home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17. Оправдание — любовь

Две женщины шли по темному саду Хогвартса. Музыка уже была не слышна, только приглушенный смех и крики учеников в башнях нарушали тишину этого вечера.

— У вас очень красиво, Гермиона, — сказала Катрин, отрывая розу от ветки.

— Спасибо, я люблю это место. Катрин, ведь вы хотите со мной о чем-то поговорить? Это так? — Гермиона остановилась, пристально глядя на собеседницу.

— Да, это так. Но… я не знаю с чего мне начать,…,- она задумалась, продолжать ли разговор дальше, — Оставьте его мне. Отдайте его мне, Гермиона…

Гермиона в шоке взглянула на Катрин. Отчаянная просьба. Что может заставить женщину умолять свою соперницу оставить ей мужчину. Только любовь. Внезапно Гермиона поняла, насколько Катрин любит Северуса. Но уже ничто в жизни не могло изменить хода событий. Она сама любила. До беспамятства.

— Я не могу, я не могу…. Катрин, я люблю, и не могу. Ради Мерлина, простите, но я не в силах…

Катрин отвернулась и посмотрела на луну, которая сегодня была необычайно красива, она озаряла своим светом, но она не была солнцем, она не грела. Вдруг Катрин осознала, что она, как и эта луна для Северуса, и горько усмехнулась.

— Хотите вина? — Катрин взмахнула палочкой, и в воздухе материализовались два бокала с красным вином.

— Простите меня… — начала было говорить Гермиона, но Катрин жестом остановила ее слова.

— Молчите, Гермиона, это я должна просить у вас прощения, — Катрин пригубила вина, убедившись, что Гермиона сделала то же самое.

Внезапно ноги Гермионы подкосились, и она попробовала найти опору для того, чтобы не упасть. Слабость во всем теле, перед глазами все поплыло, и через мгновение она почувствовала, что падает на траву. Тем временем Катрин, отвернувшись от Гермионы, два раза хлопнула в ладоши, и из темноты вышел Крам.

— Ты долго. Неужели нужно было вести весь этот бесполезный разговор с ней, Катрин? Неужели ты подумала, что она скажет тебе: «Да, забирай его!», ты могла все испортить, — с этими словами Крам подхватил Гермиону на руки, — Я думаю, что Снейп твой, теперь я уверен в этом.

Катрин в слезах опустилась на скамейку.

— Смотри, не проболтайся никому.


В это время в подземельях Снейп нервно ходил по комнате. Он ждал уже два часа, но Гермионы не было. Весь замок уже давно спал, он раз сто уже был в ее комнате, но она была пуста. Неприятная смесь раздражения и страха нарастала в нем.

«С ней что-то случилось, это точно».

Снейп решил еще раз, верно уже в сотый, пройтись по галереям Хогвартса в надежде, что его худшие опасения не подтвердятся. Он поднимался по темным лестницам к башне Гриффиндора. Вдруг у окна он увидел силуэт.

«Как некстати, опять ученики», — подумал он, подходя ближе.

— Думаю, что ваш факультет лишиться нескольких десятков баллов за прогулки в столь позднее время!

Снейп приблизился, и к своему удивлению увидел Риту.

— О, Мерлин, что вы здесь делаете, мисс Скитер?

Ее взгляд был замутненным.

«Чары заклятия уже ослабели. Но кто же это мог сделать… нет, неужели он все же решился», — думал Снейп, взмахивая палочкой и снимая Империо с Риты. Он сразу узнал сильное заклятие подвластия, ведь в своей прошлой жизни он столько раз его использовал.

— Как вы? — спросил Снейп, помогая Рите сесть.

— Профессор Снейп, он, мне кажется, он заберет Гермиону… зелье, я помню, что они были в таверне в Хогсмидте…зелье, какое-то запрещенное и старое зелье,… а потом я не помню ничего больше, — почти задыхаясь, шептала Рита, — но где же мисс Грейнджер?

— Рита, кто «они»?

— Мистер Крам и мисс Флоббинс.

Снейп в злости ударил кулаком по стене.

— Ну, конечно же! Какое зелье? О каком зелье они говорили?

— Зелье… я не знаю, я в этом то не очень сильна, — казалось, что Рита начинала приходить в себя, — ему больше шести лет, это последний образец, который остался у Виктора. Что-то вроде Империо, как он говорил, но точно я не могу сказать, я не помню. Он отдал его мисс Флоббинс, чтобы та подлила его Гермионе в вино. Он что-то говорил, что однажды оно ему уже помогло, что однажды с его помощью он почти получил то, чего хотел. Мне показалось, что это как-то связано с Поттером, с войной…

Последние слова Скитер уже летели вдогонку почти бежавшему Снейпу. Он понял, что это было за зелье. И эта догадка отнюдь не обрадовала его. Злость, которая зарождалась внутри него, была почти невыносимой. Ему хотелось кричать. Он не ожидал такого предательства со стороны. Но ведь он мог это предполагать! Он винил себя за то, что не смог предвидеть, за то, что не смог защитить. Он думал о Гермионе. Ведь это зелье, которым ее напоили, было его разработкой!

Выйдя за пределы Хогвартса, Северус аппарировал в Лондон. В тот дом, куда привык приходить все эти годы. Он вспомнил, что Катрин так и не забрала у него ключи от своего дома. Он тихо открыл дверь и прошел в гостиную.

— Катрин! Катрин! — громко крикнул он, проходя в гостиную.

Она сидела около камина, не моргая, глядя на огонь. Он приблизился к ней и вынул палочку.

— Что ты наделала? Зачем?

Снейп приблизился и обнял ее за плечи

— Зачем? — повторил он.

Она лишь слегка пожала плечами:

— Я хочу тебя и я готова на все ради этого.

— Нет, Катрин. Ты сейчас встанешь и немедленно проведешь меня в болгарскую миссию, — сказал Снейп, присаживаясь перед ней на колени.

— Я не могу. Это невозможно. И я не хочу. Она принадлежит ему. Он слишком много зла сделал ради нее. Он заслуживает этой награды. А я заслуживаю тебя, — прошептала Катрин, глядя в глаза Северуса.

Он схватил ее за плечи и встряхнул.

— Ты проведешь меня в болгарскую миссию, иначе я буду вынужден использовать непростительные заклятия. Я надеюсь, что ты помнишь, что я Упивающийся Смертью, — глаза Северуса зло, сияли.

Катрин никогда не видела его таким разъяренным. Она попыталась, как обычно погладить его по щеке, но он резко убрал ее руку и сжал ее.

— Я приказываю тебе, проведи меня в болгарскую миссию, — Снейп уже стоял напротив нее, угрожая ей палочкой.

— Почему она?

— Я люблю. Я люблю, Катрин. Первый раз в жизни я люблю и любовь в ответ не меньше.

Катрин накинула на себя мантию и схватила за руку Снейпа. В мгновение они аппарировали на темную, почти неосвещенную улицу. Он доверял ей. Неизвестно почему, но доверял.

— Разговаривать буду я, — тихо сказала Катрин.

Они зашли в большой старинный дом. Волшебник у входа неодобрительно посмотрел на ночных визитеров.

— К мистеру Краму, — коротко сказала Катрин, почти не глядя на охранника.

Они прошли в приемную, в которой было также темно, как и на улице.

— Дальше ты сам. Я не хочу присутствовать при этом разговоре. Тебе нужно лишь всыпать щепотку Летучего порошка в камин и назвать его имя. В этом здании каминная сеть работает отменно, так что ты окажешься перед его дверью через секунду. Но думаю, что зелье уже подействовало, и Гермиона уже принадлежит ему, я не могу ничего изменить и не хочу, хоть понимаю, что я — предательница. Но у меня есть оправдание — любовь, — она прикоснулась к его губам своими и исчезла.

Снейп быстро всыпал Летучего порошка и перенесся в какой-то коридор с большими дубовыми дверьми.

— Алохомора!

Дверь не поддалась. Снейп усмехнулся, вспомнив, кем был Крам. Он прошептал очень старое сложное заклинание, и двери распахнулись.

Любовь- это ты


Глава 16. О вреде подслушанных разговоров | Любовь- это ты | Глава 18. Любовь — это ты