home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14.

Феникс.


Пройдя поворот пещеры, путешественники попали в короткий коридор, за которым начинался широкий зал с высоким потолком. На разглядывание подробностей интерьера ни один из них времени тратить не стал – «живое пламя», расположившееся посередине зала, полностью поглощало внимание новоприбывших.

Только через минуту Александр рассмотрел, что пламя, в разных участках имеет разные оттенки, складывающиеся в рисунок перьев. Если приглядеться, то можно было рассмотреть тучное продолговатое тело, расположившееся на коротких ножках, по бокам протянулись складки крыльев, а сверху небольшая голова правильной круглой формы с полуприкрытыми, светящимися ярким белым светом, глазами. Юному магу показалось, что существо приглядывается к нему, и даже использует какие-то чары.

– Смертные, зачем вы меня побеспокоили? – разбил тишину гулкий голос существа.

– Чего? – в свою очередь сказал на оркском Харас.

Ученик понял, что существо говорило на русском, только после встречного вопроса орка. Теперь он окончательно убедился в магическом происхождении огненной птицы. Это, конечно, и так было ясно, но в этом мире с ним разговаривали на родном языке только очень могущественные духи.

– Мы это… проходили мимо… – попытался ответить ученик.

– Ага, и решили заглянуть на огонек, – состроил ехидную рожицу феникс. Александр, наконец, смог вспомнить, кого ему напоминало это существо.

Юный маг задумчиво переступил с ноги на ногу и нерешительно убрал свой меч в пространственный карман. Убрал свое оружие и Харас.

– Что он сказал? – толкнул ученика в бок орк.

– Спросил, чего приперлись – тихо шепнул в ответ Александр.

– Тут ходить нельзя? – так же тихо спросил учитель.

– Чего шепчемся? – прервал их разговор феникс. – И попрошу говорить на одном языке со мной. За один раз я могу настроиться только на один неизвестный мне язык.

Пока он говорил, путники вошли в зал и подошли ближе к фениксу. Правда, пришлось остановиться на расстоянии десятка метров – от огненной птицы шел сильнейший жар, и чем ближе к фениксу, тем горячее был воздух. С близкого расстояния Александр смог оценить размеры птицы: рост метр и двадцать два сантиметра вместе с хохолком, между крыльями у их основания было сорок пять сантиметров, к низу тело сужалось, завершаясь массивными ногами с птичьими четырехпалыми лапами и роскошным хвостом не менее метра в длину. Столь точно определить размеры ученику помогла постоянная практика в проведении различных ритуалов – часто нужно было на глаз расчертить рисунок с точностью до миллиметра. В таких условиях глазомер разработаешь в любом случае.

– Он не знает русского, – пояснил фениксу юный маг.

– Так зачем пришли?

– Мы от огра убегали, пришлось разрушить вход сюда с той стороны, – указал себе за спину Александр. – Идем теперь ко второму выходу. Ты феникс? – неожиданно закончил он.

Ответ последовал не сразу. Феникс прикрыл глаза и склонил голову набок, задумавшись о чем-то своем.

– Древний феникс, если переводить на твой язык, – наконец послышался гулкий голос огненной птицы. Не дожидаясь вопросов, феникс пояснил: – Обычный феникс не помнит своей прежней жизни, когда возрождается. Всегда появляется молодым. А древние – помнят. Я много жизней уже прожил, но не знал раньше, как появляются обычные фениксы. Теперь, похоже, знаю, – печально сказал он. – Если перерожусь прямо сейчас, то превращусь в обычного… Чувствую просто, – пояснил феникс сам себе, и горестно качая головой, поделился своей бедой: – Оказывается, чтобы переродиться в самого себя, необходима возможность выхода из мира, а этот как запечатан!.. Смертный? Я не солнышко, загореть ты не сможешь.

Последние слова были вызваны тем, что ученик начал стягивать с себя рубаху. После чего внимательно уставился на свою клановую татуировку, перевел свой взгляд на феникса и обратно. И так несколько раз.

– Похож? – обратился Александр на икельстромском к орку.

– Я фениксов не сильно умею различать, – с сомнением сказал Харас, сравнивая рисунок и оригинал.

– Смертные! – полыхнул от негодования феникс, мгновенно выйдя из меланхоличного состояния, – вас кто-нибудь учил вежливости? Я тихо-мирно умираю. Все равно долго тянуть с перерождением не могу… А вы мало того, что побеспокоили меня, так еще и внимания не обращаете… – Дальше гневная тирада огненной птицы не продолжилась. Феникс обратил внимание на рисунок, расположенный на груди у одного из посетителей. Через небольшую паузу он продолжил более спокойным тоном: – Знакомый рисунок. Откуда он у тебя, человек?

– Так это все-таки ты? – ответил вопросом на вопрос Александр, болезненно морщась. Феникс только вздохнул на такую бестактность, поворчал себе под нос для порядка, но, в конце концов, ответил:

– Позировал я как-то одному гному для гравюры. Твой рисунок на нее очень похож.

– Чего? – переспросил на оркском Харас.

– Говорит, что моя татуировка похожа на одну гравюру, которую гном сделал, – перевел для него ученик.

– Так я и рисовал тебе с гравюры по памяти.

– Мой учитель как раз рисовал эту татуировку с гравюры. Наверняка, с той самой, – поспешил перевести слова учителя на русский Александр, чтобы не получать очередную порцию упреков от огненной птицы. Ему хватило и одной вспышки. Ученик получил после нее неслабый ожег на весь торс и лицо – старый шаман сейчас занимался его лечением. Слава богу одежда, защищенная магически, испытание огнем прошла и защитила своих хозяев.

– Зачем тебе этот рисунок? – последовал следующий вопрос феникса. Задавая его, он подобрался, принимая более серьезный вид.

– Я прошел Испытание Верховных богов этого мира, – не спеша давал объяснения Александр, – и получил два цветка. Один из них означал возможность создать свой клан. А я во время испытания видел огненную птицу, может даже тебя. Сейчас уже не помню, давно это было. Мне показалось удачным выбрать в качестве эмблемы феникса, то есть тебя.

– Да, я слышал о таком обычае у орков – всех своих воинов через это испытание проводить. – Феникс продолжил свою мысль более веселым тоном: – Если бы орки узнали настоящее предназначение этого ритуала, они бы сильно удивились.

От огненной птицы послышались звуки, которые можно было интерпретировать как смех.

– А для чего тогда этот ритуал? – задал сам собой напрашивающийся вопрос юный маг.

– Поверь, – пророкотал мощным голосом, которого сложно было от него ожидать, феникс, – смертным не стоит этого знать. Это знание только помешает им пользоваться всеми плюсами этого явления. Теперь выбирай: техника или магия? Что тебе ближе?

Такой неожиданный поворот разговора озадачил Александра. Он крепко задумался. Правда, причиной задумчивости было скорее его ошарашенное состояние, чем реальная необходимость выбирать. Для себя он уже решил, что магия лучше и надежнее техники. «Да и зачем мне паровоз здесь нужен? Кого им здесь удивишь?», обстоятельно рассуждал юный маг. О паровозах он успел услышать от деда еще у себя дома – это были передовые технологии из Англии. Дед показал внуку картинку, но она его не сильно впечатлила.

– Магия, – наконец выдал ученик.

– Подойди ко мне, – скомандовал феникс. И, видя нерешительность человека, добавил: – Не бойся, я себя в клюве держать умею, не обожгу… Ну, почти, – неопределенно добавил он.

Александр нервно сглотнул комок в горле и медленно подошел к птице. Жар, действительно, спал, позволяя подойти вплотную к фениксу. Тот приблизил свою голову к татуировке и «подул» на нее: от его клюва к человеку потянулась огненная дымка. Ученик чуть не дернулся, когда эта дымка коснулась его груди. Он почувствовал, как его вновь обжигает в районе татуировки. Если бы его не обожгло несколькими минутами раньше, Александр отскочил бы сейчас с криком. Но после первого ожога его чувствительность к боли сильно снизилась, поэтому ученик решил потерпеть. Он не видел ничего вредного в том, что сейчас делал с ним феникс.

Постепенно, помимо обжигающей боли, появились и другие эффекты от странного воздействия феникса. Пространство вокруг стало окрашиваться яркими объемными линиями разных цветов. Некоторые линии объединялись в фигуры, а другие начинались у одной стенки и уходили в другую по одной им известной траектории. В некоторых местах был виден разноцветный дымок. Преобладали вокруг красные цвета.

Со временем все линии стали разгораться все ярче и ярче, от чего юный маг зажмурился, но это ему не помогло. Внутренним зрением он продолжал видеть ту же картину.

– Настолько ярко? – послышался голос феникса. Александр и не заметил, как исчезло обжигающее воздействие на него.

– Да, – сказал ученик и подтвердил ответ кивком.

– Так уменьши ее, эта твоя новая способность и ты ей вполне можешь управлять.

– А что это? – спросил юный маг. Все линии действительно поблекли, стоило ему только захотеть.

– Замолчи и внимай мне, смертный, – не терпящим возражений тоном сказал феникс. Его голос опять приобрел силу. – Я, один из древних фениксов, дарую тебе и твоему будущему клану способность видеть магические проявления подобно волшебным существам, которым эта способность присуща от рождения. Да будет так, пока я остаюсь в своей памяти.

После этих слов Александр понял, что напоминало ему увиденное только что – подобную картину он видел под действием заклинания магического зрения. Заклинание было тяжелым и показывало не все, но было полезным при разработке заклинаний.

– Я теперь всегда буду видеть все это? – обвел он вокруг себя рукой.

– Не всегда, а лишь до тех пор, пока я буду помнить об обещанном тебе. Но если я перерожусь, и этот мир будет в этот миг так же закрыт, моя новая реинкарнация будет совершенно новым фениксом. Поэтому если ты хочешь, чтобы эта способность оставалась с тобой и дальше, тебе придется постараться решить эту проблему: найти дорогу из этого мира.

– Да я и так бы этот путь искал. Я, ведь, тоже из другого мира. – Александр задумался, прежде чем продолжить. – Тут тоже ничего, но надо хоть родителям передать весточку о том, что со мной все в порядке.

Феникс опять засмеялся.

– Пожалуй, и от богов есть толк. И в чувстве юмора им не откажешь. – Помрачнев, он добавил – особенно если учесть, что мне недолго осталось.

– Сколько у меня времени? – уловил суть юный маг.

– Максимум лет тридцать. А если реально: не больше десяти… Но я могу не протянуть и года… Тут от многого зависит. Так что советую поспешить. Старайся уложиться в пять или шесть лет…

– А как найти способ перемещаться между мирами? Ты искал? – спросил напрямик Александр.

– Конечно, искал, – уверенно ответил феникс, – все три тысячи лет. Обычные способы перемещения не работают, так что их можешь отбросить. По крайней мере, до тех пор, пока этот мир закрыт. Ищи либо способ его покинуть, или способ снять блокировку.

– Э… ты три тысячи лет искал способ?.. А я за пять лет?… – ошарашено произнес ученик.

– Ничего страшного, – отмахнулся феникс. – Тебе это нужно не меньше чем мне. И ты бы видел себя со стороны. Как сказали в одном мире: «ты увешен как игрушка елками»… или как «елка игрушками»? – с сомнением сказал он. – Пусть будет как «елка игрушками», или, если точнее, всевозможными способностями и наложенными заклинаниями. Даже печать одного бога есть. Назначение некоторых заклинаний я и угадать не могу. Потенциал впечатляющий. Только не задирай нос, как вы, люди, обычно это делаете. Маг из тебя не ахти, даже до среднего для людей уровня не достаёшь, если умением мерить. Способности нужно ещё развить.

«Ещё и этот поучает», про себя вздохнул юный маг и попытался перевести разговор на другую тему:

– Так где все-таки искать? А то получается: «пойди туда – не знаю куда, найди то – не знаю что». Слава богу, что именно искать знаю, но где?

– Если бы я знал – сам нашёл, – резонно ответил феникс. – Попробуй поискать в Сарассе. Там, говорят, маги имеют знания о магии и мироустройстве, полученные от самого бога Медора. Я, в свое время, так и не смог до оригиналов добраться, а то, что распространяется свободно – неполная версия. Может в тех записях что и будет. И, учти, ты – мой последний шанс. Думал мне больше шанса найти выход не представиться, но раз ты сам пришел, то тебе и карты в руки. Можешь идти, если я хочу протянуть подольше, мне надо экономить силы.

С этими словами феникс поудобнее устроился на полу и даже уменьшился в размере. На посетителей никакого внимания он больше не обращал.

Александр вздохнул – все то его посылают, а сами с места ни ногой. Он оглянулся на учителя, тот стоял на прежнем месте со скучающим видом.

– Может объяснишь, что тут происходит? – задал вопрос Харас, когда увидел, что ученик обратил на него внимание. Александр задумался, осмысливая произошедшее, и выдал краткую версию:

– Этот феникс, – кивнул он на уменьшившуюся огненную птицу, – так же как и я застрял в этом мире. Феникс попросил меня помочь выбраться из этого мира – он уже отчаялся самостоятельно решить эту проблему. А ему недолго осталось жить.

– Печальная история, – ничуть не впечатлившись ответил старый шаман. Он родился в мире, где чудеса и волшебство являются обыденностью, и его сложно было впечатлить очередным волшебным существом, тем более умирающим. – Нас что-нибудь здесь еще задерживает?

– Нет, – коротко ответил ученик, одеваясь.

Нигде больше не останавливаясь, путники пошли дальше. Через час они оказались у узкого пролома, за которым начиналось открытое пространство гор. Сверившись с картой, орк с учеником направились к своей пещере.

Остальная часть пути до пещеры ничем примечательным не выделилась по сравнению с бурными событиями последних дней. У Александра появилось достаточно свободного времени, чтобы исследовать свои новые способности. То, что он видел с помощью магического зрения, практически ничем не напоминало изображение, показываемое соответствующим заклинанием.

Различия начинались с наличия цветов. Харас по ходу дела просветил своего ученика о том, что цвета появляются в том случае, если у мага есть предрасположенность к мане определенного происхождения. Такую ману маг мог использовать намного эффективнее, чем любую другую. Подробнее старый шаман рассказать не смог, но и уже сказанного было вполне достаточно. У ученика остался только один неразрешенный вопрос по этому поводу: это у него улучшились способности в магическом зрении, или после воздействия феникса возросли именно способности в использовании маны? Юный маг не стал ломать голову слишком долго – этот вопрос был не столь важен.

Проблем со значением цветов маны особых не было. Александр разгадал их загадку с помощью нескольких экспериментов. Всего цветов было четыре: зеленый, синий, коричневый и серый. Зеленым отображалась мана, источаемая окружающими растениями, синим – мана воды, коричневым – мана земли, а серым отображалось все остальное.

Но цвета были отнюдь не главным отличием. Поразительнее всего было количество подробностей, которое позволяло видеть новое магическое зрение. Александр видел даже мелкую вязь символов на своей одежде, и мог вычленить из рисунка отдельные символы. Узор очень сильно напоминал ему о подобных узорах, виденных им на некоторых вещах у себя дома. Но задумываться о подобных вещах ученику не хотелось, он до сих пор не привык к мысли, что его новый дом – дорога с большими и малыми остановками у костров друзей. Александр даже замер, когда его посетила подобная мысль – ему не хотелось верить, что именно такая судьба уготована ему. Но больно уж она походила на правду.

Харас видел, что ученик поглощен какими-то размышлениями, и старался ему не мешать. Хотя ему было чрезвычайно интересно узнать подробности произошедшего между Александром и фениксом. Но надо было, чтобы хоть один из них наблюдал за окрестностями, дабы не вляпаться еще в одно приключение. Старому шаману оставалось утешать себя тем, что ничего страшного с учеником не произошло, и он вполне может узнать подробности позже – по возвращению домой.


– Не устал? – окликнул ученика Харас.

Только после этих слов тот ненадолго остановился на одном месте и замер в расслабленной позе. Александр уже второй час без передышки тренировался со своим новым мечом. Что было немного странно: стоило мечу впервые оказаться у него в руках, он потерял над собой контроль. Хотя до этого ждал новое оружие без энтузиазма.

По прибытии к пещере орк сразу начал приготовления к изготовлению нового оружия. Большая часть этой работы легла на их духа-слугу, который большую часть времени просто маялся от безделья из-за практически постоянного отсутствия хозяев.

Пока слуга трудился, Харас добился-таки более подробного рассказа от ученика. Но ничего интересного для себя не узнал. Его даже ничуть не впечатлила новая способность Александра: «Без этого обходятся многие маги, но это им ни капли не мешает» – отмахнулся он от слов ученика. Правда, было еще смутное чувство беспокойства связанное с этой историей, но у орка не было времени это обдумывать – существовали проблемы и посерьезнее, о которых он знал абсолютно точно. И прежде чем о них станет известно Александру, нужно было успеть выковать ему новое оружие. В это занятие он и погрузился с головой, стараясь как можно больше вовлекать в процесс, чуть не испортив все своей назойливостью. Ученику под конец хотелось, лишь чтобы от него отстали. Он отошел только после того, как увидел конечный результат их трудов.

Клинок был самой простой формы, которую только можно представить, рукоять полностью ему соответствовала, а магическим зрением можно было рассмотреть ничем не примечательный рисунок наложенных заклинаний. Но, тем не менее, Александр не спутал этот меч ни с каким другим лишь потому, что он был создан специально для него! Был, конечно, небольшой задел на вырост, но это практически не ощущалось – рукоять идеально ложилась в ладонь, меч не был ни чересчур тяжел, ни слишком легок, великолепный баланс делал его естественным продолжением руки. Ничуть не уступали мечу кинжал и весь комплект саи. Разве можно от такого оторваться?!

Харас благодушно улыбался, следя за действиями Александра. Он затем и старался не показывать ничего из готовых вещей, дабы позже впечатление от увиденного было более сильное. Наконец ученик закончил играть со своими новыми «игрушками», вложил меч в ножны (носить его в пространственном кармане ему казалось кощунством), и подбежал к учителю.

– Ну, теперь-то мне уж точно можно отправиться к Ане? – задал он неожиданный для орка вопрос. Тот поморщился, как будто съел что-то кислое, и утвердительно кивнул.

– Можно, можно… больше я тебя не задерживаю. Прямо сейчас пойдешь?

– Да, – ответил ученик уже на бегу.

«Перестарался я все же с попытками его задержать», недовольно подумал старый шаман. Постоял немного, глядя вслед убегающему Александру, и развернулся к пещере – у него еще оставались незаконченные дела, и времени, чтобы их закончить, оставалось всего-ничего.

Александр летел вперед как на крыльях – у него было отличное настроение, и ничто не могло его испортить. Поначалу он не понимал, зачем Харас настоял на его постоянном участии в изготовлении нового оружия – все необходимые ритуалы можно было провести и отдельно – но при виде результата все обиды были скопом прощены, оружие немедленно опробовано и ученик был, наконец, свободен. Впереди была встреча с дриадой…

Когда до дерева дриады оставалось совсем немного, Александр сбавил темп. Показываться перед Аней запыхавшимся почему-то не хотелось, да и успокоится надо было хоть немного. Казалось, от распиравшей его радости, юный маг сейчас лопнет. С лица ученика не сходила широкая счастливая улыбка. Но стоило обойти последнее дерево, преграждающее ему путь к цели, и улыбка померкла.

Перед ним оказалось высохшее дерево, от того могучего исполина, что укоренился в памяти Александра, остался один полый остов с немногочисленными, еле держащимися, ветками. Ученик медленно подходил ближе, с ужасом думая о том, что все это означает. Прямо в его голове появилась музыка, всколыхнувшая какие-то давние воспоминания. По мере того как он приближался, эта музыка набирала силу. А если прислушаться, то можно было разобрать слова.


Тебе бьется в окно туман?

Прости, милый, моя вина.

Я хотела, чтоб он прошел

Сквозь невидимый дым стекла,


С болью в сердце Александр узнал в нем голос дриады. «Но где же она сама?», бился о стену непонимания вопрос. Он медленно обходил дерево вокруг, в надежде увидеть Аню целой и невредимой. Или хотя бы живой!


Чтобы утром тебя поднял

Запах чуда и вкус воды,

Чтобы горя цветок увял,

Унося груз лихой беды.


Но ее не было. И он никак не мог себя убедить, что с ней все в порядке, не смотря на состояние дерева.

– Аня, ты здесь? – непослушными губами произнес он первые слова. Ответа не было… – Но почему?!! – в отчаянии крикнул он в пустоту. Ответом ему была только песня.


Не хотела прервать твой сон.

Поверь, милый, не буду лгать.

Шепот, шелест у древних крон,

Говорил мне тебя искать.

Чтобы месяц судьбу пропел,

Попросила моя душа.

Слова ночи – не мой удел,

Но я пела, едва дыша.


В знак прощания со своей любимой Александр осторожно прикоснулся к единственной, казавшейся не тронутой тлением, ветке. В тот же миг он испытал те же чувства, что и при породнении с луком – дерево через его руку в его душу пускало корни, причиняя этим невероятную боль. Но Александр даже не подумал отнять руку. Он был рад этой боли. Он был благодарен этой боли. Она была лишь отголоском той боли, что он испытывал от потери любимой, и она глушила последнюю, не давала ей разрастись. Хотя ощущения были и там и там одинаковыми – боль разрывала ему душу.


И прости, что холодный снег

Вдруг окружит небес черту –

Облаков небывалых брег

Отдала я тебе в мечту.

Прости, может, меня поймешь,

Что жалею мою звезду,

И, укрывши на сердце нож,

Сразу с ним же и подарю.


Как только боль прошла, ветка, за которую держался юный маг, отвалилась от дерева и то медленно, но неуклонно, начало разрушаться на глазах. Александр не смог сдержать слез, наблюдая за этим.


Засыпай, возвратись ко снам.

Обещаю их сохранить,

Чтобы утром седой туман

Твои окна мог находить…


Вместе с разрушением останков дерева прекратилась и песня. Теперь ученика ничто не держало на этом месте. Он огляделся, и обнаружил себя на крохотной полянке покрытой пеплом – пеплом его надежд на счастье, обретенное вместе с дриадой.

Александр поднялся на ноги, изображая решительность, которой на самом деле не испытал и двинулся в обратный путь. Его посетили мрачные подозрения, что Харас прекрасно знал, чем все это закончится и молчал. Только сейчас ученик начал вспоминать то один, то другой случай недоговорок, и неловких ситуаций вызванных разговорами о дриаде. Тогда он не обращал на них внимания, потому как считал их проявлением естественной зависти. «Естественной зависти», передразнил сам себя Александр. То была не зависть, но жалость!

Бежать с той же скоростью обратно у него не было ни сил, ни желания, поэтому он медленно брел по привычной, до боли знакомой, дороге. Ученика одолевали невеселые мысли, что отнюдь не ускоряло темп ходьбы.

«Запас еды на дорогу приготовил. Воды, на всякий случай, тоже припас. Все свое оружие собрал. Все мои вещи еще с похода за рудой в котомке упакованные лежат. Надо еще защиту пещеры настроить, и решить, наконец, стоит ли пытаться самому выбраться с этого острова, или только Александра проводить?». Мысли старого шамана прервались, когда он увидел медленно бредущего к нему ученика. Тот шел с опущенной головой, а в правой руке тащил за собой какую-то палку.

На лицо старика невольно наползла радостная улыбка. Нет, он, конечно, понимал, что в данной ситуации ничего веселого не было, но не мог не радоваться тому, что ученик вернулся целым и невредимым, не натворив глупостей сгоряча. Это было хорошим признаком. А печаль пройдет, ей еще никому не удавалось придаваться вечно.

– Ты знал, да? Знал? – со слезами обиды на лице спросил Александр, как только подошел к орку.

– Не стоит так раскисать, – не смог сдержать неодобрения учитель. Но потом пересилил себя и более миролюбивым тоном продолжил: – Знал, конечно. Только мое знание ничего не могло уже изменить. Молчи… – орк поднял в успокаивающем жесте руку. – Я тебя не просветил по этому вопросу раньше, так просвещу теперь. Понимаешь, – неловко начал Харас, – я совсем не специально не рассказывал тебе этого, просто мне и в голову не могло прийти, что с тобой такое могло случиться. Кхм…

Помнишь, я тебе рассказывал о душе, богах и астрале? Я тогда не упомянул, что боги тоже «умирают». Первый, обычный способ – это когда бог теряет всех верующих. В этом случае смерть можно назвать естественной. Есть еще, наверное, способы убить бога с помощью оружия, но я не отношусь к тем смертным, которые знают подобные способы. Но есть еще вариант, чрезвычайно редкий, когда бог прекращает свою жизнь добровольно. Тогда, чтобы его душа получила новую реинкарнацию, ему приходится прибегать к некоторым ухищрениям. В одном из таких ухищрений тебе и пришлось поучаствовать.

Когда я служил наемником у людей, один сержант рассказал у костра байку очень похожую на твою историю. Точно я уже не помню, но смысл сводился к тому, что одна богиня захотела испытать на себе настоящую любовь, как ее ощущают обычные люди. Боги, ведь, умеют читать в душах и видят смертных насквозь. Поэтому они хоть и видят насколько счастливыми бывают влюбленные, но не понимают, как можно быть настолько слепыми в отношении всего, что касается того кого любишь, – при этих словах на губах старого шамана появилась грустная усмешка. – И богиня, понимая, что испытать любовь на себе она не сможет до тех пор, пока не станет обычной девушкой, решилась отказаться от своей божественной силы. Прежде чем создать тело, которое послужит для нее сосудом, она выбрала себе мужчину и постаралась сделать себя как можно более привлекательной для него, чтобы не было осечек. Однако, создав идеальное по красоте тело, она засомневалась, что этого хватит для долгой счастливой жизни вдвоем с любимым. Стараясь избежать возможных проблем, она наделила свое будущее тело неподконтрольными ему способностями. Эти способности гарантировали, что выбранный ей мужчина безоглядно влюбится в нее, и будут помогать избегать влюбленным всех бед и невзгод, могущих помешать их счастливому совместному существованию. После того, как богиня воплотилась в новом теле, все шло именно так, как она и планировала. Но когда она составляла планы, она обладала всеми возможными ресурсами своего положения. Перебравшись же в тело смертной, она больше не получала жизненной силы от верующих, а неконтролируемые способности тем временем с чудовищной скоростью расходовали запасы ее жизненных сил, и, так случилось, что и жизненных сил ее любимого тоже. Да, они были счастливы вместе, и вместе с катастрофической скоростью неслись к смерти и умерли одновременно в одно мгновение.

Это всего лишь байка, но как ты сам выражаешься: «сказка ложь, да в ней намек». Так что поверь, если бы ты остался с ней, ты бы с ней и умер. И не смотря на такую стремительную смерть, некоторые все равно мечтают встретить дриаду. А все потому, что один романтик маг выдвинул теорию, что люди разделены на мужчин и женщин неспроста. Как известно основа души имеет свою уникальную «форму», и он предположил, что у каждой души человека есть своя половинка, объединившись с которой они смогут образовать одно целое. И чем больше совпадений получится в «форме» их душ у мужчины с женщиной, тем лучше им будет вместе, но всем хочется именно идеал. Дриада становится именно идеалом, для выбранного мужчины… Сам понимаешь, от такого трудно отказаться, даже если знаешь о цене. Главное не расставаться надолго с любимой, потому как она этого не переживет. Но и не забывать, что, если пробудешь с ней достаточно долго, погибнешь вместе с ней.

– Так почему же ты мне сразу обо всем не рассказал? Почему ты меня не предупредил?! – наконец прервал словоизлияния учителя Александр. Харас посерьезнел, и ответил вопросом на вопрос:

– А ты бы остался с ней?

Ученик встрепенулся, собираясь гордо бросить в лицо орку ответ. Однако замер – он был уверен, что знает ответ, но стоило задуматься и ответа не находилось.

Харас заметил с какой яростью Александр собирался ответить на его вопрос, но тут же сник и в замешательстве отвел взгляд. А потом и вовсе бросился прочь в сторону берега моря, где он всегда мог побыть наедине с бушующей стихией и успокоится. Хотя старый шаман сомневался, что ученика сейчас что-либо сможет успокоить. В наступившей тишине орк отчетливо расслышал свой собственный глубокий вздох. Он был даже немного рад тому, что ему так и не пришлось объяснять причину, по которой он решил не рассказывать ничего ученику о грозившем ему, нелегком будущем.

– Ты слишком юн и неопытен. И, если бы я рассказал тебе все, ты все это время терзался чувством вины из-за того, что не можешь ничего изменить. Не было бы того глотка счастья, перед бездной отчаяния, в которую ты сейчас рискуешь упасть. Счастливым может быть лишь тот, кто верит, что он счастлив и не обращает внимания на все остальные «мелочи». В конце концов, чтобы сказка стала явью, необходимо в нее верить, и чем сильнее веришь – тем лучше. А сильнее и искренней чем твою по-детски наивную веру не возможно себе представить… Я не вправе был отнимать у тебя эту сказку…– Харас оборвал себя. Сколько бы он не успокаивал сам себя, меньше беспокоиться об ученике он не станет. Его самого понемногу терзало чувство вины. Орк прекрасно понимал, что мало что мог изменить в сложившейся ситуации, но ведь он практически и не пытался – а плыл, как всегда, по течению. И все бы ничего, если бы дело касалось его одного, но теперь-то на нем лежала ответственность и за ученика. Эх…

Чтобы спрятаться от своего внутреннего голоса, старый шаман постарался опять погрузиться в дела, которые, как хотелось ему верить, были слишком важны, чтобы отвлекаться еще на какие-то тревожные мысли. Такой раздрай на душе сильно не нравился простому рубаке, которым по сути был Харас. «Так можно и приближающегося врага просмотреть», строго выговорил себе, как несмышленышу, старый орк. Сильно это не помогло, но немного полегчало, и он принялся за «неотложные дела». Нужно было еще, как минимум, позаботиться о вещах ученика, чтобы ему не пришлось долго тут задерживаться. Не стоит бередить свежую рану…


Александр бежал вперед, без оглядки, стараясь не думать ни о чем. Ему казалось, что проще упасть в разверзнувшуюся бездну, чем найти ответ на вопрос учителя. Он боялся этого ответа, подсознательно понимая, что каким бы он ни был – знание его, облегчения не принесет, но может сделать еще хуже. И он бежал, бежал от учителя, бежал от себя, бежал от своих мыслей. Александр не знал, что будет, когда он остановится. Он не хотел думать даже об этом.

Так ученик и бежал, пока его не остановило одно, до боли знакомое чувство – он ощущал ауру благодушности от растений, которая возникает когда в окрестностях в течении достаточно долгого времени находится эльф или группа эльфов. Так растения реагировали и на него, но он сюда только что прибежал. А это значит… Она жива!!! Эта мысль согревала душу Александру целых десять секунд, пока до него не дошла вся абсурдность этой идеи. И он споткнулся на ровном месте второй раз за неполную минуту.

«Тогда кто же это тогда?», задал он сам себе мысленно вопрос и огляделся. Местность была знакомая, до берега оставалось не больше ста метров, и было отчетливо слышно как бьются волны о редкие в этой части острова прибрежные скалы. Вопрос о причине подобного состояния растений не долго оставался без ответа. Освободившись от душащего чувства отчаяния, юный маг, наконец, заметил, что одна из его новых татуировок показывает близкое присутствие нескольких морлоков.

«На природников растения реагируют точно так же как и на эльфов. Как же я мог это забыть?!», посетовал сам себе Александр и поспешил на всякий случай укрыться. Хотя все морлоки находились сейчас в районе берега, рисковать не следовало. Мало ли что он мог проморгать, когда бежал как слон, ослепленный своим горем.

Пользуясь всеми своими навыками скрытности в лесу, он осторожно стал продвигаться к берегу. Достигнув края прибрежных зарослей, он убедился в обоснованности своих опасений. Морлоков было не много, но они были не единственными присутствующими природниками – к ним прилагалось не менее тысячи сатиров. И это только по первым прикидкам.

В поле зрения юного мага попало семь морских судов. Правда, морскими их делали только размеры. По виду они больше напоминали баржи ходившие дома по Волге. При увеличении пропорций борта поднимались достаточно высоко, чтобы защититься от мощных морских волн. Для тех же целей, по-видимому, служили и наложенные на борта заклинания.

Сейчас с барж сгружали груз и складывали его прямо на берегу. Основная разгрузка велась через нос корабля, загнанный на песок пляжа. А часть принимали те самые морлоки, забираясь в воду и принимая груз через борт. Такой способ был более продуктивным, так как с задранного носа сложно спускать груз, а у низко сидящей в воде задней части корабля борт не высоко возвышался над уровнем моря. Но сатиры не являлись особыми любителями поплавать, поэтому водной разгрузкой занимались лишь морлоки, для которых вода являлась вторым домом.

Понять, что же привезли сюда сатиры, не представлялось возможным. Так как все было тщательно упаковано. Александру удалось понять только то, что все доставленные вещи основательно зачарованы включая материал упаковки. Тут показало себя во всей красе его новое магическое зрение. Без него он ни за что не рассмотрел и десятой доли, что видел сейчас. «Понимать бы еще значение всех этих наложенных чар», с досадой подумал ученик.

Так и не разобравшись с загадочным грузом, который, исходя из рассказов учителя, не мог быть ничем хорошим, перевел свое внимание на сатиров. Одна их группа как раз приближалась к месту, где он прятался. Если бы сатиры не были известны своей «глухотой» к растениям, или среди прибывших был хоть один кобольд Александр постарался бы побыстрее отсюда убраться, но сейчас он чувствовал себя в полной безопасности, замаскировавшись как только мог, и спокойно разглядывал приближающихся сатиров.

Те чувствовали себя на берегу в полной безопасности. Об этом говори полное отсутствие патрулей вокруг места высадки. «Или я их просто просмотрел? Нет, не может быть. Тогда меня бы уже как минимум искали, и все тут были настороже. Но ни какой осторожностью тут и не пахнет. Видимо, у этого берега стойкая репутация места, куда не ступала нога человека». Подобные мысли позабавили юного мага. Одним своим существованием он полностью перечеркивал подобные представления.

Приближающаяся группа выделялась среди всех, находящихся на берегу, своим полным пренебрежением к возможным опасностям, которые могут исходить из прибрежных зарослей, ни один из них не бросил ни одного взгляда в сторону деревьев. Подобная небрежность объяснялась тем, что все внимание сатиров было обращено на одного из них, который слушал окружающих, прикрыв глаза, и медленно шагал вперед. Александр пригляделся к нему и не нашел существенных отличий от тех сатиров, которых он видел на памятном Испытании. У него были все те же ноги оканчивающиеся копытами, голени покрытые мехом; чуть ниже колена начинались штаны из непонятного и невероятно эластичного материала. Штаны были увенчаны массивным поясом, с такой же массивной бляхой, материал которой очень сильно был похож на камень. Ничем не прикрытый торс бугрился мускулами. Правда, их структура ничем не напоминало человеческую, кроме некоторого подобия симметричности, что указывало на сильные различия в анатомии. Вокруг левой руки было обвита черная полоса выглядывающая рукояткой у кисти. Наверняка, это было главное оружие сатиров-волохов – кнут. Причем происхождение этого кнута было родственным с луками эльфов и доспехами кобольдов. Эти кнуты обладали собственным разумом, и под управлением хозяина могли удлиняться до невероятных размеров, позволяя достать врагов на значительном для подобного оружия расстоянии. А учитывая то, что по пробивной силе они превосходили все известное учителю оружие – они являлись самым страшным оружием ближнего боя в этом мире. Орки благодарили богов, что подобным оружием могли обладать лишь волохи сатиров.

Наконец, группа подошла достаточно близко, чтобы Александр мог расслышать слова их разговора, благо они говорили не в пример разборчивей кобольдов или морлоков. Это могло объясняться тем, что орки использовали в качестве учителей именно сатиров.

– …О Величайший из волохов нашего народа, вы совершенно правы. Но, к сожалению, час назад я уже послал несколько отрядов вглубь острова на разведку, и боюсь не смогу с ними связаться, чтобы предупредить. Эти треклятые деревья не способствуют нашей связи, они способны лишь источать этот противный запах, как будто мы какие-то там эльфы.

– Никчемный, – резко как кнутом, ударил голосом сатир, возглавляющий группу. Хотя, почему как? Спустя лишь долю мгновения за словом последовал и кнут, незаметно размотавшийся и вскочивший в руку своему хозяину. Удар был страшен, он развалил жертву на несколько кусков сразу, рассыпавшихся по песку и активно пропитывающих его еще теплой кровью.

Александр чуть не присвистнул, когда посчитал количество хвостов на кнуте. Их было четыре! Целых четыре хвоста!!! Надо заметить, что у наиболее сильных волохов сатиров кнут мог иметь больше одного хвоста. Но четыре хвоста говорили, что умерший сатир не слишком преувеличивал возможности волоха, называя его «величайшим».

– Гарпии мне доложили, что где то здесь живет несколько врагов, способных справиться с небольшим отрядом. И я не желаю, чтобы они смогли оповестить островитян о нашем прибытии. Соберите десять сильных поисковых групп. Мы немедленно выдвигаемся вслед за разведчиками. Я сам возглавлю одну из них. За одно и разомнусь после долгой дороги. – При этих словах его козлиная морда приобрела такой хищный оскал, которому позавидовали многие хищники.

До ученика не сразу дошел смысл слов, сказанных сатиром. Он все еще находился под впечатлением от расправы волоха над своим подчиненным. Но когда все же дошел, Александр чуть не рванул с места к пещере. Слава богу, осторожность взяла свое и не позволила совершить такой необдуманный поступок. Пришлось подождать пока сатиры отойдут подальше, и лишь затем осторожно спуститься на землю и поспешно направиться к пещере. В конце концов, у юного мага есть преимущество – он точно знает, где находится логово этих «врагов». Он должен успеть раньше разведчиков и поисковых отрядов. Обязан!



Глава 13. Морлоки. | Заброшенный | Глава 15. Развязка