home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3. Танец

— Вы ведь можете идти хоть чуточку медленнее? — Гермиона почти бежала, — ну же!

Северус резко остановился.

— Мисс Грейнджер, я думаю, что все итак будут удивлены нашему совместному появлению под руку, может, не будем давать им еще больше поводов? — обычным саркастичным тоном спросил Снейп.

Гермиона в ответ лишь хмыкнула, но все же «зловредный» профессор сбавил темп своих шагов.

— Прошу, — Северус открыл для девушки дверь в Большой Зал.

Блеск Зала ослеплял. Она вспомнила свои детские впечатления от летающих свечей, от волшебных украшений, от безмерно большого потолка словно небо.

Вдруг все стихло. Гул студентов, суета, шум посуды. Все исчезло. Казалось, что весь Зал застыл под чьим-то «Империо тишины». Гермиона почувствовала, как Северус крепче прижал ее руку к себе. Но всеобщее спокойствие сохранилось лишь на минуту. Никто из присутствующих и не думал скрывать своего удивления. И им (конечно же!) пришлось пройти под шепотом почти всей школы.

— Профессор Снейп! Профессор Грейнджер! Мы никак не могли начать праздник без вас! Я вижу, что у вас очень хорошие ученики, потому что тишина возникает только от одного вашего появления! — улыбаясь, громко сказал Дамблдор.

Снейп усадил Гермиону, а сам пошел на свое место в противоположный конец стола.

— Позвольте мне произнести несколько слов, — Альбус Дамблдор встал из-за своего кресла и поднял кубок с вином, — Мы сегодня празднуем шестую годовщину победы. Нашей победы. И вот уже шестой год в один и тот же день 31 июля мы вспоминаем погибших. Вспоминаем то, что разбило, раздавило нас и одновременно подарило жизнь. Наши любимые будут вечны как воздух и земля, как лед и пламя. Но… сегодня я хочу, чтобы те, кто живет воспоминаниями, перестали это делать. Я хочу, чтобы начался новый отсчет в вашей жизни. Давайте создадим новые счастливые воспоминания. Я обращаюсь к каждому из вас.

По залу прошла волна аплодисментов. Только два человека не подняли рук. Они к этому не были готовы. Снейп поднял глаза на Гермиону. Она смотрела на него. И их руки не двинулись со стола.

За эти шесть лет Гермиона научилась, хотя, наверное, нет — привыкла, привыкла принимать радость людей в скорбный для нее день. Она слегка улыбнулась Дамблдору, показывая, что ей понравилась его речь. «Я ведь никогда не врала! Но нет смысла портить хорошее настроение окружающим только потому, что меня тошнит от этого всего! Как же я устала от этого всего. И вижу, что не одна я». Гермиона опять посмотрела на Снейпа. Он, почти также как и она, кивнул директору и поднес свой кубок к губам.

После войны Хогвартс пересмотрел свои учебные планы. Четыре года назад было решено, что ученикам будут разрешены только зимние каникулы на полтора месяца, а лето они будут проводить в школе. Отчасти это было сделано Министерством из-за того, что многим просто некуда было ехать (многие семьи погибли), а отчасти, чтобы преподаватели имели больший контроль над будущими волшебниками.

Гермионе нравилось такое положение вещей. Она преподавала в школе уже почти год и не думала об отпуске. Да и ехать было некуда. У нее был свой дом в Лондоне, когда-то они там жили с Гарри после школы. Он учился в академии Авроров, а она готовилась к поступлению в аспирантуру. Даже там, в том уже заброшенном доме, где все было создано их любовью, они не чувствовали себя в безопасности. Гермиона вспомнила, как Гарри однажды накричал на нее из-за того, что она опоздала домой всего лишь на двадцать минут. Потом он объяснил, что за эти двадцать минут он передумал практически все, что могло случиться с ней. Он весь вечер не отпускал ее. Было ощущение, что в те два года они будто не жили, а ждали чего-то страшного. Потом были страшные пять лет без Гарри. Она помнила, как в первый месяц почти не с кем не разговаривала. Появился Виктор, и ей показалось, что представился шанс что-то изменить, что-то забыть. Учеба в Афинах была сказочной. Безумно интересно. Гермионе всегда нравились тайны, и как следовало ожидать, Древние Руны оказались ее коньком. Виктор приезжал к ней почти каждый месяц. Она замечала, что дни его приезда ждет со страхом. Гермиона всегда знала, что небезразлична ему. Ведь именно он устроил это обучение в одном из самых известных университетов Старого Света, это он многими ночами говорил ей слова любви. И Гермиона знала, что Виктор ждал. Он всегда ревновал ее к Гарри, еще с четвертого курса, а когда узнал, что она все же выбрала не его, то исчез на целых два года, до 31 июля. И когда Гермионе оставалось два месяца до сдачи диплома, Виктор сделал предложение. Пока она слушала его, вся ее будущая жизнь прошла перед глазами, и это был не ее выбор, не ее жизнь. Вернее все могло и быть именно так, но за день до этого разговора, Профессор Грейнджер получила приглашение ее старого преподавателя Альбуса Дамблдора с предложением занять место преподавателя Древних Рун. Все было решено в одну секунду.

Поедание десерта подходило к концу. К неудовольствию хогвартских эльфов, Гермиона совсем не притронулась к шикарному воздушному клубнично-ванильному мороженному. Последние тарелки исчезли, столы раздвинулись к стенам, освобождая место посередине. Зал вдруг погрузился в полутьму и где-то сверху заиграл вальс, приглашая пары на танец.

— Гермиона, не откажите станцевать со мной круг вальса, — слова вырвали ее из старых воспоминаний. Дамблдор протянул ей руку.

— Вы ведь знаете, я не смогу отказать вам! — весело кивнула профессор Грейнджер.

Они вышли в центр Зала и закружились. Их примеру последовали практически все. Гермиона ненароком, почти случайно взглянула в сторону преподавательского стола и столкнулась взглядом с Северусом. Она вдруг почувствовала необъяснимое желание прикоснуться к нему. «Скорее всего, я просто схожу с ума… но, но, почему он смотрит на меня? И… этот его взгляд…, черт, черт, черт, ну как за один день могло столько всего случится со мной!»

«Она прелестна! О, Мерлин, о чем я думаю! Слишком много вина, вероятно». Снейп по-прежнему наблюдал за Гермионой, не отрывая взгляда и совершенно не боясь, что она заметит его взгляд.

— Профессор Дамблдор, ну и ну! Вы прекрасно танцуете! И больше не говорите мне, что вы слишком устали. Я вам абсолютно не поверю.

Гермиона и директор шли назад к преподавательскому столу, пробираясь через танцующие пары.

— Нет, милая, я устал. Вам нужен более молодой партнер для таких танцев. И не спорьте со стариком!

Они поравнялись со Снейпом, и Дамблдор слегка приостановил Гермиону.

— А вот я все же думаю, что с Северусом вам будет гораздо приятнее провести это время на танцполе.

Гермиона и Снейп переглянулись и почти в один голос:

— Нет…

— Я не хочу, чтобы такая молодая девушка скучала, Северус. А вы, молодая леди, — обратился Дамблдор к Гермионе, — можете составить прекрасную компанию нашему слишком замкнутому и неулыбчивому профессору Зелий!

— Альбус, мы итак сегодня дали достаточно поводов для сплетен…

Дамблдор жестом остановил его речь.

— Северус, я не думаю, что тебя волнует это, не так ли? Да и мисс Грейнджер это не тревожит, я уверен!

Это была правда. Возможно, только их двоих во всем этом зале не волновало чье-то мнение. (Два эгоиста. Или наоборот?)

Директор словно выпихнул эту пару танцевать. Тут же вальс сменился медленным танцем. «Всегда считала, что такие танцы — одно из самых интимных сторон любых отношений между мужчиной и женщиной» — мысль пронеслась вихрем в голове Гермионы и заставила чуть смутиться. «Слишком много вина» (как удобно иногда списывать мысли и поступки на «передозировку алкоголем»!).

Расстояние между ними сокращалось, и Снейп вдруг почувствовал, как его губы касаются ее волос. Смешение запахов клубники и корицы. Запахи. И снова этот терпкий запах трав. Ей вдруг захотелось уткнуться в эту мантию, ощутить тепло, и чтобы в мире остался только этот запах трав и кофе, и музыка. Гермиона словно куда-то улетала. И это чувство одновременно пугало ее, все это было так непохоже на нее, и радовало, будто это единственное, чего ей не хватало в эту секунду, сегодня, всю ее жизнь.

— Вы меня так скоро задушите, — язвительно прошептал Снейп.

Слова вновь жестоко опустили ее на землю.

«Зачем я это сказал???? Полный кретин!»

— Извините, у меня закружилась голова, — Гермиона подняла голову и встретилась с Ним глазами.

Вдруг, она испугалась этого взгляда. В противоположность его слов глаза говорили о другом. Взгляд был полон обожания, восхищения, теплоты, нежности… Откуда все это могло появится? «Нет, я ошибаюсь, как я могла придумать все это себе. После сегодняшнего разговора с Виктором я, вероятно, слишком устала, чтобы адекватно оценивать ситуацию. Я почти не ела, да и к тому же слишком много выпила».

Он еще крепче обнял ее за талию, больше притягивая ее к себе. Рука Гермионы почти коснулась его шеи, и она непроизвольно погладила его волосы. Северус вздрогнул от ее прикосновения и закрыл глаза, наслаждаясь такой необъяснимой близостью. Ему почти хватило сил заставить себя сохранить невозмутимое выражение лица, но заставить себя не думать о ней — это было почти невозможно.

«Я танцую с самой красивой женщиной в этом зале. И абсолютно не хочу ее отпускать, но я не могу испытывать что-то подобное. Я не могу».

— Мисс Грейнджер, на меня сильно подействовало вино, как вижу и на вас. Я думаю, что нам нужно вернуться к столу. К тому же я должен дать шанс молодым людям, которые явно безумно хотят отнять вас у меня для танцев, — с этими словами он разомкнул объятия и выпустил ее.

«Ложь. Мне этого хочется меньше всего в жизни!»

— Вы знаете, Северус, у вас удивительная способность сочетать несочетаемое! Сначала вы мне говорите, что я слишком неповоротлива и чуть было, не задушила вас, а теперь Вы говорите, что танец со мной будет подарком для любого кроме вас! — Гермиона уперлась ему рукой в грудь, пытаясь привлечь его взгляд.

— Поверьте мне, Гермиона, только взгляды нашего префекта Алекса Стюарта на Вас многого стоят, — слегка поморщившись, ответил Снейп.

Северус предложил руку, но она продолжала стоять на месте.

— Мне приятно, что мы вдруг перешли с вами на менее официальное обращение! И вы правы, мы явно слишком много выпили, так что если вы не против, я не дам шанса ни одному из молодых людей, которые, по вашему мнению, мечтают со мной потанцевать. Я просто попрошу профессора Снейпа проводить меня до гриффиндорской башни, — злясь на себя, а еще больше на самодовольную усмешку Снейпа, прошипела Гермиона.

Северус решил молча повиноваться ее просьбе.

Как только захлопнулась дверь Большого Зала, Гермиона высвободила руку и повернулась к профессору.

Любовь- это ты


Глава 2. Внезапное открытие | Любовь- это ты | Глава 4. Время тяжелых вопросов