уже давно, а вот короля… Эрнест был слаб. Раз он позволил отобрать свой трон, значит он недостоин его.

- Значит, ты так считаешь? Так?! - вскричал в ярости Леренс. Он подался вперед, словно собираясь схватить меня за шкирку и хорошенько встряхнуть. - Да что ты можешь знать, щенок! Эрнест сильный человек… был им, - голос Советника чуть дрогнул, но он совладал с собой и продолжил. - Он пережил смерть матери, отца и все же не побоялся принять корону в своем возрасте. Он удерживал страну, не давал ей стать слабее той же Лирии. И он старался отомстить за смерть отца от рук таких как ты. И он справился. И после этого, ты считаешь его слабым? - отца трясло от гнева. Его руки сжались в кулаки, а в глазах была… нет, не ненависть, но что-то на нее похожее.

- Да, - спокойно ответил я. На меня накатило равнодушие. Я уже предвидел конец этого разговора.

Это спокойствие остановила Советника на полпути. Отец замер, опустил уже протянутую для удара руку и обмяк в своем кресле. Какое-то время в комнате висело тяжелое молчание. Каждый думал о своем, жалел о разном и мечтал что-то исправить, но не дано…

- Ты не мой сын, - глухо произнес Леренс ожидаемые слова. Я никак не отреагировал. Советник продолжил. - Знаешь, Мир, я ждал беды с любой стороны… С любой, но только не с твоей. О твоей преданности и честности я клялся перед королем. А ведь ты… ты так и не принес клятву верности. Может ты и прав. Это ошибка Эрнеста. И моя. Но мы не знали, что ты окажешься таким неблагодарным.

Я мог возразить. И на счет своей честности - ведь не врал ни тому, ни другому, и на счет преданности, и на счет неблагодарности. Я ничего не должен Эрнесту. И мне не за что быть ему благодарным. Разве что теперь - за корону. Но и этого я добился сам. На все можно возразить, но не буду. Отношения с отцом этим не восстановишь, а вот разбередить душу самому себе могу.

- Ты будешь действовать против меня? - с искусно подделанным безразличием спросил я. Отец поднял на меня взгляд и чуть заметно улыбнулся. Впервые за нашу сегодняшнюю встречу:

- Против тебя? Нет. Пусть я и отрекся от тебя, но пойти против родного человека не смогу, в этом можешь быть спокойным, - несмотря на всю свою мысленную браваду, я незаметно перевел дух. Тоже не уверен, что смог бы пойти против отца напрямую. Что бы не произошло, я люблю его. - Я просто уеду.

Да, это было бы самым замечательным. Я не смог бы постоянно видеть его укоряющее лицо и чувствовать смутную, не признаваемую вину. Единственное о чем я сожалею во всей этой истории - так это то, что причинил боль отцу. А в остальном мне не нужно искать оправданий самому себе. Мой взгляд пробежался по обстановке комнаты. Мозг отстраненно осознавал, что мы находимся в небольшом запасном кабинете. Вдоль стены, что за спиной отца, тянулся шкаф с бумагами. Рядом со мной, как раз напротив входа в потайной коридор, находился стол. Третье кресло оказалось перевернутым в процессе схватки. На ковре отпечатались следы крови. Валялись осколки разбитой вазы, возле дверей лежал поломанный подсвечник. Не удивлюсь, если об чью-то голову его и повредили.

- Ты оставляешь пост, - это был уже не вопрос, а констатация факта. Отец кивнул. - Кому его передашь?

Ответа не последовало. Тогда я поднялся со своего кресла, нашарил в шкафу чистый листок, поднял с пола не разбившуюся чернильницу. Откупорил ее и поставил на стол. Туда же полетела бумага и перо. Я тихо попросил отца передать пост герцогу Лайну.

- Уже и выбрал для себя главного Советника, - насмешливо произнес Леренс, но все же подошел к столу и сел писать. - Что ж, готов признать, что твой выбор хорош. Этот человек справится. И как ты привлек его на свою сторону? Впрочем, ты умеешь нравиться людям, можешь внушить им доверие, - последние слова прозвучали иронически. Отец смеялся над самим собой. - Если это действительно ты придумал весь план, а я в этом не сомневаюсь, то признаю, недооценил тебя, Мир. У тебя оказалось много неучтенных талантов. - Я молчал, поджав губы. Только машинально следил за тем, как рука Леренса выводит уверенные слова о своей отставке в пользу герцога. - Надеюсь, ты окажешься хорошим королем. И молю небеса, чтобы ты не уничтожил нашу страну, - с этими словами он поставил последнюю точку на бумаге, присыпал все это мелким песком, покрывавшим весь стол и струйкой сочившимся из пробитой баночки. Затем сдул лишнее и протянул листок мне. - Ты получил все, что хотел. Не смотря ни на что, надеюсь, что ты будешь счастлив с этим грузом, что добровольно взвалил на себя. Прощай.

- Прощай, отец, - я сел обратно в кресло, запрокинул голову и прикрыл глаза. - А я надеюсь, что ты когда-нибудь простишь и поймешь меня.

- Это моя вина, - покачал головой отец. - А ты… ты прости себя сам, - он открыл дверь и вышел наружу.

- Мне себя не за что прощать, - ответил я закрывающейся двери. Может он услышал, а может и нет. Кейлен выведет его отсюда и даст ему провожатого. Леренс сможет безопасно покинуть столицу и вернуться в свое поместье. Вряд ли мы с ним еще когда-нибудь увидимся. Это произойдет только если отец поймет все и примет. Что навряд ли.

Подняв ресницы и посмотрев в потолок, я обнаружил, что какая-то пелена не дает мне рассмотреть узор на белоснежном камне. Опустив голову, я смахнул с глаз возникшие слезы. Затем мысленно попрощался с отцом и встал. Сейчас не время жалеть о чем бы то ни было. Пора действовать.



Глава 24. | Обратная сторона | Глава 26.