home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



18

– Вы все правильно сделали. Убрались оттуда в надежное место, – одобрила ее Риццоли.

Маура сидела за своим столом, уставившись на смятые бумаги, которые Риццоли подобрала на стоянке. Досье Никки Уэллс, растрепанное, в панике затоптанное в грязь. Даже в компании Риццоли Маура чувствовала себя не вполне спокойно.

– Нашли какие-нибудь отпечатки на двери? – спросила Маура.

– Довольно много. Как на двери любого автомобиля.

Риццоли подкатила кресло к столу Мауры и села. Положила руки на свой выступающий живот. "Мама Риццоли – беременная и вооруженная, – заметила про себя Маура. – И надо же – именно она выступает в роли моей спасительницы!"

– Как долго ваша машина там стояла? Вы сказали, что приехали около шести.

– Но царапины могли появиться и раньше. Я не каждый день открываю пассажирскую дверь. Только если ставлю сумки или другую поклажу. Сегодня я обратила на нее внимание только потому, что автомобиль был припаркован прямо под фонарем.

– Когда в последний раз вы смотрели на эту дверь?

Маура потерла виски.

– Я точно знаю, что вчера утром все было в порядке. Когда уезжала из Мэна, я ставила свою сумку на переднее сиденье. Царапины я бы заметила.

– Хорошо. Вчера вы ехали домой. А потом?

– Всю ночь машина стояла в гараже. А сегодня утром я приезжала к вам на Шредер-Плаза.

– Где вы припарковались?

– В гараже рядом с главным управлением полиции. На Коламбус-авеню.

– Значит, всю вторую половину дня машина стояла в том гараже. А мы ездили в тюрьму.

– Да.

– В гараже круглосуточное видеонаблюдение.

– Правда? Я что-то не заметила...

– А потом вы куда поехали? После того как мы вернулись из Фрэмингэма?

Маура заколебалась.

– Доктор!

– Я ездила к Джойс О'Доннел. – Она встретилась взглядом с Риццоли. – Не смотрите на меня так. Мне необходимо было с ней встретиться.

– А меня вы собирались поставить в известность?

– Конечно. Послушайте, мне необходимо узнать как можно больше о своей матери.

Риццоли откинулась на спинку кресла, поджала губы. "Она недовольна мной, – подумала Маура. – Она ведь просила меня держаться подальше от О'Доннел, а я не послушалась".

– Как долго вы пробыли у нее? – спросила Риццоли.

– Около часа. Джейн, она рассказала мне кое-что интересное. Амальтея выросла в Фокс-Харборе. Вот почему Анна отправилась в Мэн.

– А после того как вы вышли из дома О'Доннел? Что было дальше?

Маура вздохнула.

– Я приехала прямо сюда.

– Вы не заметили, за вами никто не ехал?

– С чего бы это вдруг? У меня голова забита совсем другим.

Какое-то время они молча смотрели друг на друга, и напряжение, вызванное визитом Мауры к О'Доннел, как будто висело между ними.

– Вы знали, что у вас сломана камера видеонаблюдения? – спросила Риццоли. – Та, что на парковке.

Маура усмехнулась. Пожала плечами.

– А вы знали, на сколько сократили наш бюджет в этом году? Эта камера не работает вот уже несколько месяцев. По-моему, даже заметно, что провода висят.

– Я имею в виду, что она бы отпугнула вандалов.

– К сожалению, не отпугнула.

– Кто еще знает о том, что камера сломана? Все ваши сотрудники, верно?

– Мне не нравится ваш намек. – Маура внезапно заволновалась. – Многие видели, что камера неисправна. Копы. Водители. Все, кто привозил сюда трупы. Достаточно лишь поднять голову, чтобы это заметить.

– Вы говорили, когда вы сюда подъехали, на стоянке стояли две машины. Доктора Костаса и Йошимы.

– Да.

– А когда выходили из здания около восьми, машин уже не было.

– Да, они уехали.

– У вас хорошие отношения с ними?

Маура хохотнула.

– Вы шутите, верно? Потому что ваши вопросы смехотворны.

– Я должна задать их.

– Но почему? Вы же знаете доктора Костаса, Джейн. И Йошиму. Не можете же вы подозревать их, в самом деле.

– Они оба были на стоянке. Проходили мимо вашей машины. Доктор Костас вышел первым, примерно в шесть сорок пять. Йошима вскоре после него, возможно, в семь пятнадцать.

– Вы говорили с ними?

– Они оба сказали, что не видели царапин на вашей машине. По идее, они должны были их увидеть. Йошима наверняка бы заметил, поскольку его машина стояла рядом с вашей.

– Мы работаем вместе вот уже два года. Я знаю его. И вы его знаете.

– Мы думаем, что знаем.

"Не надо, Джейн, – подумала Маура – Не заставляйте меня опасаться собственных коллег".

– Он проработал в этом здании восемнадцать лет, – сказала Риццоли.

– Эйб практически столько же. И Луиза.

– Вы знали, что Йошима живет один?

– Я ведь тоже живу одна.

– Ему сорок восемь лет, он никогда не был женат и живет один. Каждый день приходит на работу, а тут вы, такая близкая и знакомая. Вы оба работаете с трупами. Занимаетесь довольно мрачным ремеслом. Это предполагает некую связь между вами. Те ужасы, которые видели только вы и он.

Маура подумала о том, как много времени они с Йошимой проводили вместе в лаборатории, среди стальных столов и острых инструментов. Он, казалось, всегда предугадывал ее желания и мысли. Да, разумеется, между ними существовала невидимая связь, ведь они были единой командой. Но, снимая перчатки и бахилы, они расходились в разные стороны, у каждого была своя жизнь. Они не общались вне бюро, даже ни разу не выпили после рабочего дня. "В этом мы с ним похожи, – подумала она. – Двое отшельников, которые встречаются только у стола с трупами".

– Знаете, я симпатизирую Йошиме, – вздохнув, призналась Риццоли. – Мне противно даже думать о такой возможности. Но есть вещи, которые я должна просчитывать, это моя работа.

– Ваша работа? Она состоит в том, чтобы сделать из меня параноика? Я и так достаточно напугана, Джейн. Не заставляйте меня бояться тех, кому я должна доверять. – Маура собрала со стола бумаги. – Вы закончили с моей машиной? Я бы хотела уехать домой.

– Да, мы закончили. Но я не уверена в том, что вам стоит ехать домой.

– А что вы прикажете мне делать?

– Есть другие варианты. Вы можете отправиться в отель. Или переночевать у меня на диване. Я только что говорила с детективом Баллардом, и он обмолвился, что у него есть свободная комната.

– С какой стати вы общаетесь с Баллардом?

– Он каждый день справляется у меня, как идет расследование. Час назад звонил, и я рассказала, что случилось с вашей машиной. Он приехал посмотреть.

– Так он сейчас на стоянке?

– Да, недавно подъехал. Он очень обеспокоен, доктор. И я тоже. – Риццоли немного помолчала. – Так что вы решили?

– Я не знаю...

– Ну, у вас есть несколько минут подумать. – Риццоли с трудом поднялась на ноги. – Пойдемте, я провожу вас.

"Абсурд какой-то, – думала Маура, пока они шли по коридору. – В роли моей защитницы женщина, которой трудно даже подняться с кресла". Но Риццоли ясно дала понять, что она здесь главная и отвечает за безопасность. Так что именно она открыла дверь и первой вышла на улицу.

Маура проследовала за ней к "Лексусу", возле которого стояли Фрост и Баллард.

– Как вы, Маура? – осведомился Баллард. Его лицо было в тени, и она не могла ничего прочитать в его глазах.

– Хорошо.

– Все могло обернуться гораздо хуже. – Он взглянул на Риццоли. – Вы сказали ей, что мы думаем?

– Я порекомендовала ей не ехать сегодня домой.

Маура посмотрела на свою машину. Три царапины отчетливо выделялись на дверце и казались еще более угрожающими. Они напоминали раны, оставленные когтями хищника. "Убийца Анны разговаривает со мной. А я даже не догадывалась, насколько близко он подобрался".

– Эксперты заметили небольшую вмятину на водительской двери, – сообщил Фрост.

– Она давняя. Кто-то врезался в меня на стоянке несколько месяцев назад.

– Значит, нас интересуют только царапины. Ребята сняли несколько отпечатков пальцев. Им понадобятся и ваши, доктор. Снимите их как можно быстрее.

– Конечно. – Она подумала о тех пальцах, с которых они снимали отпечатки в морге. "Мои они получат раньше времени. Еще при жизни". Она обхватила руками грудь и, хотя вечер был теплым, почувствовала озноб. Представила, как войдет в свой пустой дом и запрется в спальне. Пусть даже она забаррикадируется, но ее дом все равно не станет крепостью. Окна легко можно разбить, а сетки на них вырезать ножом.

– Вы сказали, что это Чарльз Касселл расцарапал машину Анны. – Маура взглянула на Риццоли. – Касселл не стал бы делать это с моей машиной.

– Нет, у него нет на это причин. Эти царапины – предупреждение именно вам, – сказала Риццоли. И тихо добавила: – Возможно, Анна была ошибкой.

"Мне. Я должна была умереть".

– Так куда вы решили ехать, доктор? – поинтересовалась Риццоли.

– Не знаю, – ответила Маура. – Я не знаю, что делать...

– Может, для начала уйти отсюда? – предложил Баллард. – Чтобы не маячить на всеобщем обозрении?

Маура бросила взгляд на тротуар. Различила силуэты прохожих, привлеченных светом проблесковых маячков полицейского патруля. Лиц этих людей она не видела, они были в тени, в то время как она стояла в лучах света словно актриса на сцене.

– У меня есть свободная спальня, – сказал Баллард.

Она упорно не смотрела на него, сосредоточившись на безликих тенях уличных зевак. "Все развивается слишком быстро, – подумала она. – Слишком много решений нужно принять сразу, в одно мгновение. Сделать выбор, о котором потом, возможно, придется пожалеть".

– Доктор! – окликнула ее Риццоли. – О чем задумались?

Наконец Маура перевела взгляд на Балларда. И вновь ощутила знакомое волнение.

– Похоже, больше мне некуда пойти, – произнесла она.


* * * | Двойник | * * *