home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Примечания

1

Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995. С. 544.

2

Четверть века назад, в статье «Влияние церковной культуры на литературные приемы Древней Руси» Р. Пиккио писал: «.. Никакая теория литературы не может быть понята вне единства православного учения. Это учение считалось универсальным и должно было определять поведение человека как в церковной, так и в светской жизни, поскольку и то и другое являлось частью вселенской церкви». И «…еще не стало общепринятым считать, что церковная культура являлась основным источником вдохновения для древнерусских авторов. Пора отставить в сторону нежелание признать этот факт». Переиздано в кн.: Пиккио Риккардо. Slavia Orthodoxa: Литература и язык. М., 2003. С. 127, 123.

3

Захаров В. Н. Русская литература и христианство // Евангельский текст в русской литературе XVIII–XX веков. Петрозаводск, 1994. С. 5.

4

Есаулов И. А. Категория соборности в русской литературе. Петрозаводск, 1995. С. 3.

5

Сакулин П. Н. Синтетическое построение истории литературы. М., 1925.

6

Хотя Д. С. Лихачев и сделал немало в этом направлении. Об этом свидетельствуют его труды: Человек в литературе древней Руси. М.; Л., 1958. 2-е изд. М., 1970; К изучению художественных методов русской литературы XI–XVII вв. // ТОДРЛ. Т. XX. М.; Л., 1964. С. 5—28; Развитие русской литературы X–XVII веков. Эпохи и стили. М., 1973; Поэтика древнерусской литературы. 3-е изд. М., 1979.

7

См. обзоры проблемы: Пурыскина Н. Г. О художественном методе древнерусской литературы. Воронеж, 1988; Ужанков А. Н. Стадиальное развитие русской литературы XI – первой трети XVIII века. Теория литературных формаций. М., 2008. С. 100–158.

8

См.: Сакулин П. Н. Синтетическое построение истории литературы. С. 72–74. Ср.: «…Всякая наука, по мнению представителей номотетического направления, в сущности должна стремиться к обобщению; значит, и историческая наука должна вырабатывать общие исторические понятия. В числе таких понятий можно различать: 1) основные принципы номотетического построения; 2) номологические обобщения; 3) типологические обобщения», – еще в начале ХХ века писал известный разработчик методологии изучения истории А. С. Лаппо-Данилевский. См.: Лаппо-Данилевский А. С. Методология истории. М., 2006. С. 93.

9

Ужанков А. Н. Стадиальное развитие русской литературы XI – первой трети XVIII века. Теория литературных формаций. Монография. М., 2008.

10

Эта тенденция была заложена Н. И. Гречем в его «Опыте краткой истории русской литературы» (1822), в котором он попытался связать периоды развития русской литературы с важнейшими событиями русской истории.

11

По традиции в монографии используется выражение «древнерусская литература», хотя творения русской духовной словесности XI–XVIII вв. нельзя назвать в буквальном смысле «литературными произведениями». Об этом речь будет идти ниже.

12

Владимиров П. В. Древняя русская литература Киевского периода. К., 1901.

13

Архангельский А. С. Из лекций по истории русской литературы. Литература Московского государства (Кон. XV–XVII вв.). Казань, 1913.

14

Сперанский М. Н. История древней русской литературы. Пособие к лекциям. 2-е изд. М., 1914.

15

Истрин В. М. Очерк истории древнерусской литературы домонгольского периода (XI–XIII вв.). Петроград, 1922. С. VII–VIII.

16

Там же. С. VIII–IX.

17

История русской литературы X–XVII веков. М., 1980. С. 7.

18

История русской литературы: В 4 т. Т. 2. Л., 1981. С. 5.

19

Гудзий Н. К. История древней русской литературы. 7-е изд. М., 1966.

20

Кусков В. В. История древнерусской литературы… 3-е изд. М., 1977. С. 245–246.

21

Кусков В. В. История древнерусской литературы. С. 246.

22

Эта периодизация была предложена исследователем еще раньше в его докторской диссертации. См: Кусков В. В. Жанры и стили древнерусской литературы XI – первой половины XIII вв.: Автореф. дис. … докт. филол. наук. М., 1980. С. 32.

23

Увы, это беда не одного только отечественного литературоведения. См.: УэллекР. и Уоррен О. Теория литературы. М., 1978.

24

Перетц В. Н. Краткий очерк методологии истории русской литературы. Пг., 1922. С. 13.

25

Плаксин В. Т. Руководство к познанию истории литературы. СПб., 1833. С. 7.

26

Курилов А. С. История литературы Нового времени: логика художественного развития от итальянского Возрождения до русского Сентиментализма // Филология и школа. М., 2003. С. 176; курсив А. С. Курилова. – А. У.

27

Лихачев Д. С. Исследования по древнерусской литературе. Л., 1986. С. 102.

28

Никольский Н. Ближайшие задачи изучения древне-русской книжности. СПб., 1922. С. 2–3.

29

Охрименко П. П. Где же конец или начало? (К вопросу о периодизации русской литературы) // Русская литература. 1974. № 1. С. 94–99; Ромодановская Е. К. Русская литература на пороге Нового времени. Новосибирск, 1994.

30

Ужанков А. Н. Эволюция средневекового мировоззрения и развитие русской литературы XI – первой трети XVIII вв. // Герменевтика древнерусской литературы. Сб. 7. Ч. 1. М., 1994. С. 5—37.

31

Еремин И. П. Лекции по древней русской литературе. ЛГУ, 1968. С. 205.

32

По определению А. Н. Веселовского, «история литературы, в широком смысле этого слова, – это история общественной мысли, насколько она выразилась в движении философском, религиозном и поэтическом и закреплена словом». См.: Веселовский А. Н. Историческая поэтика. М., 1989. С. 41.

33

Уэллек Р. и Уоррен О. Теория литературы. С. 282. Далее страницы указаны в тексте.

34

Перетц В. Н. Краткий очерк методологии истории русской литературы. Пг., 1922. Далее страницы указаны в тексте.

35

Сакулин П. М. Синтетическое построение теории литературы. М., 1925. Далее страницы указаны в тексте.

36

Еремин И. П. Новейшие исследования художественной формы древнерусских произведений // ТОДРЛ. Т. XII. М.; Л., 1956. С. 284–291; Еремин И. П. О художественной специфике древнерусской литературы // Русская литература. 1958, № 1. С. 75–82. Обе статьи переизданы в книге: Еремин И. П. Литература Древней Руси. М.; Л., 1966. С. 234–244 и С. 245–254 соответственно.

37

Дробленкова Н. Ф. В. П. Адрианова-Перетц – преподаватель и редактор // ТОДРЛ. Т. XXIX. Л., 1974. С. 30.

38

Н. Ф. Дробленкова в указанной статье отмечает: «Понимая определенную ограниченность исторического принципа периодизации…, В. П. (Адрианова-Перетц. – А. У.) как редактор все же стремится группировать литературные памятники с учетом их жанровых признаков», – т. е. все-таки добавляет еще и литературный принцип (Там же, с. 30).

39

Она была переиздана на Украине в 1994 г.: Чижевський Дмитро.Iсторія украінськоі літератури. Тернопіль, 1994. Справедливости ради следует сказать, что еще в 1942 г. была издана «Iсторія украінськоі літератури» (Древний период), а в 1948 г. – «История древнерусской литературы: Киевская эпоха» на немецком языке.

40

Чижевський Дмитро. Iсторія украінськоі літератури. Тернопіль, 1994. С. 28–29.

41

Лихачев Д. С. Движение русской литературы XI–XVII веков к реалистическому изображению действительности. М., 1956; Он же. Человек в литературе Древней Руси. М.; Л., 1958. 2-е изд. М., 1970; Он же. Развитие русской литературы X–XVII веков. М., 1973.

42

Dmitry Cizevsky. Outline of Comparative Slavic Literatures. Survey of Slavic Сivilization. Vol. I. American Academy of Arts and Sciences. Boston, Massachusetts, 1952. P. 10—11.

43

Лихачев Д. С. К вопросу о зарождении литературных направлений в русской литературе // Русская литература. 1958. № 2. С. 4. Ср.: Григорш Грабович. До історіі украінськоі літератури. Киів, 1997. С. 432–542.

44

Лихачев Д. С. К вопросу о зарождении литературных направлений в русской литературе. С. 9.

45

Лихачев Д. С. Человек в литературе Древней Руси. 2-е изд. М., 1970. С. 61, 89–91, 152. См. обстоятельный сопоставительный обзор этих стилей в кн.: Вагнер Г. К. Канон и стиль в древнерусском искусстве. М., 1987. С. 31–33.

46

Кусков В. В. История древнерусской литературы. М., 1977. С. 14–15.

47

Грихин В. А. История древнерусской литературы XI–XIII вв. Методические указания. М., 1987. С. 16–17.

48

Кусков В. В. История древнерусской литературы. С. 15.

49

Грихин В. А. История древнерусской литературы XI–XIII вв. С. 17.

50

Кусков В. В. История древнерусской литературы. С. 15.

51

Лихачев Д. С. Движение русской литературы. С. 9—10.

52

Аверинцев С. С., Андреев М. Л., Гаспаров М. Л., Гринцер П. А., Михайлов А. В. Категории поэтики в смене литературных эпох // Историческая поэтика. Литературные эпохи и типы художественного сознания. М., 1999. С. 28.

53

Лихачев Д. С. «Принцип дополнительности» в изучении литературы // Русская литература. 1991. № 3. С. 36.

54

См.: Любимов Лев. Искусство Древней Руси. М., 1974; Муравьев А. В., Сахаров А. М. Очерки истории русской культуры IX—ХVII вв. М., 1984; Истории русского искусства: В 3 т. Т. 1. Искусство Х – первой половины XIX века / Под ред. М. М. Раковой и И. В. Рязанцева. М., 1991.

55

Вагнер Г. К. Проблема жанров в древнерусском искусстве. М., 1974; Он же. От символа к реальности. Развитие пластического образа в русском искусстве – ХV веков. М., 1980; Он же. Канон и стиль в древнерусском искусстве. М., 1987; Он же: Искусство Древней Руси //Вагнер Г. К., Владышевская Т. Ф. Искусство Древней Руси. М., 1993.

56

Вагнер Г. К. Искусство Древней Руси // Вагнер Г. К., Владышевская Т. Ф. Искусство Древней Руси. М., 1993. С. 7—71.

57

Вагнер Г. К. Канон и стиль в древнерусском искусстве. М., 1987. С. 7. Далее страницы указаны в тексте.

58

Подобедова О. И. Состояние и задачи науки о древнерусском искусстве // Состояние и задачи изучения древнерусского искусства (тезисы докладов научной конференции 12 ноября 1968 г.). М., 1968. С. 9.

59

«Понятие стиля эпохи было применимо лишь к средневековой литературе и потому не могло стать базовой категорией в теории литературного процесса. Но важно, что рядом с направлением появляется еще одна категория, служащая единицей членения процесса литературного развития. История литературы теперь оказывалась двучастной: сначала была литературой стилей эпох, а потом ее сменила литература направлений. Такое видение литературного процесса активизировало поиски категории, которая была бы более широкой, чем стиль эпохи и направление, и могла бы включать их в себя», – резонно замечает Е. М. Черноиваненко. См.: Черноиваненко Е. М. Литературный процесс в историко-культурном контексте. Одесса, 1997. С. 59.

60

Поспелов Г. Н. Стадиальное развитие европейских литератур. М., 1988. С. 27, 28.

61

Хализев В. Е. Теория литературы. М., 2000. С. 358.

62

Там же, с. 359–360.

63

Аверинцев С. С. Древнегреческая поэтика и мировая литература // Поэтика древнегреческой литературы. М., 1981. С. 3—14.

64

Аверинцев С. С. Древнегреческая поэтика и мировая литература. С. 7–8.

65

Аверинцев С. С., Андреев М. Л., Гаспаров М. Л., Гринцер П. А., Михайлов А. В. Категории поэтики в смене литературных эпох // Историческая поэтика. Литературные эпохи и типы художественного сознания. М., 1999. С. 3—38. В дальнейшем страницы статьи указаны в тексте.

66

Часть этих работ была опубликована в предыдущем коллективном сборнике ИМЛИ РАН: Историческая поэтика. Итоги и перспективы изучения. М., 1986.

67

Гуревич А. Типологическая общность и национально-историческое своеобразие (К спорам о литературных направлениях) // Вопросы литературы. 1978. № 11. С. 164–187. Далее страницы указаны в тексте.

68

Кожинов В. В. Размышления о русской литературе. М., 1991. С. 408– 433.

69

Купреянова Е. Н. Историко-литературный процесс как научное понятие // Историко-литературный процесс. Проблемы и методы изучения. Л., 1974. С. 16–17.

70

Поспелов Г. Н. Стадиальное развитие европейских литератур. М., 1988. С. 28. Далее ссылки на эту работу приводятся в тексте.

71

Ср.: Кожинов В. В. О принципах построения истории литературы // Кожинов В. В. Размышления о русской литературе. М., 1991. С. 408–433.

72

Правда, недавно эта хронологическая схема была подвергнута пересмотру со стороны А. С. Курилова. См.: Курилов А. С. История литературы Нового времени: логика художественного развития от итальянского Возрождения до русского Сентиментализма // Филология и школа. М., 2003. С. 176–198. А. С. Курилов решительно сдвигает почти на столетие хронологические рамки появления вышеуказанных литературных направлений в истории русской литературы. По его мнению, классицизм берет у нас начало на рубеже XVI–XVII вв., а XVII век становится его колыбелью. Классицистами были в XVII в. Симеон Полоцкий, а в начале XVIII в. – Феофан Прокопович. Нужно отметить особое понимание А. С. Куриловым классицизма, который, с его точки зрения, появляется там, «где что-то принимается за образец, становится объектом почитания, поклонения, предметом творческого освоения, состязательного, соревновательного подражания», и при этом не важно, что «образцом и творческим ориентиром для наших писателей XVII в. тогда больше выступали произведения польских, белорусских и украинских поэтов, чем античных». С его точки зрения, «это сути дела не меняет» (с. 193–194). Соответственно, по-иному интерпретируются и следующие за Классицизмом другие «дополняющие» его направления: с середины XVIII в. появляется Сентиментальный Классицизм, превратившийся в Русский Сентиментализм в 90-е годы XVIII в.; а с 60—70-х годов того же века (с творчества А. П. Сумарокова и последующего обращения русских поэтов к Оссиану) начинается Романтический Классицизм, с которым уже в 20-е годы XIX в. будут бороться русские романтики (с. 194–196).

Следует, однако, заметить, что сдвиг хронологических рамок появления литературных направлений не повлек за собой смену их последовательности, что для нас в данном случае наиболее важно.

73

Лихачев Д. С. К изучению художественных методов русской литературы XI–XVII вв. // ТОДРЛ. Т. XX. М.; Л., 1964. С. 6–7.

74

Еремин И. П. Литература Древней Руси. М.; Л., 1966.

75

См. его итоговую статью: Лихачев Д. С. У предыстоков реализма русской литературы // Вопросы литературы. 1957. № 1. С. 73–86.

76

Адрианова-Перетц В. П. Об основах художественного метода древнерусской литературы // Русская литература. 1958. № 4. С. 61.

77

Еремин И. П. Новейшие исследования художественной формы древнерусских литературных произведений // Литература Древней Руси. М.; Л., 1966. С. 238. Далее страницы указываются в тексте.

78

Еремин И. П. О художественной специфике древнерусской литературы // Литература Древней Руси. М.; Л., 1966. С. 245–254. Далее страницы указываются в тексте.

79

Адрианова-Перетц В. П. Об основах художественного метода древнерусской литературы // Русская литература. 1958. № 4. С. 64. Далее страницы указываются в тексте.

80

Здесь следовало бы оговориться, что осознанного художественного вымысла, присущего писателям Нового времени, в древнерусской литературе XI–XIII веков еще не было. Художественный вымысел проникает в русскую литературу только в XV веке.

81

Азбелев С. Н. О художественном методе древнерусской литературы // Русская литература. 1959. № 4. С. 9—22.

82

Робинсон А. Н. Литература Древней Руси в литературном процессе средневековья XI–XIII вв. Очерки литературно-исторической типологии. М., 1980. С. 40–42.

83

Кусков В. В. История древнерусской литературы. 3-е изд. М., 1977. С. 10, 13.

84

Вот, что писал по этому поводу В. В. Кусков: «Историческое развитие древнерусской литературы шло путем постепенного разрушения цельности ее метода, освобождения от этикетности, дидактизма и христианской символики. В XVII в. литература, расширяя свою тематику, начинала охватывать все новые и новые стороны жизни. На смену дидактизму пришла занимательность, на смену «этикетности» – «живство», т. е. изображение реалий повседневного быта, а символизм сменяется реалистическими элементами художественной типизации» (Кусков В. В. История древнерусской литературы. – С. 13). На самом же деле претерпевают изменения сами методы восприятия жизни и ее художественного изображения.

85

Лихачев Д. С. К изучению художественных методов… С. 7.

86

Кусков В. В. История древнерусской литературы. М., 1977. С. 10.

87

Прокофьев Н. И. К литературной эволюции весеннего пейзажа // Новые черты в русской литературе и искусстве XVII – начала XVIII вв. М., 1976. С. 231–242. Далее при ссылках на эту статью страницы указаны в тексте монографии. Он же. Функция пейзажа в русской литературе XI–XV вв. // Литература Древней Руси. Вып. 3. М., 1981. С. 3—18.

88

Робинсон А. Н. Литература Древней Руси… С. 213.

89

Левшун Л. В. История восточнославянского книжного слова XI–XVII вв. Минск, 2001. С. 7. Далее страницы указываются в тексте.

90

«Не лишнее, думается, напомнить (и настоять на том!), – замечает Л. В. Левшун, – что «церковная письменность» не есть определение содержания, жанрового состава или функции ее произведений, как принято считать, но обозначение определенного, а именно церковного, соборного, православного, – христоцентричного, типа сознания, способа мышления художника, его иерархии ценностей, его отношения к миру. Так что, к примеру, княжеское завещание детям Владимира Мономаха – светское по форме, жанру, содержанию – более церковно, чем вирши иеромонаха Симеона Полоцкого… Таким образом, церковная – характеристика вероисповедания, мировоззренческая, а современными литературоведами она используется скорее метафорически и не соответствует своему исконному содержанию» (с. 14–15).

91

Л. В. Левшун и не скрывает, что заимствовала названия методов из литературных приемов. «Типологическую экзегезу» как литературный прием в древнерусской литературе выявил и описал К. Д. Зееман (см.: Зееман К. Д. Аллегорическое и экзегетическое толкование в литературе Киевской Руси // Контекст-90. Литературно-теоретические исследования. М., 1990. С. 72–83), однако исследовательница замечает: «Отталкиваясь от идеи Зеемана, я утверждаю, что типологическая экзегеза больше, чем литературный прием» (с. 71, прим. 2). Аналогичным является и заявление по поводу «аллегорической амплификации»: «… Понятие, которым традиционно обозначался риторический прием, я расширяю до характеристики творческого метода: одно другому не противоречит, если, например, смотреть на прием аллегорической амплификации как формальный маркер одноименного метода» (с. 72, прим.1).

92

Сакулин П. Н. Синтетическое построение истории литературы. М., 1925. С. 74.

93

Истрин В. М. Рецензия на книгу: Владимиров П. В. Древняя русская литература Киевского периода. XI–XIII вв. // ЖМНП. 1902. № 3. С. 221.

94

Православие – это не просто православная вера и приверженность Иисусу Христу, но и образ мышления, жизни и творчества.

95

Робинсон А. Н. Литература Киевской Руси среди европейских средневековых литератур // Славянские литературы. М., 1968. С. 84–85.

96

Робинсон А. Н. Литература Древней Руси… С. 40.

97

Прежде всего, это исследования В. С. Горского, А. Н. Робинсона, И. Е. Даниловой, М. Н. Громова, В. М. Ничик, А. Д. Сухова, В. Ф. Пустарнакова, А. И. Абрамова, Л. В. Полякова, В. В. Милькова, А. Ф. Замалеева, Я. М. Стратий, С. В. Бондаря и др. В них рассматриваются особенности средневекового мировоззрения на разных диахронических уровнях. Существенно дополняют их труды по истории православной эстетики (А. Ф. Лосева, С. С. Аверинцева, В. В. Кускова, К. В. Шохина, В. В. Бычкова), категориальному анализу различных феноменов культуры, типологии, поэтике, семиотике (Ю. М. Лотмана, Б. А. Успенского, А. М. Панченко, Г. М. Прохорова, А. Я. Гуревича, И. П. Смирнова, В. Н. Топорова, А. Л. Юрганова). Результаты этих исследований учтены мной при характеристике мировоззренческих стадий.

98

Видимо, поэтому Д. С. Лихачев и писал: «…Общего развития, захватывающего своим движением всю литературу, в древней Руси не было». (См.: Лихачев Д. С. Поэтика древнерусской литературы. М., 1967. С. 19). Развитие мировоззрения и средневекового мышления и является, на мой взгляд, тем «общим развитием», наличие которого отрицал Д. С. Лихачев, но которое как раз и захватывает своим движением всю древнерусскую литературу.

99

Художественный (или творческий) метод, основанный на типизации, обобщении и вымысле станет формироваться только в переходный период, после начавшейся в 40-е годы XVII века секуляризации сознания, в результате которой произойдет дифференциация синкретического метода познания-отражения на два самостоятельных, на основе средневекового метода отражения. Речь об этом пойдет ниже.

100

Робинсон А. Н. Литература Древней Руси в литературном процессе средневековья XI–XIII вв. Очерки литературно-исторической типологии. М., 1980. С. 40.

101

Ср.: «Как пишет к римлянам ап. Павел, «в нем (т. е. в благовествовании) открывается правда Божия от веры в веру» (Рим.1.17). Обратите внимание, апостол утверждает, что слово Божие, каким представляется всякое произведение христианской церковной словесности, не только сознается по вере, но и воспринимается тоже только по вере. Кстати, не в этом ли объяснение тому, почему секулярная наука оказывается бессильной в постижении истинного смысла церковной книжности и останавливается на изучении лишь ее внешних признаков и особенностей». См.: Левшун Л. В. История восточнославянского книжного слова XI–XVII вв. Минск, 2001. С. 29.

102

Сакулин П. Н. Синтетическое построение истории литературы. М., 1925.

103

Лихачев Д. С. Человек в литературе Древней Руси. М., 1970; Он же: Развитие русской литературы X–XVII вв. Эпохи и стили. М., 1979; Он же. Поэтика древнерусской литературы. 3-е изд. М., 1979.

104

См.: Купреянова Е. Н. Историко-литературный процесс как научное понятие. С. 17.

105

Ср.: «…Литературоведческим понятием, обозначающим стадиальность литературного развития и проявляющийся именно в этой стадиальности его закономерный характер, служит литературное направление. Оно подразумевает последовательность (порядок) возникновения таких, далеко не единственных для своего времени, но господствующих направлений, как классицизм, сентиментализм, романтизм, реализм, а следовательно, и их качественное, или как теперь принято говорить, типологическое отличие одно от другого». КупреяноваЕ. Н. Историко-литературный процесс как научное понятие. С. 16.

106

Купреянова Е. Н. Историко-литературный процесс как научное понятие. С. 17.

107

Курилов А. С. История литературы Нового времени: логика художественного развития… С. 193.

108

Ср.: «…Писательская деятельность не могла управляться чисто литературными законами, потому что оправданием ей служили не ее собственные прагматические функции, а зависимость от высшей истины» (т. е. Бога. – А. У.). Пиккио Риккардо. Slavia Orthodoxa: Литература и язык. М., 2003. С. 137–138.

109

См., например, «Слово некоего монаха о чтении книг»: «Добро есть, братья, почитание книжное, тем паче всякому христианину, ибо сказано: «Блаженны познающие Истину Его, (ибо) всем сердцем воспримут Его».

Что же значит сказанное «познающие Истину Его»?

Когда читаешь книги, не старайся скорее перейти к другой главе, но подумай, о чем говорят книги и о словах их, и трижды обратись к одной главе. Ибо сказано: «В сердце моем сохранил слова Твои, да не согрешу пред Тобою». Не сказано «устами одними произнес», но и «в сердце сохранил, да не согрешу пред Тобою». И воспринимая как Истину Святое Писание, руководствуйся им. Скажу еще: конь управляется и удерживается уздою, а праведник – книгами. Не обходится корабль без гвоздей, а праведник – без чтения книжного. И как пленника ум стремится к родителям своим, так ум праведника к чтению книжному. Красота (…) праведнику – чтение книжное» (перевод мой. – А. У.). 

110

Панченко А. М. Русская история и культура. СПб., 1999. С. 334.

111

Медведев П. Н. (М. М. Бахтин). Формальный метод в литературоведении. М., 1993. С. 33. Далее страницы указаны в тексте монографии.

112

Ср.: «…Невозможно понять сущность памятника, не выйдя за его пределы и не выяснив его место в системе мировосприятия, социально-политической истории и в культуре своего времени». См.: Липатов А. В.

113

См.: Аверинцев С. С., АндреевМ. Л., ГаспаровМ. Л., Гринцер П. А., Михайлов А. В. Категории поэтики в смене литературных эпох // Историческая поэтика. Литературные эпохи и типы художественного сознания. М., 1999. С. 3—38.

114

Аверинцев С. С., Андреев М. Л., Гаспаров М. Л., Гринцер П. А., Михайлов А. В. Категории поэтики в смене литературных эпох. С. 3.

115

Рикардо Пиккио. История древнерусской литературы. М.: Круг, 2002. С. 133.

116

Робинсон А. Н. Жизнеописания Аввакума и Епифания. Исследование и тексты. М., 1963; Крушельницкая Е. В. Автобиография и житие в древнерусской литературе. СПб., 1996. По мнению исследовательницы, «собственно автобиография как жанр не существовала в древнерусской литературе вплоть до середины XVII в.» (указ. соч., с. 168).

117

Бычков В. В. Эстетика Древней Руси. М., 1998.

118

Горский В. С. Философские идеи в культуре Киевской Руси XI – начала XII в. К., 1988. С. 100.

119

В Древней Руси понятия «ум» и «разум» не тождественны и слова эти не выступают синонимами. Достаточно вспомнить хотя бы слова Даниила Заточника: «Въструбим, яко въ златокованыя трубы в разумъ ума своего…», или народную присказку «ум за разум зашел». Разум – это рассудок, умственные способности, т. е. умение мыслить, доходить до сути в процессе размышления. «Разум» руководит чувствами. В основе разума лежит когнитивный эмпирико – теоретический тип отношения к реальности. Разум станет основой рационализма. «Ум» – это духовная сущность, способность восприятия сокровенного знания (Откровения) не через его понимание и приятие разумом, т. е. рассудком, а на базе веры мыслью восходить к Богу (см.: «Шестоднев» Иоанна, экзарха Болгарского).

120

Памятники литературы Древней Руси. ХI – начало ХП в. С. 213.

121

Никольский Н. К. О литературных трудах митрополита Климента Смолятича, писателя XII в. СПб., 1892. С. 127.

122

Повесть временных лет // Памятники литературы… С. 162.

123

Там же. С. 178.

124

Там же. С. 268.

125

Совпадение отнюдь не случайное, и имеющее для автора «Слова» глубокий религиозный смысл. Затмение в день пророка Иеремии указывало на смысловую связь между прегрешением Израиля, отошедшего от путеводившего его Бога истинного – «источника воды живы» и возжелавшего испить «воду мутну» из Нила Египетского, и согрешившим Игорем Святославичем (см. его раскаяние в «Ипатьевской летописи»), пожелавшим испить «Дону великого». Истинные (вечные) ценности подменены мнимыми (временными). За это и народ израильский, и князь Игорь были наказаны опустошением их земли врагами.

126

Повесть временных лет. С. 180.

127

Вдумайтесь хотя бы в начальные слова Евангелия от Иоанна: «Въ начале бе Слово, и Слово Бе у Бога, и Бог бе Слово».

128

«С точки зрения средневекового миросозерцания видимый мир, мир материальный – лишь знак, символ мира идеального. Через видимое, материальное средневековый символ передавал сущность невидимого, идеального. Само слово рассматривалось в качестве единородного Сына Божия, логоса, при помощи которого Бог сотворил мир. Как многозначны знаки окружающего человека мира, так многозначно и слово: оно может быть истолковано как в своем прямом, так и в переносном значениях. Этим и определяется характер символических метафор, сравнений, уподоблений в древнерусской литературе». См.: Кусков В. В. Эстетика идеальной жизни. М., 2000. С. 230.

129

Успенский Б. А. Краткий очерк истории русского литературного языка (ХI—ХIX вв.). М., 1994. С. 50, 48.

130

Щепкин В. Н. Учебник русской палеографии. М., 1920. С. 97—104.

131

Шмеман А. Евхаристия. Таинство Царства. 2-е изд. Париж, 1988. С. 47.

132

Мудрагей Н. С. Средневековье и научная мысль // Вопросы философии. 1989. № 12. С. 18.

133

Данилевский И. Н. Библеизмы повести временных лет // Герменевтика древнерусской литературы X–XVI вв. Сб. 3. М., 1992. С. 75—103.

134

См.: Данилова И. Е. От Средних веков к Возрождению. М., 1980.

135

Ухова Т. Б. Книжная миниатюра Древней Руси // Триста веков искусства. М., 1976. С. 211.

136

См.: Ужанков А. Н. Будущее в представлении писателей Древней Руси XI–XIII вв. // Русская речь. 1988. № 6. С. 78–84.

137

Левшун Л. В. История восточнославянского книжного слова XI–XVII вв. Минск, 2001. С. 38.

138

Священник Михаил. Православный взгляд на творчество. М., 1997. С. 4.

139

См.: Камчатнов А. М. История и герменевтика славянской Библии. М., 1998. С. 76–78.

140

Арх. Киприан (Керн). Антропология св. Григория Паламы. М., 1996. С. 197–198.

141

Священник Михаил. Православный взгляд на творчество. С. 4. Далее при ссылках на это сочинение страницы приводятся в тексте монографии.

142

Левшун Л. В. История восточнославянского книжного слова XI–XVII вв. С. 208.

143

Ужанков А. Н. «Совестные книги» Древней Руси (Русское летописание и Страшный суд) // Россия XXI. 1999. № 4. С. 138–177.

144

Левшун Л. В. История восточнославянского книжного слова XI–XVII вв. Минск, 2001. С. 39.

145

Абрамович Д. И. Жития святых мучеников Бориса и Глеба и службы им. Пг., 1916. С. 1.

146

Трудно назвать боговдохновенную молитву, то есть общение с Богом, «устоявшейся формулой», а тем более «литературным этикетом»!

147

ТОДРЛ. М.; Л., 1958. Т. 15. С. 340.

148

Там же, с. 344.

149

ТОДРЛ. М.; Л., 1957. Т. 15. С. 336.

150

Там же, с. 336.; Орлов А. С. Владимир Мономах. М.,1946. С. 119.

151

Абрамович Д. И. Жития святых мучеников Бориса и Глеба и службы им. С. 25.

152

«Поскольку Бог Творец создал человека по Своему – то есть творческому – образу и подобию, и потому человек обязан быть творцом; поскольку Бог есть Дух и Бог есть Любовь, то и истинная творческая богоподобная деятельность человека должна быть только в духе и любви перед лицом смерти, вечности и Бога…». См.: Левшун Л. В. История восточнославянского книжного слова XI–XVII вв. С. 39.

153

ТОДРЛ. М.; Л., 1957. Т. 13. С. 415.

154

См.: Конявская Е. Л. Авторское самосознание древнерусского книжника (XI – середина XV в.). М., 2000. С. 177, см. также с. 78–80, 163.

155

ТОДРЛ. Т. 15. С. 344.

156

Абрамович Д. М. Жития святых мучеников Бориса и Глеба и службы им. С. 23, 26.

157

Словарь-справочник «Слова о полку Игореве». Вып. 6. Л., 1984. С. 136.

158

Ужанков А. Н. Из лекций по истории русской литературы XI – первой трети XVIII вв. «Слово о Законе и Благодати» Илариона Киевского. М., 1999.

159

Гиппиус А. А. «Повесть временных лет»: о возможном происхождении и значения названия // Cyrillomethodianum ХV – ХVI. Thessalonique 1991—92. Отдельный оттиск; Данилевский И. Н. Библия и Повесть временных лет (К проблеме интерпретации летописных текстов) // «Отечественная история». 1993. № 1; Данилевский И. Н. Замысел и название Повести временных лет // Отечественная история. 1995. № 5; Ужанков А. Н. По каким книгам судимы будете? // Наука и религия. 1996. № 1, 2; Ужанков А. Н. «Совестные книги» Древней Руси (Русское летописание и Страшный суд) // Россия XXI. 1999. № 4.

160

Цит. по: Орлов А. С. Владимир Мономах. С. 43–44, прим. 1.

161

Повесть временных лет. Серия «Литературные памятники». 2-е изд. СПб., 1996. С. 199.

162

Сын Ярослава Мудрого Всеволод (1030–1093, киевский князь в 1078–1093 годах) получил при крещении имя Андрей. Его вотчиной стал город Переяславль, в котором в 90-е годы его сыновьями Ростиславом и Владимиром сооружается первая на Руси церковь во имя св. апостола Андрея, а рядом с Киево-Печерским монастырем князь Всеволод основал Выдубицкий монастырь. Его сын Владимир (Мономах), став в 1113 г. киевским князем, перенес летописание из Печерского в Выдубицкий монастырь. В 1118 г., то есть уже после завершения работы над новой редакцией «Повести временных лет», в которую и вошло предание об апостоле Андрее, игумен Сильвестр был переведен на епископскую кафедру в Переяславль. В это время в Киеве княжил Владимир Всеволодович Мономах (1113–1125).

163

Кусков В. В. Исторические аналогии событий и героев в «Слове о полку Игореве» // «Слово о полку Игореве»: Комплексные исследования. М., 1988. С. 68.

164

Митрополит Вениамин (Федченков) О богослужении православной церкви. М., 1999. С. 300.

165

Лихачев Д. С. Поэтика древнерусской литературы. 3-е изд. М., 1979. С. 271–272.

166

Там же. С. 272.

167

Лихачев Д. С. Поэтика древнерусской литературы. 3-е изд. М., 1979. С. 272.

168

См. интересные наблюдения по этому поводу у И. Н. Данилевского: Данилевский И. Н. Библия и Повесть временных лет (К проблеме интерпретации летописных текстов) // «Отечественная история». 1993. № 1.

169

Алексеев А. А. Текстология славянской Библии. СПб., 1999. С. 198.

170

Ср.: «Человек, виноватый в пролитии человеческой крови, будет бегать до могилы, чтобы кто не схватил его» (Притч. 28; 17).

171

Данилевский И. Н. Библия и Повесть временных лет (К проблеме интерпретации летописных текстов) // Отечественная история. 1993. № 1. С. 88.

172

Там же. С. 86–87.

173

Данилевский И. Н. Библеизмы Повести временных лет // Герменевтика древнерусской литературы Х—ХVІ вв. Сб. 3. М., 1992. С. 94–95. Ср.: «И пошел царь и люди его на Иерусалим против Иевусеев, жителей той страны; но они говорили Давиду: «Ты не войдешь сюда; тебя отгонят слепые и хромые», – это значило: «не войдет сюда Давид». Но Давид взял крепость Сион. И сказал Давид в тот день: всякий, убивая Иевусеев, пусть поражает копьем и хромых и слепых, ненавидящих душу Давида. Посему и говорится: слепой и хромой не войдет в дом [Господень]» (2 Цар. 5; 6–8).

174

Кусков В. В. Исторические аналогии событий… С. 68.

175

См.: Данилевский И. Н. Библеизмы Повести временных лет // Герменевтика древнерусской литературы Х—ХVІ вв. Сб. 3. М., 1992. С. 75—103.

176

Ни в коем случае нельзя согласиться с предложенным И. Н. Данилевским их наименованием «книги жизни». «Книга жизни» одна, она фигурирует в «Апокалипсисе» Иоанна Богослова, в нее записываются души праведников Высшим Судьею на Страшном суде (Ап.20.12,15).

177

Более подробно см.: Ужанков А. Н. «Совестные книги» Древней Руси (Русское летописание и Страшный суд) // Россия XXI. 1999. № 4. С. 138–177.

178

Ужанков А. Н. Святые страстотерпцы Борис и Глеб: К истории канонизации и написания житий // Древняя Русь: Проблемы медиевистики. 2000. № 2. С. 28–50; 2001. № 1(3). С. 37–49.

179

Ужанков А. Н. К вопросу о датировке «Жития Феодосия Печерского» // Герменевтика древнерусской литературы. Сб. 10. М., 2000. С. 70–79.

180

Вопрос о месте и времени включения «Поучения» в «Повесть временных лет», написанную монахом Киево-Печерского монастыря Нестором около 1113 г., до сих пор остается нерешенным. «Поучение» дошло до нас в составе «Лаврентьевского летописного свода» (1377 г.), который сохранил, по мнению А. А. Шахматова, поддержанному с некоторыми уточнениями большинством ученых, вторую редакцию «ПВЛ», составленную около 1116 г. игуменом Выдубицкого монастыря Сильвестром. Третья редакция, завершенная около 1118 г. опять в Киево-Печерском монастыре, сохранилась в «Ипатьевском летописном своде» (начало XV в.). (См.: Шахматов А. А. Повесть временных лет. С. I—ХХ.) До сих пор остается непонятным, как «Поучение», написанное, как полагают, в 1117 г., попало во вторую редакцию «ПВЛ», составленную в 1116 г., причем помещено под 1096 г., т. е. отнесено ко времени написания самого «Письма» Олегу Святославичу.

181

«Брат» в приведенном контексте олицетворяет духовное родство. Православные христиане обращаются друг к другу словами «братья и сестры». Но в словах Мономаха появляется и иной, конкретный смысл, поскольку Олег Святославич приходится ему и двоюродным братом, и кумом, крестившим в 1076 г. первенца Владимира Мономаха – Мстислава.

182

Орлов А. С. Владимир Мономах. М.; Л., 1945. С. 156.

183

Это лейтмотив и древнерусских летописей: «О взълюблении князи русски, не прельщаитесь пустошною и прелестною славою света сего, еже хужьши паучины есть и яко стень мимо идет; не принесосте бо на свет сей ничто же, ниже отнести можете» (Симеоновская летопись под 6778 г.: Полное собрание русских летописей [далее – ПСРЛ]. Т. ХVIII. СПб., 1913. С. 73). Вот как описаны в Волынской летописи последние минуты жизни князя Владимира Васильковича: «И бысть в Четверг на ночь, поча изнемогати, … и позна в себе духъ изнемогающ ко исходу души, и возревъ на небо и воздавъ хвалу Богу, глаголя: «Бесмертный Боже, хвалю Тебе о всемь! Царь бо еси всим. Ты единъ во истину подая всей твари (всему живому) всебогатьствомь наслаждение. Ты бо створивъ мира сего, ты соблюдаешь, ожидая душа, яже помла, да добру жизнь жившимь почтеши, яко Богъ, а еже не покорившуся Твоимъ заповедемь, предаси суду. Всь бо суд праведный от Тебе, и бес конца жизнь от Тебе, благодатью своею вся милуешь притекающая к тебе»» (ПЛДР. ХШ век. С. 406).

184

Высоцкий С. А. Средневековые надписи Софии Киевской. Киев, 1976. С. 49–50.

185

См.: Ужанков А. Н. Будущее в представлении писателей Древней Руси XI–XIII вв. // Русская речь. 1988. № 6.

186

Левшун Л. В. История восточнославянского книжного слова XI–XVII веков. Минск, 2001. С. 34–37.

187

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 29. С. 16.

188

См.: Демкова Н. С. Средневековая русская литература. СПб., 1997. С. 33–76.

189

По мнению А. П. Пятнова, «Точная дата смерти Игоря (29 декабря) является плодом недоразумения и неудачной компиляции В. Н. Татищевым сведений Радзивиловской летописи во второй редакции «Истории Российской». В большинстве летописей известие о смерти Игоря Святославича соседствует (либо предшествует, либо, что чаще, следует) с сообщением о полном лунном затмении 22 декабря 1200 года. Наиболее реальной датировкой смерти Игоря Святославича следует считать первую половину 1201 года (до августа, когда умерла вдова Михалки Юрьевича Владимирского – Феврония); однако нельзя совсем исключать и конец 1200 года». Пятнов А. П. К вопросу о смерти князя Игоря Святославича Черниговского // Древняя Русь. 2003. № 4(14). С. 61.

190

Демкова Н. С. Средневековая русская литература. С. 48.

191

Котляр М. Ф. Чи міг Роман Мстиславич ходити на половців раніше 1187 р.? // Украінський історичний журнал. 1965. № 1. С. 117–120.

192

Здесь нет возможности дать аргументацию по датировке «Слова о полку Игореве», однако можно заметить, что автор знает о вокняжении Игоря Святославича в Чернигове после смерти в 1198 г. Ярослава Всеволодовича, когда Игорь и стал главой Ольговичей.

193

ПСРЛ, Т. 2. Стлб. 236. Далее столбцы указываются в тексте.

194

Интересно отметить, что почти те же самые народы, что прославляли поход русских князей 1111 г. теперь «кають» Игоря Святославича!

195

Робинсон А. Н. Солнечная символика в «Слове о полку Игореве» // «Слово о полку Игореве». Памятники литературы и искусства XII–XVII веков. М., 1978. С. 7—58. Причем, что интересно, в 8 случаях из 12 солнечное затмение предшествовало смерти князя, а в 2 случаях исследовательность этих событий трудно установить, поскольку не известна точная дата смерти.

196

Обращаю внимание на христианское (православное) обращение князя (княжеское служение – мирское служение Богу) к своим воинам: он обращаетмся к ним как братьям во Христе и дружинникам-воинам. Обращение «братие» – это православное обращение, а не призыв к своим единокровным братьям, как полагали некоторые исследователи в советское время.

197

Лаврентьевская летопись // ПСРЛ. Т. 1. М., 1997. Стлб. 70.

198

В этом символе кроется еще один смысл: все воины уже изначально обречены на смерть (из пяти тысяч останутся живы только пятнадцать человек), их тела покроет могильная тьма.

199

См.: Клейн И. Донец и Стикс (Пограничная река между светом и тьмою в «Слове о полку Игореве») // Культурное наследие Древней Руси. М., 1976. С. 64–68.

200

Ужанков А. Н. О принципах построения истории русской литературы XI – первой трети XVIII веков. М., 1996. С. 32–37.

201

См.: Клейн И. Донец и Стикс (Пограничная река между светом и тьмою в «Слове о полку Игореве») // Культурное наследие Древней Руси. М., 1976. С. 64–68.

202

Ипатьевская летопись // ПСРЛ. Т. 2. Стлб. 642–644.

203

Ипатьевская летопись. Стлб. 649.

204

Ипатьевская летопись. Стлб. 651.

205

Памятники старинной русской литературы. СПб., 1862. Вып. 3. С. 169.

206

Пиккио Р. «Слово о полку Игореве» как памятник религиозной литературы Древней Руси //ТОДРЛ. Т. L. СПб., 1997. С. 435.

207

См.: Кусков В. В. Исторические аналогии событий и героев в «Слове о полку Игореве» // «Слово о полку Игореве». Комплексные исследования. М., 1988. С. 69–72.

208

Ипатьевская летопись // ПСРЛ. Т. 2. Стлб. 648.

209

Ипатьевская летопись // ПСРЛ. Т. 2. Стлб. 642–644.

210

Там же. Стлб. 649.

211

Более подробно см.: Ужанков А. Н. О «внутреннем» и «внешнем» времени произведения и датировке «Слова о полку Игореве» // Литература Древней Руси. Коллективная монография. М., 2004. С. 95—126; Он же. «Слово о полку Игореве» (К интерпретации авторской идеи произведения) // Ежегодная Богословская конференция Православного Свято-Тихоновского Богословского Института: Материалы 2000 г. М., 2000. С. 442–449; Он же. «От старого Владимира до нынешнего Игоря». Принцип ретроспективной исторической аналогии в «Слове о полку Игореве» // Культурное наследие Древней Руси. М., 2001. С. 25–35.

212

Галицко-Волынская летопись // Памятники литературы Древней Руси. XIII век. М., 1981. С. 237.

213

Бегунов Ю. Н. Памятник русской литературы XIII века «Слово о погибели Русской земли». Л., 1965. С. 159–160.

214

См.: Ужанков А. Н. «Летописец Даниила Галицкого»: проблема авторства // Герменевтика древнерусской литературы X–XVI вв. Сб. 3. М., 1992. С. 149–180.

215

Святитель Стефан Пермский. СПб., 1995. С. 52.

216

Ужанков А. Н. Жизнеописание Даниила Галицкого. К истории биографического жанра в древнерусской литературе // Прометей. № 16. М., 1990. С. 188–200.

217

Лихачев Д. С. Галицкая литературная традиция в «Житии Александра Невского. ТОДРЛ. Т. V. М.; Л., 1947. С. 36–56; Ужанков А. Н. «Летописец Даниила Галицкого»: редакции, время создания // Герменевтика древнерусской литературы XI–XVII вв. Сб. 1. М.,1988. С. 247–283.

218

Щепкин В. Н. Учебник русской палеографии. С. 102–106.

219

Книга правилъ святых апостолъ, святыхъ соборовъ вселенскихъ и поместныхъ, и святыхъ отецъ. Издание Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1992. С. 5.

220

Ужанков А. Н. Истоки русской художественной прозы // Русская бытовая повесть XV–XVII вв. М., 1991. С. 5—18.

221

Рыбаков Б. А. Стригольники. Русские гуманисты ХПА столетия. М., 1993.

222

Протоиерей Игорь Экономцев. Исихазм и восточнославянское Возрождение // Богословские труды. Т. 29. М., 1989. С. 63. Далее страницы указаны в тексте.

223

Прохоров Г. М. Памятники переводной и русской литературы XIV–XV вв. Л., 1987. С. 89.

224

Левшун Л. В. История восточнославянского книжного слова XI–XVII вв. С. 208–209.

225

Святитель Стефан Пермский. СПб., 1995. С. 52–54.

226

Левшун Л. В. История восточнославянского книжного слова XI–XVII вв. С. 209.

227

Чичерин А. В. Очерки по истории русского литературного стиля. М., 1977. С. 40–43.

228

Щепкин В Н. Учебник русской палеографии. С. 35.

229

Там же. С. 124–125.

230

Успенский Б. А. Краткий очерк истории русского литературного языка (XI–XIX вв.). С. 60–61.

231

Галактионов А. А., Никандров П. Ф. Русская философия IX–XIX вв. Л., 1989. С. 44–48; Лурье Я. С. Идеологическая борьба в русской публицистике конца XV – начала XVI века. М.; Л., 1960 и др.

232

Адрианова-Перетц В. П. Очерки по истории русской сатирической литературы XVII века. М.; Л., 1937; Короткая Л. Л. Антицерковная сатира XVII века. Минск, 1968.

233

Мудрагей. Н. С. Средневековье и научная мысль… С. 24.

234

Интересно отметить, что до 1492 считали начало года с марта месяца по Пасхалиям, а после 1492 г. – с сентября по Индикту! Это произошло после рассчета пасхалий арх. Геннадием. См.: Словарь исторический о бывших в России писателях духовного чина греко-российской церкви. Т. 1. 2-е изд. СПб., 1827. С. 90.

235

Плигузов А. И. Тихонюк И. А. Послание Дмитрия Траханиота новгородскому архиепископу Геннадию Гонзову о седмеричности счисления лет // Естественнонаучные представления Древней Руси. М.,1988. С. 51–75; Ужанков А. Н. «Совестные книги» Древней Руси (Русское летописание и Страшный суд) // Россия XXI. 1999. № 4. С. 151–177.

236

Очерки русской культуры XVI века. М., 1977. С. 133.

237

Цит. по: Очерки русской культуры XVI века. М., 1977. С. 133.

238

ПЛДР. Вторая половина XV в. М., 1982. С. 302.

239

Галактионов А. А., Никандров П. Ф. Русская философия XI–XIX вв. Л., 1989. С. 52.

240

Цит. по: Галактионов А. А., Никандров П. Ф. Русская философия XI–XIX вв. С. 54.

241

КлоссБ. М. Избранные труды. Т. 1. Житие Сергия Радонежского. М., 1998. С. 286.

242

Минеева С. Рукописная традиция Жития преп. Зосимы и Савватия Соловецких (XVI–XVIII вв.) Т. II. Тексты. М., 2001. С. 106.

243

Там же. C. 109.

244

Левшун Л. В. История восточнославянского книжного слова XI–XVII вв. С. 45–46.

245

Памятники литературы Древней Руси. Конец XV – первая половина XVI века. М., 1984. С. 440.

246

Повесть о Петре и Февронии / Подгот. текстов и исслед. Р. П. Дмитриевой. Л., 1979. С. 209–223. Повесть цитируется в моем переводе. – А. У.

247

В древнерусском языке слово «живот» означает «жизнь». Стало быть, животворящий крест – это крест, творящий, дающий жизнь.

248

Более подробный анализ повести см.: Ужанков А. Н. Повесть о Петре и Февронии Муромских (Герменевтический опыт медленного чтения) // Русский литературоведческий альманах. М., 2004. С. 7—35 или на сайте «Православие. га»: www.pravoslavie.ru/put/040928154026.

249

Это положение было сформулировано еще Фомой Аквинским: «Познание истины двояко: это либо познание через природу, либо познание через благодать». (См.: Мудрагей Н. С. Указ. соч. С. 24.). Оно было усвоено средневековой западно-европейской схоластикой, но не востребовано православной Русью до культурной переориентации в XVI в. с Византии на Западную Европу.

250

Лихачев Д. С. Прошлое – будущему. М., 1985. С. 53.

251

Успенский Б. А. Краткий очерк истории русского литературного языка (XI–XIX вв.). С. 75–77.

252

Там же. С. 45.

253

Черная Л. А. Русская культура переходного периода от Средневековья к Новому времени. М., 1999. С. 9.

254

«Демократическая сатира XVII века явилась, очевидно, одним из узловых моментов секуляризации русской литературы, в процессе которой и было преодолено синкретическое состояние этой литературы, ставшее к этому времени тормозом ее дальнейшего развития…». См.: Азбелев С. Н. О художественном методе древнерусской литературы. С. 21.

255

Короткая Л. Л. Антицерковная сатира XVII века. Минск, 1968.

256

Рикардо Пиккио. История древнерусской литературы. М.: Кругъ, 2002. С. 264.

257

Панченко А. М. Истоки русской поэзии // Панченко А. М. Русская история и культура. СПб., 1999. С. 280.

258

Панченко А. М. Переход от древней русской литературы к новой // Панченко А. М. Русская история и культура. С. 299.

259

Панченко А. М. Переход от древней русской литературы к новой. С. 299–300.

260

Там же. С. 301.

261

Цит. по: Панченко А. М. Переход от древней русской литературы к новой. С. 302. Комментируя это место, А. М. Панченко замечает, «что новая европеизированная культура названа здесь «новой верой»» (там же). Символически – может быть, но на самом деле соловецкие старцы однозначно противопоставляют Православной вере «новую веру» – «никонианство».

262

Русская силлабическая поэзия XVII–XVIII вв. / Сост., вступит. ст. А. М. Панченко. («БП». Большая серия). Л., 1970. С. 195.

263

Панченко А. М. Переход от древней русской литературы к новой. С. 303–304.

264

Панченко А. М. Переход от древней русской литературы к новой. С. 306.

265

Там же. С. 313.

266

Русская силлабическая поэзия XVII–XVIII вв. С. 189. (Курсив мой. – А. У.)

267

См.: Пономарев А. И. Памятники древне-русской церковно-учитель-ной литературы. Вып. 1. СПб., 1894.

268

Панченко А. М. Истоки русской поэзии. С. 280.

269

Панченко А. М. Переход от древней русской литературы к новой. С. 317–318.

270

Панченко А. М. Истоки русской поэзии. С. 283.

271

Панченко А. М. Переход от древней русской литературы к новой. С. 315.

272

Панченко А. М. Переход от древней русской литературы к новой. С. 315–316.

273

Богословский аспект проблемы оправдания подробно разработан Ю. Ф. Самариным в его магистерской диссертации «Стефан Яворский и Феофан Прокопович» (См.: Самарин Ю. Ф. Сочинения. М., 1880. Т. 5). (Прим. А. М. Панченко. – А. У.)

274

Панченко А. М. Переход от древней русской литературы к новой. С. 320.

275

Панченко А. М. О смене писательского типа в петровскую эпоху // Панченко А. М. Русская история и культура. СПб., 1999. С. 321. А. М. Панченко отметил, что для европейских «барочных полигисторов XVII века, каковым в сущности был и Симеон, такого доказательства не требовалось: они исповедовали идею Платона о божественном происхождении прекрасного. В плоском истолковании она вырождалась в претенциозный тезис, подобный афоризму Скалигера: «поэт – это второй бог». Но Симеону Полоцкому нужны были доказательства, потому что он творил для русского читателя, который ни о чем таком не слыхивал» (Там же. C. 321).

276

Тем самым взгляды и творчество Симеона Полоцкого вписываются в характеристику «модуса подражания», данную Л. В. Левшун. См.: Левшун Л. В. История восточнославянского книжного слова XI–XVII вв. С. 64–68.

277

Панченко А. М. О смене писательского типа в петровскую эпоху. С. 321–322.

278

Панченко А. М. Переход от древней русской литературы к новой. С. 316.

279

Панченко А. М. Истоки русской поэзии. С. 282.

280

Там же. С. 286.

281

Там же. С. 286.

282

Панченко А. М. Переход от древней русской литературы к новой. С. 317.

283

Памятники истории старообрядчества XVII в. Л., 1927. Кн. 1. Вып. 1. (РИБ. Т. 39). Стб. 288–289, 290. Цит. по: Панченко А. М. О смене писательского типа в петровскую эпоху. С. 323.

284

Памятники истории старообрядчества XVII в. (РИБ. Т. 39). Стб. 465. Цит. по: Панченко А. М. О смене писательского типа в петровскую эпоху. С. 323.

285

Памятники истории старообрядчества XVII в. (РИБ. Т. 39). Стб. 390–391. Цит. по: Панченко А. М. О смене писательского типа в петровскую эпоху. С. 323.

286

Памятники истории старообрядчества XVII в. (РИБ.Т. 39). Стб. 341. Цит. по: Панченко А. М. О смене писательского типа в петровскую эпоху. С. 323. По мнению И. А. Есаулова, «смиренное уподобление Аввакумом себя «простому человеку», «нищему человеку», уравнивающее автора с другими «простецами» и противостоящее гордой элитарности силлабиков, может быть понято как прямое (и творческое) продолжение соборного вектора русской словесности. Тогда как барочная поэзия в этом контексте понимания может быть интерпретирована как первая попытка трансформации (курсив И. А. Есаулова. – А. У.) соборного начала в отечественной литературе». См.: Есаулов И. А. Категория соборности в русской литературе. С. 276.

287

Панченко А. М. О смене писательского типа в петровскую эпоху. С. 324.

288

Панченко А. М. О смене писательского типа в петровскую эпоху. С. 324.

289

Дунаев М. М. Православие и русская литература. Ч. 1. М., 1996. С. 21.

290

Дунаев М. М. Православие и русская литература. С. 38.

291

См.: Матхаузерова С. Две теории текста в русской литературе XVII в. // ТОДРЛ. Т. XXXI. Л., 1976. С. 271–284;Матхаузерова С. Древнерусские теории искусства слова. Praha, 1976.

292

Матхаузерова С. Две теории текста в русской литературе XVII в. С. 273.

293

Там же. C. 273.

294

Матхаузерова С. Две теории текста в русской литературе XVII в. С. 274.

295

Симеон Полоцкий. Избранные сочинения. М.; Л., 1953. С. 212.

296

Матхаузерова С. Две теории текста в русской литературе XVII в. С. 276, 277.

297

Цит. по: Там же. С. 277.

298

Симеон Полоцкий. Избранные сочинения. М.; Л., 1953. С. 215.

299

Матхаузерова С. Две теории текста в русской литературе XVII в. С. 277–278.

300

Там же. С. 275.

301

Панченко А. М. О смене писательского типа в петровскую эпоху. С. 325, 326–338.

302

Остен. Памятник русской духовной письменности XVII века. Казань, 1865. С. 71. Цит. по: Панченко А. М. О смене писательского типа в петровскую эпоху. С. 328.

303

Цит. по: Панченко А. М. О смене писательского типа в петровскую эпоху. С. 329.

304

Там же. С. 329.

305

Лебедев Лев. Москва патриаршия. М., 1995. С. 285–332.

306

Самарин Ю. Ф. Стефан Яворский и Феофан Прокопович // Избранные произведения. М., 1996. С. 15—396.

307

Чистович И. Феофан Прокопович и его время. СПб., 1868. С. 141. Цит. по: Панченко А. М. О смене писательского типа в петровскую эпоху. С. 332.

308

Панченко А. М. О смене писательского типа в петровскую эпоху. С. 331.

309

Панченко А. М. О смене писательского типа в петровскую эпоху. С. 333.

310

Панченко А. М. О смене писательского типа в петровскую эпоху. С. 333-334

311

Буслаев Ф. Идеальные женские характеры Древней Руси // О литературе: Исследования; Статьи. М., 1990. С. 269.

312

Повесть об Ульянии Осорьиной // Памятники литературы Древней Руси: XVII век. М., 1988. С. 98—104.

313

Повесть о Марфе и Марии // Памятники литературы Древней Руси: XVII век. М., 1988. С. 105–111.

314

Животворящий Крест Господень, вложенный в серебряный ковчег, находился до конца XIX века в церкви Архангела Михаила Унженского погоста. Сделанная на ковчеге надпись свидетельствовала, что создан он был по распоряжению царя Михаила Федоровича и его матери инокини Марфы в 1615 г

315

Под беллетристикой (от фр. belles lettres – изящная словесность) в литературоведении в широком смысле подразумевается художественная литература, в более узком – художественная проза. В. Г. Белинский понимал под ней «легкое чтение», противопоставив ее серьезной литературе.


Заключение | О специфике развития русской литературы XI - первой трети XVIII века: Стадии и формации |