home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



23

Мэтти Первис сидела в темноте, размышляя о том, как скоро наступает смерть от голода. Она слишком быстро расправлялась с запасами еды. В мешке остались всего шесть шоколадных батончиков, полпакетика крекеров и несколько кусочков вяленой говядины. "Мне нужно распределить это, – подумала она. – Растянуть запасы, чтобы хватило еще на..."

"На сколько? А потом умереть от жажды?"

Она откусила немного драгоценного шоколада, и ей мучительно захотелось отхватить еще один кусочек, но она все-таки устояла, проявила силу воли. Она аккуратно завернула остаток батончика. "Если уж будет совсем невмоготу, можно есть бумагу, – подумала она. – Бумага ведь съедобная? Она сделана из дерева, а голодные олени объедают кору с деревьев, значит, в ней есть пищевая ценность. Да, береги бумагу. Не пачкай ее". Она неохотно убрала недоеденный батончик обратно в пакет. Закрывая глаза, она думала о гамбургерах, жареной курице и всех запретных продуктах, от которых ей пришлось отказаться, после того как Дуэйн сказал, что беременные женщины напоминают ему коров. Имея в виду, что она напоминает ему корову. В течение двух недель после этого Мэтти не ела ничего, кроме салатов, пока однажды ей не стало плохо и она не упала в обморок прямо в магазине "Мейсиз". Дуэйн побагровел от ярости, когда встревоженные продавщицы кинулись к ним, спрашивая, все ли в порядке с его женой. Он прогнал их и зашипел на Мэтти, чтобы та поднималась. "Имидж – все", – любил повторять он, и вот – представьте себе – он, господин БМВ, и его развалившаяся на полу жена-корова в безразмерных брюках. "Да, я корова, Дуэйн. Большая красивая корова, вынашивающая твоего ребенка. Так приди и спаси нас, черт возьми! Спаси нас, спаси нас".

Откуда-то сверху послышались шаги.

Когда ее похититель приблизился, Мэтти перевела взгляд на крышку ящика. Она уже узнавала его походку – легкую и осторожную, как у крадущейся кошки. Каждый раз, когда он появлялся, она умоляла выпустить ее. И каждый раз он уходил, оставляя ее в ящике. И вот сейчас ее запасы еды и воды были на исходе.

– Дамочка!

Она не ответила. "Пусть побеспокоится, – решила она. – Он захочет узнать, все ли со мной в порядке, и откроет крышку. Я должна быть живой, иначе он не получит выкуп".

– Поговорите со мной, дамочка.

Мэтти молчала. "Ничто другое не помогало, – подумала она. – Может, мое молчание испугает его? Может, теперь он выпустит меня?"

Послышался глухой удар о землю.

– Вы там?

"А где мне еще быть, говнюк?"

Долгая пауза.

– Хорошо. Если вы уже мертвы, тогда нет смысла вас выкапывать. Так ведь? – Шаги двинулись прочь.

– Постойте! Постойте! – Она включила фонарик. Начала барабанить по потолку. – Вернитесь, черт бы вас побрал! Вернитесь! – Она прислушалась. Ее сердце бешено колотилось. Мэтти едва не рассмеялась от облегчения, когда услышала, что шаги возвращаются. Насколько же она жалка! Унизилась до того, чтобы выпрашивать у него знаки внимания словно отвергнутая любовница.

– Вы проснулись, – сказал он.

– Вы говорили с моим мужем? Когда он собирается заплатить вам?

– Как вы себя чувствуете?

– Почему вы не отвечаете на мои вопросы?

– Ответьте сначала на мой.

– О, я чувствую себя просто превосходно!

– А как малыш?

– У меня кончается еда. Мне нужно еще.

– Еды у вас достаточно.

– Простите, но здесь, в яме, сижу я, а не вы! Я умираю с голоду. Как вы получите деньги, если я умру?

– Успокойтесь, дамочка. Отдыхайте. Все будет хорошо.

– Но все совсем не так хорошо, как вам кажется!

Ответа не последовало.

– Эй вы! Эй! – закричала она.

Шаги уже удалялись.

– Постойте! – Она забарабанила по потолку. – Вернитесь! – Она стучала по дереву кулаками. Ее вдруг охватила страшная ярость, которой она никогда прежде не испытывала. Она завопила: – Вы не можете поступить так со мной! Я же не животное! – Когда заболели руки, она привалилась к стене, сотрясаясь от рыданий. Рыданий ярости, а не поражения. – К черту вас, – всхлипывала она. – К черту вас. И к черту Дуэйна. И будьте прокляты вы все, ублюдки!

В изнеможении она откинулась на спину. Закрыла рукой глаза, вытирая слезы. Чего он от нас хочет? Дуэйн уже должен был заплатить ему. Тогда почему я до сих пор здесь? Чего он ждет?

Ребенок брыкнулся. Она прижала руку к животу – успокаивающий жест, который должен был передать ее тепло малышу. Она почувствовала, как напряглось все внутри, и ей показалось, что прошла первая схватка. Бедняжка. Бедный...

Ребенок.

Она замерла, раздумывая. Вспоминая все разговоры, которые вела с незнакомцем. Ни слова о Дуэйне. Ни слова о деньгах. Полный бред. Если бы этот ублюдок хотел денег, ему следовало бы идти к Дуэйну. Но он ничего не спрашивает о муже. Он не говорит о Дуэйне. Что, если он даже не звонил ему? Что, если он и не требовал выкупа?

"Тогда чего он хочет?"

Фонарик постепенно угасал. Второй комплект батареек был на исходе. Оставалось еще два, а потом – кромешная тьма. На этот раз она не испытывала паники, когда лезла в пакет за свежими батарейками и вскрывала новую упаковку. Я уже делала это, я снова смогу. Она отвернула крышку фонарика, спокойно извлекла старые батарейки и вставила новые. Снова вспыхнул яркий свет – отсрочка перед долгой ночью, наступления которой она так боялась.

"Все умирают. Но я не хочу умирать в этом ящике, где никто не отыщет даже моих костей".

Экономь свет, экономь свет, сколько сможешь. Она выключила фонарик и лежала в темноте, чувствуя, как страх все сильнее сжимает ее в своих жестоких объятиях. "Никто не знает, – думала она. – Никто не знает, что я здесь".

Перестань, Мэтти. Возьми себя в руки. Ты можешь положиться только на себя.

Она повернулась на бок и свернулась клубком. Услышала, как что-то покатилось по полу. Одна из батареек, теперь уже бесполезная.

"А вдруг никто не знает, что меня похитили? Вдруг никто не знает, что я еще жива?"

Она обхватила руками живот и еще раз прокрутила в голове свои разговоры с похитителем. "Как вы себя чувствуете?" Именно это он всегда и спрашивал: как она себя чувствует? Как будто его это волновало. Как будто злодею, засадившему в ящик беременную женщину, есть дело до того, как она себя чувствует. И тем не менее он постоянно интересовался ее здоровьем, а Мэтти умоляла выпустить ее.

"Он ждет другого ответа".

Она поближе подтянула колени, и ее ступня ударилась о какой-то предмет, тут же откатившийся в сторону. Она присела и включила фонарик. Начала шарить по полу в поисках использованных батареек. Их было четыре, да еще две новые в упаковке. И две в фонарике. Она снова выключила фонарь. Экономь свет, экономь свет.

В темноте она начала расшнуровывать ботинок.


* * * | Двойник | cледующая глава